А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злой ГЕНий, или Сперматозоиды штурмуют…" (страница 3)

   Глава 8
   Жуткие картинки

   Снова присел на расслабляющий мышление диван.
   Углубился в недра папки, усиленной медными уголками.
   Что нам еще приготовил Садоград?
   Папка таила цветные фото не для слабонервных.
   Цветные – двадцать четыре на двенадцать – качественные фотографии с краткими (на обороте) комментариями.
   Я погрузился в садоградские недоразумения.
   Откушенный академический нос.
   Не кремлевская диета.
   Ученый глаз с вогнанной в орбиту пробиркой.
   В споре рождается смерть.
   Выгрызенный кадык.
   На вампира не тянет.
   Далее – предметы и улики.
   Пластмассовый стул в крови с прилипшими волосьями – этой мебелью отколотили биологического кандидата.
   Гибельный шланг, не пощадивший техника-гидролога.
   А это что за перебинтованная мумия?
   Командировочный эколог. Избит неизвестными в яблочном саду.
   Два туалетных суицида.
   Без подозрительных стриангуляционных полос.
   Это моветон – вешаться на трубах центрального отопления.
   Есенинщины перечитались.
   Следующее фото претендовало на победу в конкурсе «Угадай, что здесь изображено».
   Покрутив снимок и так и этак, я сдался.
   Объяснение на обороте: акт лабораторного вандализма.
   Оказалось, в масштабе один к одному зафиксирована груда мерных цилиндров, используемых для разделения тяжелых и легких фракций почвы.
   У специалиста по черноземам и подзолу сдали нервы, и он уничтожил посредством бронзового пестика все цилиндры до последнего.
   Еще один командировочный, истоптанный подрастающим без должного воспитания поколением.
   Речные пейзажи.
   А это кто на бережку загорает?
   Утопленник с кирпичом, привязанным к мужской снасти.
   Кто же снабдил отдыхающего сим балластом?
   На обороте снимка – лишь общие слова о невыясненных обстоятельствах.
   Это с какой же русалкой связался ведущий перинатолог?
   Покончив с жутким пасьянсом, я отошел к аквариуму.
   Какая-то странная закономерность угадывалась в академическом криминале, но толком сформулировать я ее не успел.
   Разъехавшиеся потайные створки приват-салона доводили до сведения, что генерал не только успокоил мобильник с бетховенскими тактами, но и удовлетворил, соблюдая номенклатурную иерархию, всю телефонную дюжину.
   Отстучав ногтем аквариумным зекам «ауфвидерзеен», я вышел на волю.

   Глава 9
   Генеральский испуг

   Шеф по-прежнему восседал в кресле.
   И глянцевая красавица 90-60-90 с ночной снайперкой не менее эффектного калибра пребывала на стене в полной боевой готовности.
   Судя по хвойному запаху, генерал снова успел принять капли.
   – Алексей Николаевич, там одна из рыбешек собралась рожать.
   – Знаю.
   – Как бы не сожрали молодь.
   – Пусть попробуют.
   Шеф попытался раскованно улыбнуться, но утихомиривание дюжины телефонов перенапрягло соответствующие отростки челюстно-лицевой мускулатуры.
   – Ну, что скажешь?
   – Есть пара мыслишек.
   – Выкладывай.
   – Более всего настораживают два обстоятельства…
   Теперь и мне позволены драматические паузы.
   – Это кипа заявлений от офицерского состава с плохо мотивированными просьбами срочного перевода в другое место.
   – В правильном направлении мыслишь.
   Отчихавшись аккуратно в платок, шеф вернулся в тему:
   – Я тут беседовал с одним таким отпускником.
   – И что?
   – Нес товарищ какую-то ахинею про интимные проблемы.
   – Разумеется, ничего конкретного?
   – Да, боятся они все о чем-то говорить, боятся.
   – Судя по прессе и общей игре в молчанку, в Садограде что-то происходит, не совсем вписывающееся в обыденную реальность.
   Я выразительно глянул на календарь, отсвечивающий глянцем.
   Обнаженная держательница ночной снайперки успела замаскироваться в солнечных лучах..
   Блики мешали эротическому восприятию топ-моделей – стальной и 90-60-90.
   – Ну, значит, психологи точно не ошиблись, предложив тебя. А, Денис?
   Я проигнорировал скрытый комплимент.
   Шеф снова замолчал, и надолго.
   Видно, припомнил какую-нибудь подсидку или подлянку.
   Борьба силовиков под ковром – не детская забава.
   Я решил отвлечь генерала от несвоевременных грустных мыслей.
   Иногда проявление солдафонства дает нужный эффект.
   Вскочил и проорал:
   – Доверие – оправдаю!
   Вытянулся в струнку перед генералом и портретом за его плечами.
   – Вольно, – улыбнулся Алексей Николаевич.
   Моя задница возобновила близкое знакомство с косоватым сиденьем неотрегулированного стула.
   – Можно переходить ко второму сомнительному пункту?
   Я убавил служебное рвение и вернулся в прежнее говорильное состояние.
   – Валяй.
   – Это снимки…
   Нет, что-то есть в паузах кайфовое.
   – Это снимки жертв ученого разгула.
   – Уточни.
   – Почему среди потерпевших нет ни одной женщины, ни одной девушки? Где хотя бы одно изнасилование или даже просто вульгарная попытка? Где?
   – Это, Денис, пугало меня больше всего.
   Генерал проакцентировал глагол прошедшего времени.
   – Пугало!

   Глава 10
   Лесбиянский залет

   Обеденное время подступало, а нашим разговорам не было видно конца.
   Пришлось активизироваться.
   – Ну, а из всей криминальной фотогалереи мне, Алексей Николаевич, особенно не понравился утопленник.
   – Главврач садоградского родильного дома?
   – Вот именно. Как-никак, этот любимец русалок находился ближе всех к младенцам… Ну, вы меня понимаете.
   – Денис, ты снова прав. Утопленник на конечной фазе беременности…
   – То есть родов, – подсказал я.
   – Утопленник присутствовал на приемке младенцев в силу своих профессиональных обязанностей.
   Генерал впал в задумчивость.
   Наверное, пытался мысленно представить, как это бабы выдают младенца за младенцем, и непременно с малюсенькими письками.
   Но я продолжал нагнетать интригу.
   – Алексей Николаевич, судя по вышеперечисленным фактам, я буду наверняка не первый командированный в озверевшие научные круги?
   – Опять играешь на опережение, – шеф не хвалил, но и не укорял.
   А мне хотелось просто и со вкусом откушать без нарушения привычного меню.
   И шеф перестал брать паузы, сжалившись над изнывающим подчиненным с пустым желудком.
   – До тебя, Денис, наши коллеги отправляли своего человека.
   Желудок, учуяв опасность, перестал выделять литры соляной кислоты, а желчный пузырь тормознул ферментацию.
   – Его ликвидировали?
   Вопрос заменил черный перец и самый острый кетчуп.
   – Нет.
   – Попал в тяжелую аварию?
   – Нет.
   – Позорно дезертировал?
   – Нет.
   – Ну, тогда…
   Я впервые за время странной беседы забуксовал.
   Шеф опять совершал надо мной дальнозоркую лоботомию.
   – Не напрягайся, Денис, все равно не догадаешься.
   Приправа становилась все острее и острее.
   – Теперь, я думаю, ты не побрезгуешь делом о повышенной рождаемости?
   – Не будем разочаровывать психологов.
   – Не будем, – ответил шеф, имитируя мою давешнюю насупленность.
   Садоград привлекал меня все больше и больше.
   – Так вот, на место выезжал не просто агент, а женщина!
   – Кого же еще посылать на младенцев, – сказанул я опрометчиво.
   Шеф даже не чихнул.
   – Женщина из женщин. Лучшая по всем показателем. Ярая мужененавистница. Лесбиянка из лесбиянок.
   – Не Вампиранья ли?
   – Она самая.
   – Да я же за ней полную трудовую неделю ухлестывал на курсах переподготовки.
   – Отшила?
   – Еще как. Я даже целых двадцать четыре часа сомневался в своих мачо-достоинствах.
   – Так вот, Вампиранья…
   Алексей Николаевич явно давал моей интуиции еще один шанс.
   – Втюрилась в профессора кислых щей!..
   – Нет, Денис: элементарно забеременела.
   Тут я коротко выматерился.
   – Она же ни одного членоносца на выстрел не подпускала! Она бы любому яйца оторвала!
   – И на старуху бывает проруха.
   – Залетевшая Вампиранья: самый короткий анекдот, – попытался я пошутить.
   Шеф даже не улыбнулся.
   – А поговорить с ней можно?
   – Нельзя. Она, понимаешь, немного неадекватна. Даже не помнит, кто ее оплодотворил. Твердит лишь про сад, яблочный сад.
   Шеф опять взял паузу.
   Что-то ему не нравилось, совсем не нравилось в создавшемся положении.
   Мне тоже.

   Глава 11
   Винегрет по-садоградски

   Генерал демонстративно посмотрел на часы, явно собираясь подводить итоги.
   Я не возражал.
   – Что мы имеем на данный момент? – спросил Алексей Николаевич то ли меня, то ли себя.
   – Винегрет, – сказал я. – Сущий винегрет.
   – Конкретней.
   – Новорожденные сплошь мужского пола – это раз! Бегство шпионов – два! Криминальность поведения части ученых мужей – три. Ну, и подло изнасилованная сотрудница с применением каких-то спецсредств.
   – Кстати, Вампиранья вела разработку тамошнего родильного дома.
   – Понятно.
   – А ее очень изящно вывели из игры. Комар носа не подточит.
   – Я и говорю: без спецобработки она бы не дала себя трахнуть.
   – И потеря сексуальной памяти тоже свидетельствует о многом.
   Генерал упорно пытался раззадорить меня предстоящими трудностями.
   Но ни Алексей Николаевич, ни я доподлинно не знали, что грозит секретному агенту мужского пола в коварном Садограде.
   Тоже изнасилуют или просто кончат, замаскировав под нелепую бытовуху?
   И еще одно мертвое фото ляжет в толстую папку с жертвами науки.
   Но генерал сурово прервал мою примерку на ближайшее и совсем не радужное будущее.
   – Выводы, Денис, выводы!
   – Думаю, придется весьма непросто.
   – Трезвая оценка. Но трудности усугубляются еще садоградской конфигурацией.
   – У научного пристанища сложная планировка?
   – С планировкой академгородка ознакомишься позже на макете.
   – Позже так позже. И лучше всего после сытного обеда.
   – Разумно. Давай-ка сейчас поговорим немного о тактико-операционных сложностях разработки ученой прослойки.
   – Материал с завитушками, наполненными серым веществом.
   – Я, Денис, не о личностях. Об обстановке в целом, чтобы ты прочувствовал основательно, какие трудности тебя ожидают.
   – Обычная операция без прикрытия с уклоном в импровизацию.
   – Запомни, Денис, в Садограде вообще невозможно толком провести ни одно нормальное мероприятие. Видите ли, в угоду правозащитным организациям и Академии наук проект городка разрабатывался на принципе разных степеней свободы.
   Генерал набрал побольше кабинетного воздуха в бронхи, утомленные воспалением верхних дыхательных путей.
   – Жесткая охрана внешнего периметра, ограждающего и сельхозугодья, и прилегающий лес, и реку от ненужных вторжений террористов, «зеленых», криминальных группировок и других подозрительных лиц, исключая родственников (по предварительной записи) и командировочных (после регистрации).
   – А «зеленым» что не нравится в Садограде?
   – Хотят затормозить сельскохозяйственный прогресс и геномодифицированные урожаи.
   Генерал снова пополнил бронхи.
   – Не менее сильная защита аграрных и животноводческих тайн в самом Научно-исследовательском центре. Круглосуточное наблюдение в автоматическом режиме. Скрытые камеры во всех без исключения кабинетах, лабораториях и подсобных помещениях, не исключая места общего пользования.
   Генералу доставляло удовольствие перечислять системы внутренней безопасности, но вот он погрустнел и взъярился.
   – А вот с территорией, отведенной для проживания и быта, ситуация, как с Терра Инкогнита.
   Генерал произвел кулаками что-то боксерское.
   – Там полная свобода и вопиющая бесконтрольность.
   Генерал сразил коротким хуком кого-то невидимого.
   – Чем маститей профессор, тем тщательней он блюдет частную жизнь.
   Генерал отбоксировал.
   – Ну, а молодежь из-за склонности к фрондерству и позерству недолюбливает соглядатаев, пусть и электронных.
   – Как показывает история человеческого общества, – сказал я озабоченным тоном, – самым оберегаемым от посторонних взоров является альковная, то есть постельная часть бытового айсберга.
   Но генерал не поддержал мое погружение в интим.
   – Денис, а не кажется тебе, что в условиях тотальной бесконтрольности частной жизни вполне могут зарождаться весьма опасные идеи?
   – О свержении строя?
   Я покаянно глянул на портрет гаранта Конституции.
   – Хуже. Гораздо хуже. Вдруг какой-нибудь ученый энтузиаст-женоненавистник втихаря, так сказать, в домашних условиях сварганил машинку, так сказать, по управлению полом?
   – С наших высоколобых станется.
   – И воздействует дистанционно на живчиков.
   – Наши и не такое могут забацать. Как-никак, отечественный интеллектуал в массе своей – врожденный инсургент.
   – Опять красивое словцо?
   – Так, Алексей Николаевич, это же звучит лучше, чем подпольщик, диссидент, партизан и даже инакомыслящий.
   – Хрен редьки не слаще.
   – Я и говорю: задача усложняется. Но все-таки за сперматозоидами гоняться безопасней, чем за вооруженными до зубов бандформированиями.
   На этот раз генерал изволил улыбнуться.
   – Денис, в обычной банде не больше сотни членов, а ты знаешь, сколько изливает семени один нормальный мужчина?
   – В литрах?
   – В штуках.
   – Думаю, много.
   – Мне тут справку составили по этому вопросу. Значит, за один половой акт мужчина среднего возраста извергает до ста пятидесяти миллионов живчиков, готовых к оплодотворению.
   – Одуреть… Количество одноактных сперматозоидов равно всему населению России!
   – Денис, в этом деле успокаивает одно: не надо гоняться за каждым отдельно взятым живчиком.
   Генерал соизволил пошутить.
   – Найди спермоносителей, которые брюхатят садоградских женщин.
   Генерал посерьезнел.
   – Учти, Денис, оперативные условия в академгородке крайне ограничены. Кадровый голод – люди просто боятся туда ехать. Те, кто подписались на четверть века, еще держатся. Поэтому, кроме редких командировочных да родственников, в Садограде никого не бывает.
   – Значит ни затеряться толком, ни замаскироваться…
   – Вот именно.
   – В такой ситуации даже самая железная легенда не потянет.
   Полезно развивать мысли начальства вслух.
   – Но полная нелегальность сулит много осложнений.
   – Надо придумать элементарную туфту.
   – Да, чем проще, тем лучше.
   – Ну и разумеется, никаких официозных корочек и тем более помощников.
   – Я же сразу сказал: операция без прикрытия.
   – И без оружия.
   – Я им яйца голыми руками откручу, если понадобится.
   – Крутить будут другие. Твоя задача не ликвидировать, а найти.
   – Поиск – моя стихия.
   Я не стал излишне скромничать.
   – Особенно в условиях, мало приспособленных для поиска.
   – Денис, главное – не лезь сразу в проклятый роддом.
   – Да, надо действовать исподволь. И откровенно тупить.
   – Ох, Денис, с тобой не соскучишься.
   Опять скрытый комплимент моим способностям.
   – Нет, а шикарное тебе задание досталось, Денис?
   Шефу почти удалось создать вокруг задания ореол почти невыполнимой миссии.
   Генерал не знал, что ловля рыбы, и желательно покрупней, в мутной-премутной воде – моя излюбленная тактика.
   Не знал, но догадывался.
   Я незаметно для шефа подмигнул гаранту общечеловеческих прав.
   Но генерал засек неуставное перемигивание.
   – Денис, я думаю, президенту понравится, если мы назовем нашу операцию «Ступор»?
   – В честь высокопоставленного кобеля? – задал я глупый и неправомочный вопросец.
   Любой гражданин Российской Федерации обязан знать кличку любимого президентского ротвейлера.
   Алексей Николаевич проигнорировал мой собачий промах.
   – У тебя на подготовку – неделя, и ни днем больше.
   – Не будем разочаровывать психологов, – сказал я без излишнего попугайничанья.
   – Не будем, – отыграл шеф.
   Я в темпе застигнутого врасплох любовника облачился в пиджак, но галстук оставил в кармане.
   – Как говорится, ни пуха, ни пера!
   Генерал даже не посмотрел на портрет, который за его спиной анализировал слабые места операции «Ступор».
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация