А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сталин без лжи. Противоядие от «либеральной» заразы" (страница 19)

   Блок панов м самураев
   Например, во что сообщили 25 августа 1933 года секретарю ЦК ВКП(б) Лазарю Кагановичу зам. председателя ОГПУ Генрих Ягода и начальник Экономического управления ОГПУ Лев Миронов:
   «В результате углублённой агентурной работы по вскрытию к.-р. вредительской и шпионской организации в военной промышленности – Орудийно-Арсенальное Объединение и его заводы (о чем сообщено ЦК ВКП(б) № 294301) было установлено, что на территории Союза действует разветвлённая шпионская сеть, созданная разведывательными органами Польши и ведущая крупную шпионскую и диверсионную работу на заводах Военной промышленности. К моменту ликвидации этой шпионской сети агентурно было точно установлено, что во главе её в качестве организатора и руководителя стоит специально переброшенный на нашу территорию крупный резидент польской разведки, прибывший в СССР под видом политэмигранта и под фамилией Минин Михаил Робертович.
   Одновременно с операцией всей контрреволюционной организации в Военной промышленности, ОГПУ, ПП ОГПУ МО и ГПУ УССР была ликвидирована и указанная выше польская резидентура, причем тут же были установлены и сняты конспиративные явки польской разведки в Москве (квартира гр-на Клячко Льва Аркадьевича на Троицкой улице в д. № 1/4, кв. 2) и в Киеве (кв. гр-ки Арабок Марии Пахомовны – “Люси”, ул. Короленко, д. № 71 на 1-м этаже) и арестован в числе других также резидент Польской разведки Минин Михаил Робертович, настоящая фамилия которого, как установлено, – Бриль Виктор Иосифович.
   Произведёнными следственными действиями и обнаруженными документами полностью подтверждены агентурные данные и установлено:
   1. Минин-Бриль до своей переброски в СССР, будучи членом ППС (левицы), был в 1928 г. завербован Начальником Лодзинской дефензивы Вайнером и выдал несколько конспиративных квартир ППС (левицы), ряд работников этой партии: Сельского (члена ЦК), Пацановскую, Даниель, Равич и др., а также членов комсомола Польши – Вицек и Ацзен.
   2. В июне 1929 года Минин-Бриль получил от Вайера предложение выехать в СССР для шпионской работы по линии Военной промышленности, для чего должен связаться и возглавить имевшуюся уже группу в Киеве, с последующим расширением деятельности на Москву, Харьков и др. центры.
   Для лучшей конспирации Минину-Брилю было предложено использовать его связи по линии Торгпредства и проникнуть в СССР под видом политэмигранта, что он и осуществил.
   3. Получив в Торгпредстве в Данциге при посредстве Зам. Торгпреда т. Копылова разрешение и паспорт, Минин-Бриль в конце августа 1929 г. приехал в Москву. Явившись в Коминтерн, Минин-Бриль, получив документы политэмигранта, добился направления в Киев, где и устроился через Нацменсекцию Киевского К-та КП(б)У секретарем Польского театра, а затем (согласно полученным от Польской разведки указаниям) – заведующим Интернатом Польского Механического Техникума.
   4. Одновременно со своим устройством в Киеве, согласно полученным от Польской разведки указаниям, Минин-Бриль связался со специальным курьером Польской разведки в Киеве Кавецким и приступил к организации шпионской и диверсионной работы на Киевском Арсенале (ККЗ) и Авиазаводе № 43, завязав знакомства с рядом к.-р. настроенных лиц (по ККЗ – зав. литейным цехом Блажинским, конструктором Прокопенко и слесарем Броварником (арестованы); по зав. № 43 указанные Мининым лица устанавливаются.
   5. Параллельно развёртыванию шпионской работы на ККЗ и з-де № 43 Минин установил связи и возглавил к.-р. группу студентов Польского техникума (Гельнер, Сахацкий и др.), впоследствии разъехавшихся на военно-производственную практику и явившихся основными кадрами ликвидированной польской агентуры.
   6. В 1930 году окончивший техникум и получивший назначение на военно-производственную практику в Москву участник к.-р. группы техникума Гельнер получил указания от Минина-Бриля по выявлению и группированию к.-р. настроенных лиц, что им и было выполнено путем организации группы инженеров-военнопроизводственников, преимущественно окончивших Киевский Политехнический Институт на Московском Орудийном заводе № 8 (Коноплич, Хандромиров, Васильченко, Улановский и др. – все арестованы).
   Для связи Гельнеру была дана явка на квартиру вышеупомянутого Клячко, связанного в свою очередь с сотрудником Польского консульства “Совой”.
   7. В 1932 году Минин-Бриль по поручению польской разведки был переброшен в Москву для развёртывания шпионско-диверсионной работы на московских заводах Военной и Авиационной промышленности, что им и было проделано путём активизации шпионской и подрывной работы группы Гельнера на заводе № 8 и при посредничестве её участников – организованы группы на заводе Мастяжарт (Лещев), ТОЗе (Сан-домирский) и получены связи по Авиазаводу № 22 (Лещев и Сандомирский арестованы).
   В период своей шпионской деятельности в Москве Минин-Бриль был непосредственно связан с сотрудниками польского консульства “Совой” Вацлавом Яковлевичем и Оконьским, причем с первым явки имел на конспиративной квартире Клячко.
   8. В результате шпионской деятельности по Военной промышленности были собраны и переданы сведения о мощностях и программах заводов № 8, Киевского Арсенала, ТОЗа, Авиазавода № 43, о конструкциях тяжелого бомбовоза, новой противогазовой маски, тяжёлых авиабомбах (Мастяжарт), о Военно-Воздушной Академии и Одесской Авиашколе.
   Кроме того, в связи с заданиями агента польской разведки “Совы” о получении сведений по оборонным работам на границах был завербован для шпионской работы по Дальнему Востоку инженер Рыбальченко, работающий участковым прорабом на строительстве по укреплению Маньчжуро-Китайских границ (на арест Рыбальченко дано задание ПП ОГПУ в ДВК).
   Через Рыбальченко были получены и переданы польской разведке секретные документы об укреплениях на ДВ с указанием конструкций укреплений и их качества, дислокация и планы построенных на ДВ в 1932 г. воинских казарм.
   При аресте участника к.-р. организации Улановского, непосредственно вербовавшего Рыбальченко, на квартире изъяты полученные от последнего для передачи полякам материалы с подробным описанием обороноспособности Дальнего Востока.
   При передаче Мининым-Брилем сведений по Дальнему Востоку агенту польской разведки “Сове” последним были даны указания по дальнейшему собиранию сведений по оборонным мероприятиям по Д.В. и, в частности, было сказано, что по договоренности Польши и Румынии с Японией первый удар должен быть произведён на Д. Востоке.
   9. Одновременно с широким развёртыванием шпионской и подрывной работы на заводах Военной промышленности Мининым-Брилем, согласно специальным указаниям, развёртывалась сеть ПОВ (“Польская Военная Организация”).
   По показаниям Минина-Бриля, указанная организация, согласно полученных им установок от Зам. Начальника Лодзинской дефенсивы Недельского, является закордонным филиалом “ПОВ”.
   Задачей деятельности “ПОВ” в СССР по директиве польской разведки является организация к.-р. повстанческих, шпионских и террористических групп.
   С одной из таких групп и был, по заданию упомянутого Недельского, связан Бриль по его приезде в Киев (эта группа, входившая по “ПОВ” под наименованием “ГОЛ”, – “Группа освобождения личности” – была ликвидирована в 1932 году Киевским Облотделом ГПУ).
   Материалами следствия устанавливается, что Мининым-Брилем при посредстве участников к.-р. группы в Киевском
   Польском Техникуме были организованы группы “ПОВ” в Бердичеве (Сахацким), в Виннице (Гельнером и Набловским), Умани (Яворовским и Голяновским), в Гневов (Чавловским) и в Казатине (Пиотковским) (указанные лица арестованы, частично были осуждены по делу “ПОВ”).
   Для развертывания работы “ПОВ” по показаниям Минина в 1931 году разведывательными органами Польши был прислан специальный резидент Дудкевич (обнаружен на территории Союза и арестован)
   10. Проводившаяся шпионская и диверсионная работа широко финансировалась разведорганами Польши.
   На 23-е августа по делу к.-р. организации в Военной промышленности арестовано 70 человек.
   Следствие продолжается»[384].

   Прочтя этот документ, кое-кто может скептически хмыкнуть. Дескать, что было нужно польским шпионам на Дальнем Востоке? Тем не менее, польско-японское сотрудничество в деле борьбы с нашей страной – отнюдь не плод воспалённого воображения следователей НКВД. Корни его уходят ещё в годы русско-японской войны, когда молодой революционер Юзеф Пилсудский ездил в Токио за помощью. В тот раз сотрудничество было весьма скромным, ограничившись сбором пилсудчиками разведывательной информации о России, за что японский военный атташе в Лондоне полковник Таро Уцуномия выплачивал им 90 фунтов в месяц[385]. Однако сейчас в распоряжении Пилсудского были все ресурсы польского государства.
   В сообщении ИНО[386] ОГПУ от 19 марта 1932 года на имя Сталина, подписанном заместителем председателя ОГПУ В.А. Балицким и начальником ИНО А.Х. Артузовым приводились очередные сведения, полученные от нашего источника во французском генштабе. Советский агент успел незадолго до этого побывать в Варшаве, где беседовал с начальником штаба польской армии генералом Гонсяровским, сообщившим ему, что осенью 1931 года Варшаву посетила группа высокопоставленных японских офицеров. В ходе этого визита между генштабами двух стран было заключено письменное соглашение:
   «Гонсяровский отметил, что согласно этому соглашению Польша обязана быть готовой оттянуть на себя силы большевиков, когда японцы начнут продвигаться по территории СССР»[387].
   8 июля 1934 года в Польшу с трёхдневным визитом для ознакомления с состоянием её военной подготовки прибыл брат японского императора принц Коноэ, который привёз Пилсудскому письмо от бывшего военного министра Японии генерала Араки. Занимая этот пост, Араки активно выступал в 1932 году за начало военных действий против СССР. Японский военный сообщал о намерении напасть на Советский Союз, используя в качестве повода КВЖД, но жаловался на слабость японской авиации, из-за чего войну приходилось отложить до марта-апреля 1935 года. Несмотря на это, Араки предложил: «Если Польша и Германия дадут Японии заверения в том, что они выступят против СССР на следующий день после начала военных действий между Японией и СССР, то Япония достаточно подготовлена, чтобы начать войну немедленно, не дожидаясь срока окончания реорганизации и усиления своей авиации»[388].
   В сентябре 1934 года Варшаву посетила японская военная миссия во главе с начальником авиационной школы в Аконо генералом Харута[389]. К осени 1934 года польско-японское военно-техническое сотрудничество шло полным ходом. Советник полпредства в Варшаве Б.Г. Подольский сообщал 11 ноября зам. наркома Б.С. Стомонякову, что «японский генштаб осуществляет широкую деятельность наблюдения за СССР из Прибалтийских стран и из Польши», а «польская военная и металлургическая промышленность имеет японские заказы»[390].
   Япония разместила в Польше двухгодичный заказ на изготовление 100 тыс. винтовочных стволов, а также приобрела у неё лицензию на истребитель П-7. Польские предприятия выполняли японские заказы на стальной прокат, бронеплиты, трубы и турбины[391].
   Однако вернёмся к пойманным ОГПУ польским шпионам. Хрущёвских реабилитаторов все эти соображения, как и наличие в деле секретных материалов, собранных ликвидированной шпионской группой для передачи в Варшаву, ничуть не смутили. В 1956 году Минин-Бриль и его подельники были реабилитированы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация