А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злой ГЕНий, или Сперматозоиды штурмуют…" (страница 20)

   Глава 14
   Синие груши

   Мед поместили в кухонный пенал к скудеющим запасам сгущенного молока.
   Самодельный туесок выглядел неказисто и нелепо среди штампованных рядов стандартных банок.
   Племянник сразу же увел наверх супругу.
   Дело молодое.
   Мы же с доцентшей сели гонять чаи.
   – Диня, ну-ка признайся – ты, наверное, волшебник.
   – В каком смысле?
   – В самом прямом. Тут мне подруги телефон оборвали.
   – Вспомнили подробности о зачатии?
   – Разбежался.
   – Снова звали в гости?
   – Благодарили, Диня, за подарки.
   – Какие еще подарки?
   – Тебе лучше знать. Подарки от кремлевской администрации.
   – Не может быть.
   Я скрестил руки на могущественном фотоаппарате.
   – Ольга получила новый теннисный стол и фирменный набор мячей и ракеток.
   – Класс!
   – Светлана Константиновна – новую колоду для гаданий.
   – Здорово.
   – Ванюшке прислали котенка от президентской кошки.
   – У президента кот…
   – А вот Скудаеву Иммануилу Феоктистовичу достался целый ящик лучшего коньяка двадцатилетней выдержки. Катерина выразила решительный протест.
   – Целый ящик!
   – Да, и еще звонил главный врач роддома.
   – Благодарил за подарок?
   – Нет, приглашал сразиться в шахматы.
   – Кстати, о Катерине… Какой у нее телефон?
   – Понравилась?..
   – Нет.
   – Честно?
   – Промашку хочу одну исправить.
   – Ну, раз промашку, тогда звони.
   – Нинель, надо просто кое-что уточнить насчет ребенка.
   – Которого ждет?
   – Нет, Ванюши.
   – Хочешь узнать, не было ли в родове Катерины целителей и знахарей?
   – Ты уже давно это выяснила?
   – Давно. Меня же Ванюша тоже врачевал, и не раз. К твоему разочарованию, праотцы по материнской линии могли наградить Ванюшу только дурными привычками да врожденными склонностями. Ну, а об отце сам догадывайся – об истинном отце.
   – Нинель – ты подала мне одну потрясающую мысль.
   – Всего одну?
   – Скажем, к примеру, я на досуге занимаюсь обрюхачиванием женщин…
   – Диня!
   – Теоретически.
   – Хорошо послушаем твою гипотезу.
   – Так вот, при любом раскладе я все равно должен ощущать себя отцом заделанного мальчика.
   – Стоп. Хочешь, я угадаю, о чем ты намереваешься спросить Катерину?
   – Угадывай.
   – Не приходит ли кто посторонний навещать Ванюшу?
   – Почти в яблочко. Только когда ты заговорила о подарках, я подумал: а вдруг самозваный папаня тоже дарит своим чадам какие-нибудь игрушки?
   Нинель Осиповна произвела набор.
   – Про коньяк – ни слова.
   Нет, я еще не до конца выявил все фотоаппаратные возможности.
   Разговор с Катериной получился не очень длинный.
   Недипломированная жена разочаровала: никто из посторонних не заходил, никаких сюрпризов не отмечено. Не считая редких визитов старшего садовода, который приносит каждый раз туесок с медом и пугает ребенка отвратной рожей. А вот если опять пришлют ящик коньяка, то она сбросит его в бассейн.
   Доцентше не терпелось выведать подробности диалога.
   – Ну, и что ты узнал?
   – Как я вижу, самый большой альтруист в городке – это Юрод.
   – Его так все за глаза кличут… Но ты, Динь, обращайся к нему «Юрий Юрьевич».
   – Понимаю – зачем лишний раз травмировать человека широкой души, но с подпорченной физией?
   – Медом Юрий Юрьевич обеспечивает все садоградские семейства, так как и пасека, и хранилище являются собственностью Научно-исследовательского центра, – и яблоками тоже круглый год, и прочей овощной и ягодной продукцией. Хочешь – иди в магазин, хочешь – закажи по телефону, и доставят прямо со склада.
   – Сервис!
   – Ты с ним поаккуратней при общении. Пять лет назад – нет, шесть – он в один день потерял изумительную жену Еву и неродившегося ребенка.
   – Мальчика?
   – Девочку. Ева не смогла разродиться. Такое бывает, но редко.
   – Шесть лет назад…
   – Кстати, мне уже сообщили, как он спас тебя от яблоносцев.
   – В Садограде слухи распространяются быстрей, чем в полном вакууме.
   – Зря ты, Диня, не ценишь флагман агробезопасности, зря третируешь жителей.
   – Я еще не просек, Нинель, куда меня угораздило попасть. Исключая тебя, все какие-то странные.
   – Ты прав. Этих людей раскусить трудно. Возьмем Юрода…
   – Может, хватит о нем? О благородном и несчастном садовом труженике.
   – Напрасно. Это был гениальный биоинженер!
   – Почему «был»?
   – Двадцать лет он трудился над одним сортом геномодифицированных яблок и добился своего. Урожайность высокая. Лежкость небывалая. Всю зиму держатся – хоть бы хны. Устойчивость к парше и гнили. Самозащита от насекомых-вредителей…
   – Бедные гусеницы.
   О порхающих красавицах в нарядах изнывающих невест я как-то не подумал.
   – Но, достигнув цели, полностью ушел из науки. Представь, он сам посадил в Наукограде все яблони. А теперь следит за каждым деревцем, не доверяя никому… Все наши сады курирует. Поднимается раньше всех и ложится позже всех. Кстати, он свой знаменитый сорт назвал в честь погибшей жены и неродившейся дочки – «Ева».
   Если бы не личико, я бы подумал, что доцентша влюблена в старшего садовода – нашего Юрода.
   – Яблоки-то хоть вкусные?
   – А ты попробуй.
   – Предпочитаю груши… Как там у одного забытого классика в рассказе про любовь… «Идите покушайте синих груш!»
   – Почему синих?
   – Кажется, жених был дальтоник.
   – Но не импотент.
   Из спальни второго этажа донеслись весьма красноречивые звуки супружеских отношений.
   Но мы с доцентшей пили чай с медом…

   Глава 15
   Прокуроров сын

   У меня выработалась дурная привычка: перед сном выходить на крыльцо и шумно мочиться на клумбу с черными георгинами.
   Не знаю, нравилась ли такая подкормка благородным цветам, но я испытывал неизъяснимый кайф, особенно зажмуриваясь и вслушиваясь.
   Но на этот раз я не получил никакого удовольствия.
   Кайф испортил Дылда – сын прокуроров.
   Нарисовался как ни в чем не бывало.
   Я окинул сад оценивающим взором.
   – Да один я, – сказал тихо вождь яблоносцев. – Один.
   – Хочешь вызвать на дуэль?
   – Брось выеживаться, Диня.
   – Ну, тогда выкладывай, генералиссимус хренов, с чем пожаловал.
   – Мы днем оба погорячились.
   Надо же, предводителя хулиганствующего эскадрона обуяла ягнячья кротость.
   – Возможно.
   – Ты разозлил ребят увертливостью.
   – Сначала научил бы своих балбесов квалифицированной слежке.
   – Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала. Взяли мы тебя, в конце концов, в оборот.
   Слишком дружелюбно и миролюбиво для переговоров на высшем уровне.
   – Да если бы не корабел… Мамочка сука!.. Мамочка сука!..
   – Он артист еще тот, но сейчас речь о другом. Своим – не спорю, изящным – уходом через сквозное окно ты доказал…
   Прокурорский сын перешел на обвинительный тон.
   – Доказал, что прибыл совсем не за метеоритом, а за маньяком-насильником.
   Я поторопился с ответной репликой.
   – Давай не будем об этом вслух.
   – Ну вот, мы и прикинули с ребятами хер к носу и поняли. Ты прибыл сюда не для того, чтобы жрать наши яблоки. У тебя своя задача, у нас своя. Зачем нам ссориться?
   – Действительно – зачем?
   – Мы бы тебя, конечно, положили тогда в Пнево, несмотря на большие потери…
   – Про большие потери – ты это верно заметил.
   – Не выеживайся.
   Наконец-то яблоносный генералиссимус начал возвращаться к былой агрессивности.
   – Скажи без понтов, ты согласен на недельное перемирие?
   Пора закругляться.
   – В принципе – да. А где гарантия соблюдения оного с вашей стороны?
   – Моего слово тебе будет достаточно!
   – Сомневаюсь.
   – А ты не сомневайся. Вот я, к примеру, даже своему отцу, прокурору города, не слил тебя. Ты для него по-прежнему только лишь специалист по метеоритам.
   – Благородно с твоей стороны.
   – При чем здесь благородство? Когда ты профессионально ушел от ребят, я призадумался. Ну, а когда ты не испугался моей оравы и готов был принять неравный бой, я осознал: ты можешь ненароком погубить движение яблоносцев.
   – Что могу, то могу.
   – А так будет соблюден паритет. Мы не мешаем тебе выслеживать Членорука, а ты, в свою очередь, не даешь информацию своему начальству о нас.
   Я не стал разочаровывать Дылду фактом что информация об яблоносцах автоматически ушла в Кремль, а какое решение примет гарант Конституции, некому не ведомо… Конечно, скорей всего, за время моего пребывания здесь ничего не случится… Ну, а то, что сделают с защитниками яблок после меня, мало волновало.
   – Уговорили, – сказал я авторитетно. – Паритет так паритет.
   – Но у нас есть одно обязательное условие…
   – Смотря какое.
   – Когда поймаешь Членорука – позови нас. Мы заменим и суд, и приговор и высшую меру!
   – И чем он вам так насолил? Трудится, бедняга! Заменяет бессильных мужчин Садограда…
   – Да мы еще два года назад попробовали скараулить урода. Зря просидели ночь в саду. А назавтра все как один зачесались и начали паршой покрываться.
   – Но при чем здесь он?
   – При том. На небе ни одной тучи, а мы под дождичек попали, короткий такой, с запахом специфичным… Оросил урод нас какой-то дрянью. Полтора месяца с друганами маялись…
   – И вы, чтобы больше не рисковать здоровьем, перестали гоняться за садоградскими оплодотворителями.
   – Так считаешь, что действует не один Членорук?
   Дылда торопливо обернулся, как будто заметив кого-то среди яблонь.
   – Никого вроде.
   – Ты не дергайся. Здесь веселая компашка по утрам развлекается. Ученые бегуны, склонные к мелким гадостям и боксу, старший садовод и голый мужик, изображающий любовника.
   – В Садограде психов хватает.
   – Я бы сказал – даже перебор.
   – Зато у нас яблоки – лучшие в мире.
   – Как я догадываюсь, вы из-за них сколотили отряды яблоносцев?
   – Правильно.
   Дылда сорвал яблоко.
   – Только мы, те, кто проживает на данной территории со дня основания Садограда, – только мы, и никто другой, имеем права вкушать эти плоды!
   – Старая песня.
   – Ничто не ново под луной.
   Дылда откусил за раз пол-яблока.
   – А этот ваш моделист-конструктор правда видел, как его Снегурочку оприходовали?
   – Сочиняет…
   – Про что?
   – Да про три члена.
   – Про три?
   – Ну да – вроде этот урод одновременно делает баб во все дырки. Одним своим законным, и двумя ручными.
   – Вибраторами?
   – Фиг знает. Вот почему мы зовем его Членоруком.
   – Ну и фантазия у строителя фрегата…
   – Он у нас малость повернутый. Такого насочинять может…
   – Три члена – это же комбайн по удовлетворению даже самых фригидных особ!..
   – В три члена верится слабо.
   – А если мутант? Сбежал из какой-нибудь сверхзасекреченной лаборатории…
   – Поверь, в нашем научном центре таких не выводили. Я отца спрашивал, и он пробивал такую возможность по своим каналам.
   – Думаю, и городскому прокурору не всегда все известно.
   – Намекаешь на себя?
   – Нет, просто считаю, что надо будет основательно прошерстить научный центр самому.
   – Вольному воля.
   Дылда зашвырнул огрызок яблока в сторону чучела.
   – В общем, договорились о Членоруке?
   – Не говори гоп, пока не перепрыгнешь.
   – Тоже верно.
   – Двигай… И чтобы никакого за мной контроля.
   – Какой смысл… Ты любого нашего засечешь!
   – Разумеется.
   – Так что за паритет не беспокойся.
   Дылда, сорвав яблоко покрупней, убрался из доцентского сада.
   Я прошелся до чучела.
   Повар.
   Летун.
   Экспериментальный образец – Членорук.
   Нет, явно претендентов в оплодотворители становилось все больше и больше.
   Кто там следующий?..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация