А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Трагедии" (страница 1)

   Софокл
   Трагедии

   Царь Эдип[1]

   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

   Эдип.
   Жрец.
   Креонт.
   Хор фиванских старейшин.
   Тиресий.
   Иокаста.
   Вестник.
   Пастух Лая.
   Домочадец Эдипа.

   ПРОЛОГ

   Эдип

О деда Кадма юные потомки!
Зачем сидите здесь у алтарей,
Держа в руках молитвенные ветви,
В то время как весь город фимиамом
Наполнен, и моленьями, и стоном?
И потому, желая самолично
О всем узнать, я к вам сюда пришел, —
Я, названный у вас Эдипом славным.
Скажи мне, старец, – ибо речь вести
10 Тебе за этих юных подобает, —
Что привело вас? Просьба или страх?
С охотой все исполню: бессердечно
Не пожалеть явившихся с мольбой.

   Жрец

Властитель края нашего, Эдип!
Ты видишь – мы сидим здесь, стар и млад:
Одни из нас еще не оперились,
Другие годами отягчены —
Жрецы, я – Зевсов жрец, и с нами вместе
Цвет молодежи. А народ, в венках,
20 На торге ждет, у двух святынь Паллады
И у пророческой золы Исмены[2].
Наш город, сам ты видишь, потрясен
Ужасной бурей и главы не в силах
Из бездны волн кровавых приподнять.
Зачахли в почве молодые всходы,
Зачах и скот; и дети умирают
В утробах матерей. Бог-огненосец —
Смертельный мор – постиг и мучит город.
Пустеет Кадмов дом, Аид же мрачный
30 Опять тоской и воплями богат.
С бессмертными тебя я не равняю, —
Как и они, прибегшие к тебе, —
Но первым человеком в бедах жизни
Считаю и в общении с богами.
Явившись в Фивы, ты избавил нас
От дани той безжалостной вещунье[3],
Хоть ничего о нас не знал и не был
Никем наставлен; но, ведомый богом,
Вернул нам жизнь, – таков всеобщий глас.
40 О наилучший из мужей, Эдип,
К тебе с мольбой мы ныне прибегаем:
Найди нам оборону, вняв глагол
Божественный иль вопросив людей.
Всем ведомо, что опытных советы
Благой исход способны указать.
О лучший между смертными! Воздвигни
Вновь город свой! И о себе подумай:
За прошлое «спасителем» ты назван.
Да не помянем впредь твое правленье
50 Тем, что, поднявшись, рухнули мы вновь.
Восстанови свой город, – да стоит он
Неколебим! По знаменью благому
Ты раньше дал нам счастье – дай и ныне!
Коль ты и впредь желаешь краем править,
Так лучше людным, не пустынным правь.
Ведь крепостная башня иль корабль —
Ничто, когда защитники бежали.

   Эдип

Несчастные вы дети! Знаю, знаю,
Что надо вам. Я вижу ясно: все
60 Страдаете. Но ни один из вас
Все ж не страдает так, как я страдаю:
У вас печаль лишь о самих себе,
Не более, – а я душой болею
За город мой, за вас и за себя.
Меня будить не надо, я не сплю.
Но знайте: горьких слез я много пролил,
Дорог немало думой исходил.
Размыслив, я нашел одно лишь средство.
Так поступил я: сына Менекея,
70 Креонта, брата женина, отправил
Я к Фебу, у оракула узнать,
Какой мольбой и службой град спасти.
Пора ему вернуться. Я тревожусь:
Что приключилось? Срок давно истек,
Положенный ему, а он все медлит.
Когда ж вернется, впрямь я буду плох,
Коль не исполню, что велит нам бог.

   Жрец

Ко времени сказал ты, царь: как раз
Мне знак дают, что к нам Креонт подходит.

   Эдип

80 Царь Аполлон! О, если б воссияла
Нам весть его, как взор его сияет!

   Жрец

Он радостен! Иначе б не украсил
Свое чело он плодоносным лавром.

   Эдип

Сейчас узнаем. Он расслышит нас.
Властитель! Кровный мой, сын Менекея!
Какой глагол от бога нам несешь?

   Креонт

Благой! Поверьте: коль указан выход,
Беда любая может благом стать.

   Эдип

Какая ж весть? Пока от слов твоих
90 Не чувствую ни бодрости, ни страха.

   Креонт

Ты выслушать меня при них желаешь?
Могу сказать… могу и в дом войти…

   Эдип

Нет, говори при всех: о них печалюсь
Сильнее, чем о собственной душе.

   Креонт

Изволь, открою, что от бога слышал.
Нам Аполлон повелевает ясно:
«Ту скверну, что в земле взросла фиванской,
Изгнать, чтоб ей не стать неисцелимой».

   Эдип

Каким же очищеньем? Чем помочь?

   Креонт

100 «Изгнанием иль кровь пролив за кровь, —
Затем, что град отягощен убийством».

   Эдип

Но чью же участь разумеет бог?

   Креонт

О царь, владел когда-то нашим краем
Лай, – перед тем, как ты стал править в Фивах.

   Эдип

Слыхал, – но сам не видывал его.

   Креонт

Он был убит, и бог повелевает,
Кто б ни были они, отмстить убийцам.

   Эдип

Но где они? В каком краю? Где сыщешь
Неясный след давнишнего злодейства?

   Креонт

110 В пределах наших, – он сказал: «Прилежный
Найдет его, но не найдет небрежный».

   Эдип

Но дома у себя, или на поле,
Или в чужом краю убит был Лай?

   Креонт

Он говорил, что бога вопросить
Отправился и больше не вернулся.

   Эдип

А из тогдашних спутников царя
Никто не даст нам сведений полезных?

   Креонт

Убиты. Лишь один, бежавший в страхе,
Пожалуй, нам открыл бы кое-что.

   Эдип

120 Но что? Порой и мелочь много скажет.
Когда б лишь край надежды ухватить!

   Креонт

Он говорил: разбойники убили
Царя. То было дело многих рук.

   Эдип

Но как решились бы на то злодеи,
Когда бы здесь не подкупили их?

   Креонт

Пусть так… Но не нашлось в годину бед
Отмстителя убитому царю.

   Эдип

Но если царь погиб, какие ж беды
Могли мешать разыскивать убийц?

   Креонт

130 Вещунья-сфинкс. Ближайшие заботы
Заставили о розыске забыть.

   Эдип

Все дело вновь я разобрать хочу.
К законному о мертвом попеченью
Вернули нас и Аполлон и ты.
Союзника во мне вы обретете:
Я буду мстить за родину и бога.
Я не о ком-нибудь другом забочусь, —
Пятно снимаю с самого себя.
Кто б ни был тот убийца, он и мне
140 Рукою той же мстить, пожалуй, станет.
Чтя память Лая, сам себе служу.
Вставайте же, о дети, со ступеней,
Молитвенные ветви уносите, —
И пусть народ фиванский созовут.
Исполню все: иль счастливы мы будем
По воле божьей, иль вконец падем.

   Жрец

О дети, встанем! Мы сошлись сюда
Спросить о том, что царь и сам поведал.
Пусть Аполлон, пославший нам вещанье,
150 Нас защитит и уничтожит мор.

   Уходят.

   ПАРОД

   ХОР
   Строфа 1

Сладкий Зевса глагол! От златого Пифона[4]
Что приносишь ты ныне
В знаменитые Фивы?
Трепещу, содрогаюсь смущенной душой.
Исцелитель-Делиец[5]!
Вопрошаю почтительно:
Нового ль ждешь ты служения
Иль обновленного прежнего
По истечении лет?
160 О, поведай, бессмертный,
Порожденный златою Надеждой глагол!

   Антистрофа 1

Ныне первой тебя призываю, дочь Зевса,
Афина бессмертная!
И сестру твою, деву
Артемиду, хранящую нашу страну,
Чей на площади главной
Трон стоит достославный,
И Феба, стрелка несравненного!
Три отразителя смерти!
170 Ныне явитесь! Когда-то
Отогнали вы жгучий
Мор, напавший на город! Явитесь же вновь!

   Строфа 2

Горе! Меры нет напастям!
Наш народ истерзан мором,
А оружья для защиты
Мысль не в силах обрести.
Не взрастают плоды нашей матери Геи,
И не в силах родильницы вытерпеть мук.
Посмотри на людей, – как один за другим
180 Быстрокрылыми птицами мчатся они
Огненосного мора быстрей
На прибрежья закатного бога.

   Антистрофа 2

Жертв по граду не исчислить.
Несхороненные трупы,
Смерти смрад распространяя,
Неоплаканы лежат.
Жены меж тем с матерями седыми
Молят, припав к алтарям и стеная,
Об избавленье от тягостных бед.
190 Смешаны вопли с пеанами светлыми.
О златая дочь Зевса, явись
Ясноликой защитой молящим!

   Строфа 3

Смерти пламенного бога[6],
Что без медного щита
Нас разит под крики бранные, —
Молим: в бегство обрати
Из земли родной и ввергни
В бездну Амфитриты[7]!
Иль умчи к берегам без пристанищ,
200 Где бушует фракийский прибой
Ибо мочи не стало:
Что ночь закончить не успеет,
То, встав, заканчивает день.
Ты, держащий в руке мощь пылающих молний,
Зевс-отец, порази его громом своим!

   Антистрофа 3

Ты мечи, о царь Ликейский[8],
С тетивы, из злата скрученной,
Стрелы тучей на врага!
Да метнет и Артемида
210 Пламена, что в дланях держит,
Мчась в горах Ликийских[9]!
И его призываем мы – Вакха,
Соименного с нашей землей,
Со златою повязкой,
С хмельным румянцем, окруженного
Толпой восторженных Менад, —
Чтоб приблизил и он свой сияющий факел,
С нами бога разя, всех презренней богов!

   Входит Эдип.

   ЭПИСОДИЙ ПЕРВЫЙ

   Эдип

Вы молите? Отвечу вам: надейтесь,
220 Себе на пользу речь мою уважив,
Защиту получить и облегченье.
Речь поведу, как человек сторонний
И слухам и событью. Недалеко
Уйду один – нет нитей у меня.
Я стал у вас всех позже гражданином.
К вам ныне обращаюсь, дети Кадма:
Кто знает человека, чьей рукой
Был умерщвлен когда-то Лай, тому
Мне обо всем сказать повелеваю.
230 А если кто боится указать
Сам на себя, да знает: не случится
Худого с ним, лишь родину покинет.
А ежели убийца чужестранец
И вам знаком, – скажите. Награжу
Казною вас и окажу вам милость.
Но если даже вы и умолчите,
За друга ли страшась иль за себя, —
Дальнейшую мою узнайте волю:
Приказываю, кто бы ни был он,
240 Убийца тот, в стране, где я у власти,
Под кров свой не вводить его и с ним
Не говорить. К молениям и жертвам
Не допускать его, ни к омовеньям, —
Но гнать его из дома, ибо он —
Виновник скверны, поразившей город.
Так Аполлон нам ныне провещал.
И вот теперь я – и поборник бога,
И мститель за умершего царя.
Я проклинаю тайного убийцу, —
250 Один ли скрылся, много ль было их, —
Презренной жизнью пусть живет презренный!
Клянусь, что если с моего согласья
Как гость он принят в доме у меня,
Пусть первый я подвергнусь наказанью.
Вам надлежит исполнить мой приказ,
Мне угождая, богу и стране,
Бесплодью обреченной гневным небом.
Но если б даже не было вещанья,
Вам очищенье все же подобало б,
260 Затем, что славный муж и царь погиб.
Итак, начните розыски! Поскольку
Я принял Лая царственную власть,
Наследовал и ложе и супругу,
То и детей его – не будь потомством
Он обделен – я мог бы воспитать…
Бездетного его беда настигла.
Так вместо них я за него вступлюсь,
Как за отца, и приложу все силы,
Чтоб отыскать и захватить убийцу
270 Лабдака сына, внука Полидора,
Чей дед был Агенор и Кадм – отец[10].
Молю богов: ослушнику земля
Да не вернет посева урожаем,
Жена не даст потомства… Да погибнет
В напасти нашей иль в иной и злейшей!
А вам, потомкам Кадма, мой приказ
Одобрившим, поборниками вечно
Да будут боги все и Справедливость.

   Хор

На клятву клятвенно отвечу, царь:
280 Не убивал я Лая и убийцу
Бессилен указать; но в помощь делу
Виновного объявит Аполлон.

   Эдип

Ты судишь верно. Но богов принудить
Никто не в силах против воли их.

   Хор

Скажу другое, лучшее, быть может.

   Эдип

Хотя б и третье, – только говори.

   Хор

Тиресий-старец столь же прозорлив,
Как Аполлон державный, – от него
Всего ясней, о царь, узнаешь правду.

   Эдип

290 Не медлил я. Совету вняв Креонта,
Я двух гонцов подряд послал за старцем
И удивлен, что долго нет его.

   Хор

Но есть еще давнишняя молва…

   Эдип

Скажи, какая? Все я должен знать.

   Хор

Царя, толкуют, путники убили.

   Эдип

Слыхал я; хоть свидетеля не видел.

   Хор

Но если чувствовать он может страх,
Твоих проклятий грозных он не стерпит.

   Эдип

Кто в деле смел, тот не боится слов.

   Хор

300 Но вон и тот, кто властен уличить:
Ведут богам любезного провидца,
Который дружен с правдой, как никто.

   Входит Тиресий.

   Эдип

О зрящий все Тиресий, что доступно
И сокровенно на земле и в небе!
Хоть темен ты, но знаешь про недуг
Столицы нашей. Мы в тебе одном
Заступника в своей напасти чаем.
Ты мог еще от вестников не слышать, —
Нам Аполлон вещал, что лишь тогда
310 Избавимся от пагубного мора,
Когда отыщем мы цареубийцу
И умертвим иль вышлем вон из Фив.
И ныне, вопросив у вещих птиц
Или к иным гаданиям прибегнув,
Спаси себя, меня спаси и Фивы!
Очисти нас, убийством оскверненных.
В твоей мы власти. Помощь подавать
Посильную – прекрасней нет труда.

   Тиресий

Увы! Как страшно знать, когда от знанья
320 Нет пользы нам! О том я крепко помнил,
Да вот – забыл… Иначе не пришел бы.

   Эдип

Но что случилось? Чем ты так смущен?

   Тиресий

Уйти дозволь. Отпустишь, – и нести
Нам будет легче каждому свой груз.

   Эдип

Неясные слова… Не любишь, видно,
Родимых Фив, когда с ответом медлишь.

   Тиресий

Ты говоришь, да все себе не впрок.
И чтоб со мной того же не случилось…

   Хор

Бессмертных ради, – зная, не таись,
330 К твоим ногам с мольбою припадаем.

   Тиресий

Безумные! Вовек я не открою,
Что у меня в душе… твоей беды…

   Эдип

Как? Знаешь – и не скажешь? Нас предать
Замыслил ты и погубить свой город?

   Тиресий

Себя терзать не стану, ни тебя.
К чему попрек? Я не скажу ни слова.

   Эдип

Негодный из негодных! Ты и камень
Разгневаешь! Заговоришь иль нет?
Иль будешь вновь упорствовать бездушно?

   Тиресий

340 Меня коришь, а нрава своего
Не примечаешь – все меня поносишь…

   Эдип

Но кто бы не разгневался, услышав,
Как ты сейчас наш город оскорбил!

   Тиресий

Все сбудется, хотя бы я молчал.

   Эдип

Тем более ты мне сказать обязан.

   Тиресий

Ни звука не прибавлю. Волен ты
Пылать теперь хоть самым ярым гневом.

   Эдип

Я гневаюсь – и выскажу открыто,
Что думаю. Узнай: я полагаю,
350 Что ты замешан в деле, ты – участник,
Хоть рук не приложил, а будь ты зряч,
Сказал бы я, что ты и есть убийца.

   Тиресий

Вот как? А я тебе повелеваю
Твой приговор исполнить – над собой,
И ни меня, ни их не трогать, ибо
Страны безбожный осквернитель – ты!

   Эдип

Такое слово ты изверг бесстыдно?
И думаешь возмездья избежать?

   Тиресий

Уже избег: я правдою силен.

   Эдип

360 За эту речь не ожидаешь кары?

   Тиресий

Нет, – если в мире есть хоть доля правды.

   Эдип

Да, в мире, не в тебе – ты правде чужд:
В тебе угас и слух, и взор, и разум.

   Тиресий

Несчастный, чем меня ты попрекаешь,
Тем скоро всякий попрекнет тебя.

   Эдип

Питомец вечной ночи, никому,
Кто видит день, – и мне, – не повредишь!

   Тиресий

Да, рок твой – пасть не от моей руки:
И без меня все Аполлон исполнит.

   Эдип

370 То умысел Креонта или твой?

   Тиресий

Нет, не Креонт, а сам себе ты враг.

   Эдип

О деньги! Власть! О мощное орудье,
Сильней всех прочих в жизненной борьбе!
О, сколько же заманчивости в вас,
Что ради этой власти, нашим градом
Мне данной не по просьбе, добровольно,
Креонт, в минувшем преданный мне друг,
Подполз тайком, меня желая свергнуть,
И подослал лукавого пророка,
380 Обманщика и плута, что в одной лишь
Корысти зряч, в гаданьях же – слепец!
Когда, скажи, ты верным был пророком?
Скажи мне, ты от хищной той певуньи[11]
Избавил ли сограждан вещим словом?
Загадок не решил бы первый встречный, —
К гаданиям прибегнуть надлежало.
Но ты не вразумился птиц полетом,
Внушением, богов. А я пришел,
Эдип-невежда, – и смирил вещунью,
390 Решив загадку, – не гадал по птицам!
И ты меня желаешь выгнать вон,
Чтоб ближе стать к Креонтову престолу?
Раскаетесь вы оба – ты и он,
Ревнитель очищенья!.. Я бы вырвал
Признанье у тебя, не будь ты стар!

   Хор

Мне думается – произнес он в гневе
Свои слова, а также ты, Эдип.
Нет, как исполнить божье повеленье —
Вот мы о чем заботиться должны.

   Тиресий

400 Хоть ты и царь, – равно имею право
Ответствовать. И я властитель тоже.
Я не тебе, а Локсию слуга
И в милости Креонта не нуждаюсь.
Мою ты слепоту коришь, но сам
Хоть зорок ты, а бед своих не видишь —
Где обитаешь ты и с кем живешь.
Ты род свой знаешь? Невдомек тебе,
Что здесь и под землей родным ты недруг
И что вдвойне – за мать и за отца —
410 Наказан будешь горьким ты изгнаньем.
Зришь ныне свет – но будешь видеть мрак.
Найдется ли на Кифероне место,
Которое не огласишь ты воплем,
Свой брак постигнув – роковую пристань
В конце благополучного пути?
Не чуешь и других ты бедствий многих:
Что ты – и сын, и муж, и детям брат!..
Теперь слова Креонта и мои
В грязь втаптывай. Другой найдется смертный,
420 Кого бы гибель злейшая ждала?

   Эдип

Угрозы эти от него исходят?
О, будь ты проклят! Вон ступай отсюда!
Прочь уходи от дома моего!

   Тиресий

Я не пришел бы, если б ты не звал.

   Эдип

Не знал я, что услышу речь безумца, —
Иначе не послал бы за тобой.

   Тиресий

По-твоему, безумец я? Меж тем
Родителям твоим казался мудрым.

   Эдип

Кому? Постой… Кто породил меня?

   Тиресий

430 Сей день родит и умертвит тебя.

   Эдип

Опять слова неясны, как загадки.

   Тиресий

В отгадыванье ты ли не искусник?

   Эдип

Глумись над тем, чем возвеличен я.

   Тиресий

Но твой успех тебе же на погибель.

   Эдип

Я город спас, о прочем не забочусь.

   Тиресий

Иду… Ты, мальчик, уведи меня.

   Эдип

И пусть уводит… Мне невмоготу
Терпеть тебя. Уйдешь – мне станет легче.

   Уходят.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация