А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Надоело говорить и спорить" (страница 28)

   Из записных книжек

   Жизнь заставит – станешь и композитором
   (1973-1980)

   • Жизнь коротка, но не настолько, чтобы не путешествовать.
   • Я мчусь по дороге, сидя в высоком кресле голубого автобуса, и вижу, и чувствую, и знаю, что – Боже мой милостивый, единственный и любимый – никогда, никогда в моей жизни не будет этого – песочного «Фольксвагена», веселой на склоне лет блондинки за рулем, машины, полной молодых, доброжелательных женщин, и мчимся мы куда-то на веселую пьянку, и все острят, что Визбор не в счет, что он – своя баба, и предчувствие веселья пьянит больше, чем вино.
   • Я многих в полет провожаю,
   А сам никуда не летаю.
   • Мудрый побеждает неохотно.
   • Дело к вечеру – комплимент густеет.
   • Если откровенность на откровенность – я не пью. А если еще больше откровенность – для вас двести грамм выпью.
   • Шагомер под кроватью.
   • Тот, кто занимался десятиборьем, вправе сказать, что у него было тяжелое детство.
   • И мотало меня, как березовый сок.
   • Выдь на Волгу – чарльстон раздается.
   • Заезд в санаторий 4-го управления. Жена капитана дальнего плавания пишет в радиостудию и просит для мужа исполнить песню «Не спеши».
   • Сильно гуд!
   • Мы не можем ждать милостей от природы после того, что мы с ней сделали.
   • В гостиничный холл, где все сидели и смотрели футбол, вошел молодой человек:
   – Кто играет?
   Народ обернулся. Играли «Динамо» Киев – «Спартак». Сказали.
   – Какой счет?
   Еще обернулись:
   – 2:1.
   – Во что играют?
   Ну, тут его выгнали.
   • Мастер неинтересного рассказа. Все в подробностях.
   • Имя человека – Мосторг Петрович Сытин. По домашнему – Мусик.
   • Лазер – мелкий вор. Мазер – художник-абстракционист.
   • Советское – значит шампанское.
   • Не, я не активный уже боец. Правда, могу себя еще расценивать как поле битвы.
   • Какое у него телосложение? У него теловычитание.
   • Единственное, что у него было положительным, так это реакция Вассермана.
   • Сейчас выступает поэт – по профессии кандидат наук.
   • Человек-загадка: чего ни спросишь, ничего не знает.
   • Прежде всего начальник не должен мешать работать.
   • Интеллект против прухи бессилен.
   • – Он кем работает?
   – Ударником.
   – Производства?
   – Нет, в оркестре.
   • В санатории было так мало мужчин, что некоторые женщины уехали не отдохнувши.
   • Утро было такое унылое и серо-дождливое, что он пожалел, что родился на свет.
   • С левой руки – буревестник революции.
   • Кит – на море романтик.
   • Что есть человек? Химическое предприятие плюс система клапанов. Механика – это немножко.
   • Живу хуже, чем все, но лучше, чем некоторые.
   • Во мне часто поднимается сильнейшее чувство тоски по только что покинутому месту. Я начинаю перебирать какие-то нелепые фотографии, вспоминаю пустяки, запахи, но эти-то вот ничего не значащие детали – смятая простыня в ногах, как горный хребет, освещенная резким солнцем утра, пароход, входящий в синюю гавань и вдруг ни с того ни с сего свирепо задымивший (жена сказала: «Такой входил интеллигент, и – на тебе, пожалуйста»), листок лавровый, что мы сорвали как-то, идя из столовой, растерли в ладонях, и ладони запахли такой вкуснотой, что их захотелось мгновенно съесть, – все эти пустяки, которые вспоминаются потом в прокисшей Москве, где грузовики, как катера, вздымают с двух сторон буруны коричневого снега, – все эти пустяки начинают страшно волновать нас. Тоска одолевает. Мы решаем еще раз непременно посетить это же самое место. Мы хотим вернуть мгновение. Нет, нас гложет не тоска по местам. Нас угнетает то ясно видимое обстоятельство, что безвозвратно уходит жизнь.
   • Ну, не знаю, кто она – мулатка не мулатка, но с низким голосом.
   • Когда перед тобой сталкиваются машины, не трогай руль. Веди свою машину в огонь. Весь твой организм, мозг, глаза, руки, пальцы протестуют, кричат против этого. Но будь тверд душой. Веди машину в огонь. Через секунду столкнувшиеся машины отскочат друг от друга, и ты пролетишь между двумя огненными шарами. Если засуетишься, свернешь…
   • Из глаза у него выкатилась большая прозрачная слеза, круглый шар, в котором отражались их комната, окно, елка с пожелтевшими иголками, как в никелированном боку чайника. Слеза набежала по скользкой поверхности глаза, перекатилась через бруствер века, подмяла под себя овражки мелких морщин, вкатилась на холмик подглазного мешка и оттуда, как с горки, соскользнула в бесконечный кустарник щетины на щеках.
   • Я неинтересен для людей. Я не пью.
   • В борьбе за народное дело.
   Он был инородное тело.
   • После свадьбы медовый квартал.
   • – Девушка, пойдемте в турпоход.
   – Я уже не девушка. Я уже была в турпоходах.
   • Они просто совершенно не хотят учиться. Вот я когда женился, жена моя не могла делать ничего. Не беда. Я ей купил литературу, и через два месяца она мне сварила очень хороший кофе.
   • Не откладывай на завтра то, что можно отложить на послезавтра.
   • Если летчик идет на задание, как на подвиг, это значит, что он к заданию не готов.
   • Событие тем более вероятно, чем менее оно желательно, – закон бутерброда.
   • Ты не прикидывайся пиджачком вельветовым.
   • Пивка для рывка, водочки для обводочки, минералочки для рыгалочки.
   • Жизнь заставит – станешь и композитором.
   • Заиграли турецкую музыку. «Тоже по-своему переживают!»
   • Дело капитана – сажать судно на мель. Дело старпома – снимать судно с мели.
   • Все пилоты делятся на смелых и старых. Я предпочитаю относиться к последним.
   • Старшему помощнику прийти с бутылкой водки на мостик!
   • Ты какого года постройки?
   • Полиморсос? – Политико-моральное состояние.
   • Вот у меня здесь под рукой 4 тыс. лошадиных сил. Конница Буденного.
   • Градус поворота, который применяет ледокол, ведущий во льдах караван, или угол, под которым он обкалывает судно, – для ледового капитана то же самое, что стиль для писателя или язык.
   • Не делайте вид, что вы на работе.
   • Эйнштейн говорил: тот, кто хочет видеть плоды своего труда немедленно, должен стать сапожником.
   • – Ну и что будет?
   – Будет вечная музыка.
   • Курс прежний, ход – задний!
   • Не можешь пить – уйди с работы. Не занимай место.
   • Хмелеуборочная машина – вытрезвитель.
   • Били не била, – сказал Гамлет в своей известной речи.
   • Его лечили семь врачей, но он все-таки остался жив.
   • Когда женщина красива, это видно и без телескопа.
   • Посаженый отец – глава семьи в тюрьме.
   • Совесть? Слишком роскошно в наш век.
   • Кто бежит, тот иногда падает. Не падает тот, кто ползет.
   • Поезд через Урал, все русские – к окнам. Красота-то какая! Казахи – никак. Но как только начались за Оренбургом степи – все казахи высыпали к окнам и стали причмокивать, и на глазах слезы. Ну что там в степи-то? Кочки да столбы телеграфные, и все. Стоят, плачут. Два мира…
   • Какой у нас первейший закон? Прежде всего, чтобы человеку было неудобно.
   • Отрицательные мнения о моих стихах меня не интересуют.
   • Самое страшное в жизни – потерянное время.
   • Для меня все семьи делятся на те, где смеются над разбитой чашкой, и на те, где ругаются из-за этого.
   • Мы думаем, что у нас с родителями огромная дистанция, а мы просто идем по их следам. Вплотную.
   • Дети не знают меры несчастья. Когда плачет ребенок – рушится весь мир.
   • Целую ручки, обнимаю ножки!
   • Пожилой молодой человек.
   • Он грубит так, будто у него в кармане лежит запасная челюсть.
   • Ты себе не представляешь, что чувствует женатый мужчина, когда он сам себе пришивает пуговицу к пиджаку.
   • Общежитие на Севере – «бичхолл».
   • Пилот, который мечтает снова летать, списан из авиации по здоровью. Каждое утро приходит на развод экипажей, туда, где всю жизнь летал, приходит при галстуке, наглаженный, сидит, слушает. Экипажи расходятся по самолетам, а он идет домой.
   • Бухгалтер из Горького нес из окружения два мешка денег. Пронес и сдал в часть.
   • Странно, что Бог наделил нас разумом и не дал защиты против него.
   • Он прошел огни и воды, а попался на простом.
   • Алименты предоставляются в кредит.
   • – Я вообще не пью.
   – Что так?
   – Характером застенчивый.
   – Ну, это ж только для процедуры.
   – Ну, тогда конечно.
   • Он с утра устраивается в кровати, забирает телефон и начинает требовать от бабушек и дедушек различных материальных ценностей.
   • Я выхожу на улицу. Там ревут машины. Это вражеское войско, будто оккупировавшее город, и оно уничтожит всех нас.
   • Все хорошо, но только хорошего мало.
   • В ожидаемом урожае смерти, который страшит и гнетет меня, – первым упавшим колосом стану, очевидно, я сам. Как это печально! Так мне представилось с большой ясностью сегодня ночью.
   • Про погоду: «Что хотят, то и творят».
   • Судя по тому, что артисты не торопились играть, фильм был двухсерийный.
   • Я не делаю выводов из жизни – я все такой же.
   • У вас тут плохо (в городе): все осень да зима. А у дедушки в деревне все время лето.
   • Выключил звук перед тем, как певица взяла верхнее «до»: не могу слышать, как люди мучаются.
   • Каждый со своей историей. Возвращается к ней много раз, часто просто говоря сам с собой или некоммуникабельно с другими. О том, что безумно удивило его и чего он не может понять.
   • Собрались какие-то значительные люди, умные, высокие, холеные, много видевшие, и какой-то засранец, директор спортбазы, пошляк и невежда, сумел защитить женщину и сказать слово правды.
   • Жизнь на Севере – деньги метлой в трюм сметали.
   • Часть правды всегда опасна. Она рождает ложь. Правда всегда одна. Ложь разнообразна.
   • Радость всегда одна. Радость богача, приобретшего «Мерседес», ничуть не больше радости бедняка, доставшего пластмассовое корыто. Смерть тоже одна на всех. Только бедный сохраняет личность свою как таковую до конца дней своих. Богач, властолюбец, употребивший все свои силы на этом пути, сначала правду подменяет фразеологией, потом истинные аргументы – ложными, потом начинает лгать. Ложь начинает составлять, а потом составляет целиком его личность. Старая, естественная личность его распадается, и в этом смысле мы уже не можем о нем говорить как о человеке. Властелин – он раб лжи. Он идет за гробом своего бывшего друга и плачет. И никто не может сказать – какие это слезы. Скорей всего, это слезы лжи. И его собственная смерть – смерть органов, наполненных ложью, как кровью. Сам он давно умер.
   Но заметили это немногие.
   • В Волгограде, в гостинице, в двухместном номере поселился фигурист на коньках, приехавший на соревнования. Ему 19 лет. Вечером к нему вселили пожилого ветерана войны. Фигурист стал скандалить, заявляя администрации, что номер оплачен целиком. Ветерана стали выселять и положили на ночь в гостиную. Он вечером пришел к фигуристу и сказал:
   – Сынок, вон из твоего окна видно место, где был мой окоп.
   – Я очень сожалею, очень. Но номер оплачен.
   • Актеры были хуже режиссера, который был гораздо хуже операторов. Но, в общем, группа была довольно ровная.
   • Недоросли получаются там, где водятся гувернантки.
   • Если дырку от одной баранки положить на дырку от другой баранки, получится труба.
   • Рассказ «Зверь и малыш».
   • «Пустой вечер». Рассказ. Ничего не назначено. Телефон молчит.
   • На своем дне рождения у Смехова я сказал:
   – Во флоте есть команда «все вдруг». И все корабли выполняют этот приказ вслед за лидером. Так бывает в жизни. Так случилось – не по моей вине – в моей жизни. Но человек не может смириться с тем, что количество друзей обуславливается количеством посадочных мест в машине.
   • Если жить в небоскребе, то не на первом этаже.
   • И металлические вешалки звенят в самолетном гардеробе, как погребальные колокола.
   • – Когда Катай придет, – говорит старик киргиз, – русский плохо.
   • Я уезжаю из мира людей, из мира рек, звезд, рук, глаз в мир зубов, челюстей, жал – так я сказал на поляне Тэпэ, за дощатым столом за ужином, когда меня провожали в Москву. Я часто загадывал на картах, гадал на звездах, лежа в палатке и глядя в небо. Выходило по-разному. Ум говорил одно, сердце – другое. Выходило все, как говорил ум.
   • А знамениты тем его наряды,
   Что после них привидятся во сне
   Не драмы, не награды, не наяды,
   А только снег, глубокий мерзлый снег.
   • Друзей нельзя купить. Их можно только продать.
   • Он инвалид. У него рука в министерстве.
   • Закрой хлебоприемник.
   • Композитор Дюбюк. Птючка.
   • Товарищи из ЦК! Уберите Ленина с денег!
   • Свободно владеет тремя иностранными акцентами.
   • Образование – два класса с философским уклоном.
   • Налей-ка нам еще. Я думаю это будет политически грамотно.
   • Нас окружают вещи, мы сами делаем вещи и делаем вещи, которые делают вещи.
   • Норковая шуба, разлинованная на участки: еда, ремонт машины, новая кухня, отпуск, квартира.
   • Он был эгоистом даже в заботе о людях.
   • Диспут в больнице о том, куда прятать деньги от жены после получки. Оказывается – в часы.
   • Из всех его рассказов следовало, что для того, чтобы завести авиационный двигатель, надо хорошо напиться.
   • Не играет влияния.
   • В аэропорту было как в опере – очень громко и ничего не понятно.
   • Ну, а теперь приходится расплачиваться людьми. Расплата людьми – самая популярная из расплат.
   • Всю музыку он делил на две категории – протяжная и отрывистая.
   • Водка – сила, спорт – могила.
   • Когда господин пристав говорит «садитесь», стоять как-то неудобно.
   • Ты принадлежишь к тем женщинам, к которым с удовольствием приходят за удовольствием и с удовольствием уходят.
   • Я достиг такого возраста, в котором мужчина может себя украсить лишь деньгами.
   • Константиныч – сторож на стоянке автомобилей. Пес Дик ходит провожать его до метро после смены и встречает его. Константиныч работает через два дня на третий. Дик через два дня на третий ровно в 8.00 сидит у метро, у табачного киоска, – ждет Константиныча.
   На стоянку привели щенка. Дик обиделся и три дня сидел где-то между машинами, не ел ничего. Выходил встречать Константиныча, но всем своим видом показывал, что он обижен.
   Константиныч заболел, но все равно едет на работу: знает, что Дик его ждет там.
   • Он очень горячо брался помогать другим людям. Но едва дело стопорилось, он сникал, начинал врать, выкручиваться. Причем сама система выкручивания из ситуации бывала гораздо сложнее самой помощи.
   • Я прощал ей неясность манер,
   Всяких доцентов вместо доцентов.
   Даже слово «милиционэр»
   С запорожским глубоким акцентом.
   • Тридцатилетняя война! А был ли хоть раз десятилетний мир? Был ли на земле хоть один день мира?
   • Рано поседели наши корабли.
   • Не ведая в себе
   Ни края, ни итога,
   Живем мы, словно жизнь —
   Далекая дорога
   И нет в дороге той
   С бедой пересеченья,
   Нет пропасти крутой,
   Нет пункта назначенья.
   • Бежит закат в окне: На следующей – мне.
   • И на полях заснеженной души
   Вовсю трещат крещенские морозы.
   Ах, как, представьте, были хороши
   И как свежи, представьте, были розы.
   • В этом матче победила дружба,
   В этой встрече умерла любовь.
   • И воздух тек меж деревень
   Теченьем лучшей прозы,
   И молча грянули в тот день
   Крещенские морозы.
   • Я спасу от одиночества
   Этот Тихий океан.
   • Эти шаланды и шхуны
   В дальние дали ушли,
   Мачтами чуть задевая за струны
   Меридианов земли.
   • Пятое время года – это любовь.
   • Из окна видны мне скалы,
   Голубые грани льда,
   И висит над перевалом
   Одинокая звезда.
   • Женоподобные ребята,
   Мужеподобное бабье.
   • Быть может, ты по-своему права,
   Быть может, время не пришло сейчас,
   Но даже дальние острова
   Нам ближе, чем прожитый нами час.
   • Вновь друг другу вечер подарили мы,
   И ты знаешь – на душе светло.
   Как-то несерьезно говорили мы,
   Только что-то вдруг произошло.
   Как же спрятать мне свое волнение,
   Если ты мне снишься наяву,
   Ведь в твои глаза, как на хранение,
   Небеса отдали синеву.
   • Ни Родине, ни женщине, ни вере…
   • Как мы измучились в дороге,
   Пока приехали домой.
   Но все сомненья на пороге
   Сметаем с валенок метлой.
   • Были дебри и невзгоды
   На пути моем крутом.
   Я прошел огни и воды,
   А попался на простом.
   • Песня о человеке, который разговаривает с птицами, кошками, собаками, облаками, но только не с людьми, и называют его – сумасшедший.
   • Я стал привязываться к креслам самолетов.
   • Но я знаю – в большой любви
   Все замешено на крови.
   • О Победа, белая женщина,
   То скорбна ты, то весела.
   Все, что в жизни было обещано,
   Все в своих руках принесла.
   • Все мы были подающие надежды,
   Стали мы не оправдавшие надежд.
   • У меня нет желания идти с тобой в таком состоянии и в таких отношениях, как у нас, в загс.
   • И как пальцы старухе,
   Горло жмут воскресенья.
   О эпоха непрухи!
   О звезда невезенья!
   • Функция заката такова!
   • Моя дорогая ходит с другим,
   А этот другой – не ее.
   • Волны черные стонут,
   В небе плачет звезда.
   Корабли наши тонут,
   Имена – никогда.
   • Если не сегодня – то когда?
   Если не я – то кто?
   • И в синие страны одета,
   Планета по лету бежит.
   Какое прекрасное лето!
   Какая прекрасная жизнь!
   • Если что больное сбудется,
   Поболит да перестанется.
   Все плохое позабудется,
   Все хорошее останется.
   • Короли на вечер – тоже короли.
   • Прощайте, дорогие, мы ушли —
   Дорога наша шелестит под солнцем.
   • Что ж ты не высчитал, мой штурман,
   Место нашей гибели с тобой.
   • Отвези меня в свою деревню.
   Просто так, без дела отвези,
   Там в окне качаются деревья,
   С синим ветром будучи в связи.
   Там цветник и рыжие ресницы
   Убивают встречных наповал.
   Ходит кот по чистым половицам,
   Старый, как пехотный генерал.
   • Где ждет всех нас Андрюшка Сардановский.
   • Усыновленные Россией Герои, павшие в боях.
   • О наши старые песни —
   Спутники наших дорог.
   • Мы сидим втроем, нам весело, только ты что-то слишком громко смеешься над его словами, и я мрачнею. Ты ревнуешь? Да что ты… Не сердись, это все шутки. Мы расстаемся, и вы уходите вдвоем, и я говорю – я, правда, провел чудесный вечер.
   • Справка о том, что ты живой.
   • Где ледники, как смерзшееся небо.
   • Как медленно течет мой день,
   Как быстро жизнь моя несется.
   • Человек воевал на войне —
   Поклонитесь, друзья, человеку.
   • Он умер и не узнал – погиб ли он в мелком пограничном конфликте или в начале третьей мировой войны.
   • Всегда командуют – вам взлет. Но никто не командует – вам падение. А такая команда была бы нужна.
   • И веду я себя на заклание, Воспевая иные края, Дорогая страна пребывания – Золотая Европа моя.
   • Жизнь – великий режиссер.
   • Да здравствует команда «Подъем!».
   • Структура человека двойственна. С одной стороны, биологически – он часть природы. Он подчиняется тем же законам, что и природа. В нем течет жидкость по законам течения жидкости. Он вырабатывает энергию. Он подчинен всеобщим законам, свойственным природе. С другой стороны, разум не является частью природы. Никого не греет мысль превратиться в травинку. Превращение в перегной, в почву – не является естественным продолжением разума. Эта очевиднейшая истина и лежит в основе двойственной структуры человека, в фундаменте его внутренней трагедии.
   • «Борис Федорович» – клей БФ, который пьют.
   • Что вы пьете чай? Надо пить воду. Вода турбины крутит. Я никогда не слыхала, чтобы от чая получалось электричество.
   • Татарин разбил машину, и в ней погиб начальник.
   – Вот какое горе, начальник погиб!
   – Райком другого начальника пришлет. А вот где я возьму новую облицовку?
   • В Седже 80% коммунистов. Когда приехал Лупиков, было решено за встречу выпить. Лупиков достал бутылку. 42 человека выпили из горла, прикладываясь к бутылке. Беспартийных к бутылке не допускали.
   • Подъем к Джаушангосу. Пустыня. Снег. Вдруг – о радость – встречная машина. Останавливаемся.
   – Как там дорога? А переправа?
   – Да там одна переправа, а где проехать – Олег скажет.
   – Какой Олег?
   – Олег…
   И поехали.
   • Село у перевала Кзыл-Арат. Лесовоз успел подать задом, и сель прошел перед ним. Сверху подъехал «ГАЗ-66». Покрутился, ехать боится. Наш шофер – Рабат – сказал: если б он не был офицером, он поехал бы. А то он бздун, как все офицеры, и ехать боится.
   • В Кара-Куле на заставе есть инструктор, который на бегу загоняет собаку.
   • Кавуненко спускал Кулинича. Всю ночь они сидели на отвесной стене, рядом лежал второпях завернутый труп, и доктор наук из Ленинграда всю ночь рассказывал про звезды.
   Когда утром начали спускать Кулинича, который немного выше Кавуненко, на тросу, Кулинич от ветра и ударов о стену внезапно расстегнулся, руки его освободились, и он обнял Кавуненко. Володя, не ожидавший этого, испугался. Он стал кричать: «Давай быстро!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация