А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ариэль" (страница 18)

   – По чужому паспорту? Почему?
   – Я подозревал, что Вейсс может впутать меня в какую-нибудь историю. У меня есть друзья в «Моссаде», и достать паспорт было не трудно. С другой стороны, я сначала вообще не хотел ехать, но Вейсс пообещал хорошо заплатить. Деньги на деревьях не растут. Честно говоря, бизнес у меня в полном дерьме. Эта тысяча долларов мне была больше чем нужна.
   – Ты сказал, что вы были тут в деловой поездке, но почему-то не жили ни в одном отеле. Это уже установлено.
   – Вейсс договорился о квартире с каким-то своим знакомым. Только не спрашивай адрес.
   – А зачем ты мне позвонил?
   – Ты расследуешь это дело. Теперь знаешь, как все было на самом деле. Ты полицейский и должен знать, что наиболее разумное объяснение обычно и является правильным. Вейсс ввязался в теневой бизнес и сделал нечто такое, что кому-то не понравилось.
   – В любом случае ты объявлен в розыск. И я хочу дать своему старому другу самый лучший совет из возможных. Тебе нужно явиться ко мне.
   На мгновение повисла пауза.
   – Я не смогу прийти. Не обижайся, Ари.
   – Значит, мне придется тебя найти и арестовать, а это уже паршивое дело.
   В голосе Дана появилась дразнящая интонация:
   – Помнишь, как в детстве играли в бандита и полицейского? Ты ведь ни разу не смог меня поймать. И когда писали секретные записки, я всегда находил твои письма, а ты мои – никогда.
   – Я уже большой мальчик.
   – Как и я.
   «Скорая помощь» с воем появилась со стороны улицы Исо Рообертинкату. Когда она поравнялась с улицей Ратакату, я услышал голос, как будто повторенный эхом. Потребовалось мгновение, чтобы я понял, что происходит, и бросился бежать навстречу «скорой».
   Я остановился на площади. На углу Исо Рообертинкату стоял мужчина и смотрел на меня. Между нами оставалось метров сорок. Мужчина махнул рукой и исчез за углом.
   Я бежал изо всех сил, но этого было недостаточно. Когда я домчался до угла, то заметил фигуру, мелькнувшую на Фредрикинкату. Я добежал и до этой улицы, но уже никого не увидел. Мне оставалось только остановиться. Согнувшись и пытаясь отдышаться, я принял решение вновь заняться физкультурой.
   Я поплелся в сторону Булеварди, хотя знал, что проиграл. На углу Булеварди мой телефон зазвонил. Я ответил, все еще с трудом дыша.
   – Хорошо соображаешь, – сказал Дан. – Ты продвинулся в своем развитии, но, к счастью для меня, находишься в неважной форме. Впрочем, в беге ты никогда особенно не отличался.
   – Моше маньяк! – выругался я в трубку.
   Дан рассмеялся:
   – В следующий раз будь осторожней. И все-таки мне хотелось повидать тебя. Спокойной ночи.

   Глава 17

   Дан Каплан, кто ты и чем занимаешься? Я повторял эти вопросы, обращаясь к самому себе, и не находил ответа.
   Я сидел на берегу в парке Кайвопуйсто, в лицо мне дул бодрящий ветер со стороны Таллина. Самые высокие волны перехлестывали через край набережной и пытались прорваться на тротуар. Свет маяка в крепости Суоменлинна расчищал небо над морем.
   Когда мне было всего несколько лет, отец часто возил нас с Эли по воскресеньям на машине в Кайвопуйсто и мы гуляли по берегу. У него был бледно-зеленый «форд таунус», и отец им очень гордился, хоть автомобиль и принадлежал отцовскому работодателю. Мы шли от ресторана «Клиппан» до набережной Хернесаари, и отец покупал нам и себе мороженое. Помню, как мы скармливали уткам оставшуюся от сахарной трубочки вафлю и однажды я свалился в воду, общаясь с пушистым утенком.
   Иногда, правда, мне казалось, что я придумал все это или просто слышал рассказы о прогулках от Эли.
   Однажды я спросил его об этом, и он утверждал, что не помнит никаких воскресных прогулок. Уверен, что он соврал, хотя и не вижу для этого никаких причин.
   Мимо с включенными на полную мощность динамиками проехало старое американское авто. Внезапный шум вызвал раздражение, поскольку на мгновение заглушил звуки ветра и волн и сбил меня с мыслей…
   Звонок Дана был как раз тем вызовом, которые он любил в прошлом и склонность к которым сохранилась у него и после сорока. Я не знал, что мне думать об этом. Я встал и подошел к самому краю набережной. Волны били в каменную стенку. Это завораживало так же, как если долго смотреть на языки пламени.
   Рассказ Дана заполнял несколько лакун, которые оставались у нас в связи с событиями в Линнунлаулу, да и в целом был похож на правду. Кроме того, он вписывался в полученную нами информацию о причастности Таги Хамида и Лайи к наркоторговле. Тем не менее он не объяснял, почему в квартире Хамида оказались оружие и взрывчатка. С трудом верилось, что наркоторговец заодно был поставщиком оружия для террористов.
   Рядом со мной, блеснув фарами, остановился автомобиль. Я бы предпочел еще какое-то время побыть наедине со своими мыслями, вперившись взглядом в волны, и после этого отправиться домой спать, но меня ждала работа. Я уселся рядом с Симолином.

   Хусейн, брат Вашина Махмеда – рабочего, убитого в автомастерской Али Хамида, – вечером позвонил в дежурную часть полиции и сообщил, что хочет побеседовать со следователем. Дежурный связался с Симолином, который позвонил мне и затем Хусейну и договорился о встрече. У брата убитого была пиццерия на набережной Хиерттониеми.
   На Махмеда следствие сразу не обратило особого внимания по совершенно рутинным причинам, то есть просто потому, что с самого начала было ясно – объектом нападения являлся Хамид. Я поручил Оксанену съездить на квартиру Махмеда и связаться с родственниками, но не знал, сделал ли он это.
   Мы не сразу нашли пиццерию в лабиринтах нового спального района. Раньше здесь находились нефтяной порт и громадные нефтехранилища.
   До закрытия оставалось минут двадцать, и в пиццерии сидело всего двое посетителей. Брату Махмеда было на вид лет тридцать пять. Лицо с крупными чертами, загрубелая кожа.
   Он проводил нас за столик в сторонке и спросил, не хотим ли мы перекусить за счет заведения. Мы поблагодарили и отказались.
   Хусейн Махмед сел напротив нас. На нем была футболка с короткими рукавами и логотипом пиццерии.
   – Я уверен, что это дело связано с наркотиками. Мой младший брат говорил мне об этом множество раз.
   – С наркотиками? – удивился Симолин.
   – Хамид, человек, у которого работал Вашин, по-крупному продавал наркотики. У него был большой бизнес.
   – Что ваш брат об этом знал?
   – Он видел, как туда приезжали двое французов очень бандитского вида. Хамид испугался, поскольку у него не было достаточной суммы денег, и эти люди очень сильно разозлились. Они говорили на арабском, и Вашин слышал, что речь шла о деньгах. Эти парни сказали, что Хамиду будет очень плохо, если он не достанет денег.
   – Когда это было?
   – За две недели до того, как его убили.
   – Вы считаете, что его убили эти визитеры?
   – А кто же еще?
   – Постарайтесь вспомнить, что еще вам рассказывал брат, – попросил Симолин.
   Последние посетители покинули пиццерию. Хусейн помахал им рукой.
   – Когда те люди ушли, Али позвонил своему кузену и сказал, что необходимо где-то достать деньги… Затем он добавил, что израильтяне не согласны дать еще денег.
   – Али употребил именно слово «израильтяне»? – спросил я.
   – Брат сказал, что израильтяне. Али говорил на арабском.
   Я обдумал услышанное. Неужели Дан говорил правду и Бен Вейсс действительно финансировал наркоторговлю? Но какого дьявола наркоторговцы планировали теракт в синагоге?
   – Что было дальше?
   – Брат хотел уйти от Али, но не нашел другой работы. Он собирался накопить денег и открыть собственную автомастерскую, а затем привезти себе из Ирака хорошую жену. Брат был честным и трудолюбивым человеком.
   Хусейн помрачнел.
   – А как он устроился на работу к Хамиду?
   – Через меня. Хамид говорил мне, что ищет хорошего автомеханика. Мой брат тогда работал уборщиком. Он учился в училище на автомеханика. Хамид взял его на работу. Теперь я простить себе не могу, что устроил его на это место.
   – И сколько времени он проработал у Хамида?
   – Больше полугода.
   – Вы хорошо знали Хамида?
   – Не особенно. Иногда разговаривал с ним, когда встречались в общине.
   – А его двоюродного брата Таги?
   – Его я вообще не знал. Брат говорил, что он тоже торгует наркотой. Он был нехорошим человеком.
   – Откуда ему было известно, что Таги Хамид продает наркотики?
   – Не знаю, но он говорил.
   – Где Вашин жил?
   – У него была комнатка за автомастерской. Иногда жил у меня, но вообще-то он все время искал себе квартиру.
   Я вспомнил каморку за стенкой автомастерской. В ней обнаружили чемодан с одеждой и какие-то личные вещи. Все это осмотрели криминалисты.
   – У вашего брата была подруга или друзья?
   – Нет, он все свободное время проводил дома или учился и еще навещал общину. Он не любил дискотек и терпеть не мог сидеть в баре.
   – Почему Вашин не обратился в полицию? – спросил Симолин.
   – Не решился. У Хамида было гражданство Финляндии, и он взял его на работу. Вашин боялся, что ему не поверят в полиции и убьют свои же. Хамид был опасным человеком.
   – Ваш брат видел впоследствии этих французов?
   – Нет. Он заходил сюда за два дня до гибели. Сказал, что слышал, когда находился в своей каморке за мастерской, как Таги сообщил Али, что договорился с кем-то о встрече на мосту. Мой брат не понял, о каком мосте они говорили. Таги сказал, что друзья придут туда и все решат, а после этого им не надо будет больше ничего бояться.
   – Друзья? Ваш брат понял, что имел в виду Таги?
   Мужчина не ответил. Вдруг он вспомнил о чем-то и крикнул на кухню:
   – Эйя! Поди сюда!
   Из кухни показалась женщина лет тридцати в поварском халате.
   – Эйя – моя жена… Расскажи полицейским, что ты видела.
   Стеснение промелькнуло на лице женщины, но затем она подошла к нам.
   – Я видела, как Али Хамид встречался с сотрудником полиции государственной безопасности неподалеку от «Итякескуса». Этот мужчина вышел из машины Хамида как раз в тот момент, когда я проезжала мимо на велосипеде.
   – Откуда вы знаете, что это был сотрудник полиции государственной безопасности?
   – Раньше я работала вместе с его женой. Я видела ее с мужем, когда летом торговала на блошином рынке в Хиеталахти. У него легко запоминающаяся внешность.
   – И как зовут его жену?
   – Ирма Силланпяя.

   Глава 18

   Иногда во сне мысли упорядочиваются. Теперь же мне казалось, что они, наоборот, все перемешались. Когда я проснулся в семь, то в первую очередь подумал о Вивике Мэттссон, как будто, пока я спал, она пробралась ко мне в голову и только ждала моего пробуждения.
   – Вивика Мэттссон, – пробормотал я вслух, когда брился.
   Оставалось лишь признать, что эта женщина произвела на меня впечатление.
   Я часто думал о ней и даже прикидывал разные способы сойтись поближе. Самым простым вариантом было встретиться под предлогом проверки, могла ли она слышать с моста крики «Моше маньяк» или «Мухаммед маньяк».
   Один мой бывший коллега нашел свою нынешнюю жену, допрашивая ее по поводу одного случая, связанного с рукоприкладств ом. Он раздул из мелкого происшествия целое дело и навещал ее для взятия показаний, пока наконец не получил приглашение на кофе. Другой знакомый полицейский женился на разыскиваемой им правонарушительнице, а еще одна супружеская пара возникла, когда констебль из Отдела по борьбе с преступлениями против личности искал квартиру, из которой лучше всего наблюдать за засевшим в доме напротив и отстреливавшимся преступником. Теперь он может ежедневно вести наблюдение за местом преступления из окна своего дома.
   Я открыл форточку и высунулся, чтобы понять, какая сегодня погода. Туман и промозглость. Из окна был виден дом напротив, люди занимались своими утренними делами. В одном из окон мужчина в майке глубокими затяжками добивал сигарету. Затем он раздавил бычок о подоконник и щелчком отправил его на улицу.

   Воздух был напитан влагой, и я надел куртку. Краем глаза заметил, как слева открылась дверь автомобиля. Я резко обернулся.
   – Кафка!
   Меня окликнул начальник службы безопасности израильского посольства Клейн. Я подошел к машине.
   – Найдется минутка выпить кофе?
   Мы зашли в кафе «Вискулман Примула». Клейн взял нам кофе и сел напротив меня. В нем не было и капли той лихости, которую предполагала его должность. Покрасневшие глаза и насморк.
   – Прошу прощения, что вторгся на вашу территорию. Я хотел помочь. Позвонил инспектору Силланпяя, и он был так любезен… Не ругай его за это.
   Я пил кофе, предоставив Клейну возможность высказаться.
   – После нашей встречи я обдумал это дело. Вчера я связывался с Иерусалимом и попросил местную полицию подготовить справку о Бене Вейссе. Похоже, что я представил его в прошлый раз слишком безупречным.
   Я приподнял брови.
   – У Вейсса действительно есть меховой магазин, и он заявил, что отправляется в деловую поездку. Но… По данным, полученным мной из иерусалимской полиции, налоговая служба проверяет коммерческую деятельность Вейсса, и он подозревается в уклонении от налогов и отмывании денег. По оперативным данным полиции у него также имелись контакты с несколькими наркоторговцами очень высокого уровня, которые, в свою очередь, крепко связаны с российской мафией. Ты знаешь, что из России в Израиль эмигрировало много евреев. Среди них имеются и преступники, которые, к сожалению, зачастую продолжают свою криминальную деятельность и на новой родине.
   – То есть Вейсс приезжал сюда не за пушниной?
   – Похоже на то. Скажу прямо – кто-то в Израиле прохлопал. О Вейссе следовало сообщить нам, чтобы мы могли подготовиться… Мы полагаем, что он должен был передать деньги от криминальных элементов в Израиле для оплаты партии наркотиков. Налоговые органы проверили счета компании Вейсса, и при сверке выяснилось, что следы поступавших на них средств ведут к кое-каким теневым фирмам. Перевод денег осуществлялся через множество подставных компаний.
   – Что общего между наркоторговлей Вейсса и террористами ранга Сайеда и Бакра?
   – Мы точно не знаем. У нас есть две версии. Мы абсолютно убеждены, что Таги Хамид употреблял и, вероятно, перепродавал наркотики. Возможно, он и Вейсс нашли друг друга именно через них. Таги Хамид употреблял, как минимум, амфетамин и героин. Террористом быть непросто, работа нервная.
   Я попросил Клейна продолжать.
   – Не исключено, что Сайед или Бакр, а может, и оба каким-то образом узнали об этом, были совершенно взбешены и убили обоих. Уже просто того факта, что Хамид был связан с евреями, оказалось, вероятно, достаточно, чтобы вызвать подозрение у таких людей, как Сайед и Бакр, особенно если учесть, что они в это время готовили террористический акт. По их мнению, Хамид совершил непростительную ошибку, которая ставила под угрозу весь замысел.
   – Вы знаете, что они готовили теракт, или это лишь предположение?
   – Израильская служба безопасности получила достоверную информацию об оружии и взрывчатке. Кроме того, мы знаем со стопроцентной точностью, что Таги Хамид приобрел оружие в России. Такое оружие, которое можно использовать только при террористическом акте.
   Клейн достал из кармана носовой платок и вытер свой текущий нос.
   – Извините. Ездил с друзьями на морскую рыбалку и простыл… Другая версия похищения Вейсса – похитители узнали, что он богатый еврейский бизнесмен. У Вейсса было при себе много денег, сотни тысяч долларов. Наличными. Его убили потому, что он был евреем. Таким образом, они добивались трех целей одним ударом: отбирали деньги у еврея, убивали еврея и на награбленные средства приобретали оружие, с помощью которого могли продолжать убийство евреев.
   – Есть одно «но», – заметил я. – Мы до сих пор не уверены, что под поездом погиб Сайед, а Вейсса убил Бакр. Ни один из них до сих пор не идентифицирован.
   У меня зазвонил телефон. Это был Хуовинен.
   Я встал и отошел на несколько метров. Клейн постарался изобразить на лице обиду.
   – Где ты? – спросил Хуовинен.
   Я рассказал.
   – Мурак Лайя, который разыскивается в связи со взрывом в Вантаа, только что явился в полицию в Пасиле. Мы его определили в камеру.
   – Еду.
   Я вернулся к столу и попытался собраться с мыслями и вспомнить, на чем мы остановились до звонка Хуовинена. Клейн успел раньше.
   – По нашей информации, это были Сайед и Бакр. Источник очень надежный. Сайед и Бакр раньше работали вместе и одновременно уехали из Дании. По нашим сведениям, они прибыли сюда. Мы с удовольствием предоставим помощь специалиста при идентификации тел, если это вас устроит.
   – Насколько я понимаю, у вас нет их свежих фотографий и даже отпечатков пальцев.
   – У нас есть методы.
   – Еще о последней версии. Если убийство Вейсса было политическим, почему оно никак не использовано?
   – Поскольку все пошло не так, как предполагалось, и один из убийц погиб.
   – А что в отношении человека, сопровождавшего Вейсса?
   – Вы имеете в виду Дана Каплана, или Йозефа Кайля – это имя, под которым он здесь?
   – Откуда вы знаете о нем?
   – Вы же понимаете, что это для нас очень щепетильное дело. В принципе, Израиль до последнего защищает своих граждан. Мы полагаем, что Каплан замешан в смерти Вейсса. Если верна первая версия, то он присутствовал здесь для контроля за соблюдением интересов израильских криминальных кругов. Если же правильна вторая версия, то он участвовал в похищении и помогал злейшим врагам Израиля… У вас, финнов, на этот случай есть очень подходящая пословица. Та, где про козла и огород.
   – Пусти козла в огород.
   – Да, именно. Каплан в данном случае был сторожем этого самого огородика.
   – Он разве не служит в израильской армии?
   – Служил. Несколько лет назад в армии вскрылись хищения оружия. Каплан был замешан в этом деле, но против него не нашлось достаточно веских улик. Тем не менее он вынужден был уволиться из армии. После этого он создал охранную фирму с сомнительной репутацией.
   – У вас есть какое-то объяснение тому, зачем убили Али, кузена Таги Хамида?
   – Может быть, и он был вовлечен в торговлю наркотиками или похищение, и когда в это дело оказался втянут Таги, то Али утратил доверие. Или сгоревшая машина была не его или не им арендована? Еще возможно, что Бакр, Сайед или Каплан не хотели допускать никого другого к дележу денег Вейсса.
   – Вы знаете, где Каплан?
   Клейн снова высморкался.
   – Нет. Мы приложим все силы, чтобы помочь полиции Финляндии задержать его, но это пронырливый засранец… и у него много связей со времен службы в армии. Полиция Иерусалима уже годы за ним гоняется, но ей так и не удалось его прихватить.
   – Мы проверили все отели в Хельсинки и окрестностях. Каплан и Вейсс в них не останавливались. Вы можете сказать, где они жили?
   – Нет, к сожалению.
   Я подумал, какие сведения могу раскрыть Клейну. Решил, что ничего не потеряю, если немного нарушу его душевный покой.
   – Вейсс поддерживал деловые связи с еврейским торговцем пушниной, он консультировался с еврейским адвокатом, и, наконец, Вейсс с Капланом пользовались машиной, похищенной у еврея – торговца антиквариатом.
   – Кровь – не вода. Вы же знаете, что евреи предпочитают иметь дело с евреями.
   – Зачем им было похищать машину?
   – Они же занимались криминальными делами. Возможно, случайно услышали об отъезде Оксбаума и о машине.
   – Я не говорил, что машина была украдена у Оксбаума.
   Клейн посмотрел на меня почти с жалостью. Это вызвало у меня раздражение, поскольку напомнило брата Эли за один ход до мата в шахматной партии. Мне легче было получить от него по физиономии, как когда-то в детстве, чем проиграть.
   – Добывать такую информацию – моя работа.
   – Вы много чего знаете, но ничего из того, что могло бы нам помочь.
   – Мы задержим Каплана сразу же, как только он вернется в Израиль.
   Я заметил Клейну, что нам от этого не много радости, поскольку Израиль не выдает своих граждан.
   – Мы сможем его допросить и, возможно, даже допустить к допросу вашу полицию. Если он замешан в смерти Вейсса, то будет осужден. Израиль – демократическое правовое государство, единственное на Ближнем Востоке, – добавил Клейн.
   – Мне нужна свежая фотография Каплана.
   – Постараюсь достать.
   Клейн, наблюдая за моей реакцией, спросил:
   – Это правда, что Каплан – ваш друг детства?
   Я ответил утвердительно.
   – А теперь?
   – Он – подозреваемый в совершении преступления, и я его разыскиваю.
   Клейн взглянул на часы:
   – К сожалению, мне надо идти, встреча с послом… Хотелось бы верить, что Бакр будет найден и арестован до визита нашего министра иностранных дел. Надеюсь, вы займетесь этим всерьез, он опасный человек.
   Клейн поднялся, я тоже.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация