А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сталин без лжи. Противоядие от «либеральной» заразы" (страница 9)

   Начальником Главного Управления лагерей и трудовых поселений ОГПУ назначить т. Бермана М.[195], а его заместителями: по лагерям – т. Раппопорта и по трудпоселениям – т. рина[196].
   В создаваемые трудпоселения должны быть направлены следующие контингенты:
   а) выселяемые из районов сплошной коллективизации кулаки;
   б) выселяемые за срыв и саботаж хлебозаготовительных и др. кампаний;
   в) городской элемент, отказывающийся в связи с паспортизацией выезжать из Москвы и Ленинграда;
   г) бежавшие из деревень кулаки, снимаемые с промышленного производства;
   д) выселяемые в порядке очистки государственных границ (Запада и Украины);
   е) осуждённые органами ОГПУ и судами на срок от 3-х до 5-ти лет включительно, кроме особо-социально опасных из них.
   2) Трудовое использование выселяемых контингентов осуществляется непосредственно Главным Управлением лагерей и Трудовых Поселений ОГПУ путём организации в местах расселения сельского хозяйства, рыболовства, кустарных промыслов и других видов хоз. деятельности.
   3) Возложить на ОГПУ организацию жилищного, культурно-бытового и санитарно-медицинского строительства в трудовых поселениях и обеспечения всеми видами снабжения (продовольствие, промтовары, сельхозоборудование, инвентарь и пр.). Посёлки создавать в пределах от 300 до 500 семейств каждый.
   4) Обязать наркоматы и хозорганы, обслуживающие спец-переселенцев старого расселения, занимающихся сельским хозяйством и рыболовством (Нарым и Сев. Казакстан), не позднее 1-го мая по балансу передать ОГПУ все денежные и материальные средства, полученные как в бюджетном порядке, так и по банковскому кредиту. Весь аппарат этих наркоматов и хозорганов, занятый обслуживанием спецпереселенцев – также передать ОГПУ.
   5) Контингент вновь переселяемых приравнять во всех отношениях к спецпереселенцам, расселённым в 1930–1931 гг.
   ….
   Председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР
   В. Молотов (Скрябин)
   Управделами Совета Народных Комиссаров Союза ССР
   И. Мирошников[197]

   Постановление
   Совета Народных Комиссаров Союза ССР
   Москва, Кремль
   № 1796/39Зсс
   21 августа 1933 г.

   Об организации трудовых поселений
   Во изменение и дополнение постановления СНК СССР от
   20 апреля 1933 года № 775/146с, в соответствии с инструкцией
   ЦК и СНК от 8.V. с.г. № П6028, Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:
   1. В течение 1933 года направить в трудпосёлки ОГПУ Западной Сибири и Казахстана, кроме уже выселенных, прибывших на места и находящихся в пути – 124.000 человек, дополнительно 426.000 человек, в том числе:
   а) кулаков, выселяемых в индивидуальном порядке —
   12.000 семей – 48.000 человек (4.000 семей передаются Кузбассуглю), с разбивкой по краям и областям, указанной в инструкции ЦК и СНК № П6028;
   б) из мест лишения свободы, осуждённых на сроки от 3-х до 5-ти лет 133.400 человек с последующей доставкой к ним их семей согласно п.6 разд. Ш Инструкции ЦК и СНК от 8-го мая – всего в количестве триста семьдесят восемь тысяч человек.
   ….
   §§ 2, 3,4, 5, 6, 7, 18,20,22,23,24,25,26,27,29, 30, 31, 33, 34 постановления от 20 апреля остаются в силе без изменений.
   ….
   Зам. Председателя Совета Народных Комиссаров
   Союза ССР – Я. Рудзутак
   Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров
   Союза ССР – И. Мирошников[198]

   Но даже после этого активный розыск беглецов обычно не вёлся.
   Из «Справки о состоянии трудовых поселений ГУЛАГ НКВД СССР», составленной в 1938 году помощником начальника отдела трудовых поселений ГУЛАГ а НКВД СССР Афанасьевым:
   «За время существования трудпосёлков в Архангельской области бежало трудпоселенцев значительно больше, чем осталось в трудпосёлках:
   состоит на учёте 38 700 чел.
   числится в бегах 51 000 «
   Борьба с побегами велась совершенно не удовлетворительно. Местный розыск и розыск по месту родины годами не объявлялся»[199].
   Из аналогичной справки, датированной февралём 1939 года и подписанной начальником отдела трудовых поселений ГУЛАГа НКВД Тишковым:
   «За время с 1932 по 1937 год включительно из трудпосёлков бежало 632 860 чел. Возвращено из бегов за этот же период – 215 445.
   Обследование Архангельской области в 1938 году показало, что разбежалось трудпоселенцев значительно больше, чем осталось в трудпосёлках.
   Состоит на учёте 38 700 чел.
   А числится в бегах – 51 000 чел.
   Коменданты трудпосёлков Архангельской области объявляли розыск бежавших только в том случае, когда им случайно удавалось узнать, где проживает бежавший.
   Циркуляр НКВД и Прокурора Союза за № 94 от 15 октября 1936 года при его практическом применении значительно суживает круг лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за побег из трудпосёлков»[200].
   «Пользуясь ослаблением режима, многие трудпоселенцы разъехались из трудпосёлков, проникли на заводы оборонного значения, электростанции и другие предприятия в Краевых, Областных центрах и различных городах.
   Снятие их оттуда и водворение в трудпосёлок встречает затруднения в связи с тем, что они работают на этих предприятиях ряд лет, приобрели квалификацию, многие сумели получить паспорта, вступили в брак с другими рабочими и служащими и обзавелись в ряде случаев своими домами и хозяйством»[201].
   По циркуляру ГУЛАГ а ОГПУ от 22 мая 1932 года имущество бежавшего спецпереселенца поступало в полное распоряжение членов его семьи, проживавших в местах высылки. Имущество же бежавших одиночек, т. е. не имевших семьи, сохранялось в течение шести месяцев, после чего подвергалось конфискации[202].
   Ещё одна причина расхождения численности высланных и фактически находившихся на учёте состоит в том, что в момент прибытия на спецпоселение сотрудники органов ОГПУ-НКВД нередко производили сортировку выселенных кулаков. Одни из них освобождались, другие направлялись в лагеря ГУЛАГ а, большинство оставалось на спецпоселении. Так, в рапорте от 20 мая 1933 года М.Д. Берман докладывал заместителям председателя ОГПУ Агранову и Прокофьеву: «По сообщению СИБЛАГа ОГПУ, из числа прибывших в Томск контингентов с Северного Кавказа, по состоянию на 20 мая с.г., произведена согласно Ваших указаний проверка 9868 человек. Из этого количества решением Тройки ПП ОГПУ ЗСК вовсе освобождено – 85 человек, освобождено с ограничениями – 2422, осуждено в лагеря – 64, а остальные 7297 человек направляются в трудпосёлки»[203].
   Тем не менее, смертность спецпереселенцев во время транспортировки и в первые годы жизни была достаточно высока. Однако причиной этого был не какой-то специально организованный «геноцид», а столь часто встречающиеся в нашей стране разгильдяйство и безответственность, прямое невыполнение на местах отданных сверху приказов. Вот что писал 7 мая 1933 года начальник ГУЛАГ а ОГПУ М.Д. Берман в рапорте на имя зам. председателя ОГПУ Г.Г. Ягоды:
   «Несмотря на Ваши неоднократные указания ПП ОГПУ СКК о порядке комплектования, организации эшелонов, направляемых в лагеря и трудпосёлки ОГПУ, состояние вновь прибывающих эшелонов совершенно неблагополучно. Во всех прибывающих из Северного Кавказа эшелонах отмечена исключительно высокая смертность и заболеваемость, преимущественно сыпным тифом и остро-желудочными заболеваниями.
   По сообщению начальника Сиблага ОГПУ, из состава прибывших из Сев. Кавказа в Новосибирск эшелонов труд-поселенцев №№ 24, 25, 26, 27, 28 и 29 общей численностью в 10 185 человек умер в пути 341 человек, т. е. 3,3 %, в том числе значительное количество от истощения. Такая высокая смертность объясняется:
   1) преступио-халатным отношением к отбору контингентов, выселяемых в трудпоселки, результатом чего явилось включение в этапы больных, стариков, явно не могущих по состоянию здоровья выдержать длительную перевозку;
   2) невыполнением указаний директивных органов о выделении выселяемым в трудпосёлки 2-х месячного запаса продовольствия; в указанных эшелонах трудпоселенцы никаких собственных запасов продовольствия не имели и во время пути снабжались только хлебом, скверного качества, в количестве от 200 до 400 грамм;
   3) горячей пищей эшелоны снабжены не были, кипятком снабжались совершенно неудовлетворительно, с большими перебоями, потребление сырой воды вызвало массовые заболевания…»[204].
   20 мая 1931 года Ягода указывал председателю ГПУ Белорусской ССР Реденсу: «Детей выселяемых кулаков до 10-летнего возраста и стариков старше 65-ти лет – разрешается оставлять родственникам и знакомым, изъявившим желание их содержать… Семьи кулаков, не имеющие трудоспособных мужчин, – выселению не подлежат…»[205].
   Однако на практике такие указания сплошь и рядом не выполнялись. В рапорте зам. начальника ГУЛАГ а Плинера от 26 июля 1933 года на имя Ягоды отмечалось: «Вопреки Вашим категорическим указаниям о ненаправлении в трудпоселки семей, не имеющих в своем составе трудоспособных, по сообщению начальника СИБЛАГа, в эшелонах с высланными кулаками, прибывших в Томск с Северного Кавказа, имеется 930 человек совершенно нетрудоспособных…»[206].
   Выселение кулаков, правда, в существенно меньших масштабах, продолжалось и в 1932–1933 гг.
   Сводные сведения о движении трудпоселенцев в 1932–1941 гг. приведены в таблицах на с. 104–107.
   Как видно из приведённых данных, после 1933 года смертность среди высланных резко падает, а с 1935 года она практически не отличается от среднего уровня смертности по стране.

   Сов. Секретно
   Движение трудпоселенцев с 1930 по 1937 г.
   ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.89. Л.213.

   Сов. секретно

   Сведения
   о движении трудпоселенцев по годам с 1932 года по 1941 год
   Примечание: I. В графу «прочие причины прибытия» в 1932 г. и 1933 г вошли трудпоселенцы, возвращённые в трудпосёлки по отбытии срока наказания, переброски внутри края из хозорганизации в другую хозорганизацию.
   2. В графу «прочие причины убытия» в 1932 г. и 1933 г вошли осуждённые, неправильно высланные, переданные на иждивение и внутрикраевые переброски, в 1935–1937 гг освобождённые на учёбу и вышедшие замуж за нетрудпоселенцев.
   Конрадов
   Знаменский

   ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.89. Л.218.

   Следует отметить, что не все из высланных были кулаками. Как сказано в датированной 28 февраля 1942 года докладной записке «О состоянии труд ссылки» на имя заместителя наркома внутренних дел СССР комиссара госбезопасности 3-го ранга С.Н. Круглова, подписанной заместителем начальника ГУЛАГ’а НКВД СССР майором государственной безопасности Завгородним:
   «Основную массу трудпоселенцев (871.851 чел.) составляют бывт. кулаки, выселенные из районов сплошной коллективизации по решениям райисполкомов, и бывш. кулаки, бежавшие из деревень в города и впоследствии снятые с промышленности по постановлениям органов НКВД.
   Кроме того в трудпосёлках содержатся следующие категории трудпоселенцев:
   а) выселенные по решению народных судов за срыв и саботаж хлебозаготовительной и других кампаний;
   б) городской элемент, выселенный по постановлениям бывш. троек ОГПУ за отказ выехать из Москвы, Ленинграда и др. режимных центров в связи с паспортизацией;
   в) выселенные по постановлениям органов НКВД в порядке очистки государственных границ (Запада и Украины);
   г) осуждённые органами б. ОГПУ и судами на срок от 3 до 5 лет, кроме особо социально опасных»[207].
   Спецпереселенцы, расселённые в 1930–1931 гг., были освобождены от всех налогов и сборов до 1 января 1934 года. Некоторым из них эта льгота была продлена до 1 января 1935 года. Основная же их масса с 1934 года стала облагаться всеми налогами и сборами на одинаковых основаниях с остальными гражданами[208].
   В оплате труда и других условиях работы спецпереселенцы приравнивались к обычным рабочим и служащим, за исключением того, что их не принимали в профсоюз. На покрытие расходов, связанных с административным обслуживанием бывших кулаков, из их зарплаты удерживалось до 1 августа 1931 года – 25 %, затем 15 %, а начиная с 1938 года – 5 %[209].

   Постановление № 2663
   Совета Народных Комиссаров Союза ССР
   и Центрального Комитета ВКП(б)
   15-го декабря 1935 года

   О школах в трудпосёлках
   СНК СССР и ЦК ВКП(б) отмечают неудовлетворительное руководство со стороны Наркомпроса РСФСР делом обучения и воспитания детей трудпоселенцев: школы в трудпосёлках не укомплектованы учительскими кадрами, среди учителей очень мало членов партии и комсомольцев, педагогическая подготовка подавляющей части учителей – совершенно недостаточна; школы не обеспечены учебными пособиями и в большинстве краёв и областей (Свердловская область, Дальне-Восточный край, Азово-Черноморский край и др.) размещены в непригодных помещениях. Краевые, областные и районные отделы народного образования не уделяют надлежащего внимания этим школам и не оказывают им необходимой конкретной помощи.
   Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) постановляют:
   1. Обязать Наркомпрос РСФСР совместно с НКВД в месячный срок разработать и внести на утверждение отдела Школ ЦК ВКП(б) конкретные мероприятия по развёртыванию и укреплению школьной сети в трудпосёлках, обеспечив охват детей трудпоселенцев всеобщим обучением на общих основаниях. В плане школьного строительства на ближайшие 2–3 года предусмотреть постройку новых школьных зданий (от начальных до средних школ) в наиболее крупных трудпосёлках за счёт местного бюджета.
   2. Установить, что непосредственное руководство школами трудпосёлков (назначение административного и учительского состава, инспектирование, снабжение учебными пособиями, финансирование и т. д.) осуществляют соответствующие районные отделы народного образования. Краевым и областным отделам народного образования обеспечить систематический контроль и наблюдение за состоянием школ в трудпосёлках.
   3. Наркомпросу РСФСР в двухмесячный срок полностью укомплектовать школы в трудпосёлках проверенными кадрами подготовленных учителей, имеющих высшее или среднее педагогическое образование.
   4. Поручить ЦК ВЛКСМ в месячный срок наметить и провести в жизнь ряд мероприятий по укреплению пионерских организаций в школах трудпосёлков, учтя особые условия и значение политического воспитания детей трудпоселенцев. ЦК ВЛКСМ командировать в распоряжение НКПроса РСФСР не менее 100 комсомольцев для работы в школах трудпосёлков.
   5. Детей трудпоселенцев, окончивших неполную среднюю школу, принимать на общих основаниях как в техникумы, так и в другие специальные средние учебные заведения; окончивших среднюю школу допускать на общих основаниях в высшие учебные заведения.
   Председатель народных комиссаров[210] СССР (В.Молотов)
   Секретарь Центрального Комитета ВКП(б) (И.Сталин)[211]

   В датированной сентябрём 1938 года «Справке о состоянии трудовых поселений ГУЛАГ’а НКВД СССР» на имя наркома внутренних дел СССР Н.И. Ежова, подписанной начальником отдела трудпоселений ГУЛАГ’а НКВД СССР старшим лейтенантом госбезопасности Конрадовым сообщалось:
   «В трудовых поселениях имеется 1106 начальных школ, 370 неполных средних и 136 средних школ. Кроме того, 12 техникумов и 230 школ профтехнического образования. Всеми учебными заведениями трудовых поселений охвачено 217.454 учащихся детей трудпоселенцев.
   Имеющейся сетью детсадов и детплощадок охвачено 22.029 детей дошкольного возраста.
   Дети, не имеющие родителей, размещены в поселковых детских домах, которыми охвачено 5.472 человека.
   Для обслуживания школьной сети трудовых поселений имеется 8.280 учителей. Из них 1104 учителя трудпоселенцы. В дошкольных учреждениях работает 2.749 человек воспитателей.
   Все школьные и дошкольные учреждения, а также детские дома переданы в конце 1936 и в течение 1937 года в соответствии с постановлением СНК СССР в ведение местных органов Наркомпроса.
   Для культурно-массовой работы среди трудпоселенцев в трудпосёлках имеется 813 клубов, 1202 изб-читален и красных уголков, 440 кино-передвижек, 1149 библиотек.
   Сеть медицинского обслуживания трудпоселенцев передана органам здравоохранения»[212]
   На рапорте М.Д. Бермана от 29 октября 1935 года по вопросу о записи в актах гражданского состояния детей трудпоселенцев Г.Г. Ягода поставил резолюцию: «Трудпоселенцы будут восстановлены [в правах], поэтому надо записывать так, как хотят родители. В метриках писать, что это ребенок труд-поселенца – не следует и не к чему. Г.Я. 1/XI.»[213].

   Постановление Президиума Центрального
   Исполнительного Комитета Союза ССР

   О порядке восстановления в избирательных правах детей кулаков
   Президиум Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР постановляет:
   Дополнить п. «р.» ст.6 Инструкции о выборах в советы (Собр. Зак. Союза ССР 1930 г. № 50 ст.524) следующим абзацем:
   «Дети высланных кулаков как находящиеся в местах ссылки, так и вне её, и достигшие совершеннолетия, восстанавливаются в избирательных правах районными исполкомами по месту их жительства при условии, если они занимаются общественно-полезным трудом и добросовестно работают».

   Председатель Центрального Исполнительного Комитета
   Союза ССР М.Калинин
   И.о. Секретаря Центрального Исполнительного Комитета
   Союза ССР А.Медведев

   17 марта 1933 г.[214]

   Что же касается взрослых, то восстановление их в избирательных правах до 1935 года производилось строго в индивидуальном порядке по истечении, как правило, 5-летнего срока с момента выселения и наличии положительных характеристик о поведении и работе.
   Первый опыт освобождения спецпереселенцев – передовиков производства был произведён в 1932 году. В письме Ягоды от 5 мая 1932 года, адресованном начальникам ПП ОГПУ ряда краев и республик, говорилось:
   «ЦИК СССР досрочно восстановил в правах спецпереселенцев в Вашем Крае по прилагаемому при сём списку… На общих собраниях широко объявить во всех без исключения спецпосёлках Вашего Края (Области) о досрочном восстановлении ЦИК СССР по ходатайству ОГПУ и хозорганизаций этой группы спецпереселенцев, доказавших своей честной работой, высокой производительностью труда и поведением лояльное отношение к Советской власти… Среди восстановленных в правах провести широкую кампанию с тем, чтобы они добровольно остались жить и работать на тех предприятиях, на которых они работают в данный момент… Восстановленные лица имеют право выезда из спецпоселка, пользуются всеми правами граждан СССР и к ним не могут быть применены никакие меры ограничения…»[215].
   Практика восстановления спецпереселенцев в избирательных правах была законодательно закреплена специальным постановлением ЦИК СССР от 27 мая 1934 года. Поскольку большинство освобождённых спецпереселенцев, несмотря на проводившуюся с ними пропагандистскую работу, выезжало из мест поселений[216], постановлением ЦИК СССР от 25 января 1935 года было внесено существенное уточнение:
   «Восстановление в гражданских правах выселенных кулаков не даёт им права выезда из мест поселений»[217].
   Тем не менее, процесс освобождения бывших кулаков продолжался. Так, как видно из приведённых таблиц, в 1934–1938 гг. 31 515 человек были освобождены как «неправильно высланные», а 33 565 – переданы на иждивение. Тысячи людей были освобождены в связи с направлением на учебу, вступлением в брак с нетрудноселенцами и по другим причинам.
   Дети трудпоселенцев на уроке химии в Новосёловской семилетней школе. Нарымский край

   Секретно
   Постановление № 1143-280с
   Совета Народных Комиссаров Союза ССР

   22 октября 1938 г.
   Москва, Кремль.

   О выдаче паспортов детям спецпереселенцев и ссыльных
   Совета Народных Комиссаров Союза ССР постановляет: Детям спецпереселенцев и ссыльных при достижении ими 16-ти летнего возраста, если они лично ничем не опорочены – паспорта выдавать на общих основаниях и не чинить им препятствия к выезду на учёбу или на работу.
   В целях ограничения въезда их в режимные местности, в графе 10 в выдаваемых паспортах делать ссылку на пункт 11 постановления СНК СССР № 861 от 28 апреля 1933 г., предусмотренную постановлением СНК СССР от 8 августа 1936 г. за № 1441.
   Председатель СНК Союза ССР В.Молотов
   Управляющий Делами СНК Союза ССР Н.Петруничев[218]

   В 1939 году по этому постановлению было освобождено 1824 трудпоселенца, в 1940 году – 77 661. Помимо этого, в 1939–1940 гг. был освобождён на учебу 18 451 человек, передан на иждивение – 2721 и освобождены как «неправильно высланные» – 1540 трудпоселенцев.
   Как отмечалось в уже цитированной мною справке, датированной февралём 1939 года и подписанной начальником отдела трудовых поселений ГУЛАГ а НКВД Тишковым:
   «Многочисленны случаи вступления в брак трудпоселенцев (на трудпосёлках) с другими гражданами, которые уезжая к себе на родину или на другую работу, требуют освобождения своих жён.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация