А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Армия воров" (страница 14)

   – А этот человек?
   – Не знаю, может, сам ушел, может, унесли, – Деловар развел руками. – Я сходил в больницу, а утром нашел это, – он неторопливо подошел к окну, взял с подоконника горшок с цветком и вынул из него флеш-карту.
   – Так, – протянул Матвей и перевел взгляд на Марту. – Как нам теперь ее посмотреть?
   – Я тебя совсем перестала понимать, – сквозь слезы заговорила девушка. – Тебя полиция ищет…
   – Ты знаешь, что на ней? – Матвей посмотрел на Деловара.
   – Зачем мне читать чужое? – удивился тот. – Просто взял. Вдруг хозяин вернется?
   – Не вернется, – покачал головой Матвей. – Скорее всего, они его убили здесь, а где-то спрятали.
   – Думаешь, это и есть тот самый. – Деловар вдруг замолчал, словно что-то вспомнив, и вдруг его лицо оживилось. – Точно! Они ему сказали, пойдешь в свою стихию под землю. Крот ведь под землей живет!
   – Значит, тело где-то рядом, – сделал вывод Матвей. – Но сейчас мы пока его поисками заниматься не будем, – он протянул руку к Деловару: – Дай.
   – Почему я должен верить, что поступлю правильно, если отдам ее тебе?
   – У тебя нет других вариантов, – пожал плечами Матвей.
   – Хорошо, – покосившись на Марту, кивнул таджик. – Если бы не эта красивая девушка, не поверил, что ты честный…
   – Куда теперь? – оказавшись на улице, поежилась Марта.
   – Ты, наверное, пойдешь сейчас в номер, – восстанавливая детали сегодняшнего утра, сказал Кораблев.
   – Сумасшедший! – Она всплеснула руками. – Меня же арестуют!
   – За что? – с досадой спросил он.
   – Ну, я же с тобой была…
   – Если следовать логике, то ты ко всей этой истории не имеешь никакого отношения, – пытаясь понять, почему она так не считает, стал рассуждать Матвей. – Ведь получается, я совершил убийство Татьяны, чтобы скрыть от тебя близость с ней.
   – А что, это правда было? – Она заглянула ему в глаза.
   – Нашла время, о чем сейчас говорить! – разозлился Кораблев. – Сейчас ты должна вернуться.
   – Как? – На глаза Марты снова навернулись слезы. – Как ты представляешь это? Ведь люди думают, что ты действительно убил!
   – Ну, вот и хорошо, – улыбнулся Матвей. – Пойми, ты мне нужна у компьютера.
   – Зачем?
   – Чтобы попытаться вычислить, откуда меня пасли.
   – Каким образом? – Она захлопала глазами.
   – Я был в номере Татьяны и видел ноутбук. Наверняка через него картинка шла к убийцам…
   – Так ты все-таки был у нее? – Марта смешно уперла кулачки в бока. – Сам вычисляй. Я ни минуты здесь не останусь.
   – Хорошо, – кивнул он. – Валяй…
   – Сам знаешь, что не уеду, – вздохнула девушка. – Козел.
   – Электронная почта у Татьяны была tatyna u. семьдесят семь, «собака» ру. Думаю, скайп не составит труда вычислить. Можно отследить ее соединения. Ведь так?
   – Так, – буркнула Сомова. – Только не по себе мне как-то возвращаться назад.
   – А все равно придется.
   – Так тяжело мне еще не было, – призналась девушка. – Ведь все сейчас будут во мне видеть жену убийцы.
   – Наоборот, пожалеют, – возразил Матвей. – Все думают, будто мы вообще по дороге познакомились…

   Глава 7

   Раскинув руки, Лада с закрытыми глазами лежала на огромной кровати. Ее левая нога покоилась на коленях Гены, который с силой массировал ступню.
   – Как тебе это гнездышко? – не открывая глаз, спросила она.
   – Впечатляет, – признался водитель.
   Анисимова улыбнулась. Ей нравилось изумлять Гену. Накануне они уже вместе прилетели в Париж самолетом, который любезно предоставил Севрюков. Бедняга и не подозревал, что его рога с каждым днем становятся все больше и больше. Включение в полетный лист водителя, которому Лада заблаговременно оформила загранпаспорт, она объяснила разъездным характером работы. Эдик знал, что еще в прошлую свою поездку во Францию его наложница присмотрела себе в Монако пентхаус, общей площадью в двести квадратных метров, бассейном, огромным балконом и отдельным лифтом. С самого верха двадцатиэтажного жилого здания открывался прекрасный вид на море.
   – Все, хватит. – Молодая женщина осторожно села. – Скоро придет один человек, он не должен тебя здесь видеть…
   – Это мужчина? – нахмурился Гена.
   – Ты уже ревнуешь? – насторожилась Лада. – Не смей. Я твои услуги включила в прейскурант.
   – Я что-то вроде мальчика по вызову? – Он встал.
   – Нет, – она провела ладонью по его загорелой груди. – Ты мальчик, только при мне. В отличие от проститутки, тебя вызывать не надо…
   Лицо Гены вмиг потемнело, а на скулах заиграли желваки.
   – Ну что ты? – Лада примирительно улыбнулась. – Разве тебе не нравится такая работа? К тому же об этом знаем только мы…
   – Значит, этот, – Гена схватил штаны и вставил в них ногу, – твой Эдик, лучше?
   – Был бы лучше, я бы с тобой не встречалась, – призналась она. – Просто я у него что-то вроде тебя у меня.
   – Значит, тоже продаешь тело, – усмехнулся Гена.
   – Дорого продаю, – уточнила Лада, назидательно выпрямив указательный палец.
   – А не боишься, что я его грохну? – застегивая рубашку, спросил водитель.
   – Что? – протянула Анисимова, беря пальчиком его за подбородок и разворачивая лицом к себе. – Повтори!
   – А что, – он упер руки в бока. – Откручу голову и все.
   – Ты это серьезно? – внимательно глядя в глаза, спросила она, ловя себя на мысли, что в ее жизни это первый случай, когда мужчина из ревности угрожает убить другого.
   – Более чем, – подтвердил свои намерения водитель.
   – Но ведь ты женат, – поймав себя на мысли, что Гена уже давно смотрит на нее странным, задумчивым взглядом, напомнила Лада.
   – Нетрудно развестись…
   – Как ты представляешь наш союз? – Ладу стал забавлять разговор, и она села в кресло.
   – Как у всех. – Гена пожал плечами и обвел комнату взглядом. – Хотя бы здесь.
   – Значит, ты мне сейчас делаешь нечто вроде предложения? – Пытаясь понять, шутит он или говорит серьезно, Лада испытующе уставилась ему в глаза.
   – Понимай как знаешь. – Гена сделал шаг к выходу.
   – Стой! – нахмурилась молодая женщина и встала. – Выбрось эти мысли из головы. Думать забудь…
   Не говоря больше ни слова, Геннадий вышел.
   Лада была в странном замешательстве. Что это было? – размышляла она. – Первый звоночек о том, что доигралась? Она попыталась понять, что испытывает к Гене. Как мужчина он ее устраивает. Она не чувствует к нему отвращения, ей приятно с ним проводить время, она заводится при одной только мысли о нем. Не более. А так челядь. Что он возомнил о себе?
   Лада огляделась. Высокие потолки, расписанные ангелами на голубом фоне, белые с золочеными барельефами стены, мраморный пол… Отчего-то ей стало тоскливо. Вся эта роскошь в один миг стала давить. Пытаясь освободиться от этого чувства, Лада отправилась на балкон, который занимал почти половину крыши. Опершись на перила, она посмотрела вниз.
   «Ради чего все это? – Неожиданно возникший вопрос оказался вдруг неразрешимым. – Вот случится сейчас со мной несчастье, просто умру. Ведь бывает же такое. И что? Кто спустя месяц, кроме родителей, вспомнит обо мне? Гена? Может быть. А хотя какая разница на том свете, что и кто о тебе думает и вспоминает? А если все-таки правы люди и есть другая жизнь? Пусть не в раю и аду, но в каком-то параллельном мире? И от того, как я проживу здесь, зависит, какой я буду там? – Лада поежилась. – Ни детей, ни любимого человека. Как резиновая кукла в игрушечном мире. И вокруг все куклы. Ничего и никого настоящего. Никаких тебе законов физики и математики, о которых говорили в школе. Все измеряется в баксах, евро, рублях и акциях… Подумать только, у нее сейчас только одна спальня размером с квартиру и дачу родителей в начале девяностых! Но они, в отличие от нее, в своей крошечной спаленке были счастливы! Как сияли мамины глаза, когда Лада возвращалась из школы и звонким голосом с порога объявляла о своих успехах! Как любила теребить простого сибирского кота, помогать мыть посуду, убирать свою комнату… А ведь мама была тогда ее ровесница!» – От этой мысли по телу Лады пробежал озноб. Она вдруг испытала страх, какой испытывают люди, отставшие от поезда на незнакомом вокзале. Отбежал купить пирожков, вернулся на перрон, а поезда уже нет. И не вернешь…
   – …Ты что, оглохла? – Голос подруги вернул Анисимову в реальный мир.
   Лада развернулась и нос к носу столкнулась с Викой.
   – Как ты вошла?
   – Горничная впустила, – пожала плечами Вика. – Она что, тебе не докладывала?
   – Не знаю, – призналась Лада. – Я задумалась.
   Вика положила ладони с неимоверно длинными ногтями на холодный камень перил и мечтательно окинула взглядом город: – Красота! И сколько заплатила?
   – Сорок пять, – лаконично ответила Лада.
   – Семнадцать комнат, три спальни, три туалета, бассейн, – задумчиво перечислила Вика. – Балконы и отдельный лифт. Что же, поздравляю с покупкой.
   – Как ты думаешь, журналисты не раскопают?
   – А как они узнают? – фыркнула Вика.
   – Мало ли? – пожала плечами Лада и едва не добавила: – «Ты и настучишь как с работы вылетишь».
   – Ты водителя сейчас с собой брала, он случайно не в курсе? – Заранее зная, что это так, хитрая лиса Вика игриво заглянула Ладе в глаза.
   – Нет, – испугалась Лада. – Я ему сказала, что это арендованное жилье…
   – А прислуга?
   – Предупредила, – отмахнулась Лада. – Я и яхту завтра забираю.
   – Как называется? – продолжала засыпать вопросам Вика.
   – Угадай с трех раз, – улыбнулась Анисимова.
   – «Лада», – с ходу огорчила своим остроумием Вика. – Теперь тебе нужен шкипер…
   – Шкипер? – содрогнулась Лада, неожиданно вспомнив недавний разговор со Стасовым.
   – Неужели уже есть? – по-своему поняв реакцию подруги, удивилась Вика.
   – С чего взяла? – взяв себя в руки, нахмурилась Лада. – Пойдем отсюда.
   – Послушай, – неожиданно спохватилась Вика. – Ты, когда мне дом показывала, провела по трем залам. Они у тебя пустые…
   – Это пока, – Лада вошла в двери. – Почему спросила?
   – Я у одного своего знакомого недавно была. – Вика опустилась на диван и картинно положила на подлокотник руку. – На Майорке… Он жене отгрохал в таком же помещении тренажерный зал, закачаешься.
   – У меня уже один есть, – напомнила Лада. – Рядом с бассейном.
   – А ты для мужика сделай! – не унималась Вика.
   – Для какого?
   – Ну не вечно же ты будешь одна.
   – А я и так не одна…
   – На твоем месте уже надо задуматься и о детской комнате, – наступила на больную мозоль Вика.
   – Слушайте, чего это вы все мне личную жизнь беретесь устраивать? – взорвалась Анисимова. – О себе позаботьтесь. Тоже не девочки все.
   – Извини, – смутилась Вика и встала. – Просто думала, ты не знаешь, как их использовать…
   – Хочешь, скажу? – прищурилась Лада.
   – А что, это такая большая тайна? – насторожилась Вика.
   – Не то чтобы очень, – размышляя, стоит или нет посвящать подругу в детали своих планов, заколебалась Лада.
   – Ну, не томи! – поторопила Вика.
   – Ты же знаешь, сколько у меня украшений? – прищурилась Лада, и, не дожидаясь ответа, продолжила: – Так вот, один зал я оборудую как музей, в котором их можно будет выбрать. Все они будут на виду. Его я оборудую специальными дверями и сигнализацией. А в двух других устрою просто галереи.
   – В смысле? – не поняла, о чем речь, Вика.
   – Я собираюсь заняться коллекционированием картин.
   – Говоря доступным языком, ты собираешься вкладываться в искусство? – уточнила Вика.
   – Можно сказать и так.
   – И с чего планируешь начать? – В глазах Вики появился неподдельный интерес.
   – Ты видела у меня дома полотна Шишкина и Айвазовского?
   – Насколько мне известно, это…
   – Да, они из хранилища, – подтвердила Лада. – И надо быть полной дурой, чтобы не воспользоваться сразу двумя факторами.
   – Какими? – одними губами спросила Вика.
   – Пока у нас есть возможность брать самолет у Эдика, и пока эти шедевры у нас…
   – Но… – Вика растерянно захлопала глазами. – А если вдруг…
   – Не будет никакого «вдруг», – перейдя на заговорщицкий шепот, быстро заговорила Лада. – Нужно просто сделать очень хорошие копии!
   – Да ты, подруга, совсем страх потеряла! – с восхищением проговорила Вика.
   – Из этой страны надо брать все! – Глаза Лады заблестели нехорошими огоньками. – Когда еще такая возможность будет? Я отдаю за это самое дорогое – молодость, и поверь, возьму все, что только смогу…
   – Ты знаешь, а в этом что-то есть, – задумчиво кивая, пробормотала Вика. – Только нужен очень хороший специалист.
   – Я уже работаю над этим, – заверила подругу Анисимова, заметив в ее глазах досаду. В их негласном состязании она явно шла впереди.
* * *
   В отличие от Марты, Матвей был абсолютно спокоен. О каком обвинении в убийстве человека может идти речь, если у него железное алиби? Уходя на встречу с банщиком, он перекинулся парой фраз с медицинской сестрой, дежурившей в это время на посту. Причем сделал это умышленно, как и накануне. Подспудно он предвидел что-то подобное. У выхода ему попались соседи по столику в столовой, престарелая чета из Свердловска. И с ними он успел немного пообщаться, а заодно уточнил, который час. После этого зашел к жене Кротова, чтобы узнать, не появилось ли у нее что-нибудь новенькое. С ней попили кофе… На все ушло около полутора часов. Особо не беспокоясь и уверенный в том, что для оправдания ему понадобится совсем немного времени, возвращаться в санаторий Матвей все же не собирался. Причин было несколько. Но главным препятствием на пути решения вопросов с полицией была задача во что бы то ни стало найти Тумаркина. Почему-то Матвей был уверен, как только неизвестный пока ему злодей поймет, что он нейтрализован, сразу переключит свое внимание на заместителя начальника санатория. Этот момент мог быть Матвею, с одной стороны, на руку. Можно использовать Тумаркина в качестве наживки, чтобы одновременно выйти на бандитов. Хотя возникала угроза доктору и его семье. У Тумаркина были хлипкие двери, обычный английский замок, который откроет даже школьник. В подъезде ни домофона, ни видеонаблюдения. Здесь жизнь словно замерла в далеком и счастливом советском прошлом, известном Матвею лишь по фильмам да рассказам родителей. Тем не менее Матвею здесь нравилось все. Тихо, спокойно, всегда чистый воздух, а в вековых соснах, росших прямо между пятиэтажками, можно было увидеть бурундуков и белок.
   Опасаясь быть узнанным кем-то из работников санатория, Матвей стал обходить жилой массив, в котором располагался дом Тумаркина, по склону горы. Быстро темнело. То и дело натыкаясь на ветки сосен, он вышел к трансформаторной будке. К дому подходил с опаской, предварительно изучив находящихся во дворе людей и машины.
   Поднявшись на этаж, надавил на кнопку звонка, ощутив состояние дежавю.
   – Это снова вы? – раздался из-за дверей уже знакомый голос Тумаркиной.
   – Мне нет смысла уезжать, не убедившись, что с вашим мужем все в порядке, – устало ответил Матвей.
   – Почему с ним что-то должно случиться? – с тревогой в голосе спросила женщина.
   – Но ведь вы сами понимаете, что у Тимофея Степановича не все в порядке, – улыбнулся Матвей. – Даже боитесь открыть двери.
   – Почему боюсь? – Раздался звук отпираемого замка, и в образовавшейся щели появилась невысокая, с жиденькими волосами женщина. Ее глаза увеличивали стекла стареньких очков.
   – Здравствуйте! – обрадовался такой удаче Матвей. – Значит, его снова нет дома?
   – Нет, – громко сказала она, глядя на непрошеного гостя поверх цепочки.
   – Но он хотя бы звонит?
   Женщина сначала замотала головой, потом кивнула:
   – Да, конечно.
   – А вы не могли бы дать его телефон?
   Женщина на какой-то момент повернула в глубь квартиры голову, и Матвей решил этим воспользоваться. Вставив левую ногу в просвет между косяком и дверью, он с силой толкнул их плечом. Раздался треск, однако с одного раза ему не удалось порвать тонкую на вид цепочку, и он тут же двинул сильнее. Металлический звук и вскрик отлетевшей внутрь квартиры женщины утонул в грохоте врезавшейся в стену двери.
   Оказавшись в коридоре, Матвей торопливо закрыл за собой дверь, развернулся к хозяйке квартиры и тут же налетел на стволы ружья.
   – Уходите! – не своим голосом завыл Тумаркин.
   – Да что же сегодня за день такой?! – медленно поднимая над головой руки, выдавил из себя Матвей. – У вас тут что, все население вооружено?
   – Тайга кругом, ружье необходимо в каждом доме! – беря себя в руки, сказал Тумаркин.
   – Тимофей Степанович, уберите, пожалуйста! – взмолился Матвей, пытаясь таким способом произвести на него впечатление. – Не берите грех на душу!
   Тумаркин стал отходить в глубь квартиры:
   – Вы один?
   – Нет, с Мартой, – Матвей кивком показал в сторону дверей. – Она в санатории осталась.
   – Зачем приехали?
   – Я вас искал.
   – Для чего?
   – Не был уверен, что с вами все в порядке, – честно признался Матвей. – Вы оставили записку, но никто не видел вашего настоящего почерка, и я не мог быть уверенным, что ее не написал кто-то другой.
   – Теперь убедились, что у меня все в порядке? – Тумаркин, по-видимому, устав держать ружье направленным в грудь, стал медленно опускать дробовик. Теперь вертикально расположенные стволы двенадцатого калибра смотрели аккурат между ног Матвея, отчего ему стало вдвойне хуже.
   – Вы бы совсем его убрали, – попросил он. – Или подняли выше. Предпочитаю умереть, чем стать евнухом…
   – Шутить изволите? – прищурился Тумаркин.
   – Никак нет! – по-военному ответил Матвей, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. И дело вовсе не в том, что взъерошенный доктор с ружьем выглядел смешно. Просто он поймал себя на мысли, что второй раз за день стоит с поднятыми руками под наведенными на него стволами раритетных ружей и понимает, что ничего сделать не может. Стоит только дернуть Тумаркину пальцем, и из двух стволов вылетит приличная доза картечи или крупной дроби. Впрочем, с такого расстояния нет разницы, чем заряжены патроны. Шансов выжить выстрел не оставлял.
   – Вы убедились, что я дома? – между тем еще раз спросил Тумаркин.
   – Убедился, – подтвердил Матвей.
   – Теперь уходите.
   – Хорошо, я сделаю, как скажете, – кивнул Матвей. – Только объясните, происшедшее с вами в Москве как-то связано с флеш-картой Кротова?
   – Откуда вам известно про карту? – Лицо врача вытянулось от удивления.
   – Мне не только это известно, – следя за выражением лица Тумаркина, усмехнулся Матвей. – Могу предположить, что она у меня.
   – Что значит «предположить»? – удивленно захлопал глазами Тумаркин.
   – А это значит, что в кармане моей куртки находится сменный накопитель, который был найден одним человеком на месте, где последний раз видели Кротова живым.
   – Как это в последний раз?! – Жена Тумаркина, словно испугавшись, что закричит, прижала кончики пальцев к своим губам. – Неужели?
   – У вас есть компьютер? – Матвей опустил руки.
   Неожиданно в двери позвонили. Матвей развернулся и прильнул к глазку. На площадке стояла женщина. Дверь рядом была открыта.
   – Соседка, – выдохнул он, отходя в сторону.
   – Спроси, что ей нужно, – тихо попросил Тумаркин жену, опустив, наконец, ружье.
   С опаской покосившись на Кораблева, женщина проскользнула между ним и стенкой и открыла двери.
   – Привет, – раздался, настороженный голос. – У тебя все нормально?
   – А в чем дело? – взволнованно спросила Тумаркина.
   – Шум какой-то был…
   – Мебель двигаем, – соврала женщина…
   – Пойдемте, посмотрим, что там у вас, – махнул Тумаркин Матвею рукой. – Вы на меня не сердитесь, – усаживаясь за письменный стол и открывая крышку стоявшего на нем ноутбука, вздохнул он. – Сломался я.
   – Почему вы даже не позвонили?
   – Знаете, я ведь что только не передумал, после того как этих бандитов у машины увидел…
   – Каких бандитов? – насторожился Матвей.
   – Совсем забыл. – Тумаркин ударил себя ладонью по колену. – Спустя полчаса, может, чуть больше, после того как Чемезов вышел из поликлиники, я увидел рядом с машиной двух парней. Один из них был среди пытавшихся похитить меня людей. Я наклонился и так просидел, пока они не ушли. Меня ошеломило то, как они работают. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы не догадаться, что эти люди вычислили вас. Поэтому я сразу рванул домой, собрал вещи, написал вам записку и уехал на вокзал.
   – Теперь понятно, почему телефон оказался на полу машины, – догадался Матвей. – Выронили.
   – Возможно. А вы что подумали?
   – Подумал, что вас похитили. Объясните, – оживился Матвей, – почему вы не захотели выйти ко мне, когда я пришел первый раз, а сегодня и вовсе встретили с ружьем?
   – Я перестал кому-либо верить, – опустил взгляд Тумаркин. – Просто подумал, что вас вынудили меня искать. Ведь бандиты напали на ваш след.
   – В какой-то степени вы поступили правильно, – согласился Матвей. – Только в таких случаях дом из убежища превращается в ловушку. Находясь здесь, вы облегчаете бандитам задачу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация