А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Эшафот для топ-модели" (страница 3)

   Глава третья

   Поднявшись в свой номер, Дронго переоделся. Затем снова спустился вниз. Посмотрел на часы. Примерно через тридцать минут он встречается со своим знакомым на бульваре Монпарнас. Нужно взять такси и проехать туда, чтобы успеть к назначенному сроку. Выйдя из отеля, он попросил швейцара остановить ему такси. Прямо у входа стоял представительский «Фольксваген»-фаэтон, к которому вышел высокий мужчина. Это был один из тех, кто сопровождал приехавшую звезду. Он оглянулся по сторонам и открыл заднюю дверцу машины. Очевидно, это был телохранитель графини. Еще через несколько секунд появилась сама звезда в сопровождении Аракеляна. Выходя из отеля, она открыла свой серебристый клатч, и оттуда что-то выпало прямо под ноги Дронго – нечто металлическое характерно звякнуло. Он быстро наклонился, чтобы поднять упавший небольшой ключ. Протянул его женщине.
   – Возьмите, – сказал он по-английски.
   У нее были красивые глаза. Она оценила его высокий рост, широкие плечи, модный костюм, немного насмешливый взгляд и ловкость, с которой он поднял ее ключ.
   – Спасибо, – кивнула она, чуть улыбнувшись и проходя к своему автомобилю. Аракелян уселся с другой стороны. Телохранитель, заметивший эту сцену, захлопнул за ней дверцу представительского «Пежо» чуть сильнее, чем следовало. Взглянул бешено на Дронго. Очевидно, это был тот самый Алан, о котором Дронго уже слышал. Они были одного роста, но телохранитель был гораздо моложе и более подтянут. Алан уселся впереди, рядом с водителем, и машина тронулась.
   «Несчастная женщина, – огорченно подумал Дронго, – этот телохранитель, кажется, действительно ее ревнует».
   Он сел в подъехавшее такси и поехал на бульвар Монпарнас, где у него должна была состояться важная встреча. Встреча затянулась, и он вернулся в отель через полтора часа. За это время ему дважды звонила журналистка из местной англоязычной газеты, которая хотела с ним переговорить. Он согласился встретиться в холле отеля, назначив ей встречу в «Лотти». Когда он приехал в гостиницу, ее еще не было, очевидно, она опаздывала. Дронго уселся в холле на диване, когда появилась Ирина Малаева в сопровождении своих мужчин. Впереди шел Алан. За ним сама графиня. Сопровождал эту процессию Аракелян. В этот момент в холле появилась журналистка, которая, бесцеремонно растолкав окружающих, спросила у портье:
   – Меня должен ждать господин Дронго. Вы не знаете, в каком он номере?
   Услышав эти слова, Малаева остановилась и оглянулась.
   – Дронго? – заинтересованно спросила она у своего телохранителя, – это не тот эксперт, о котором ты мне рассказывал, Алан?
   Телохранитель также остановился и оглянулся по сторонам.
   – Похоже, что его здесь нет, – угрюмо произнес он.
   – Мсье ждет вас в холле отеля, – показал портье гостье.
   Журналистка повернулась к Дронго. Графиня и сопровождавшие ее мужчины взглянули на незнакомца, поднявшегося с дивана. Ирина узнала мужчину, с которым столкнулась в дверях сегодня и который оказался галантным кавалером, вернувшим ей выпавший ключ.
   – Добрый вечер, господин эксперт, – громко поздоровалась журналистка.
   – Здравствуйте, – кивнул он.
   – Вы тот самый Дронго, о котором все говорят? – спросила с явным вызовом Ирина.
   – Не знаю, о ком говорят, но меня обычно так называют, – кивнул он.
   – И вы говорите по-русски? – уточнила графиня.
   – Да, – улыбнулся он.
   Она усмехнулась.
   – Вот тебе твой герой, Алан, – громко сказала Ирина, обращаясь к своему телохранителю и показывая на Дронго.
   Тот мрачно кивнул головой.
   – Кажется, мы незнакомы, – сказал Дронго.
   – Зато Алан много про вас знает, – ответила за него графиня, – видимо, вы достаточно известны.
   Усмехнувшись, она прошла дальше к лифту, рядом с которым еще раз оглянулась. Мужчины, сопровождавшие ее, переглянулись. Дронго остался рядом с журналисткой.
   – Кто это такая? – спросила журналистка. Она была небольшого роста, в очках, одетая в смешную, словно детскую, светлую куртку и вельветовые синие брюки. Она была похожа скорее на подростка, чем на взрослую женщину, хотя ей было далеко за тридцать.
   – Это графиня Шарлеруа, топ-модель Ирина Малаева, – пояснил Дронго.
   – Понятно, – кивнула журналистка, – я сразу подумала, что знакомое лицо. Нужно позвонить в редакцию моим коллегам. У меня другая специализация. Я пишу на криминальные темы, а нашим сотрудникам будет очень интересно взять интервью у самой Малаевой.
   – Узкая специализация, – улыбнулся Дронго, – все понятно. Задавайте ваши вопросы.
   – А вы говорите по-французски? – уточнила журналистка.
   – К сожалению, нет, – признался он, – понимаю только несколько слов. Поэтому нам придется говорить по-английски.
   – У нас англоязычное издание, – согласилась журналистка, – поэтому я и приехала к вам.
   Интервью затянулось минут на сорок. Он старался отвечать на ее вопросы максимально коротко, но она продолжала уточнять разные детали, стараясь сделать интервью как можно более объемным. Она задала бы еще несколько вопросов, но тут Дронго увидел, как из кабины лифта выходит Ирина. Она успела переодеться и была в узких, обтягивающих джинсах, красиво сидевших на ее бедрах, и в темной блузке. Рыжие волосы были собраны в длинный хвост, спадающий на спину. Она взглянула на Дронго и прошла к барной стойке, попросив бармена сделать ей «Оскар». После последней церемонии вручения этих престижных кинематографических наград все знали, что наиболее популярный коктейль, который предлагал своим гостям известный австрийский шеф-повар Вольфганг Пак, отвечающий за церемонию банкета, состоял из шампанского, апельсинового ликера и смородинового сока, смешанных в одинаковых пропорциях. На этот случай в лучших ресторанах отеля специально держали смородиновые соки, остальные же ингредиенты всегда имелись в наличии.
   Она демонстративно взглянула на эксперта и уселась спиной к Дронго на высоком стуле. И еще раз, обернувшись, взглянула на него. Он, улыбнувшись, кивнул ей. Бармен поставил коктейль на стойку, и Ирина протянула руку. Блузка пошла немного вверх, обнажая полоску загорелого тела. Собеседница Дронго тоже обратила внимание на эту полоску тела и неодобрительно покачала головой. С ее точки зрения, такой красивой женщине сидеть в таком виде было просто недопустимо.
   – Давайте закончим, – предложил Дронго назойливой журналистке, – по-моему, я ответил на все ваши вопросы.
   – Кажется, вы хотите быстрее от меня отделаться, – усмехнулась журналистка, – я вас вполне понимаю. Вам гораздо интереснее разговаривать с другими, – она показала в сторону Ирины.
   Он промолчал. Они сидели достаточно близко к барной стойке, и Ирина могла услышать ее слова.
   – Заканчиваем, – снова предложил Дронго.
   – Еще три вопроса, – попросила настойчивая особа, и он согласно кивнул.
   – Говорят, что много лет назад вас спасла женщина, – вспомнила журналистка, – спасла ценой своей жизни. Это правда или легенда?
   Он нахмурился. Столько лет прошло, а эти воспоминания до сих пор больно ранили его. Нужно было соврать, но соврать именно в этом случае он не может.
   – Да, – подтвердил чуть напряженным голосом Дронго, – это было.
   Он заметил, как Ирина чуть повернула голову. Очевидно, она услышала и вопрос, и его ответ.
   – Вы можете об этом рассказать более подробно? – поинтересовалась журналистка.
   – Не могу. Это не только мой секрет.
   – Тогда следующий вопрос.
   – Два вопроса вы уже задали, – напомнил Дронго.
   – Второй был уточняющим первый. И на него вы не ответили, – возразила настойчивая особа.
   – Хорошо. Тогда давайте два последних.
   – Очень многие специалисты считают вас не просто лучшим экспертом, но и самым опытным аналитиком, который умудряется раскрывать самые запутанные дела. У вас есть какой-нибудь особый секрет?
   – Никакого особого секрета нет. Просто нужно научиться слышать людей, чувствовать их состояние, понимать истинные мотивы их поступков. Вот и весь секрет.
   – Угу. – Она отметила что-то в своем блокноте, хотя работал ее диктофон. Затем взглянула на спину сидевшей графини и неожиданно спросила, чуть повысив голос: – У меня несколько необычный вопрос. Ведь вы известный человек, и, судя по вашим расследованиям, вам часто приходилось иметь дело с очень известными и красивыми женщинами. Есть мнение, что красота и ум необязательно находятся в гармонии. Во всяком случае, многочисленные анекдоты про блондинок вам наверняка известны. Как вы считаете, возможна подобная гармония? Или красота женщины компенсирует отсутствие мозгов?
   «Вот сволочь, – добродушно подумал Дронго», – нарочно задала такой вопрос».
   – Не всегда, – ответил он, – есть масса примеров и в истории, когда по-настоящему красивая женщина бывает достаточно умным и тонким политиком. Из истории известны Клеопатра и Мария Стюарт. Или Инесса Арманд, в которую был влюблен Ленин. Она была очень красивой женщиной и известным политическим деятелем.
   – Арманд? – переспросила журналистка. Она явно никогда не слышала этой фамилии.
   Ирина снова повернула голову, и он увидел, как она улыбается. Ей явно понравился его ответ. Хотя она почти наверняка тоже никогда не слышала об Инессе Арманд.
   – Она жила во время революции, – пояснил Дронго. – Надеюсь, на этом ваши вопросы закончились?
   – Да, на этом закончились, – нервно сказала журналистка, взглянув на спину Ирины. – Никогда не могла понять эту современную моду – носить джинсы на бедрах, – не удержавшись, добавила она. – Большое спасибо за интервью.
   Они поднялись, и он пожал ей руку.
   – До свидания. – Она собрала свои вещи, надела куртку и быстрым шагом вышла из гостиницы. Он прошел к барной стойке и уселся рядом с графиней. Попросил налить ему минеральной воды без газа. Она взглянула на него и улыбнулась.
   – Умеете чувствовать состояние людей? – по-русски спросила Ирина.
   – Пытаюсь, – признался он.
   – И не все красавицы обязательно дуры? – рассмеялась Ирина.
   – Полагаю, что не все. Исключения вполне возможны.
   Она была безупречно красива и сознавала свое преимущество. Поправила волосы. И спросила его:
   – Насчет женщины тоже правда? Которая вас спасла.
   – Да.
   – Интересно. Расскажите, как это случилось? – У нее были идеальные зубы, над которыми наверняка работали не один месяц лучшие стоматологи. Дронго покачал головой:
   – Не расскажу.
   – Почему? – удивилась она, не привыкшая к тому, что ей отказывают.
   – Не хочу. Слишком тяжело. И это не только мой секрет.
   Она чуть нахмурилась.
   – И вы не хотите рассказывать? Даже если я вас попрошу?
   – Лучше не просите. Я не хотел бы вам отказывать.
   – Уже отказали, – усмехнулась она, – странно. В последние годы мне обычно мужчины не отказывали. Вы первый.
   – Спасибо. Приятно в чем-то быть первым. Хотя я не хотел бы отказывать такой красивой женщине, как вы.
   – Вы сказали это уже второй раз. Но все равно отказали.
   – Очевидно, я неисправим.
   – Похоже, – улыбнулась она, – хотя мой телохранитель рассказывал мне о вас разные чудеса. Такие невероятные приключения знаменитого сыщика. Похожего на известного английского сыщика. Про него еще англичане сняли такой интересный фильм. Шерлок Холмс.
   – Да, – согласился Дронго, сдерживая улыбку, – был такой известный сыщик.
   – Действительно, Шерлок Холмс. Странно, я ведь помнила фильмы про Шерлока Холмса, которые показывали по телевизору. Кажется, там играли Ливанов и Соломин. Виталий. У нас дома был телевизор, и я любила часами сидеть перед экраном. Когда была совсем маленькой. Книг у нас дома почти не было.
   Она замолчала. Сделала знак бармену, чтобы он приготовил ей еще одну порцию коктейля. Дронго попросил бармена дать ему то же самое. Она прикусила губу. Посмотрела на сидевшего рядом эксперта.
   – Вы любите этот коктейль? – уточнила Ирина.
   – Нет. Я заказал его только потому, что он нравится вам. «Оскар» – так его назвал господин Пак.
   – Смело, – кивнула она, – и достаточно честно.
   – А зачем вы спустились вниз? – спросил Дронго. – Ведь вы могли заказать себе коктейль прямо в номер.
   Она взглянула ему в глаза.
   – Я об этом не подумала, – сказала Ирина, – действительно, зачем я спустилась вниз? Похоже, вы можете мне объяснить.
   – Одна, без телохранителя, – продолжил в тон своей собеседнице Дронго, – думаю, что вам просто стало интересно. Не знаю, что именно рассказывал вам ваш телохранитель. И еще эта журналистка. Вам стало интересно, и вы спустились вниз.
   – То есть из-за вас, – поняла Ирина, – вам никто не говорил, что вы слишком самонадеянны?
   – Говорили.
   – И вообще, такие слова не говорят женщинам, – сказала Ирина, – вы не джентльмен.
   – У американцев есть по этому поводу изречение. «Джентльмен – это человек, который может не соглашаться с вами, оставаясь при этом приятным», – улыбнулся Дронго.
   – В таком случае я знаю, почему вы уселись рядом со мной и тоже заказали себе «Оскар», – с вызовом произнесла Ирина, – хотя я не такой известный сыщик, как вы.
   – Почему?
   – Вам захотелось ближе со мной познакомиться. Поэтому вы свернули свое интервью, присели рядом и демонстративно заказали себе мой коктейль. Или я не права?
   – Конечно, правы. Я не думаю, что в мире есть много мужчин, которые бы на моем месте поступили иначе.
   – Это комплимент?
   – А как вы думаете?
   Она провела кончиком языка по губам. Вопреки устоявшейся моде, губы у нее были тонкие.
   – Вы опасный зверь, господин эксперт, – негромко произнесла Ирина.
   Молчание длилось около тридцати секунд, затем она добавила:
   – Во всяком случае, такого зверя в моей коллекции еще не было. – Это было уже больше чем вызов.
   – Коллекция большая? – уточнил Дронго.
   – Не маленькая, – хищно улыбнулась женщина, – а у вас? Или у такого известного человека нет коллекции?
   – Я предпочитаю не обсуждать такие вопросы, – заметил Дронго.
   – Вам не кажется, что это ханжество?
   – Нет. Просто нежелание обсуждать подобные темы с посторонними. Мне всегда не нравились мужчины, которые любят бахвалиться своими подвигами. Еще с подростковых времен. Как правило, там пятьдесят процентов вранья и еще сорок – бахвальства. Примерно такое соотношение. Как только мужчина начинает вещать о своих победах, можно сделать определенный вывод. Это уже диагноз.
   – А женщина?
   – В нашем мире не так много женщин, которые могут позволить себе открыто говорить о подобных вещах, – пояснил Дронго, – или вы знаете много женщин, которые могут рассказать о своих похождениях? Уверен, что и вы никогда не станете ничего рассказывать.
   – Мы подали с мужем на развод, – сообщила Ирина, – и я могу чувствовать себя свободной женщиной. И говорить все, что я хочу. И вести себя так, как я хочу.
   – Разве раньше вам что-то мешало? – иронично уточнил Дронго.
   – Нет, – рассмеялась она, – нет. А вы женаты?
   – В таких случаях мужчины обычно лгут. Но я не стану вам врать. Возьму пример с вас. Я женат.
   – Это вам часто мешало? – Ее трудно было смутить.
   – Нет. Хотя признаваться неудобно.
   – Кажется, мы оба достаточно открытые люди, – сказала Ирина, – вы не хотели бы продолжить наше знакомство в моем номере?
   Иногда в жизни встречаются и такие женщины. Степень откровенности была абсолютной. Собственно, она уже много лет привыкла вести себя так, как ей нравится. И говорить так, как ей хочется. Именно поэтому она получила невероятную привилегию – самой выбирать мужчин. Даже очень известные и богатые женщины не всегда обладают подобным преимуществом.
   – Вы считаете, что я могу отказаться? – поинтересовался Дронго. – В этом случае я должен быть абсолютным идиотом.
   – В таком случае не будьте идиотом, – весело произнесла Ирина, поднимаясь со стула.
   Он сделал знак бармену, чтобы записать счет на свой номер. Бармен протянул ему счет, и Дронго расписался. Ирина терпеливо ждала. В кабину лифта они вошли вдвоем. Он галантно пропустил ее первой. Пока они поднимались наверх, оба молчали. Вместе вышли из кабины лифта. Прошли по коридору. У соседнего номера стояла тележка горничной. Они обошли тележку, направляясь к сюиту графини. Ирина достала свою карточку-ключ и открыла дверь. Он обернулся. Из соседнего номера вышла молодая горничная, которая стояла у тележки. Ирина вошла в номер и взглянула на гостя.
   – Заходите.
   Он вошел следом, закрывая дверь ногой. Оба молчали. Затем так же молча шагнули друг к другу. Поцелуй был долгим. Когда она сняла блузку, он расстегнул на ней бюстгалтер. Сам разделся привычно быстро, бросая одежду на пол. С ее джинсами было гораздо сложнее. Они никак не хотели слезать с ее бедер, настолько плотно сидели на ее фигуре. Она уселась на диван, подняв ноги, и он терпеливо начал стягивать с нее джинсы. Оба негромко смеялись. Джинсы сползли вместе с бикини.
   И потом он поднял ее на руки и понес в спальню. Он не успел донести ее до кровати, когда кто-то позвонил в дверь. Дронго обернулся, все еще держа ее на руках.
   – Не обращай внимания, – посоветовала она, – это кто-то из моих.
   В дверь опять позвонили. Дронго бережно положил ее на кровать. Обернулся.
   – Я же сказала, чтобы ты не обращал внимания, – уже более нетерпеливым голосом произнесла Ирина, – пусть звонят сколько хотят.
   Раздался третий нетерпеливый звонок. Громкий стук в дверь.
   – Твои люди выломают дверь, – заметил Дронго.
   – Тебе это мешает? Или отвлекает? – поинтересовалась она.
   – Мне все равно.
   – Тогда перестань обращать внимание. Пусть звонят. Я не буду отвечать.
   Он наклонился к ней, когда раздался телефонный звонок. Звонил ее мобильный телефон, находящийся в другой комнате.
   – Пошли они все к черту, – решила Ирина.
   Мобильный продолжал звонить.
   – У тебя все встречи проходят под подобный аккомпанемент? – спросил он, все еще стоя в неудобной позе над ней.
   – Все. Иногда за дверью еще и дежурят журналисты, – нагло ответила женщина. – Может, хватит болтать? – Она подняла руки, обнимая его. Тела соприкоснулись. И в этот момент зазвонил городской телефон, стоявший на тумбочке рядом с кроватью. Она машинально перестала его обнимать, протянула руку, затем замерла.
   – Возьми трубку, – посоветовал Дронго, – это кто-то из твоих близких, которые приехали с тобой в отель.
   У нее было ухоженное тело красивой молодой женщины. Было заметно, что бережный лазер выжег всю возможную растительность на ее теле, а профессиональные массажи и правильный уход довели его почти до совершенства. К тому же ее тело приятно пахло лавандовым маслом. Он подумал, что с нее могли бы писать картины художники, настолько совершенной была эта красота. Хотя наверняка это должны были быть современные художники. В размеры тициановских или рубенсовских матрон она явно не вписывалась. Глядя ему в глаза, она протянула руку и взяла трубку телефона.
   – Кто говорит? – недовольным голосом спросила Ирина.
   Ей что-то сказали. Было заметно по ее глазам, как она удивилась. Ирина привстала.
   – Что? Как это «приехал»? Он с ума сошел?
   Позвонивший что-то говорил. Ирина сжала зубы.
   – Он кретин, – зло произнесла она, – пусть будет в твоем номере. Я сейчас приду. Да. Скажи, что я прямо сейчас приду.
   Она бросила трубку. Взглянула на Дронго.
   – Кажется, ничего не получается, – сквозь зубы произнесла Ирина, – только что в отель приехал мой муж, который хочет срочно со мной встретиться. Сейчас он в номере у Аракеляна. Мне нужно обязательно узнать, зачем он приехал.
   – Я могу подождать здесь. – В таком состоянии трудно отказаться от подобной женщины. Дронго проявил слабость. Он не мог просто так отказаться. В его положении миллионы мужчин поступили бы подобным образом. Потом ему часто было стыдно за такое проявление чисто мужской слабости. Но когда в нескольких сантиметрах от тебя такое совершенное голое тело, а тебе нужно встать и уйти, поневоле становишься слишком нетерпеливым.
   – Я могу подождать, – повторил он, понимая, что выглядит достаточно глупо.
   Но Ирина упрямо покачала головой.
   – Нет, – твердо сказала она, – тебе нельзя здесь оставаться. Он может войти сюда. Возможно, это провокация, чтобы лишить меня причитающейся доли при разводе. Тебе нужно уйти отсюда незамеченным. Господин эксперт, понадобятся все ваши навыки, чтобы исчезнуть незаметно.
   Он все понял и согласно кивнул. Наклонился и поцеловал ее в грудь.
   – Хорошо, – сказал Дронго, – постараюсь исчезнуть незаметно. Это уже второй случай в моей жизни.
   – В каком смысле «второй»? Разве мы раньше встречались? – удивилась она.
   «Журналистка была права, – подумал Дронго, – такое тело и мозги не всегда в гармонии».
   – Нет, – пояснил он, – просто второй раз подряд я встречаюсь с замужней женщиной, когда появляется ее муж. Прямо как в скверном анекдоте.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация