А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Армия воров" (страница 15)

   – Думаете…
   – Давайте посмотрим, что здесь, – не дал врачу задать следующий вопрос Матвей и протянул флешку.
   Тумаркин вставил ее в ноутбук и положил палец на «мышь». Его лицо тут же приняло сосредоточенное выражение. Он подался вперед, словно увидел на экране что-то из ряда вон выходящее.
   – …стоимость триста десять миллионов рублей, – раздался из динамиков женский голос.
   Матвей обошел стол и встал позади доктора.
   Взору открылась небольшая комната, по всей видимости, это номер в гостинице. В креслах и на диване расположились мужчины и женщины. На журнальном столике лежали папки и документы.
   – Да, я уже ознакомился с договором купли-продажи, – с ужасным акцентом заговорил сидевший в кресле мужчина с азиатской внешностью. – Меня полностью устраивают условия. Однако я хотел бы гарантий.
   – Какие гарантии вам еще нужны? – удивленно воскликнула женщина. – Сама глава департамента курирует ход сделки. Она на контроле министра.
   – Я гражданин Китая, – словно оправдываясь, заговорил мужчина. – Простите, но мне пока трудно поверить в масштабность российского бизнеса. У вас другой мир. Надо привыкнуть…
   – У нас надо просто ловить момент, – сказала женщина, беря со стола какие-то документы.
   – Если вас разоблачат, меня могут на родине расстрелять…
   – Какой ужас! – всплеснула руками женщина.
   – Поэтому нужно тщательно проработать этот вопрос, – стоял на своем китаец. – Возможно, создать еще одну фирму-посредницу, которая купит санаторий у вас, а потом перепродаст мне.
   – Это небольшие расходы, – вмешался в разговор сидящий на диване мужчина. – Дело займет немного времени…
   – Это та запись! – воскликнул Тумаркин.
   – Разве у вас нет ее копии? – удивился его реакции Матвей.
   – Нет, – замотал головой, убирая звук, Тумаркин. – Если бы об этом узнали амазонки…
   – Кто? – не понял Матвей.
   – Девки из департамента «Росвоенсервис» и «Росвоенстрой», то я бы уже здесь не сидел. Они боялись, что мы успели наделать копии. Я нужен Стасову живым!
   – Кому? – не поверил своим ушам Матвей.
   – Ему, – возбужденный Тумаркин ткнул пальцем в монитор. – Вот этот человек. Он страшный… Я уже имел честь общаться с ним.
   – Когда? Он здесь? – обрадовался удаче Кораблев.
   – Сейчас не знаю, а приходил он ко мне накануне отъезда в Москву… Где вы взяли флешку? – Тумаркин развернулся в кресле.
   – Это не имеет значения, – попытался уйти от ответа Матвей.
   – Нет, что вы. – Тумаркин вскочил со своего места и схватил его за руку. – Еще как имеет! Эта запись для меня не так важна, как человек, который добыл ее…
   – Кротов? – попытался угадать Матвей.
   – Где он? – Тумаркин подался вперед.
   – Думаю, что нигде…
   – Хотите сказать? Нет! – Тумаркин испуганно замотал головой. – Я никогда не прощу себе…
   – Знаете что, – Матвей оглядел комнату. – А вы не позволите теперь мне тоже здесь прятаться?
   – Вы хотите остаться? – догадался Тумаркин. – Ну, конечно…
   Неожиданно в кармане зазвонил телефон. Матвей приложил трубку к уху.
   – Ты где? – раздался голос Марты.
   – В надежном месте.
   – Понятно, – она вздохнула. – Меня переселили в соседний номер. Тот опечатали. Теперь о главном, я сделала немыслимое и теперь знаю, скорее вижу, – поправилась она, – комнату, из которой наблюдали за Татьяной.
   – Так, – протянул Матвей. – Как тебе это удалось?
   – Система проще некуда, – стала объяснять девушка. – Использовали самые примитивные алгоритмы. Как ты и сказал, у Татьяны в комнате были видеокамеры, подключенные к ноутбуку…
   – Понятно, – догадался Матвей. – Через скайп. Значит, мы сможем увидеть все, что происходило в комнате?
   – Нет, камеры работали в режиме онлайн, к тому же полиция все убрала.
   «Слава богу!» – едва не вырвалось у Матвея. Он даже думать не хотел о том, чем мог закончиться просмотр Мартой записи его любовных похождений. Однако она тут же вновь испортила ему настроение:
   – Конечно, бандиты могли все записать…
   – Я могу увидеть это помещение? – спросил Матвей.
   – А у тебя есть компьютер?
   Матвей перевел взгляд на Тумаркина:
   – Да.
   – Диктуй «почту»…
* * *
   Свояк выключил телевизор и бросил пульт на кровать:
   – Все, спекся наш Кораблев!
   – Откуда знаешь? – увлеченно стуча ложкой по дну банки с кабачковой икрой, спросил Таран.
   – По телевизору сказали, – пробубнил с набитым ртом Крым.
   Сам того не ожидая, Свояк залепил ему ладонью по затылку. Изо рта Крыма на стол вылетели остатки пережеванной картошки и тушенки.
   – Слышишь, ты, шутник, над девочкой своей так будешь подтрунивать, – брезгливо поморщился Свояк.
   – Я чего, я так, – пунцовый от напряжения, просипел Крым, разрывая на груди футболку.
   Свояк плюхнулся на стул и задумался. На душе было так тоскливо, что хотелось закричать во всю глотку. Это состояние навалилось, когда он оказался за воротами санатория. Остро осознав, что совершил непоправимое и Татьяну уже не вернуть, он вдруг ощутил лютую ненависть к людям, ради которых лишал жизни других людей. До самого дома в каждой светловолосой женщине, встречающейся на его пути, он вдруг начинал видеть Ладу или Жанну. С трудом добравшись до дому, Свояк плюхнулся на диван перед телевизором и просидел так до самого вечера, не воспринимая то, что видит.
   – Свояк, – осторожно позвал Таран.
   – Чего тебе? – заранее зная, что хочет сказать помощник, не глядя, буркнул он.
   – Ты сказал…
   – Знаю, – прорычал он и посмотрел на часы.
   Пора было идти к Тумаркину. Накануне ночью Таран с Крымом уже побывали там и осмотрелись. Решено было вскрывать ночью двери отмычкой. На тот случай, если у Тумаркина цепочка, заранее приобрели ножницы по металлу, на ручки которых Крым приладил трубки для увеличения рычага. То, что Тумаркин прячется дома, никто не сомневался. Это успела разузнать отправленная на тот свет Татьяна. Под видом отдыхающей, которой что-то не понравилось, она пыталась найти заместителя начальника санатория. Двери ей никто не открыл, а вот соседи сказали, что Тумаркин дома.
   Ближе к полуночи, Крым заглушил машину на проселке, в том самом месте, где накануне Свояк давал последние наставления Татьяне.
   – Ты что, нарочно здесь остановился? – словно почувствовав настроение босса, заерзал на сиденье Таран.
   – А чего ты боишься? – Крым щелкнул выключателем фонарей. Свояку вдруг показалось, что из подступившей к машине темноты на него смотрят десятки мертвых глаз. Он поежился.
   – Выходим.
   – Все пойдем? – спросил Таран.
   – А ты хочешь остаться? – вновь вскипел Стасов.
   – Почему именно я? – стушевался Таран.
   – Мне сам бог велел идти, – зло сказал Свояк. – А лучше и быстрее Крыма никто замки не вскрывает, так что можешь остаться.
   – Да я просто спросил, – виновато произнес Таран. – Пойду я, пойду! И чего ты сегодня такой дерганый?
   – Какой есть! – зло ответил Свояк.
   – А что, если этого козла дома нет, а соседка что-то напутала? – вновь стал осторожничать Крым.
   – Они здесь все друг друга знают, поэтому исключено, – возразил Свояк. – Вперед!
   Дойдя до городка, встали и некоторое время изучали обстановку. Людей на улице не было, а свет горел лишь в нескольких окнах.
   – Ну что, с богом? – выдохнул Свояк и двинулся первым.
   Они бесшумно прошли через двор, где между вековыми соснами стояли качели, песочница и домик. Однако когда до подъезда оставались считаные шаги, раздался шум и из подвала показался силуэт мужчины. Дождавшись, когда человек уйдет, двинулись дальше. Оказавшись в подъезде, немного постояли, привыкая к темноте и обстановке. На лестнице было темно. Свет горел где-то на самой верхней площадке. Осторожно поднявшись на этаж, прислушались. Из-за дверей напротив доносились пьяные голоса.
   – Давай, – Свояк легонько толкнул в бок Крыма.
   Тот опустился на корточки:
   – Посветите.
   Таран включил фонарик. Рассеянное пятно бледного света выхватило из темноты замочную скважину и часть лица Крыма. Фонарь предназначался для военных. Им можно было осветить небольшую часть карты, часы, рану, чтобы обработать. Не более. Крым быстро перебрал отмычки, надетые на кольцо, и сделал знак рукой, означающий «выключай».
   Все вновь утонуло в темноте. Лишь чуть ниже можно было различить оконный проем лестничной клетки. Раздался едва слышный металлический щелчок:
   – Есть! – облегченно выдохнул Крым.
   Свояк поморщился. Он не любил, когда вслух, пусть шепотом, кто-то комментирует свои действия. В такое время суток обязательно найдется страдающая бессонницей старушка, у которой вместе с шизофренией обостряется и слух.
   Таран снова включил фонарь и протянул Крыму ножницы. Свояк встал позади них. Таран осветил косяк и навалился плечом на двери. Раздался едва слышный скрип петель, но в образовавшейся щели бандиты не увидели цепочки. Крым шагнул в сторону и наклонился, кладя не пригодившийся инструмент на пол. В этот момент Таран с силой толкнул двери и влетел в квартиру. Свояк шагнул за ним. В тот же миг раздался страшный грохот свалившейся на пол посуды. Он даже зажмурился и тут же открыл глаза:
   – Сука!
   Было ясно, Тумаркин соорудил баррикаду из кастрюль и ведер.
   Но это было не все. В следующий момент Свояку показалось, будто над головой лопнул потолок. Вспышка на мгновение осветила стены и дверной проем. Неведомая сила толкнула его в грудь так, что воздух колючей пробкой вылетел из легких, и, казалось, разодрал вмиг оказавшуюся узкой глотку. Со всего размаху Свояк опрокинулся на спину, к своему удивлению лишь услышав стук удара затылком о кафельный пол площадки, но не почувствовав боли.
   – У-ууа! – леденящий душу вой ударил по барабанным перепонкам.
   – Назад! – не своим голосом орал кто-то из глубины квартиры. В тот же миг снова раздался грохот и вспышка. Свояк попытался встать, но не смог перевести дыхание. Он втягивал в себя воздух, который вдруг стал щекотать горло. Из глаз брызнули слезы.
   Кто-то подхватил его под руку и с силой рванул вверх. В это мгновение он почувствовал сильную боль в грудной клетке. Свояк захлебнулся в собственном крике.
   – Крым! – не своим голосом орал Таран. – Помоги!
   В следующий момент кто-то наступил Стасову на ногу. Но он снова не ощутил боли. Его схватили уже с двух сторон и поволокли вниз.
   В себя он пришел от удара в темя. Причем он был такой силы, что Свояк услышал хруст собственных позвонков. Как оказалось, его головой попросту открыли дверь подъезда. Он хотел что-то сказать, но не смог. В груди булькало, а по животу текло что-то горячее. Свояк, наконец, стал понимать, что их встретили выстрелом из ружья, и ужаснулся. По всей видимости, это был дробовик. На расстоянии это оружие не так страшно. Дробь или картечь успевают рассеяться и летят облаком. Пуля, круглая, как шарик от подшипника, теряет начальную скорость. Однако ни то и ни другое в упор практически не оставляют шансов выжить.
   Быстро передвигая ногами, дружки поволокли его через двор вверх. Ловко обегая деревья, они уже удалились от дома на приличное расстояние, когда Свояк от боли зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел прямо перед собой ствол сосны. Унося ноги, Таран и Крым обходили дерево каждый со своей стороны. Свояк не успел даже закрыть глаза. Лязг зубов и вспышка было последнее, что он помнил…
* * *
   Как Марта ни пыталась, изображение комнаты, из которой злодеи наблюдали за происходящим в номере Татьяны, передать не смогла.
   – Хорошо, – Матвей устало откинулся на спинку кресла. – Расскажи, что видишь?
   – Уже ничего, – с горечью в голосе сказала Сомова. – Стемнело. Днем застала трех мужиков. Звук не смогла включить. У них микрофон не активирован, а у меня нет с собой специальных программ. Они куда-то собирались. Еще было видно часть стола, кровать, окно, картину на стене и пара фотографий.
   – Значит, они в квартире? – Матвей с досадой сжал кулаки. – Она может быть где угодно, хоть в Москве!
   – Нет, почему? – оживилась на экране Марта. – Дом точно в поселке. Я успела увидеть расположенное напротив строение.
   – Он в городке?
   – Это деревенская изба, она стоит напротив дома, с синим козырьком. – Марта стала описывать вид из окна, но неожиданно спохватилась: – Я просто выложу видео в Интернете, а тебе сейчас скину ссылку.
   – Ты все записала? – обрадовался Кораблев.
   – А ты думал, – самодовольно улыбнулась девушка.
   Для связи они использовали модемы сотовых операторов. Трафик никуда не годился, и речь безбожно отставала от действий. Марта давно замолчала, а из динамиков раздавался ее голос:
   – Какая я дура, надо было сразу так поступить, – тихо ругалась она, набирая что-то на клавиатуре. – Отвыкла решать вопросы простым и доступным способом. Стоило оказаться без своих ключей и драйверов, как сразу «зависла»…
   Не прошло и десяти минут, а Матвей уже знал в лицо всех бандитов, и понял, где они устроились. Теперь он не сомневался, что изначально поступил верно, посвятив первые несколько дней рекогносцировке. Они с Мартой досконально изучили поселок, и Кораблев без труда узнал улицу и даже вспомнил номер дома, который располагался напротив того, где находилась берлога злодеев. Матвей просмотрел запись в ускоренном режиме и понял, что большую часть дня бандиты валялись на кроватях и смотрели телевизор. Когда начало смеркаться, засобирались. Самый старший по виду отдавал указания. Двое других оделись, уложили в дорожную сумку ножницы по металлу, две трубки, маски с прорезями для глаз рта, перчатки…
   – Знаете, куда они собирались? – продолжая наблюдать за происходящим на экране, спросил Матвей стоявшего за спиной Тумаркина.
   – Могу предположить, что ко мне, – упавшим голосом ответил доктор.
   – С вами приятно работать, – похвалил хозяина квартиры Матвей. – И сейчас эта троица где-то в лесу недалеко от вашего дома.
   – Понятно, – Тумаркин покосился на окно. – Ждут, когда совсем стемнеет.
   – Мне придется вас оставить, – следя за реакцией доктора, сказал Матвей.
   – Я вас понимаю. – Тумаркин прошел к дивану и сел. – Может, мне вызвать полицию?
   – По идее, конечно, так и нужно поступить, – кивнул Матвей. – Но как вы сейчас быстро сможете все объяснить полицейским? Ведь бандиты уже где-то рядом. Полиция своим появлением только вспугнет негодяев. Рано или поздно они вернутся… Поэтому будем действовать самостоятельно.
   – Думаете? – одними губами спросил Тумаркин.
   – Доверьтесь мне. – Матвей посмотрел на окно. – Уже почти совсем стемнело. Еще час, полтора, и они придут.
   – Вы так говорите, словно это Дед Мороз со Снегурочкой, а не киллеры…
   – Но ведь вы ждали именно такого развития событий, – Кораблев заглянул доктору в глаза. – Или я не прав?
   – У меня не оставалось выбора, – подтвердил Тумаркин. – Я родился и вырос в Забайкалье. С детства ходил на охоту. Всякое бывало. Поэтому уверен – рука не дрогнет…
   – Вы их встретите. – Матвей решительно встал. – Только запомните, все делать так, как я скажу, и нигде не пытаться поступить по-своему. Иначе настоящего Деда Мороза вы точно больше не увидите.
   – Говорите, – Тумаркин приготовился слушать.
   – Чем у вас заряжены патроны?
   – В одном стволе картечь, во втором пуля…
   – Не пойдет, – покачал головой Кораблев. – Зарядите в оба мелкую дробь… Желательно четвертый номер.
   – Но какой с нее прок?! – возмутился Тумаркин, будто Матвей хочет его гибели.
   – Поверьте, с двух шагов этого хватит. Тут и пыжами контузить может. Они ошалеют от выстрелов и наверняка попытаются бежать. – Матвей выдержал паузу, давая возможность переварить услышанное. – Поэтому не следует применять ни картечь, ни пулю.
   – Согласен, – кивнул Тумаркин.
   – С другой стороны, в случае, если вдруг полиция узнает, что вы намеренно ждали бандитов и не сообщили об этом, вам будет тяжелее отвертеться от обвинения в преднамеренном убийстве, – пояснил он свое решение.
   – Но как? – открыл было рот Тумаркин, однако Матвей предостерегающе поднял руку: – Не надо вопросов, делайте, как я сказал…
   – Хорошо, – часто закивал Тумаркин.
   – Сейчас, как я выйду, вы должны поставить на небольшом расстоянии от дверей табурет, на котором соорудить из всего, что только может при падении издать грохот, неустойчивую конструкцию.
   – Теперь понимаю, – лицо Тумаркина посветлело.
   – Ну, вот и хорошо, – обрадовался Матвей. – Вы знакомы с соседями сверху?
   – А как же? – удивился доктор. – Мы здесь дружно живем. Хорошие люди.
   – Жене придется подняться к ним. Когда все начнется, желательно и там поднять шум. Пусть просто бросит на лестницу ведро, – придумал Матвей. – Его грохот по ступенькам в довесок ко всему, что произойдет у вас в квартире, создаст иллюзию, будто весь дом ополчился против них. Поверьте, пережив напряжение, предшествующее визиту к вам, они испытают настоящий шок.
   Конечно, многое Тумаркину было не понять. Но Матвею этого и не нужно. Главное, чтобы все сделал правильно. Тогда бандиты не только не решатся использовать оружие, они напрочь про него забудут. Кораблев хорошо разбирался в тонкостях влияния на человеческую психику. Это было частью его работы, ведь спецназ не раз использовал способы воздействия на противника. В его арсенале было много чего, начиная от шумовых гранат до источников инфразвука, ввергающих человека в состояние предсмертного ужаса.
   Проинструктировав Тумаркина, Матвей отправился искать дом, в котором обосновались бандиты. Конечно, можно было осмотреть в окрестностях лес. Наверняка они подъедут на машине. Не составит труда ее найти, ведь дорог не так много. Но Матвей не был уверен, что бандиты дадут так просто подойти к ним. Пытаться встретить их после того, как они будут уносить из городка ноги, тоже сомнительное занятие. Даже если ему удастся нейтрализовать этих парней, пообщаться не даст полиция, которая будет здесь, по всем расчетам, быстро.
   Вскоре Кораблев уже подошел к неприметному домику на окраине села. В отличие от остальных домов, в окнах этого свет не горел.
   Он толкнул калитку. Заскрипев на всю улицу, она открылась. Пройдя через двор, заглянул за дом. В темноте с трудом угадывались хозяйственные постройки. Матвей поднялся на крыльцо. Двери оказались закрыты на навесной замок. Дернув его, огляделся. Потом обошел дом с другой стороны. Прислушался. Было тихо. Кораблев снял ветровку, намотал на руку и надавил на раму. Раздался хруст полусгнившего дерева и звон стекла. За забором, у соседей, загремела цепь и залаяла собака. Взвизгнула свинья. Он замер. Дождавшись, когда все стихнет, толкнул створки сильнее. Открыв окно, легко перемахнул через подоконник. Дождавшись, когда глаза привыкнут к темноте, Матвей огляделся. Печь, стол, несколько табуретов… Ноутбук стоял точно не здесь. Он прошел в двери и оказался в небольшой комнатке с выходившим на улицу окном. Включив на сотовом телефоне дисплей, осветил стол. Вот и ноутбук.
   «А что, если бандиты вдруг решат после произошедшего сразу валить в город?» – неожиданно подумал он и стал осматривать оставленные в комнате вещи. В небольшом старомодном шкафу Матвей обнаружил кожаную куртку, кепку из такого же материала и брюки. В карманах оказалась лишь пачка жвачки. Он посветил вниз и увидел дорожную сумку. Вытащив ее, расстегнул замки и тут же нащупал в ней пластиковый пакет с чем-то мягким. Теряясь в догадках, что бы это могло быть, сунул в него руку. Сразу стало ясно, что это парик, бутафорские борода и усы. Положив пакет рядом, стал исследовать содержимое дальше. Брюки, носки, спортивный костюм… Есть! Паспорт. Он открыл его и снова включил дисплей. Документ оказался на имя Стасова Руслана Михайловича. Сомнений быть не могло, это «тревожный чемоданчик» главаря небольшой и мобильной группы, которая все это время проживала здесь. Потратив еще некоторое время, Матвей обнаружил и туалетные принадлежности на трех человек, безопасные станки, небольшой запас продуктов. Однако оружия не было. Он сел за стол и включил ноутбук. Зашел в папку с видео и стал изучать подписи файлов. Последняя запись была создана в одиннадцать десять… Матвей насторожился. По его подсчетам, именно в этот промежуток времени могли убить Татьяну. Он щелкнул по кнопке «мыши». Из глубины экрана выплыло изображение до боли знакомой ему комнаты. Вот на спинке стула ее пеньюар… Судя по всему, камера стояла на столике. На кровати кто-то лежит. Он подцепил курсором перемотку «вперед» и потянул вправо. Вот проснулась Таня. Перевернулась на спину, провела рядом с собой рукой. Обнаружив, что Матвея нет, она села, свесила ноги, потянулась. Матвей скрипнул зубами. Сил не было видеть последние минуты жизни уже не чужого человека. Между тем Татьяна встала, накинула пеньюар и пошла в душевую… Матвей смотрел на словно застывшую картинку. Неожиданно двери открылись, и в комнату вошел выше среднего роста мужчина. Сразу становится ясно, что на нем обнаруженные сейчас в сумке усы и бородка. Очки придают лицу интеллигентный вид. Однако взгляд злой, бегающий. На руках медицинские перчатки. У Матвея внутри все сжалось. Вот мужчина замер у двери в душевую и тут же что-то ответил. Скорее всего, Татьяна поняла, что он зашел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация