А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Генерал" (страница 1)

   Владимир Дэс
   Генерал

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   Сегодня ей удалось занять место у самой трубы. А это значит, что сегодня ночью она не промерзнет до костей – труба согреет.
   Она прислонилась спиной к теплой железяке и застыла в блаженстве.
   Правый глаз помалу стал видеть. Значит, отек от точного удара сожителя стал спадать.
   Анна… Красивое, все же, у нее имя. Правда, в ее компании бомжей его никто не знает. Здесь ее зовут просто – Банка (прозвище от имени Анка).
   Анна пошарила в своей котомке – там звякнуло. Вытащила оттуда бутылку вина. К ней сразу же подтянулись соседки. Кто постарше, кто помладше, но все такие же, как и она, опущенные на самое дно человеческой жизни.
   Анне не хотелось делиться. Хотелось самой напиться до упора. Хотя она и забыла уже, когда бывала трезвой. Но дневное полупьяное состояние – это одно, а теперь душу звало набраться до полного забвения.
   Она отвернулась от товарок и из горлышка, булькая и давясь, за несколько секунд опустошила почти всю бутылку.
   Соседки сразу отползли.
   Но не все. Одна осталась: высмотрела, что в бутылке еще есть, чем поживиться.
   Но Анна держала бутылку цепко.
   Тогда подружка подползла поближе и заискивающе попросила:
   – Банка, расскажи, как Генералу отказала.
   Приспущенные веки Анны вздрогнули, глаза широко раскрылись. Она мотнула головой и поставила условие:
   – Расскажу, если слушать будешь.
   – Конечно буду, дай только допью из твоей бутылки, – согласилась та и протянула руку.
   – Ан нет, вначале я расскажу, а потом уж дам. – И спрятала бутылку за спину.
   Та скривилась. Все уже знали эту историю наизусть, слышали ее сотни раз, и никому она была уже неинтересна. Но для Анны это было чем-то большим, чем простое воспоминание о том, как она отказала мужчине. Да не какому-нибудь, а генералу. Настоящему. И кто? Бродяжка. Бомжиха. Которой хотя и лет тридцать с копейками, а выглядит она на все шестьдесят.
   Но подружке так хотелось выпить, что она согласилась послушать еще раз, а уж потом допить остатки.
   – Генерал… – мечтательно начала Анна.

   Тогда стоял сентябрь, дело было уже к вечеру, и она привычным маршрутом – от помойки к помойке, от мусорки к мусорке – двигалась к заветной пивнушке. Проходя мимо плавучего ресторана «Каравелла», она остановилась. Баржа ли, дебаркадер ли – она не понимала по-морскому, – но это сооружение на воде было таким веселым, что поневоле притягивало людей, усиленно ищущих, как бы подороже угробить лишний вечер.
   Расцвеченное разноцветными лампочками и флажками, оно казалось райским уголком на мутной с молочным отблеском воде. В зале гремела музыка.
   Слышались смех и песни, хлопали пробки шампанского.
   И хотя было уже прохладно, несколько парочек жарко целовались, от страсти даже перегибаясь через перила. Казалось, что еще немножечко – и кто-нибудь из них непременно свалится за борт.
   Но сколько она ни ждала, никто не падал.
   Бородатый швейцар в тяжелом теплом пальто, расшитом золотом, выбросил наконец окурок в воду и, оглянувшись по сторонам, исчез в недрах этого ликующего монстра.
   Двери закрылись.
   А потом и парочки ушли.
   Где-то продудел пароход.
   Котомка ее была уже полна, и она решила пройти по сходням на палубу, к окнам этого веселого заведения, и хоть посмотреть, как люди веселятся.
   Раньше она и сама ходила в рестораны. Правда, этого тогда еще не было.
   Потом все как-то разом перевернулось. Любовь. Обман. Грязь. И на все плевать. И все ниже, ниже, ниже…
   А может, так и лучше? Кто скажет…

   Осторожно озираясь и через шаг останавливаясь, она двинулась по трапу, и подошла уже почти к самым дверям, когда те вдруг шумно распахнулись.
   Какой-то военный – высокий, полный, в длинной жесткой шинели – невольно толкнул ее в грудь, и она, не успев даже вскрикнуть, рухнула в воду.
   Уже в воде она страшно закричала.
   Вода была холодной, воняла мазутом.
   На том месте было неглубоко, но ей хватило.
   Военный же, не раздумывая ни минуты, прыгнул следом. Выхватил ее из мокрой грязной воды и на руках вынес на бетонку.
   Вокруг них тут же образовалась толпа. Тоже все в мундирах.
   Вскоре подъехала черная иномарка. Военного все почему-то называли Генералом, щелкали каблуками и козыряли.
   Анна и Генерал были мокрые и грязные, пополам в мазуте и тине.
   Она едва дышала от испуга и внезапно накатившей слабости.
   Он крыл всех вокруг, пытался заговорить и с нею, но тихо и очень осторожно.
   А она только мотала головой и все искала свою котомку с объедками. Уж больно неуютно ей было.
   Но Генерал не отпустил ее. Он усадил Анну в машину и повез к себе на загородную дачу.
   Когда они уже миновали высокий сплошной забор и выходили из машины у ярко освещенного крыльца, он наконец разглядел ее. – О, как же вы перепачкались! Сейчас – в баньку, а одежду я вам новую подберу.
   И не успела она опомниться, как оказалась в опытных руках банщицы.
   Ее отмыли. Причесали. Приодели.
   После сауны и душа она глянула в зеркало и сама себя еле узнала.
   Потом они с Генералом выпили и он стал за ней ухаживать. Говорить всякие ласковые слова. Комплименты делать.
   А она и вправду была хороша в эти минуты.
   Шампанское вскружило ей голову: «За мной ухаживает генерал! Настоящий Генерал! За мною, грязной и падшей. А раз ухаживает, значит, я его стою. Наверное, столько же, сколько и настоящая его подруга».
   Генерал уже тихонько поглаживал ее по попке, но она отводила его руку, машинально, приличия ради. Но когда он стал потихоньку наваливаться, Анна выскользнула из-под него.
   Он удивленно посмотрел ей в глаза: «Почему!?»
   «А вот потому… – подумала в ответ она.
   – Пусть у тебя все есть, пусть ты всегда сыт и в любой момент можешь быть пьян, а я дешевая грязная баба, полуголодная и опустившаяся, но я тебе не дам! Не дам – и все!»
   Он же стал осторожно целовать ее то в ушко, то в шейку, шепча при этом:
   – У тебя будет все, что захочешь. Поедем отдыхать к морю. Я куплю тебе самые дорогие вещи.
   «Врет! – подумала она. – И пахнет от него какими-то цветами. Нюхнул бы он меня перед тем, как я свалилась в воду. Он что, каждую девку так уговаривает? Вот страдалец…» А вслух сказала:
   – Можно, я уйду?
   Генерал обиделся. Надулся и тихо ответил:
   – Иди…
   И стал глядеть в другую сторону. Ясно, он не верил, что она может уйти от него, от Генерала. Он уже давно понял, что она не из высших кругов, а так, то ли официантка, то ли кассирша. И будет просто идиоткой, если уйдет от своего счастья. Но он снял трубку внутреннего телефона и приказал:
   – Отвезите даму, куда она скажет.
   И больше на нее не смотрел. Налил себе рюмку коньяка и выпил.
   – А где моя одежда? – робко спросила она.
   Он пробурчал, что она вся испачкана мазутом и еще какой-то грязью, ей дадут что-нибудь другое подходящее.
   Она тихо поблагодарила и вышла.
   Когда она была уже в коридоре, он ее все же окликнул. Но она только прибавила шагу – ей надоело притворяться генеральшей. Скорее бы в подвал, к привычной компании.
   – Дура! – ворвался в рассказ хриплый голос ее подвальной подруги.
   Анна очнулась от воспоминаний и сразу же обнаружила, что та уже незаметно вынула ее бутылку из ее расслабленной руки и все выпила.
   – Какая же ты дура! Эх, мне бы такой случай! Я бы…
   Но она не успела докончить. Анне стало так жаль недопитого вина, и она изо всех сил пнула подругу в живот.
   Та откатилась, визжа и матерясь.
   Анна же прислонилась спиной к теплой трубе и, закрыв глаза, задумалась: «Может, и впрямь дура? Может, и вправду надо было дать Генералу? Вдруг бы понравилось? И была бы я теперь генеральшей. Хотя вот, вряд ли… Кому-то ведь надо и в помойках ковыряться. Значит, такая уж доля».
   И она стала засыпать. Счастливая, что сегодня ей досталось место у горячей трубы и в эту длинную ночь мерзнуть не придется. А завтра – оно и будет завтра…
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация