А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сталин без лжи. Противоядие от «либеральной» заразы" (страница 10)

   Существует практика освобождения их по согласованию с УГБ из трудпосёлка, если на них нет компр. данных и нет оснований полагать, что брак является фиктивным с целью побега из трудпосёлка»[219].
   Трудпоселенцы не подлежали призыву на военную службу. Как было указано в разъяснении Главного управления Красной Армии от 27 февраля 1940 года № 22/181387 «О порядке приписки к призывным участкам трудпереселенческой молодёжи»:
   «1. На основании статьи 30 Закона о всеобщей воинской обязанности к категории лиц сосланных и высланных относятся также и трудпереселенцы.
   Призывников из числа трудпереселенческой молодёжи, состоящей на учёте местных органов ОТП ГУЛАГ НКВД к призывным участкам не приписывать, учёт их не вести и в Красную Армию и флот не призывать.
   Лица, указанные в статье 30 Закона о всеобщей воинской обязанности, также не подлежат приписке к призывным участкам.
   2. На основании постановления СНК СССР за № 1143-280с от 22 октября 1938 года, дети трудпоселенцев, при достижении 16-ти летнего возраста, если они лично ничем не опорочены, освобождаются из трудовых посёлков с выдачей паспортов, но с ограничением проживания в режимных городах.
   Освобождённая из трудовых посёлков призывная молодёжь подлежит приписке к призывным участкам и призыву в Армию с зачислением в кадровые части по особому указанию НКО СССР»[220].
   В уже цитировавшей докладной записке от 28 февраля 1942 года майор госбезопасности Завгородний отмечал:
   «До войны молодёжь эта настойчиво добивалась снятия с учёта. С начала же войны поток заявлений об освобождении сильно сократился. Более того, в комендатуры стали поступать отдельные заявления с просьбой разрешить вернуться в трудпосёлок и встать на учёт трудпоселенцев»[221].
   Впрочем, наблюдалось и обратное явление:
   «С мест поступает много запросов о порядке рассмотрения заявлений трудпоселенцев, ходатайствующих о направлении их на фронт для борьбы с фашизмом. Такие заявления поступили в УНКВД Читинской, Свердловской, Челябинской областей, Орджоникидзевского края и друг.»[222]
   Согласно рапорту начальника ГУЛАГ’а НКВД СССР старшего майора госбезопасности Наседкина на имя заместителя наркома внутренних дел СССР комиссара госбезопасности 3-го ранга С.Н. Круглова, таких заявлений было подано 547[223].
   На 15 октября 1941 года в Красную Армию было призвано 3218 трудпоселенцев, из них 301 в кадровые части и 2917 в специальные строительные батальоны[224].

   Зам. председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР товарищу Молотову В.М.
   Народный Комиссариат Внутренних Дел и Народный Комиссариат Обороны Союза ССР ставит вопрос о призыве в Красную Армию трудпоселенцев, находящихся в трудпосёлках НКВД, которые к моменту выселения их из районов сплошной коллективизации не были главами кулацких семей, а только её членами.
   До сих пор трудпоселенцы в Красную Армию не призываются. Исходя из того, что в трудпосёлках находится свыше 100.000 чел. трудпоселенцев, мужчин призывного возраста, которые на протяжении 10–12 лет занимаются общественно-полезным трудом, а до выселения были только членами кулацких семей, НКВД и НКО полагают, что эту категорию трудпоселенцев следует призывать в Армию на общих основаниях, с тем, чтобы предоставить НКВД право освобождать из трудссылки трудпоселенцев, призванных в Красную Армию и прослуживших в ней не менее одного года, при наличии положительной характеристики командования.
   На непосредственных иждивенцев трудпоселенцев, призванных в Красную Армию, распространить льготы, предоставляемые семьям красноармейцев, а органам НКВД – освобождать их от уплаты 5 % отчислений с зарплаты, взимаемые на покрытие расходов по содержанию административно-управленческого аппарата трудссылки.

   Заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР Комиссар Государственной Безопасности 3-го ранга (Круглов)

   Заместитель народного комиссара обороны Союза ССР
   Март 1942 г.[225]

   11 апреля 1942 года Государственный Комитет Обороны принял Постановление № 1575сс, согласно которому за период с 15 апреля по 15 мая 1942 года надлежало призвать в Красную Армию «35 000 человек за счёт тщательного отбора детей переселенцев и переселенцев призывного возраста». Вместе с другими категориями призываемых с 15 апреля 1942 года в армию, этих трудпоселенцев надлежало использовать «на укомплектование запасных частей для подготовки маршевых пополнений и на доукомплектование выводимых с фронта стрелковых дивизий, а также на формирование танковых и других специальных частей»[226].
   Постановлением ГКО СССР № 2100сс от 22 июля 1942 года план призыва трудпоселенцев был увеличен на 15 тысяч. Таким образом, всего подлежало мобилизации 50 тысяч человек.
   Фактически же на 1 ноября 1942 года было призвано 60 747 трудно с е ленцев[227].
   Согласно приказу наркома внутренних дел СССР № 002303 от 22 октября 1942 года «трудно с е ленцы, призванные в Красную Армию, а также члены их семей (жена, дети) с учёта трудссылки снимаются; снятым с учёта паспорта выдаются без ограничений; снятые с учёта освобождаются от 5 % отчислений с зарплаты»[228]. В соответствии с этим приказом в течение 1943 года было снято с учёта трудссылки 102 520 призванных в Красную Армию трудпоселенцев и членов их семей[229].
   Продолжалось освобождение трудпоселенцев по Постановлению СНК СССР № 1143-280с от 22 октября 1938 года. С 1 июля 1941-го по 1 января 1942 года было освобождено 24 247, за 1942 год – 63 113, за 1-й квартал 1943-го – 10 319 человек[230].
   Во время Великой Отечественной войны некоторая часть бывших кулаков, особенно из числа работающих в промышленности, изменила места жительства и выехала из мест поселения, часть женщин вступила в брак с гражданами, не являющимися спецпоселенцами, и в связи с этим также выехала из мест поселения. НКВД и Прокуратурой СССР в 1944 году было принято решение таких лиц, если они в течение последних трёх лет после выезда из мест поселения занимаются общественнополезным трудом, к ответственности за побег не привлекать и на спецпоселение не водворять[231].
   25 мая 1944 года вышла директива НКВД СССР № 174 о снятии с учёта спецпоселений бывших кулаков, направленных в школы ФЗО и ремесленные училища[232].
   С 1 сентября 1944 года со спецпереселенцев контингента «бывшие кулаки» было прекращено удержание 5 % от заработной платы на расходы по их административному управлению и надзору. Это было сделано на основании постановления СНК СССР № 1147-340с от 24 августа 1944 года «Об отмене процентных отчислений с заработков спецпереселенцев, установленных постановлением Совнаркома СССР от 1 июля 1931 г. № 130сс»[233].
   После окончания войны началось массовое освобождение бывших кулаков, остававшихся к этому времени на спецпоселении. Хотя предложение МВД СССР осуществить в конце 1947 года полное освобождение этого контингента и не было поддержано руководством страны, фактически численность кулаков-спецпереселенцев стремительно сокращалась. Так, на 1 апреля 1947 года их состояло на учёте 481 186, на 1 января 1948 года– 210 556, на 1 июля 1949 года – 124 585, а на
   1 июля 1952 года – 28 009 человек[234].
   Последние остававшиеся на поселении кулаки были освобождены По становлением Совета Министров СССР № 1738-789сс от 13 августа 1954 года «О снятии ограничений по спец-поселению с бывших кулаков и других лиц»[235].
   Такова истинная, а не вымышленная история «кулацкой ссылки».

   Часть 3 Невинны ли жертвы репрессий?

   Но так уж повелось в нашем мире, что какой бы добродетельный государь, какой бы мудрый регент или канцлер ни стоял у кормила власти, всегда найдутся никчёмные людишки, обойдённые судьбой неудачники, – в укромном месте, где никто их не слышит, осуждают и бранят они власть предержащую.
Повесть о доме Тайра

   Глава 1. Униженные и оскорблённые


Сидит начальник молодой,
Стоит в дверях конвой,
И человек стоит чужой —
Мы знаем, кто такой.

Сергей Михалков. Граница
   Ну, конечно же, «знаем»! Очередная «невинная жертва незаконных репрессий». Одним из ключевых обвинений, предъявленных Сталину в хрущёвском докладе на XX съезде, стали развязанные им массовые репрессии против «честных коммунистов», «массовый террор против кадров партии». С тех пор официальная пропаганда старательно навязывает нам стереотип, будто любые обвинения, выдвинутые против кого бы то ни было во времена Сталина, являются заведомо абсурдными, выдуманными «палачами из НКВД» с целью посадить и расстрелять как можно больше граждан.
   Разумеется, это откладывается в общественном сознании. Например, вот что сообщает писатель Андрей Леонидович Никитин, захотевший в конце 1980-х ознакомиться со следственным делом своих родителей, Леонида Александровича и Веры Робертовны Никитиных, осуждённых 13 января 1931 года Особым совещанием Коллегии ОГПУ по делу контрреволюционной организации «Орден Света» соответственно на 5 и 3 года лагерей:
   «Майор госбезопасности, на чью долю выпало меня “опекать ” и который сам тщательно изучил перед встречей эти материалы, в заключение нашей беседы, как бы извиняясь за своих предшественников произнёс: “…ну, а на то, что там понаписано, особого внимания не обращайте. Ничего этого конечно же на самом деле не было. Сами знаете, что тогда делалось!.. ”»[236].
   На первый взгляд, перед нами действительно плод безудержной фантазии следователей ОГПУ, не придумавших ничего лучшего, чем обвинить группу московских интеллигентов в принадлежности к Ордену тамплиеров. Однако после этого Никитин на протяжении дюжины с лишним номеров журнала «Наука и религия» рассказывает о том, что московские тамплиеры реально существовали[237]. Причём помимо признаний обвиняемых, в деле имеется множество вещественных доказательств – изъятая при обысках литература, тетрадки с рукописями и т. п., включая журнал с весьма красноречивым названием «Красный террор»[238]. Более того, при обыске на квартире у одного из членов «ордена» A.B. Уйттенховена был изъят целый арсенал – два револьвера «наган» и два пистолета неизвестной системы, а у его жены H.H. Уйттенховен-Иловайской – написанная ею листовка с призывом к массовым стачкам и восстаниям[239].
   Впрочем, что с майора взять? Раз начальство сказало, что ничего быть не могло, значит, ничего и не было. Только стоит ли ему уподобляться? Давайте посмотрим, так ли уж абсурдны обвинения, выдвигавшиеся в сталинские времена.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация