А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двухметровое упрямство" (страница 1)

   Владимир Дэс
   Двухметровое упрямство

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   По утрам Света всегда измеряла свой рост – два метра два сантиметра.
   А к ночи он составлял два метра один сантиметр.
   И сколько Света не морщила свой прелестный лобик, никак не могла понять, куда за день девается сантиметр. И каким образом за ночь этот недостающий сантиметр возвращается снова.
   Но спросить об этом маму она боялась.
   Поэтому свои физические изменения, связанные с колебаниями роста, она никому не доверяла и хранила как свою маленькую тайну.
   Но не только это было необычным в ее облике и поведении.
   Света была на редкость упряма.
   Так по жизни – девушка как девушка, без заскоков и вывихов. Но вдруг ее начинало «клинить» – ни с того ни с сего она становилась упряма до проклятий. И упрямство ее распространялась не только на что-то определенное, нет. Она могла, подойдя к дому подруги, вдруг остановиться и простоять у подъезда до темноты. Или во время еды отказаться от любимого торта. Или расспориться о возрасте героя недавно показанного по телевизору фильма, причем она могла утверждать, что ему не тридцать лет, как говорили все, а тридцать с половиной. И так во всем.
   За такой характер ее даже в шутку прозвали Двухметровое Упрямство.
   Света знала про это прозвище и не обижалась.
   Ей было интересно во время своего упрямства наблюдать за своими спорщиками. И даже последнее время стала получать от этого удовольствие.
   Сколько она перепробовала профессий в свои неполные двадцать – это надо было знать. Ее рост давал ей большие возможности, открывал широкие двери.
   И начала она, конечно же, с манекенщицы. Поэтому ее первый сексуальный опыт был не с мужчиной, а с женщиной – владелицей Дома мод.
   Эта миловидная дама бальзаковского возраста была крупных и плотных форм. Имея мужа-банкира и несовершеннолетнюю дочь, она терпеть не могла мужчин. Всех девчонок до подиума она пропускала через спою комнату отдыха, находившуюся за рабочим кабинетом в офисе.
   Через нее прошла и Света со своим двухметровым ростом. В то время она только закончила школу, и это посещение закабинетного будуара стареющей дамы для нее Было больше похоже на шутку, чем на серьезные сексуальные игры.
   Она мало что поняла из того, что они делали. Запомнила только вкус сладкого пирожного и кислого французского вина. Но ее нежданная кураторша слово свое сдержала, и Света через два месяца вышла на подиум под свет прожекторов, вспышки фотоаппаратов и взрывы аплодисментов. Она произвела сенсацию в мире местной моды. Ей сразу же стали пророчить звездное будущее; и конкурсы красоты, и призы за мисс… И, конечно, богатого и толстого покровителя. Может, так бы все и было, но судьба распорядилась по-иному. Этим толстым покровителем собрался стать тот самый банкир – муж владелицы Дома мод. Это было выше сил бедной Светы – то жена, то муж. И у нее щелкнуло.
   По правде сказать, сама дама – жена банкира – не возражала против одолжения своей юной пассии своему супругу, но только на время. А вот Светка, Двухметровое Упрямство, однажды нацепила на обнаженное стройное тело платье из змеиной кожи и, уже сделав шаг к подиуму, вдруг остановилась, замерла. Все вокруг забегали, а она стоит и все тут. Так и простояла на одном месте все два часа, пока не закончился показ.
   Ей, конечно, все простили. Но она – это! она. Все бросила и ушла.
   Куда?
   Да никуда.
   Лежала дома и слушала музыку. По утрам и вечерам измеряла свой рост и терялась в догадках, куда девается и откуда возвращается ее законный сантиметр.
   Наконец ей надоело об этом думать, и тут же, как всегда, когда ей что-то надоедает, позвонила подруга, которая рассказала, что в городе открылся немецкий пивной ресторан под названием «Пивнушка у Ганса». И туда набирают официанток – русских девушек, похожих на немок.
   – А ты как раз подходишь: и рост, и рыжая, и тощая, как немка, – подытожила она свой рассказ.
   В ресторане на Свету надели фартучек. Хозяева научили читать меню, подруги научили обсчитывать, и она приступила к работе. Правда, здесь не обошлось без Этого. Великого чувства любви.
   Она влюбилась в охранника – здорового парня с лицом трехгодовалого бульдога. К тому же у этого «бульдога» была жена, которая работала администратором этого же ресторана. А так как Света в этих делах была не опытна, то довольно быстро все стало явным, и ее сразу же выгнали.
   Но Света не была бы Двухметровым Упрямством, если бы и здесь не проявила свое фантастическое упрямство.
   После того, как ее выгнали, она стала ходить в этот ресторан как посетительница и, заказав квашеной капустки, сидела на уголке стола и не сводила глаз со своего,1 возлюбленного, тоже двухметрового, как и она.
   Видимо, от долгого глядения на этого огромного жлоба в зеленой тирольской шляпе с пером к ней неожиданно пришла мысль спросить у него, теряет ли он, как и она, между утром и вечером один сантиметр своего роста.
   Но, как всякий влюбленный человек, она стала чрезвычайно стеснительной и нерешительной и никак не могла спросить об этом у своей пассии. Так шли дни за днями, неделя за неделей. А дылда пассия, давно поняв, что в него влюбились, не прочь был наставить своей малышке жене-администраторше рога и только искал удобного случая, чтобы получить полное объяснение от той, которая каждый вечер ела квашеную капусту.
   Но и малышка жена, видя возрастающий интерес к ее двухметровому супругу, поняла, что при таком упрямстве Светы пора делать ноги, причем и свои, и своего мужа.
   И вот однажды вечером Света пришла в; пивнушку за очередной порцией капусты и, может быть, за ответом, теряет ли ее возлюбленный, как и она, сантиметр за день, и не увидела ни своего кумира, ни его очаровательно-злой жены.
   Проходившая мимо официантка, как бы между прочим, сказала:
   – Зря сидишь, дура, они уволились.
   А на недоуменный взгляд Светы добавила:
   – Вчера и он, и она получили полный расчет. Так что кончилась твоя любовь.
   Что после этого сделала бы любая здравомыслящая девушка? Конечно, сразу бы ушла из этого заведения, где каждый лишний час – это часть большого позора. Но героиню звали Двухметровое Упрямство, поэтому Светочка честно отсидела до закрытия, как и всегда.
   На следующий день под общее хихиканье всего любопытного коллектива халдеев пришла снова и опять с капусткой просидела до самого закрытия.
   И так стало повторяться каждый день.
   Со временем официанты забыли, зачем она сидит здесь. И сама она уже перестала вызывать в своем воображении этот прекрасный бульдожий вид ее неспетой песни. И не известно, сколько бы она еще проходила в этот пивной погреб, если бы мама не прекратила ежедневное субсидирование.
   Для пополнения личной кассы Света устроилась, как ей казалось временно, секретаршей к одному юркому гражданину. Тот пообещал платить в три раза больше, чем получал сам, но для начала запер кабинет и провел тщательное исследование ее высокого тела.
   На исследование Света согласилась, но дальше все застопорилось. Отделывались обещаниями.
   Вся ее секретарская работа заключалась лишь в том, чтобы сидеть и ждать, когда вызовет шеф. А тот вызывал ее только когда к нему приходили посетители, а вызвав, строил многозначительные фразы, давая понять, что она его любовница, и часто похлопывал по нижним мягким местам (до верхних из-за своего роста он не дотягивался).
   Наконец после очередного похлопывания в присутствий двоих мужчин, многозначительно переглядывающихся и искренне завидующих такому двухметровому богатству, Света просто припечатала своего шефа ударом своего секретарского планшета к полу. Тот страшно испугался и упал на пол. За ним попадали на пол и гости, почему-то прикрывая руками свои головы. А Светка, сама испугавшись того, что сделала, бросила планшет и стала судорожно поднимать шефа и гостей за шкирку и усаживать обратно в кресла. А те никак не хотели садиться, все время сползали вниз. И это все происходило в абсолютной тишине, при полном молчании всех сторон, было слышно только дружное сопение.
   Но после того, как пораженный шеф пришел в себя, он вскочил в свое кресло и закричал:
   – Вон, вон из моего кабинета! Вы разбили мне голову!
   Светлана же, не слушая ничего, упрямо продолжала ухаживать за гостями, а когда те все же выползли из кабинета на карачках, стала осматривать шефа.
   Он начал было сопротивляться, но, получив еще один удар в челюсть под броским названием «хук», успокоился. Света осмотрела голову шефа, вернее его лысину, и, убедившись, что все в порядке, села писать заявление об увольнении. Положив его на стол шефа, она стянула с себя платье и прошлась перед пораженным начальником, сказав при этом:
   – Это тебе на память.
   И ушла, громко хлопнув дверью. Правда, в приемной она все же надела на обнаженное тело плащ.

   Далее жизнь забросила Свету в гигантские лапы фармацевтического концерна, где она стала распространителем пилюль для роста. Она должна была всем своим клиентам рассказывать, что выросла только месяц назад, а до этого она была всего сто тридцать сантиметров. Но после приема пилюль выросла на целых семьдесят сантиметров.
   Пилюли расходились мгновенно.
   Света заработала немного денег, приоделась. Но карьера ее закончилась, когда они стала рассказывать свою байку в одной семье, где, как оказалось, жила ее школьная учительница по математике, помнившая, что в спектакле на выпускном вечере Светлане из-за ее роста досталась роль Эйфелевой башни. К еще большему несчастью, муж этой учительницы работал в комитете по защите прав потребителей. Этот явный обман расстроил всех: и бывшую учительницу, и настоящего государственного чиновника, и саму Свету. Эти милые люди не стали делать ей ничего плохого, отпустили! с миром, но взяли слово, что она этим заниматься больше не будет, что было весьма неожиданно для сегодняшнего времени. Но она, опять же из-за своего упрямства, свое слово сдержала. Распространять пилюли для роста Света больше не стала. На душе стало у Светланы легче. Врать все же она не умела, да и не хотела. А вот чем заниматься дальше она не знала.
   Пришла она домой, измерила свой росу и легла спать. А утром, вновь удивившись, что она стала выше на один сантиметр, стала думать, куда же ей, упрямой, пойти работать дальше.
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация