А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сталин без лжи. Противоядие от «либеральной» заразы" (страница 6)

   Сколько из заключённых были «политическими»?

   В корне неверно полагать, будто большинство из сидевших при Сталине были «жертвами политических репрессий».

   Количество осуждённых за контрреволюционные преступления, содержащихся в ИТЛ на 1 января соответствующего года, а также их доля в лагерном населении[141]:
   Распределение заключённых, содержащихся в ИТЛ на 1 апреля 1940 года, по характеру преступления[142]:
   Справка о численности осуждённых за контрреволюционные преступления и бандитизм, содержащихся в лагерях и колониях МВД по состоянию на 1 июля 1946 г.[143]
   Начальник ОУРЗ ГУЛАГ а МВД СССР Алешинский
   Пом. начальника ОУРЗ ГУЛАГ а МВД СССР Яцевич
   19 августа 1946 г.

   Состав заключенных ГУЛАГа по характеру преступлений (по состоянию на 1 января 1951 г.)[144]:
   Как мы видим, вплоть до 1942 года, «репрессированные» составляли не более трети заключённых, содержащихся в лагерях ГУЛАГ а. И лишь затем их доля возросла, получив достойное «пополнение» в лице власовцев, полицаев, старост и других «борцов с коммунистической тиранией». Ещё меньшим был процент «политических» в исправительно-трудовых колониях.

   Смертность заключённых

   Имеющиеся архивные документы позволяют осветить и этот вопрос.
   В 1931 году в ИТЛ умерло 7283 человек[145] (3,03 % к среднегодовой численности), в 1932-м – 13 197[146] (4,38 %), в 1933-м – 67 297[147] (15,94 %), в 1934-м – 26 295 заключённых[148] (4,26 %).

   Ежегодная смертность заключённых:
   Смертность в ИТЛ: 1935–1947 – ГАРФ. Ф.Р-9414. Оп.1. Д.1155. Л.2; 1948 – Там же. Д. 1190. Л.36, Збоб.; 1949 —Там же. Д.1319. Л.2, 2об.; 1950 – Там же. Л.5, 5об.; 1951 – Там же. Л.8, 8об.; 1952 – Там же. Л. 11, 11 об.; 1953 —Там же. Л. 17.
   ИТК и тюрьмы: 1935–1036 – ГАРФ. Ф.Р-9414. Оп.1. Д.2740. Л.52; 1937 – Там же. Л.44; 1938 – Там же. Л.50.
   ИТК: 1939 – ГАРФ. Ф.Р-9414. Оп.1. Д.2740. Л.60; 1940 – Там же. Л.70; 1941 – Там же. Д.2784. Л.4об, 6; 1942 – Там же. Л.21; 1943 – Там же. Д.2796. Л.99; 1944 —Там же. Д.1155. Л.76, 7боб.; 1945 —Там же. Л.77, 77об.; 1946 – Там же. Л.78, 78об.; 1947 – Там же. Л.79, 79об.; 1948 – Там же. Л.80, 80об.; 1949 – Там же. Д.1319. Л.З, Зоб.; 1950 – Там же. Л.6, боб.; 1951 – Там же. Л.9, 9об.; 1952 – Там же. Л. 14, 14об.; 1953 – Там же. Л.19, 19об.
   Тюрьмы: 1939 – ГАРФ. Ф.Р-9413. Оп.1. Д.11. Л.1об.; 1940 – Там же. Л.2об.; 1941—Там же. Л.Зоб.; 1942 – Там же. Л.4об.; 1943—Там же. Л.5об.; 1944 – Там же. Л.боб.; 1945 – Там же. Д. 10. Л.118, 120, 122, 124, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133; 1946 —Там же. Д.11. Л.8об.; 1947 – Там же. Л.9об.; 1948 – Там же. Л.Юоб.; 1949 – Там же. Л.11 об.; 1950 – Там же. Л.12об.; 1951—Там же. Л. 1Зоб.; 1952 – Там же. Д.118. Л.238, 248, 258, 268, 278, 288, 298, 308, 318, 32боб., 328об.; Д.162. Л.2об.; 1953 – Там же. Д.162. Л.4об., боб., 8об.

   * В оригинале ошибочно указано 36 039 (ошибка суммирования). – И.П.
   За 1953 год приведены данные за первые три месяца.
   В качестве среднегодовой численности заключённых (по отношению к которой подсчитан процент смертности) взято среднее арифметическое между цифрами на 1 января и 31 декабря. Процент смертности за начало 1953 года дан в пересчёте на год.

   Как мы видим, смертность в местах заключения (особенно в тюрьмах) вовсе не достигала тех фантастических величин, о которых любят говорить обличители. Но всё-таки её уровень довольно высок. Особенно сильно он возрастает в первые годы войны. Как было сказано в справке о смертности по ОИТК НКВД за 1941 год, составленной и.о. начальника Санотдела ГУЛАГ’а НКВД И.К. Зицерманом:
   «В основном смертность начала резко увеличиваться с сентября месяца 41 года главным образом за счёт этапирования з/к из подразделений, расположенных в прифронтовых районах: из ББК и Вытегорлага в ОИТК Вологодской и Омской областей, из ОИТК Молдавской ССР, Украинской
   ССР и Ленинградской обл. в ОИТК Кировской, Молотповской и Свердловской областей. Как правило, этапы значительную часть пути по несколько сот км до погрузки в вагоны проходили пешим порядком. В пути следования совершенно не обеспечивались минимально необходимыми продуктами питания (получали не полностью хлеб и даже воду), в результате такого этапирования з/к давали резкое истощение, весьма большой %% авитаминозных заболеваний, в частности пеллагра, давших значительную смертность в пути следования и по прибытии в соответствующие ОИТК, которые не были подготовлены к приёму значительного количества пополнений. Одновременно введение сниженных норм довольствия на 25–30 % (приказ № 648 и 0437) при увеличенном рабочем дне до 12 час., зачастую отсутствии основных продуктов питания даже по сниженным нормам не могли не сказаться на увеличении заболеваемости и смертности»[149].
   Однако начиная с 1944 года смертность существенно снижается. К началу же 1950-х в лагерях и колониях она упала ниже 1 %, а в тюрьмах – ниже 0,5 % в год.

   Особые лагеря

   Скажем пару слов и о пресловутых Особых лагерях (особ-лагах), созданных согласно постановлению Совета Министров СССР № 416-15 9сс от 21 февраля 1948 года. Эти лагеря (так же, как и уже существовавшие к тому времени Особые тюрьмы) должны были сконцентрировать всех осуждённых к лишению свободы за шпионаж, диверсии, террор, а также троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов, участников антисоветских организаций и групп и «лиц, представляющих опасность по своим антисоветским связям». Заключённых особлагов следовало использовать на тяжёлых физических работах[150].

   15 февраля 1952 г.
   Справка о наличии особого контингента, содержащихся в особых лагерях на 1 января 1952 г.
   Заместитель начальника 2-го отдела 2-го Управления ГУЛАГа майор Маслов
   Дугин А.К Неизвестный ГУЛАГ: Документы и факты. М.: Наука, 1999. С.47.

   Смертность заключённых особлагов[151]
   Процент смертности указан в пересчёте на год. Например, на
   1 марта 1953 года в особых лагерях находилось 232 650 заключённых, на 31 марта – 232 785. Получаем среднюю численность за март – 232 717 человек. В марте в особлагах умерло 252 заключённых – 0,11 % от средней численности. Соответственно, смертность в пересчёте на год:
   0,11 % * 365 (дней в году) /31 (дней в марте) = 1,27%
   Как мы видим, смертность заключённых в особлагах лишь немногим превышала смертность в обычных ИТЛ. Вопреки расхожему мнению, особлаги не были «лагерями смерти», в которых якобы уничтожался цвет инакомыслящей интеллигенции, к тому же наиболее многочисленный контингент их обитателей составляли «националисты» – лесные братья и их пособники.

   Глава 3. Кулацкая ссылка

   В традиционном перечне сталинских злодеяний, о которых так любят разглагольствовать профессиональные обличители ужасов тоталитарного режима, видное место занимают коллективизация и раскулачивание. Как водится, «преступления» эти предстают масштабными, бессмысленными и беспощадными.

   Кормила ли Россия пол-Европы?

   Прежде чем начать разговор о подлинных размерах раскулачивания, давайте выясним, а зачем вообще советскому руководству в конце 1920-х годов вдруг понадобилось «загонять крестьян в колхозы»? Вопрос этот далеко не праздный. Если верить нынешним борцам с коммунизмом, никаких разумных причин для подобных действий не существовало в принципе, и объяснялись они исключительно злокозненностью Сталина и его ближайших подручных. Другими словами, большевистское руководство состояло сплошь из патологических злодеев и маньяков, поставивших себе целью извести как можно больше народу, в особенности крестьян. В результате коллективизация «разорила сельское хозяйство», а колхозники «были низведены до рабского состояния».
   В подкрепление своей «концепции» сторонники подобных взглядов любят ссылаться на благословенное царское время, когда никаких колхозов не было и в помине, а при этом «Россия к 1913 году собирала пшеницы больше, чем США, Канада, Аргентина вместе взятые, и кормила хлебом чуть ли не полмира…»[152]. Или как пишет другой автор: «К 1909 г. Россия выходит на первое место в мире по производству зерна и выращивает более половины мирового сбора ржи, более четверти – пшеницы, овса, ячменя. В 1913 г. урожай зерновых был на треть выше, чем в США, Канаде и Аргентине вместе взятых»[153].
   Что ж, перенесёмся из сталинской эпохи на несколько десятилетий назад и посмотрим, как же в действительности обстояло дело с сельским хозяйством в Российской Империи.
   Итак, первый тезис – «Россия, которую мы потеряли» собирала очень богатые урожаи. В доказательство чему приводится сравнение с «США, Канадой и Аргентиной вместе взятыми», которых мы опережали то ли по суммарному сбору зерновых, то ли по одной пшенице.
   Сразу отметим вот какой момент. Если поклонники самодержавия вдруг начнут хвастаться, что Россия собирала хлеба больше, чем, скажем, Бельгия, Голландия и Люксембург, должного впечатления это не произведёт. «Нашли с кем сравнивать, – резонно возразят их оппоненты, – эти три государства в совокупности тянут на одну российскую губернию». Другое дело США, Канада, Аргентина – страны крупные, солидные. Однако не мешает уточнить, сколько населения проживало там в 1913 году. Оказывается, в США тогда насчитывалось 98,8 млн жителей, в Канаде – 7,2 млн, в Аргентине – 8,0 млн[154]. Таким образом, суммарное население этих трёх стран составляло 114 млн человек, в то время как население России (без Финляндии)– 170,9 млн[155], то есть в полтора раза больше. Получается, что бахвалиться особо нечем: даже если предположить, что Россия в те времена и выращивала чего-то на треть больше, чем США, Канада и Аргентина вместе взятые, на душу населения это всё равно выходит меньше.
   Теперь посмотрим, каков был на самом деле урожай зерновых в перечисленных странах. Как мы видим, процитированные выше утверждения не соответствуют действительности. Если брать урожай пшеницы, то хотя наша страна и опережала в 1913 году по этому показателю Соединённые Штаты, однако США, Канаде и Аргентине в совокупности она уступала. Если же рассматривать не только пшеницу, а суммарный урожай пяти основных зерновых культур, то здесь она уступала даже одним США. Ну а если ещё и разделить эти цифры на количество жителей в каждой из стран, результат будет и вовсе безрадостным: получается, что если в России в 1913 году было собрано 30,3 пуда зерна на душу населения, то в США – 64,3 пуда, в Аргентине – 87,4 пуда, в Канаде – 121 пуд. Таким образом, по сбору зерна на душу населения Соединённые Штаты опережали царскую Россию в два, Аргентина – в три, а Канада – в четыре раза.

   Собрано в 1913 году, тыс. пудов[156]:
   Следующий тезис – что дореволюционная Россия якобы кормила своим хлебом если не полмира, то уж точно пол-Европы.
   Давайте разберёмся и с этим вопросом. Ниже приведены сводные данные об экспорте пяти основных зерновых культур (пшеница, рожь, ячмень, овёс, кукуруза) в 1913 году[157]. Впрочем, приведённая таблица не совсем верно отражает картину мирового хлебного рынка, поскольку в неё затесались страны (Голландия, Германия, Бельгия, Австро-Венгрия), которые на самом деле являлись импортёрами, ввозя хлеба больше, чем вывозя. Например, активно занимавшаяся транзитной хлеботорговлей Голландия в 1913 году при собственном урожае 57 430,0 тыс. пудов умудрилась вывезти 219 382,0 тыс. пудов, поскольку ввезла ещё больше – 325 130,0 тыс. пудов[158]. Поэтому чтобы разобраться, кто кого кормил, следует рассматривать не общий объём хлебного экспорта, а разницу между вывозом и ввозом. При этом список стран-доноров выглядит следующим образом[159]:
   Итак, на радость поклонников Столыпина, «Россия, которую мы потеряли» действительно являлась крупнейшим экспортёром хлеба. Триумф несколько омрачает то обстоятельство, что это звание она делила с насчитывавшей в 21,4 раза меньше населения Аргентиной. Разумеется, о том, чтобы кормить «пол-мира», не могло быть и речи – хотя бы потому, что свыше 98 % экспортируемого Россией хлеба шло в Европу[160]. Однако и «пол-Европы» накормить тоже не получалось: в 1913 году зарубежная Европа потребила 8336,8 млн пудов пяти основных зерновых культур, из которых собственный сбор составил 6755,2 млн пудов (81 %), а чистый ввоз зерна – 1581,6 млн пудов (19 %), в том числе 6,3 % – доля России[161]. Другими словами, российский экспорт удовлетворял всего лишь примерно 1/16 потребностей зарубежной Европы в хлебе.
   Если же учесть, что «не хлебом единым жив человек» и вспомнить хотя бы о картофеле, объёмы международной торговли которым были незначительны и которого одна Германия вырастила в 1913 году в полтора раза больше чем Россия (в России в тот год было собрано 2 191 291 тыс. пудов картофеля, в Германии – 3 301 381 тыс. пудов[162]), образ «кормилицы Европы» ещё больше потускнеет. Неудивительно, что когда после начала 1-й мировой войны вывоз русского хлеба практически полностью прекратился (в 1915 году было экспортировано 17 452 тыс. пудов пяти основных зерновых культур – в 32 раза меньше, чем в 1913-м, когда, как мы помним, этот показатель составил 554 549 тыс. пудов[163]), выяснилось, что Европа вполне может без него обойтись.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация