А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Эшафот для топ-модели" (страница 16)

   Глава шестнадцатая

   Он спустился вниз, где офицеры добросовестно просматривали все записи, и уселся смотреть вместе с ними события сегодняшнего дня. Офицеры, уже получившие указания Пуллена, ничего не спрашивали. Они знали, что он эксперт, который помогает следователю в расследовании убийства графини. Но они искренне не понимали, что можно увидеть на этих записях, так как уже просмотрели их все и ничего подозрительного не обнаружили. Дронго несколько раз просил переставить или повторить отдельные кадры. Измученные офицеры решили разделиться. Старший ушел в половине десятого вечера, оставив второго на растерзание Дронго. И они просидели до половины первого ночи. Второй офицер умоляюще взглянул на Дронго.
   – Мы закончили? – спросил он.
   – С вами закончили, – кивнул Дронго, – но мне еще нужно поработать с дежурным портье.
   В этот момент позвонил его мобильный телефон. Он достал аппарат. Это был комиссар Брюлей.
   – Ты решил довести до изнеможения нашего офицера? – весело спросил он. – Может, пора заканчивать?
   – Мы уже закончили, – сообщил Дронго, – мне было важно просмотреть все записи.
   – Что-нибудь нашел?
   – Есть некоторые наметки. Но мне понадобится ваша помощь.
   – Прямо сейчас или разрешишь немного поспать?
   – Завтра утром, – улыбнулся Дронго, – я перезвоню вам. Мне еще нужно переговорить с портье.
   – Буду ждать. Кстати, ты успел пообедать? – спросил комиссар.
   – Нет, – ответил Дронго, только сейчас почувствовавший голод. Весь сегодняшний день он не ощущал аппетита, чувствуя себя опустошенным после убийства Ирины Малаевой. Дронго попрощался и прошел к портье. Дежуривший мужчина поднял на него сонные глаза и спросил по-английски:
   – Я могу вам помочь?
   – Можете, – Дронго сел напротив, – посмотрите, кто дежурил сегодня утром на третьем этаже. Дайте мне фамилии всех горничных.
   – Сейчас сделаю, – не удивился портье. Он видел этого странного гостя в комнате с офицерами полиции и понимал, что тот имеет право требовать подобную информацию, хотя и не говорит по-французски.
   – Вот, мсье, – сказал он, глядя на экран компьютера, – на третьем этаже сегодня днем работали Мадлен Летурно и Клэр Бональд. Еще им помогала Элиза Гловацкая. Но она работает на втором этаже. Вы ведь знаете, что на третьем сегодня произошло неприятное событие и нам пришлось послать туда еще одну горничную.
   – Элиза – полька? – уточнил Дронго.
   – Да. Поступила к нам на работу в прошлом году.
   – Она понимает русский язык?
   – Не знаю, – удивился портье, – обычно мы требуем, чтобы знали французский и английский языки. Но многие наши сотрудники владеют еще и итальянским. Хотя сейчас есть несколько человек, которые понимают и русский язык.
   – Сколько им лет?
   – Мадлен Летурно – сорок девять, – снова посмотрел на экран компьютера портье, – Клэр Бональд – тридцать восемь, а Элизе – только тридцать четыре. Она работает у нас с прошлого года. Вы, наверное, знаете, что Польша вошла в ЕС, как и другие страны Восточной Европы, включая Прибалтику. И теперь мы обязаны принимать их на работу, как и наших граждан, – сказал портье.
   «Наверное, голосует за партию Мари ле Пен», – подумал Дронго и, поблагодарив портье, пошел к лифту. Он поднялся в свой номер, заказал себе сэндвич и прошел в ванную, чтобы принять душ, когда раздался телефонный звонок. Часы показывали без пятнадцати час. Он удивился и взял трубку.
   – Слушаю вас.
   – Говорит Энн Дешанс, – услышал он ее сильный, уверенный голос, – что вы делаете? Мне позвонили из полицейского комиссариата и сообщили, что вы закончили просматривать пленки только пятнадцать минут назад. Что-нибудь нашли?
   – Есть некоторые моменты, которые мне нужно будет завтра проверить, – ответил Дронго, – а вы почему не спите? Уже час ночи. У вас был трудный день.
   – Ничего, я привыкла. И потом, я живу одна, поэтому никого не беспокою.
   – Вы разве не замужем?
   – Мой муж – дипломат. Он работает в Латинской Америке, и хотя мы официально не развелись, но на самом деле наш брак уже давно дал большую трещину, – пояснила женщина.
   – Извините, – пробормотал он.
   – Нет, ничего. А сын уже чувствует себя достаточно взрослым, чтобы переехать в кампус и жить вместе со своими товарищами. Ему восемнадцать. Я родила его в девятнадцать лет.
   – Значит, вы потенциально можете стать бабушкой, – пошутил Дронго.
   – Надеюсь, что не так быстро, – рассмеялась Энн, – вы разговаривали потом с господином Гуцуевым?
   – Да. Я пошел к нему в номер.
   – Не побоялись, что он набросится на вас с кулаками? – поинтересовалась она.
   – Если бы боялся, то не пошел, – ответил Дронго, – я постарался ему объяснить, что действую и в его интересах. Я по-прежнему убежден, что его хотели подставить и он не совершал это убийство. Хотя, возможно, причастен к нему. Как и мы все. Я думаю, что не сильно заинтригую вас, если скажу, что и я в какой-то мере оказался причастным к этому убийству.
   – Вы уже меня заинтриговали, – сказала Энн, – теперь мне хочется знать, что именно вы решили.
   – Пока ничего не решил. Пока я только размышляю.
   – И долго будете размышлять?
   – Завтра у меня будет готовая версия, – пообещал он.
   – Смотрите не ошибитесь, – сказала Энн.
   – Я хотел вас поблагодарить, – неожиданно произнес Дронго.
   – За что?
   – За сегодняшний день. За ваше понимание ситуации. За то, что разрешили их допрашивать и вам помогать. За то, что терпимо отнеслись к моим недостаткам и не стали меня слишком сильно ругать за мою вчерашнюю слабость. Спасибо за все, мадам Дешанс.
   – Можете называть меня Энн, – предложила она. Голос чуть дрогнул.
   – Спасибо за все, Энн, – сказал Дронго, – вы должны были понять, что для меня это расследование важно. Вчера я собирался остаться у этой женщины на ночь. А сегодня ее увезли убитой. Такие события неприятно бьют по психике.
   – И все-таки я вас не понимаю, – призналась она, – хотя понимаю, что именно вы должны чувствовать.
   – Спокойной ночи, Энн, – сказал он на прощание.
   – Спокойной ночи, – пожелала она ему.
   Он положил трубку и прошел в ванную, чтобы успеть умыться, пока принесут сэндвичи. Интересно, что именно она скажет ему завтра, если он не сумеет правильно вычислить убийцу.
   «Тогда подумай, что она скажет, если ты сумеешь его вычислить?» – разозлился на себя Дронго.
   Он услышал, как снова зазвонил телефон.
   «Интересно, кто на этот раз?» – подумал он, снимая трубку прямо в ванной комнате, где был второй телефон.
   – Вы сегодня ужинали? – услышал он уже знакомый голос Энн.
   – И не обедал, – признался он, – сейчас заказал себе сэндвичи.
   – Приезжайте ко мне, – неожиданно предложила она, – если, конечно, у вас еще есть силы. Я вас накормлю ужином. Я заказала его в ресторане, но не хочу есть в одиночку.
   – Вы меня приглашаете? – ошеломленно спросил он.
   – Да. Если не боитесь, конечно.
   – Не боюсь, – пробормотал он.
   – Моя квартира на бульваре Бомарше, – она назвала номер дома.
   – Я знаю, где этот бульвар, – сказал Дронго, – спасибо за приглашение. Прямо сейчас приеду.
   Он положил трубку, умылся. В дверь постучали. Это принесли сэндвичи. Он дал монету в два евро посыльному и поставил сэндвичи на столик. Надел чистую рубашку, повязал галстук и через пять минут уже сидел в такси…
   По дороге он попросил водителя сделать большой крюк и успел купить небольшую коробку парфюма в круглосуточно открытом магазине. Через полчаса он звонил к ней в дверь. Она открыла дверь, он удивился: словно это была другая женщина. В светлых, бежевых брюках и светлой майке она казалась сильно помолодевшей. Волосы были стянуты в тугой узел. Она заметила его удивление.
   – Дома я позволяю себе расслабиться, – улыбнулась Энн, – входите, не стесняйтесь.
   Он вошел в квартиру, протягивая ей свой подарок.
   – Это вам.
   – Специально заехали в магазин, – поняла она, – могли приехать и без подарка. В час ночи.
   – Так солиднее.
   – Спасибо. Идите в гостиную. Я сейчас подогрею и принесу.
   Квартира была достаточно просторная. Он прошел в гостиную. На стенах висели картины современных французских художников. Здесь было стильно и красиво. Она вошла в гостиную и поставила на стол сразу два блюда.
   – Садитесь, – предложила она, – что мы будем пить?
   – Только то, что вы предложите, – сказал он.
   – Вы не разбираетесь в винах? – удивилась она. – Никогда не поверю.
   – Разбираюсь. И даже неплохо, – улыбнулся Дронго, – недавно Пьер Карден угощал меня вином «Кровь младенца Иисуса». Кстати, очень неплохое вино.
   – Вы шутите или говорите правду? – изумленно спросила Энн. – Вы действительно знакомы с самим Карденом? В таком случае я приглашу на ужин Диора.
   – Диор давно умер, – рассмеялся Дронго, – а Кардену уже девяносто два года. И меня познакомил с ним бывший первый секретарь Союза художников СССР Таир Салахов, который является его личным другом.
   – Ему, наверное, тоже девяносто? – спросила Энн.
   – Только восемьдесят шесть, – развел руками Дронго, – он еще совсем молодой человек. Между прочим, его работы выставлены в Третьяковской галерее.
   – Я думала, что вы шутите, – призналась она, протягивая ему бутылку. Он взял штопор и открыл бутылку. Разлил вино в бокалы.
   – Спасибо за приглашение, – сказал он, – за вас.
   – И за вас, – кивнула она. Бокалы почти неслышно соприкоснулись.
   – Садитесь и начинайте есть, – предложила она, – второй раз подогревать не стану.
   – С удовольствием. – Он уселся напротив нее и снова наполнил бокалы. – Обычно пьют за знакомство, но наше знакомство было более чем неудачным и произошло из-за трагедии в отеле, – сказал Дронго, – поэтому разрешите мне просто выпить за вашу семью, за вашего сына и за вас. И пожелать вам всего самого хорошего.
   – Спасибо.
   Бокалы снова соприкоснулись.
   – Должна вам сказать, что вы умеете производить впечатление, – задумчиво произнесла Энн, – во всяком случае, вам удалось меня удивить, а это не так просто. Вы умеете разговаривать с людьми, ухватывать самые важные моменты, обращать внимание на нюансы в каждом разговоре. Одним словом, вы умеете не только слушать, но и слышать людей. Это удается далеко не каждому.
   – Вы меня переоцениваете. Мне казалось, что сегодня вы меня просто возненавидели. После того, как узнали о том, что произошло вчера в нашем отеле.
   – Мне это не понравилось, – призналась она, – налейте еще вина.
   Он разлил вино в бокалы.
   – А теперь выпьем за вас, – предложила она.
   На этот раз бокалы ударились гораздо сильнее. Оба пригубили вино.
   – Дело в том, что я не могла понять, как такой умный, проницательный и внимательный человек мог увлечься такой пустышкой, как погибшая графиня, – откровенно призналась Энн, – мне казалось, что вы просто не имеете права с ней встречаться. Вы намного выше по интеллекту… Вам должно быть с ней неинтересно, просто некомфортно. Ведь она не сможет беседовать на вашем уровне, понимать ваш юмор, оценить степень вашего интеллекта. И тем не менее вы почти сразу пошли в ее апартаменты. Что это? Зов плоти сильнее вашего духа? Или все мужчины действительно такие неугомонные самцы и не могут себя элементарно сдерживать? Почему? Почему вы к ней пошли? Как вы могли увлечься такой женщиной? Вы же уже поняли, что она была и содержанкой Тугутова, и держала при себе вечным любовником своего телохранителя Гуцуева, и встречалась с этим альфонсом Тенерифе. И наконец, рассказ Беаты, ведь она могла позволить себе спать даже с нужными ей женщинами. И вам не противно после всего услышанного? Неужели, если бы она была сейчас жива, вы бы снова отправились к ней?
   – Если я скажу, что она была красивой женщиной, вы скажете, что я повторяю это в тысячный раз. Зов плоти сильнее духа. У многих мужчин, – признался Дронго, – это действительно так.
   – Я спрашивала не про многих мужчин, – возразила Энн, – мне было интересно, как ответите именно вы. Только правду. Неужели, если бы сегодня ночью она позвонила вам, вы бы снова отправились в ее апартаменты, даже после того, как узнали о ней столько «полезной» информации?
   – Я догадывался об этом еще вчера, когда поднимался в ее апартаменты, – признался Дронго, – в этом плане ничего нового я не узнал.
   – И вам абсолютно все равно? Неужели действительно все равно? Или вас привлекал ее титул? Но она все равно разводилась и совсем скоро должна была лишиться этого титула. Тогда почему?
   Он видел, как она нервничает. Очевидно, ей действительно было важно узнать и понять. Она была сильной, умной, современной женщиной. Конечно, не такой красивой, как топ-модель Ирина Малаева, и не такой молодой. Возможно, в ее жизни уже было некое разочарование, когда муж или друг бросил ее ради красивой пустышки, и она не могла этого забыть. Именно поэтому пригласила ночью к себе Дронго – чтобы понять, почему они так поступают. Почему мужчины мгновенно теряют чувство меры, стыда, нравственности, морали, когда речь заходит о смазливой мордашке и длинных ногах. Энн терпеливо смотрела на него.
   – Я хочу понять, – пробормотала она.
   И он сказал слова, которые она хотела услышать.
   – Если бы мне пришлось выбирать сегодня, куда именно пойти – приехать к вам на ужин или подняться в апартаменты графини, то я бы выбрал вашу квартиру, – сказал Дронго. Он, конечно, соврал, но посчитал это правильным.
   «И все-таки мы мерзавцы, – подумал он, – как можно лгать даже в такой ситуации? Она интересная и сильная женщина, но на моем месте любой мужчина бросился бы бежать к Ирине сломя голову. И дело не только в девяти годах, разделяющих этих двух женщин. Разве можно выбирать между одной из самых красивых топ-моделей и судебным следователем, даже такой симпатичной и умной, как Энн Дешанс?»
   Но сидевшей напротив женщине понравились его слова. Он вдруг понял, что она ждала именно этих слов. И пригласила сюда гостя не просто для того, чтобы накормить его ужином, а взять своеобразный женский реванш. В очередной раз почувствовать себя победительницей. Поверить в свои возможности, доказать самой себе, что она прежде всего женщина, а не только судебный следователь.
   Он заметил, как пристально она смотрит на него.
   – Вы действительно сегодня не устали? – поинтересовалась она.
   – Пока держусь. Это не так сложно. Мне нравится моя работа, я от нее никогда не устаю, – пояснил он.
   – Иди сюда, – прошептала она, поднимаясь и подходя к дивану.
   Дронго поднялся, подошел к ней.
   – Поцелуй меня, – попросила она, – и постарайся на сегодняшнюю ночь забыть о графине.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация