А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сталин без лжи. Противоядие от «либеральной» заразы" (страница 54)

   А вот горбачёвские прокуроры во главе с В.И. Илюхиным этого в упор не видят.
   Здесь мы сталкиваемся с шизофренической природой отечественного антисталинизма, вызванной конфликтом двух его базовых постулатов. С одной стороны, «тоталитарный сталинский режим» – абсолютное зло, а значит, с ним следовало бороться всеми доступными способами, в том числе и нарушая его законы. С другой – все осуждённые при Сталине обязаны быть «невинными жертвами».
   «К чему же стремились уцелевшие носители революционной энергии? Назад к Ленину? Нет, скорее, вперёд к Горбачёву. В собственноручных показаниях Ландау читаем:
   “К началу 1937 года мы пришли к выводу, что партия переродилась, что советская власть действует не в интересах трудящихся, а в интересах узкой правящей группы, что в интересах страны свержение существующего правительства и создание в СССР государства, сохраняющего колхозы и государственную собственность на предприятия, но построенного по типу буржуазно-демокрamических государств”»[919].
   Опубликовавший эти строки в самом начале 1992 года Геннадий Горелик, очевидно, полагал, что делает Ландау и его товарищам комплимент. Однако сегодня эти слова звучат как убийственный приговор. Имя Горбачёва давно уже стало для жителей бывшего СССР символом некомпетентности, подлости и предательства.
   А теперь представим невероятное – что советские граждане восприняли бы лозунги «антифашистской рабочей партии» всерьёз. И вместо того, чтобы сдать высокоумных физиков-теоретиков в «компетентные органы», бросились бы свергать сталинскую клику – за три года до нападения гитлеровской Германии. Страшно представить, чем бы это закончилось для нашей страны.
   Таким образом, можно констатировать, что свой год тюрьмы Ландау отсидел вполне заслуженно. Полученного урока хватило, чтобы впредь заниматься своим делом.

   Футболисты братья Старостины

   Все «знают» о трагическом эпизоде из жизни знаменитых советских футболистов братьев Старостиных, безвинно отправленных в ГУЛАГ по приказу всесильного Берии:
   «Братья Старостины олицетворяли собой успехи и необычайную популярность “Спартака”, которые столь болезненно воспринимались почётным председателем “Динамо ” Берия. А Лаврентий Павлович не любил, когда кто-нибудь своим существованием на свободе напоминал ему о футбольных неудачах опекаемого общества.
   В 1942 году Николай, Александр, Андрей и Пётр были арестованы.
   Так родилось “дело” братьев Старостиных»[920].
   «Думаю, что и раньше Берия не испытывал к “Спартаку” особых симпатий. Но уверен, именно в 1939 году он отнёс меня к разряду если и не личных врагов – больно уж велика была разница в положении на государственной иерархической лестнице, – то наверняка к разряду людей, ему явно неугодных. Судьба Старостиных была предрешена»[921].
   Мало того, в молодости Николай Старостин имел неосторожность лично встретиться с будущим наркомом на футбольном поле:
   «Ни я, ни его окружение не знали, как реагировать на услышанное, но сам Берия был явно доволен произведённым эффектом. Он напомнил мне о давно забытом всеми матче. В начале двадцатых годов сборная Москвы играла в Тбилиси. В рядах наших противников играл грузный, не очень техничный, грубоватый левый полузащитник. Это был Берия. Как правый крайний нападения, я постоянно сталкивался с ним в единоборствах. Правда, при моей тогдашней скорости не составляло большого труда его обыграть. А во втором тайме я действительно убежал от него и забил гол»[922].
   В результате Берия «затаил хамство», и при первом же удобном случае свёл счёты со строптивыми футболистами.
   Согласно мемуарам H.H. Старостина, его с братьями обвиняли в подготовке покушения на Сталина, которое, по версии следователей, планировалось в 1937 году, во время парада на Красной площади:
   «На следующем допросе Рассыпнинский выложил главный козырь:
   – Вы обвиняетесь в преступной деятельности под руководством врага народа Косарева. Вы хорошо знали Косарева?
   – Насколько позволяли несколько лет совместной работы в спорте.
   – Ваши отношения были дружескими?
   – Он постоянно оказывал “Спартаку” поддержку в решении организационных и хозяйственных вопросов.
   – Какие вы получали от него задания?
   – Какие задания? Обыграть басков, выиграть первенство Союза, побеждать в международных встречах.
   – Не прикидывайтесь простачком, речь идёт о политических заданиях. Доказано, что Косарев примыкал к оппозиционной группировке. Нам известно, что вы вместе с братьями должны были во время парада осуществить террористический акт против членов Политбюро и лично товарища Сталина. Как вы собирались это сделать?
   – Что за нелепость? Какого парада?
   – Парада на Красной площади в 1937 году. Забыли? Вот фотография, которую мы нашли в вашем доме при обыске. На ней отлично видно, что машина, оформленная футбольной бутсой, шла буквально в десяти метрах от Мавзолея. Из неё очень удобно было осуществить ваши зловещие замыслы. Это тягчайшая улика. Что скажете?
   Я молчал…
   – Расскажите мне, куда вы дели вагон мануфактуры?
   Теперь уже я был совершенно сбит с толку.
   – Какой вагон мануфактуры?
   – У нас есть сведения, что в первые месяцы войны из Иванова в адрес «Спартака» отгрузили вагон с мануфактурой. Он исчез.
   – В первый раз слышу. Надо спросить у тех, кто занимался этим вагоном.
   – Не прикидывайтесь. Без вас такая пропажа не могла состояться. Вы знаете, что такое мародёрство?
   – О мародёрстве знаю, а о вагоне нет.
   Суета вокруг вагона продолжалась недели две. Потом эта тема постепенно ушла из обвинительных формулировок. Я понял, что вагон обнаружили.
   Впоследствии я узнал, что в неразберихе начала войны его отправили на какую-то другую станцию и потом доставляли в Москву кружным путём.
   Нелепая возня с мануфактурой имела вполне определённую цель. По Москве распускали слухи, что Старостины расхищали народное добро, а значит, арестованы за дело, и нечего о них сожалеть»[923].
   Разумеется, суд был скорым и неправым:
   «В ноябре 1943 года нас судила Военная коллегия Верховного суда.
   После чтения обвинительного заключения председатель суда Орлов начал с вопроса:
   – Признаёте ли вы себя виновным в предъявленных вам преступлениях?
   Я ответил примерно так:
   – Да, я всё это высказывал, не подозревая, что это преступно…
   Довольно коротко и быстро, по моему примеру, “признались ” остальные, кроме последнего – Евгения Архангельского. Он заявил, что не намерен подтверждать “фантазии”, надуманные Николаем Старостиным… Никакой “антисоветчиной” он, Архангельский, никогда не занимался и заниматься в будущем не намерен. От сказанного на предварительном следствии отказывается… Его признание – результат незаконных методов воздействия…
   Это был глас вопиющего в пустыне абсолютного беззакония и произвола.
   Через три дня мне вменили в вину восхваление буржуазного спорта и попытки протащить в советский спорт буржуазные нравы; Петру – единственную фразу, что колхозы себя не оправдывают, а ставки советских инженеров малы; Александру и Андрею – то же, что и мне… Нам, как членам партии, дали по десять лет, беспартийным Станиславу Леуте и Евгению Архангельскому – по восемь»[924].
   Поведанная Старостиным история соответствует всем канонам антисталинских разоблачений: жертвы репрессий обязаны выглядеть невинными, а предъявленные им обвинения – заведомо нелепыми и абсурдными.
   Действительность гораздо проще и неприглядней. Как пишет подробно изучивший материалы архивного судебного производства по делу знаменитых футболистов В.Е. Звягинцев: «С большим уважением отношусь к этим заслуженным людям, однако, как говорят в таких случаях: Платон мне друг, но истина дороже»[925].
   Оказывается, обвинения в совершении чисто уголовных преступлений, о которых Старостин практически не пишет в своих мемуарах, упоминая лишь о вагоне с мануфактурой (который, к тому же, нашёлся), на самом деле занимают в материалах дела центральное место.
   Первоначально Н.П. Старостин обвинялся по шести статьям– 58-1 п. «б» (покушение на измену родине), 58–10 ч.2 (антисоветская агитация и пропаганда), 58–11 (антисоветская организация), 117 ч.2 (получение взятки), 118 (дача взятки и посредничество во взяточничестве) Уголовного кодекса РСФСР и статье 3 закона от 7 августа 1932 г. (хищения).
   В обвинительном акте говорилось: «В НКВД поступили данные, что братья Старостины группируют вокруг себя антисоветски настроенных людей, готовятся к переходу на сторону фашистских оккупантов, занимаются жульническими махинациями и расхищением социалистической собственности…
   …на протяжении ряда лет систематически расхищали промышленные товары и сырьё из предприятий и артелей системы промкооперации…похищенные товары в большинстве случаев сбывались через магазин общества “Спартак”…всего вывезли без оформления документов лыжных костюмов и других товаров на сумму 60 тыс. рублей.
   …за взятки, даваемые военкому Бауманского райвоенкомат а Кутаржевскому (осуждён) Старостин Н.П. беспрепятственно оформлял отсрочки от мобилизации в Красную Армию на лиц, не желавших быть на фронте.
   …за взятки, даваемые некоторым работникам милиции беспрепятственно прописывал на жительство в Москве своих знакомых»[926].
   Судя по материалам следственного дела, Н.П. Старостин
   расхищал социалистическое имущество с 1924 года. Например, в 1930 году он совместно с Масловым и Дунаевским похитил и реализовал без оформления документов приспособления для лыж на сумму 18 тыс. рублей. Но основная часть эпизодов датирована второй половиной 1941 года. Помимо братьев в качестве его соучастников в деле фигурировали Кожин, Смирнов, Тикстон, Оберг, Воздвиженский, Никифоров, Норвид, Кислягин, Ратнер. А людей, освобождению которых от мобилизации он способствовал путём выдачи брони, следствие насчитало около 60 человек[927].
   Судебное разбирательство по делу вороватых футболистов открылось 18 октября 1943 года. В ходе процедуры установления личности подсудимого Николай Старостин выяснилось, что в 1930 году он уже арестовывался органами НКВД за хищения[928].
   Из ответов Николая Старостина на вопросы судей:
   «– Мои первые хищения относятся к весне 1940 года.
   – Мною была установлена практика брать деньги на расходы не из кассы спортивного общества “Спартак”, а в магазине “Спартак”.
   – Всего получил от директора магазина Кожина около 20 тыс. рублей.
   – Кожин говорил, что он это делал (излишки денег. – И.П.) за счёт продажи товаров низших сортов по ценам высших и, кроме того, за счёт прикроя – материал на 100 простыней, а из него вырабатывается ПО»[929].
   20 октября 1943 года был вынесен приговор, в котором, в частности, говорилось:
   «На протяжении ряда лет подсудимые Старостины, а также Денисов, Ратнер и Сысоев систематически занимались расхищением спортивных товаров из предприятий системы промкооперации», причинив государству ущерб в размере 160 тысяч рублей и присвоив в процессе «хищений и мошеннических операций»: Николай Старостин – 28 тыс. рублей, Александр Старостин – 12 тыс. рублей, Андрей и Пётр Старостины – по 6 тыс. рублей.
   Далее в приговоре отмечалось, что, «руководствуясь корыстными соображениями, Старостин Николай во время Отечественной войны вошёл в преступную связь с военным комиссаром Бауманского района Москвы Кутаржевским (осуждён) и за взятки, даваемые последнему в виде спиртных напитков и продуктов питания, добивался получения от райвоенкомат а отсрочки от мобилизации не только в отношении работников спортивного общества “Спартак”, но и лиц, не имевших никакого отношения к этому обществу». В числе этих лиц в материалах дела фигурировали руководители «Мосплодоовощторга» и магазинов «Молококомбината» Бедин, Звёздкин, Трушкин и др., которые за оказанное содействие снабжали Николая Старостина продуктами «в неограниченном количестве»[930].
   Суд исключил из обвинения Н.П. Старостина две статьи – покушение на измену Родине и дачу взятки. По остальным вменённым ему статьям он был осуждён. Согласно приговору братья Старостины, а также бывший заместитель председателя спортивного общества «Спартак» А.Н. Денисов, получили по 10 лет лишения свободы каждый, с поражением в правах на 5 лет каждый и конфискацией всего лично им принадлежащего имущества. Остальным суд определил по 8 лет лагерей, также с поражением в правах и конфискацией имущества. Кроме того, Военная коллегия постановила возбудить ходатайство перед Президиумом Верховного Совета Союза ССР о лишении осуждённых государственных наград[931].
   Но вот наступило время хрущёвских реабилитаций. 16 июня 1954 года состоялось заседание Военной коллегии Верховного Суда СССР, которая исключила из обвинения Н.П. Старостина две контрреволюционные статьи, однако его участие в хищениях и взяточничестве вновь признала доказанными. Но вскоре в суд поступило ещё одно заключение Главного военного прокурора, которое было рассмотрено 9 марта 1955 года. На этот раз приговор Военной коллегии, вынесенный в 1943 году в отношении Старостина H.A. и др., был отменён и дело производством прекращено за недоказанностью обвинения. Военная коллегия, в частности, констатировала, что обвинение всех осуждённых по закону от 7 августа 1932 года «было основано только на показаниях самих осуждённых, а также на показаниях свидетелей Кожина, Смирнова, Маслова, Кабакова, Плугина и Тикстона», но в процессе дополнительной проверки указанные лица отказались «от ранее данных ими показаний и заявили, что следствие по делу проводилось необъективно и показания ими были даны под воздействием лиц, проводивших следствие». Лишь А.Н. Денисов, передопрошенный в процессе проверки, вновь подтвердил, что «Старостин Николай по сговору с другими лицами в 1941 году, путём незаконной операции с перепродажей лыжных ботинок через магазин “Спартак”, а также продажи принадлежащего стадиону “Спартак” биллиарда, присвоили в первом случае 20 тысяч рублей, а во втором случае – 7 тысяч рублей», причём ему самому из этой суммы досталось 4500 рублей. Но эти показания Денисова суд посчитал неубедительными. Опять же по той причине, что остальные от своих признательных показаний отказались[932].
   Ну, в самом деле, что за чудак этот Денисов! Высокое начальство хочет его реабилитировать, а Анатолий Никитич вовсю упирается – мол, отсидел за дело. Зато остальные осуждённые и свидетели сразу поняли, откуда дует ветер, изменив показания в нужную сторону.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [54] 55 56 57 58 59 60 61 62

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация