А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сталин без лжи. Противоядие от «либеральной» заразы" (страница 15)

   Кильпиэ эти материалы с завода вынес для передачи их Ведриху Г.И., но не передал, так как в этот же день был арестован, а документы изъяты при обыске.
   При аресте Владимирова были изъяты у него на квартире документы, не подлежащие оглашению:
   1. Протокол совещания работников Главного управления энергетической промышленности (Главзнергопром) с работниками ленинградских заводов, в котором отражалось состояние всех заказов Главэнергопрома. Один экземпляр этого протокола Владимиров передал Ведриху Г.И.
   2. Инструкция Кировского завода по уходу за одноцилиндровой турбиной мощностью в 30 000 лошадиных сил, установленной на Севастопольской ГРЭС.
   Документы предъявлены экспертизе, которая полностью подтверждает их секретный характер.
   Следствие продолжается»[303].

   И опять помимо признаний обвиняемых в деле имеются вещественные доказательства в виде изъятых при обыске и аресте секретных документов. Что наверняка не помешает обличителям сталинской тирании объявить и этих граждан «невинными жертвами незаконных репрессий».
   От кайзера до фюрера
   Помимо свежей поросли агентов, в гитлеровской разведке нашлось место и ветеранам, служившим ещё кайзеровской Германии. Осенью 1933 года на Украине была вскрыта крупная немецкая шпионская сеть. Как сообщил 15 октября зам. председателя ОГПУ СССР Я.С. Агранов в докладной записке № 50699 на имя Сталина, германская резидентура действовала под прикрытием представительства фирмы «Контроль-Кº». Её ячейки были выявлены в оборонных цехах заводов им. Ильича и «Азовсталь» в Мариуполе, им. Марти, «61» и «Плуг и молот» в Николаеве, в Мариупольском, Бердянском, Николаевском, Херсонском и Одесском портах, а также в частях 15-й дивизии.
   Возглавлял шпионскую работу представитель фирмы «Контроль-Кº» на Украине бывший офицер австро-венгерской армии австрийский подданный Иосиф Вайнцетель. Его основными помощниками являлись Рихард Гришай – член австрийской организации НСДАП, инженер конструкторского завода «Плут и молот», Густав Карл – бывший офицер германской армии, германский подданный, инженер-конструктор завода им. Марти, а также Альфред Игтурм – прибалтийский немец, гражданин СССР, представитель «Контроль-Кº» в Николаеве. Последний был арестован и вскоре сознался. Всего же на первом этапе ОГПУ арестовало 28 человек советских граждан[304]. Заподозренных в шпионаже иностранных подданных органы госбезопасности пока не тронули, запросив разрешение на их арест у Политбюро ЦК ВКП(б).
   Тем временем 22 октября в 21:30 на заводе им. Марти произошёл пожар, в результате которого были выведены из строя находившиеся в крытом эллинге две подводные лодки[305]. Как установила техническая экспертиза, деревянные стеллажи эллинга были облиты легковоспламеняющимся «кузбаслаком», а затем подожжены коротким замыканием осветительных проводов, опущенных под стапеля[306].
   Организатором диверсии оказался уже упомянутый Густав Карл, который привлёк к этому неблаговидному делу инженеров Гуммерта и Горовенко, а непосредственными исполнителями – электросварочный мастер Ивановский и мастер сборочного цеха Плохой. Примечательная деталь – последние двое незадолго перед этим были исключены из ВКП(б)[307].
   Как показало расследование, в шпионско-диверсионную организацию были также вовлечены заведующий химической лабораторией завод им. Ильича Ставровский, инженеры завода им. Марти Гуммерт и Шеффер, а также служащие фирмы «Контроль-Кº» Штурм (Николаев), Гаршер (Одесса) и другие[308].
   Получив санкцию Политбюро, ОГПУ арестовало руководителей шпионской сети Иосифа Вайнцетеля, Карла и Гришая. Вскоре в деле всплыли новые фигуры из числа иностранцев: главный представитель «Контроль-Кº» в Москве бельгийский подданный С. Бернгард, бывший инженер завода им. Марти, а затем уполномоченный фирмы «Контроль-Кº» в Николаеве германский подданный В. Э. Верман, начальник парового хозяйства завода им. Ильича румынский подданный Э. Танку[309].
   В ходе следствия выяснилось, что германской разведке были переданы следующие важнейшие материалы военного значения:
   – рецепты специальной танковой стали марок «ММ» и «МИ», изготовлявшейся на заводе им. Ильича в Мариуполе;
   – данные о работе экспресс-лаборатории завода им. Ильича;
   – данные о броневых и снарядных цехах завода им. Ильича;
   – данные об оборонных цехах Азовстали;
   – подробные сведения о строившихся на заводах им. Марти и «61» подлодках, торпедоносцах и других военных судах;
   – сведения о состоянии и вооружении частей 15-й дивизии и Мариупольского гарнизона;
   – план противовоздушной обороны г. Москвы;
   – данные топографической съемки участка дальневосточной границы в районе ст. Пограничная[310].
   Один из руководителей шпионской организации – Виктор Эдуардович Верман – оказался агентом германской разведки с дореволюционным стажем, начиная с 1908 года. Об этом он подробно поведал в своих показаниях под рубрикой «Моя шпионская деятельность в пользу Германии при царском правительстве»[311].
   Как выяснили в 1990-е гг. сотрудники Центрального архива ФСБ России А. Черепков и А. Шишкин, изучив следственные материалы по данному делу, именно члены этой шпионской группы организовали 7 октября 1916 года взрыв стоявшего в Севастопольской гавани новейшего линейного корабля «Императрица Мария». После прихода немецких интервентов в 1918 году по представлению капитан-лейтенанта Клосса за самоотверженную разведывательно-диверсионную работу Верман был награждён Железным крестом 2-й степени. После окончания гражданской войны ценный агент остался в Николаеве, продолжив свою деятельность на благо Германии[312].
   Дореволюционный шпионский стаж имел и Сильвен Бернгардт, известный по архивным материалам царской контрразведки как германский шпион в России ещё во время Первой мировой войны[313]. Арестованный в Москве гражданин. СССР корреспондент-переводчик главной конторы «Контроль-Кº» Гаман сознался в разведработе в пользу Германии с 1914 года[314].
   Следствие по делу шпионской сети «Контроль-Кº» было закончено в 1934 году. Решением Коллегии ОГПУ проходившие по нему советские граждане были приговорены к различным мерам наказания, вплоть до расстрела[315], а иностранные подданные – высланы из Советского Союза[316].
   Линейный корабль «Императрица Мария»

   Но вот наступила перестроечная вакханалия. В 1989 году вместе с другими «невинными жертвами» все эти граждане оказались реабилитированными по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв политических репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов». «В деле достаточно доказательств причастности служащих “Контроль-Кº” к шпионской деятельности и тем более к диверсионному акту, совершенному Ивановским и Плохим под руководством Горовенко», – с недоумением комментирует эту гримасу горбачёвско-яковлевского «правосудия» долгое время изучавший материалы Центрального архива ФСБ кандидат юридических наук Олег Мозохин[317]. Впрочем, удивляться не приходится. Теми, кто проводил массовую реабилитацию, двигали куда более низменные мотивы, чем выяснение истины и восстановление справедливости.

   Япония

   Листая страницы советских газет 1930-х годов или просматривая рассекреченные документы того времени, то и дело натыкаешься на японских шпионов и диверсантов. Они же являются непременными персонажами антисталинского разоблачительного «фольклора», как наглядный пример «нелепых выдумок палачей из НКВД», к которым уважающему себя российскому интеллигенту полагается относиться не иначе, как с глумливым хихиканьем.
   Дракон готовится к прыжку
   Что же представляла собой тогдашняя Япония? Стремительно вырвавшийся из средневековой отсталости в ряды ведущих держав молодой хищник настойчиво и целеустремлённо готовился к переделу мира. О серьёзности намерений Токио наглядно свидетельствовал знаменитый «меморандум Танаки», представленный 25 июля 1927 года премьер-министром Гиити Танака молодому императору Хирохито и содержавший развёрнутую программу действий по завоеванию мирового господства:
   «…B интересах самозащиты и ради защиты других Япония не сможет устранить затруднения в Восточной Азии, если не будет проводить политику “крови и железа”. Но, проводя эту политику, мы окажемся лицом к лицу с Америкой, которая натравливает на нас Китай, осуществляя политику борьбы с ядом при помощи яда. Если мы в будущем захотим захватить в свои руки контроль над Китаем, мы должны будем сокрушить Соединённые Штаты, то есть поступить с ними так, как мы поступили в русско-японской войне.
   Но для того, чтобы завоевать Китай, мы должны сначала завоевать Маньчжурию и Монголию. Для того чтобы завоевать мир, мы должны сначала завоевать Китай. Если мы сумеем завоевать Китай, все остальные малоазиатские страны, Индия, а также страны Южных морей будут нас бояться и капитулируют перед нами. Мир тогда поймёт, что Восточная Азия наша, и не осмелится оспаривать наши права. Таков план, завещанный нам императором Мэйдзи, и успех его имеет важное значение для существования нашей Японской империи»[318].
   …Для того чтобы завоевать подлинные права в Маньчжурии и Монголии, мы должны использовать этот район как базу для проникновения в Китай под предлогом развития нашей торговли. Будучи же вооружены обеспеченными правами, мы захватим в свои руки ресурсы всей страны. Овладев всеми ресурсами Китая, мы перейдем к завоеванию Индии, стран Южных морей, а затем к завоеванию Малой Азии, Центральной Азии и, наконец, Европы. Но захват контроля над Маньчжурией и Монголией явится лишь первым шагом, если нация Ямато желает играть ведущую роль на Азиатском континенте»[319].
   Выкраденный советской разведкой, «меморандум Танаки» в 1929 году был опубликован в китайской печати[320]. Разумеется, официальный Токио поспешил откреститься от компрометирующего документа. Однако сделать это оказалось весьма непросто. Как признал позднее известный японский дипломат Мамору Сигемицу, бывший послом в СССР во время конфликта у озера Хасан, а затем министром иностранных дел, осуждённый на Токийском процессе к 7 годам тюрьмы:
   «Возникшее вслед за этим положение в Восточной Азии и сопутствующие ему действия Японии развивались в точном соответствии с “меморандумом Танака”, поэтому рассеять подозрения относительно существования этого документа стало весьма трудно»[321].
   Тем не менее, доморощенные любители японских грантов из числа наших соотечественников до сих пор пытаются доказывать, будто «меморандум» является фальшивкой. Их основной аргумент – дескать, не был обнаружен его оригинал (что не удивительно, поскольку накануне капитуляции компрометирующие документы активно уничтожались). При этом отсутствие документальных немецких приказов на истребление евреев почему-то не вызывает у этих господ ни малейшего сомнения в реальности Холокоста.
   План Танаки начал воплощаться в жизнь в ночь на 19 сентября 1931 года, когда японские войска развернули боевые действия на территории Маньчжурии[322]. Чтобы придать своим завоеваниям видимость легитимности, в Токио решили создать из покорённых провинций подвластное Японии «независимое государство». На роль его марионеточного правителя был выбран Пу И – свергнутый революцией последний китайский император из маньчжурской династии Цин. 23 февраля 1932 года японские офицеры предложили ему стать во главе «независимой Маньчжурии» и получили согласие[323].
   Оставалось разыграть приличествующий случаю спектакль. 29 февраля «всеманьчжурская ассамблея» в Мукдене приняла резолюцию о независимости северо-восточного Китая и провозгласила Пу И своим правителем. 1 марта к бывшему императору прибыли верноподданные делегаты просить его на царство. Как и положено по обычаю, тот ответил отказом. 5 марта делегация явилась повторно. На этот раз Пу И дал согласие[324]. 8 марта он был торжественно провозглашён верховным правителем[325], а два года спустя, 1 марта 1934 года его объявили императором «независимого государства» Маньчжоу-Го[326].
   Что же касается пресловутого «мирового общественного мнения», то японское руководство на него откровенно плевало. После того, как в феврале 1933 года Лига наций отказалась признать государство Маньчжоу-Го, 27 марта 1933 года Япония демонстративно покинула эту организацию[327]. Тем самым в очередной раз было наглядно показано, что международные соглашения действуют лишь до тех пор, пока отражают реальный баланс сил. Перестав ему соответствовать, они тут же превращаются в ничего не стоящий клочок бумаги. В 1930-е годы подобная судьба постигла Лигу наций. Сегодня в точно такую же филькину грамоту превращается ООН. Какие бы глупости ни пытались нам внушать ревнители «общечеловеческих ценностей», но международное право было и остаётся правом сильного.
   Вслед за Китаем настала очередь нашей страны. 1 июля 1931 года в беседе с посетившим Москву генерал-майором Харада посол Японии в СССР, будущий премьер-министр и казнённый военный преступник Коки Хирота недвусмысленно заявил:
   «По вопросу о том, следует ли Японии начать войну с Советским Союзом или нет, считаю необходимым, чтобы Япония стала на путь твёрдой политики в отношении Советского Союза, будучи готовой начать войну в любой момент.
   Кардинальная цель этой войны должна заключаться не столько в предохранении Японии от коммунизма, сколько в завладении советскими Дальним Востоком и Восточной Сибирью»[328].
   В докладе, представленном генералу Харада японским военным атташе в Москве подполковником Касахара, говорилось:
   «Настоящий момент является исключительно благоприятным для того, чтобы наша империя приступила к разрешению проблемы Дальнего Востока. Западные государства, граничащие с СССР (Польша, Румыния), имеют возможность сейчас выступить согласованно также с нами, но эта возможность постепенно будет ослабевать с каждым годом.
   Если мы сейчас, проникнутые готовностью воевать, приступим к разрешению проблемы Дальнего Востока, то мы сможем добиться поставленных целей, не открывая войны. Если же паче чаяния возникнет война, то она не представит для нас затруднений»[329].
   Однако начать большую войну с Советским Союзом в Токио так и не решились. Главным препятствием стала осуществлённая в те годы в нашей стране программа форсированной индустриализации. В феврале 1932 года тот же подполковник Касахара в «Соображениях относительно военных мероприятий империи, направленных против Советского Союза» с тревогой отмечал:
   «СССР в течение ряда последних лет проводит неуклонное увеличение вооружённых сил, и ныне уже превзошёл японскую армию по части организации и степени вооружения.
   Энергично проводимый тяжелейший план имеет основной целью увеличить мощь Красной Армии. Мною уже неоднократно докладывалось о том, что вооружение СССР в дальнейшем будет развиваться в ещё более стремительных темпах»[330].
   «В настоящий момент Красная Армия по части оснащения и обучения достигла уже требуемого уровня и, пожалуй, превосходит армии блока Польши, Румынии и прибалтийских государств. Но СССР ещё не обладает достаточной мощью для проведения войны в широком смысле этого слова. Экономическая мощь, военная промышленность и единство нации ещё не достигли требуемой степени.
   «Из вышеуказанного видно также, что японо-советская война, принимая во внимание состояние вооружённых сил СССР и положение в иностранных государствах, должна быть проведена как можно скорее. Мы должны осознать то, что по мере прохождения времени обстановка делается всё более благоприятной для них»[331].
   Вместо большой войны японское руководство встало на путь постепенного наращивания провокаций. С 1936 по 1938 год на маньчжуро-советской границе был зарегистрирован 231 инцидент, в том числе 35 крупных боевых столкновений[332]. Так, 30 января 1936 года на участке Гродековского пограничного отряда две роты японо-маньчжур углубились на полтора километра вглубь советской территории в районе пади Мещеряковской, однако были выбиты обратно. В ходе боя, по советским данным, противник потерял 31 человека убитыми, с нашей стороны погибли четверо пограничников[333].
   24 ноября 1936 года на том же участке границу нарушил японский конно-пеший отряд численностью около 60 человек. После схватки с пограничниками во главе с начальником погранзаставы Евграфовым японцы были отброшены с нашей территории, потеряв 18 человек убитыми и 7 ранеными[334].
   В июле-августе 1938 года у озера Хасан и в мае-сентябре 1939 году у реки Халхин-Гол велись уже полномасштабные боевые действия с использованием танков и авиации. Последний конфликт по своему размаху и длительности можно по праву считать локальной войной.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация