А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остров купца Амозова" (страница 1)

   Владимир Дэс
   Остров купца Амозова

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   Жизнь электрика 7-го стройтреста Николая Амозова была как тоскливое серое утро, – без перспектив появления светлого солнышка.
   Но характера Николай был веселого, оптимистичного и поэтому он не унывал. Не унывал от того, что даже небольшую зарплату платили редко. Не унывал от того, что в тридцать лет он не был женат и жил в общежитии.
   Он редко навещал могилы своих родителей, дружбу ни с кем не водил и обходился знакомыми.
   Но все время чего-то ждал.
   Чего-то необыкновенного.
   Вот развеются тучи, появится солнышко, и жизнь его будет другой. Не такой.
   А какой?
   Этого представить Николай Амозов не мог.
   Ну, наверное, – светлой, интересной, с красивой женой, милыми детьми, кучей друзей и значимостью в обществе.
   Да.
   Только когда это будет и будет ли вообще? – вот в чем вопрос!
   «Ничего, – решал Николай, – подождем. А пока: надо не унывать и радоваться жизни. Там уж видно будет».
   Вот такой легкий, истинно русский характер был у нашего героя с редкой фамилией Амозов.
   Он не интересовался, откуда у него такая фамилия и от каких предков она у него. Да и своих предков «дальше деда» он не знал.
   А надо бы.
   Весьма надо.
   Так как его предок, купец первой гильдии Иван Александрович Амозов, в 1894 году, будучи в Париже совершил поступок, перевернувший не только жизнь его потомка Николая Амозова, но и все государственное строительство планеты в начале третьего тысячелетия.
   Наделал дел купец Амозов!
   Наделал…

   Иван Александрович Амозов в молодости своей имел весьма шаловливый характер. Об этой черте его характера на родине, в Нижегородской губернии, где он был первым купцом по части мучной торговли, мало кто знал. Здесь он слыл хотя и молодым, но степенным гражданином, соблюдающим религиозные посты и традиции общества.
   А вот когда уезжал на Парижские выставки, эта, неведомая землякам, шаловливость проявлялась ярко, показывая скучной Европе всю широту развеселого русского характера.
   Мы не будем описывать всех приключений Ивана Александровича за пределами Российской Империи, так как к нашему герою, электрику Николаю Амозову, только одно из этих приключений имеет непосредственное отношение – морская прогулка его предка из Марселя на яхте «Цезарь».
   Все были пьяны до безумия, включая – команду. Может, по этой причине, а может, оттого что ночью разыгрался шквальный ветер и море загудело, закипело, Ивана Александровича, когда вышел на палубу проветрить буйную голову, смыло с качающейся палубы в кипящие, словно при землетрясении, волны.
   Выросший на Волге, Иван Александрович плавал как рыба, но море – не река, и такое количество шампанского его прежде не утяжеляло. Поэтому он стал потихоньку не только трезветь, но и тонуть.
   И наверняка утонул бы, если бы планета Земля именно в этот день и час во время землетрясения не родила еще один маленький остров в начале Лигурийского моря, в какой-то сотне миль от Гиерских островов, где в этот самый момент и находилась яхта и сброшенный с нее в воду пьяный купец первой гильдии Амозов.
   Вскоре яхту унесло по крутым волнам, и невольный ныряльщик остался барахтаться в полном одиночестве.
   Когда ему уже слышалось пение ангелов у врат Господних, он вдруг почувствовал под ногами твердую, слегка дрожавшую почву.
   Протрезвевшему и изрядно напуганному Ивану Александровичу подумалось, что это у него трясутся ноги. Ноги и впрямь тряслись, но тряслась и земля младенца острова, нежданно появившегося среди моря. Островок был небольшим, не более двух метров в диаметре и возвышался над водой совсем немного. Был он скользким, покрытый водорослями. Волны яростно захлестывали его. Поэтому удержаться Ивану Александровичу было довольно тяжело. Он то и дело соскальзывал с клочка земли, попадая в бездонное морское пространство.
   Под утро, вымотавшись окончательно, Иван Александрович уж было решил, что судьба просто посмеялась над ним и скоро он предстанет перед карающим перстом Создателя.
   Однако с первыми лучами солнца ветер стал стихать, море успокаиваться, и проплывающий мимо грузовой пароход застал купца первой гильдии Амозова спокойно сидящим на острове и дожидающимся, когда же Господь пришлет за ним подмогу.
   После чудесного спасения Иван Александрович поставил двухпудовую свечку иконе Николая Угодника в православном храме Марселя.
   А новоявленный остров он откупил за десять золотых червонцев у французов и назвал его своим именем. В честь спасения он вмуровал в остров мраморную плиту с описанием свершившегося чуда. И хорошо обмыв это дело, он отбыл на родину, в белоснежную Россию.
   На родине рассказывать о своих приключениях он не стал – по вполне понятным причинам. А со временем и сам забыл о своей недвижимости в водах Франции.
   Остров сто лет никого не интересовал. На географических картах его не обозначали из-за его малости. Указывался он только в лоциях. А его название трансформировалось в более привычное для западных моряков слово Амос. Со временем уже никто не мог вспомнить, откуда этот остров получил такое имя. Документы о событии ушли в архив, а таблица разрушилась от воды и времени.

   Купец первой гильдии успешно дожил до Великой Октябрьской революции. Успешно был ограблен большевиками и успешно сослан чекистом Воробьевым в Сибирь. Других членов семьи сослали на 101-й километр Горьковской области, бывшей прежде Нижегородской губернией.
   Вот из этих «других» и шли предки нашего электрика, а именно деда Николая Амозова, который был мобилизован советской властью со 101-го километра в областной центр на строительство автомобильного гиганта. Все ближайшие родственники Николая Амозова упорно старались не вспоминать о своих купеческих корнях в условиях коммунистической диктатуры, и сам электрик 7-го стройтреста Николай находился в добросовестном заблуждении, что он выходец из крестьян.
   Заблуждению вскоре суждено было развеяться.
   И весьма удивительным образом.
   Началось с того, что в Средиземном море недалеко от берегов Франции неожиданно стал расти малозаметный и малоизвестный островок Амос. В течение месяца он вырос до нескольких гектаров.
   Создавалось впечатление, что кто-то медленно выталкивает огромную гору со дна древнего моря на свет Божий. Толчков землетрясения не было, но остров Амос рос и в ширь, и в высоту.
   Вначале только ученые проявили интерес к такому странному физическому явлению. Но по мере роста острова зашевелились и политики. А когда остров достиг приличных размеров, то и военные оказались тут как тут. Подлодки, крейсеры, авианосцы. И конечно, первыми приплыли любопытные американцы.
   Но если ученых интересовало это явление с чисто научной точки зрения, то для рациональных политиков остров стал интересен с чисто практической точки зрения.
   Чей это остров?
   Франция ответила категорично – наш!
   Испания – минуточку, мы считаем, что остров наш!
   Италия – надо вообще посмотреть на остров повнимательней.
   Американцы – подождите, господа, первым на этот остров ступила нога моряка Шестого флота Соединенных Штатов, а по морскому кодексу кто первый ступил, того и остров – как, например, Луна – никто же не спорит, что она принадлежит нам, американцам!
   Пока все спорили, остров продолжал увеличиваться.
   За полгода он превысил размеры французского острова Корсика и достиг размеров итальянской Сардинии. Целое европейское государство! Причем в шикарном месте Средиземноморья.
   Достигнув размеров Сицилии, остров «замер». Рост прекратился.

   Претендующие на остров моментально привели в боевую готовность свои вооруженные силы – никто никому не хотел отдавать лакомый кусочек. И когда противостояние достигло критической точки, собрался Совет Европы для мирного решения вопроса.
   Стали разбираться, когда возник остров и почему у него такое странное название – Амос. Подняли архивы.
   Вот тогда-то и возникла старая нотариальная книга города Марселя, где на одной из страниц добросовестным нотариусом в присутствии двух свидетелей и представителя мэрии закреплена купчая на остров купца первой гильдии Амозова Ивана Александровича, подданного Российской Империи.
   Все были в шоке. Но закон есть закон. А закон о собственности – это святыня для законопослушного Запада. Как и право наследования.
   Итак, владелец острова был установлен.
   Из-за важности вопроса Совет Европы создал комиссию по установлении наследников. А сам остров был взят под временное опекунство Совета.
   Прилет комиссии по наследству в Москву освещался всеми телекомпаниями, газетами и радиостанциями.
   Оказалось, что в России Амозовых довольно много, и они толпами повалили в белокаменную.
   Знакомые, смеясь, говорили Николаю:
   – Чего сидишь? Езжай! Вдруг это тебя ищут.
   – Вы что, обалдели?! У меня в роду, кроме пахарей да пастухов, никого не было. Так мене мама рассказывала.
   Какое же было удивление Николая и всего города, когда именно ему пришел вызов в Москвы, а затем приглашение в Страсбург для вступления в права наследования.
   Один из швейцарских банков моментально открыл Николаю неограниченный кредитный счет в своем Луганском отделении. Практически не требуя в ответ ничего, кроме согласия на открытие счета.
   Ему показали его остров.
   Вначале – на видео, Затем – «в живую», с борта вертолета. Размеры собственности поразили очумевшего от такого поворота судьбы Николая.
   Когда ему задали вопрос при передаче правоустанавливающих документов, что он будет делать с островом, Николай, подумав, ответил:
   – Пусть пока обсохнет.
   Из Москвы понаехали эмиссары, требующие немедленного возвращения своего гражданина на родину. Уговорам Николай не поддавался, а припугнуть его ничем не могли. Родных у него не было, собственности тоже, кроме спецодежды, брошенной в общежитии.

   Чтобы не наделать глупостей, Николай воспользовался услугами Луганского банка и спрятался от всех на одной из вилл в горах Швейцарии для спокойного осмысления своего нового положения.
   Во-первых, он очень тщательно изучил свои юридические права. Что он может, а что нет. Ему подобрали прилежных и грамотных юристов.
   Во-вторых, ему откопали в архивах все о его необыкновенном дедушке Иване Александровиче Амозове и даже разыскали его фотографию. Правда, в лагерной робе. А главное, Николай теперь все знал о возникновении острова и связанную с этим чудесную историю спасения деда, описанную в газетах столетней давности.
   В-третьих, ему надо было спокойно решать, что делать с островом. Хотя название острова он уже решил оставить – «Раз Амос, то пусть будет Амос».
   Банк предложил ему заложить остров за астрономическую сумму и предаваться прелестям жизни на полную катушку, как делал его дед. На это Николай напомнил советчикам, что дед его был уважаемый и мудрый человек, державший в своих руках всю мучную торговлю среднего Поволжья. К тому же дед учредил в Нижнем Новгороде Народный банк, просуществовавший до революции с прекрасной репутацией. А ко всему, у русских есть пословица: «Делу время, а потехе час». Чему дед и придерживался.
   В один из дней Николай потребовал специалистов по государственному устройству.
   Три дня сидел с ними взаперти. А затем, сняв информационную блокаду, объявил на пресс-конференции такое, что вся Европа всколыхнулась как от землетрясения.
   Владелец острова, Николай Амозов, объявил о создании на нем нового государства.
   Государства, состоящего только из одного гражданина – его самого.
   Все остальные граждане будут жить, посещать и работать в его государстве по контракту.
   Контракт:
   – на аренду земли, как долгосрочную до 49 лет, так и краткосрочную;
   – на разведку и разработку ископаемых;
   – на строительство портов;
   – на размещение военных баз;
   – на строительство и эксплуатацию аэропортов, шоссейных и железных дорог;
   – на строительство гостиниц, отелей, курортов» пляжных комплексов, Диснейлендов;
   – на строительство и эксплуатацию гидрогазоэнергетики, автозаправочного и сервисного оборудования;
   – на создание и эксплуатацию системы, как внутренней, так и внешней безопасности.
   Также принимаются другие предложения, направленные на развитие и процветание острова, и объявляется конкурс на предоставление кредита под развитие нового государства.
   Но в первую очередь, он приглашает к самому тесному сотрудничеству экологические организации; им предоставляется бессрочная и безвозмездная аренда земли.
   На острове запрещено действие любых партий, религий, продажа земли, субаренда.
   Все люди Земли имеют на острове равные права и равную ответственность.
   Все виды наказания на острове запрещены, кроме одного – высылки.
   Основанием высылки является нарушение условий контракта.
   Рождение ребенка не является основанием для получения гражданства, так как на острове отсутствует гражданство.
   На острове могут присутствовать только те животные, которые не могут нанести вреда жизни и здоровью людей.
   Остров не имеет своей денежной единицы; в качестве денежной системы признается любая мировая валюта, признанная Всемирным банком.
   На острове запрещены захоронения, дома культа, школы, институты, издания газет, книг, размещение рекламы, книг. Трансляции радио и телепередач с территории острова тоже запрещены.
   Остров объявляет полный нейтралитет, не участвует ни в одной международной политической, военной и экономической организации.
   Право наследования принадлежит первому лицу любого пола по признакам прямых первых и вторых родственных связей на основе Римского права. Но лишь в случае естественной смерти главы государства.
   В случае насильственной смерти владельца острова, вся деятельность на острове приостанавливается до установления первопричины насильственной смерти. На этот период правление острова передается во временный попечительский совет, состоящий из представителей Совета Европы сроком до 80 лет. После чего наследование идет по своей линии.

   Впоследствии историки анализировали, откуда у человека, не имеющего высшего юридического и просто высшего образования, могла возникнуть гениальная идея по созданию совершенно нового государственного устройства.
   Мнения были разные.
   Но, большинство ученых сошлись на мысли о том, что если бы Николай Амозов не был бы простым электриком, никогда бы и не выдвинул этой гениальной идеи. А вот если бы он имел специальное высшее образование, то он бы и построил традиционное государство.

   Теперь над головой главы одного из европейских государств Николая Амозова почти всегда было солнце.
   Но нельзя сказать, что все время правления островом было для Николая безоблачным.
   В начале шло долгое утверждение нового государства, как государства, а не пародии на него. Параллельно долгие годы велось строительство и обживание острова. При этом открылись недюжие организаторские способности новоиспеченного хозяина. Способность находиться в прекрасном рабочем состоянии двадцать часов в сутки. Дипломатическая гибкость и дальновидность. Умение расчетливо вести дела своего необычного государства. Вот здесь-то, очевидно, и проявились гены знаменитого предка – купца первой гильдии Ивана Александровича Амозова.
   Через двенадцать лет правления на острове Николай женился на гражданке Израиля, которая работала у него по контракту в пресс-группе.
   После смерти Николая преемником главы государства Амос стала его старшая дочь – она же опять единственная гражданка государства Амос.
   Похоронен был первый глава островного государства по принятому им же закону на своей родине, в России, – на Бугровском кладбище Нижнего Новгорода.
   Но еще долгие тысячелетия люди пользовались этой гениальной идеей нового государственного устройства при освоении планет вначале в нашей Солнечной системе, а затем и во всей Вселенной.
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация