А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Армия воров" (страница 13)

   – Почему? – разозлился он на себя.
   – Ну а если нет, то пойдем! – Она взяла его за руку. – Мне надо многое тебе рассказать…
   Они вернулись в санаторий.
   – Господи! – едва закрыв двери, Таня стала срывать с Матвея одежду…
   Они снова отдались безудержной страсти.
   «Вот влип! – с тоской думал спустя час Кораблев, гладя в окошко, за которым вовсю светило солнце. – И как теперь быть?»
   Он посмотрел на Таню. Разметав по подушке руки, она спала. Он осторожно встал, оделся и вышел, ругая себя за то, что даже не спросил, как закончился ее визит к Тумаркину и что она хотела ему рассказать.
   Марта сидела на кровати с каким-то журналом в руках.
   – Привет! – Матвей поставил этюдник на стул, шагнул к ней и наклонился, чтобы поцеловать.
   Но она, не отрывая взгляда от журнала, отпрянула.
   В груди Матвея шевельнулась тревога.
   – Ты не в настроении?
   – От тебя женщиной пахнет, – девушка окинула его негодующим взглядом и вновь уставилась в журнал.
   – Знаю, – хмыкнул он. – Татьяна ногу подвернула. Пришлось помочь спуститься… За руку вел.
   – Тебя на горе не было. – Марта шмыгнула носом.
   – Ты ходила? – уже зная, как ответить на это, сделал вид, будто удивился, Матвей.
   – Да.
   – Тогда почему не предупредила? – расстроился Кораблев. – Я бы сказал, где нас искать. Чуть выше прошли… К тому же у тебя телефон есть…
   – Покажи, что нарисовал?
   – Говорю же, ничего, – поняв, что провал уже состоялся, продолжал он врать. – Татьяна едва добралась до места… Ногу подвернула.
   – И вы столько времени шли? – вздохнула Марта.
   – Я ей помог дойти до больницы, – Матвей пожал плечами. – Потом обратно…
   – Нетрудно проверить, – она перевернула страницу.
   – Проверяй, – снова уверенный в том, что Марта не опустится до этого, он стянул с себя ветровку. – Ты пойдешь со мной к банщику?
   – Вот с Татьяной и сходи, – съязвила Сомова.
   – Возможно, воспользуюсь твоим советом. – Матвей взял полотенце…
   Как Кораблев ни старался, к бане, расположенной на территории соседнего курорта, он подошел ближе к полудню. Одноэтажное строение из силикатного кирпича располагалось в окружении вековых сосен, на склоне горы, недалеко от проходной. Размышляя, Матвей обошел здание со всех сторон. Двери были открыты, но людей он не видел. Немного поколебавшись, вошел внутрь, окунувшись в остывший пар с ароматом березовых веников. Пройдя через небольшой вестибюль, оказался в коридоре, по обе стороны которого располагались двери. Стояла странная тишина. Более того, Матвей понял, что здесь кто-то есть и этот кто-то знает, что он вошел. Кораблев ощутил это по особому напряжению в воздухе. Медленно разворачиваясь вокруг своей оси, спросил:
   – Здесь есть кто-нибудь?
   Не дождавшись ответа, шагнул в открытую дверь и оказался в небольшой комнате. Выходящие на солнечную сторону окна были закрыты шторами. Вдоль стен стояли два шкафа, посредине – прямоугольный стол. Матвей хотел было развернуться, но вдруг почувствовал за спиной человека, и вместо этого шагнул вперед. Однако подкравшийся сзади злодей оказался не промах. Он использовал его уловку против него самого и мягко подтолкнул в спину, придав ускорение. В результате Матвей налетел на стол. В тот же миг аккурат между лопатками уперся ствол ружья.
   – Дернешься, спущу курок! – раздался спокойный голос с легким акцентом.
   Именно тон, с которым обратился к нему мужчина, не позволил Матвею броситься в сторону. Он понял: человек контролирует свои действия, он не напуган и его реакция адекватна ситуации. А это значит, что у Матвея нет шансов оказать сопротивление.
   – Вы всех так встречаете, кто к вам мыться приходит? – спросил он, уверенный, что это и есть банщик.
   – Нет, других нормально, – ответил мужчина.
   – А чем я отличают от нормальных?
   – Ходил вокруг бани, будто купить ее хотел…
   «Это Деловар, и ему есть чего бояться, – пришел Матвей к выводу. – Иначе бы он не приглядывал за прилегающей местностью и не заметил, как посторонний человек изучает со стороны его хозяйство».
   – Вы наблюдательный, – похвалил Матвей. – Мне нужен Деловар Муминов. Судя по всему, это вы.
   – Зачем?
   – Поговорить…
   – Это ты вчера с женщиной к врачу приходил? – спросил мужчина.
   – Теперь понятно, откуда такая бдительность, – усмехнулся Матвей. – Оружие убери!
   Он, затаив дыхание, ждал дальнейших действий таджика. Матвей прекрасно понимал, что этот человек может оказаться обыкновенным убийцей и грабителем, который расправился с сыщиком из корыстных побуждений. Тогда неизвестно чем закончится их встреча. Он даже поежился. Однако Деловар выполнил просьбу. Матвей медленно развернулся.
   Перед ним стоял смуглый, лет пятидесяти поджарый мужчина в майке и пестрых шортах. На ногах пляжные тапки. Коротко стриженные черные волосы слегка подернуты на висках сединой. Настороженно глядя в глаза Матвею, он поставил дробовик прикладом на кафельный пол:
   – Рассказывай, зачем пришел?
   Матвей с испугом посмотрел на расположенный за спиной бывшего дрессировщика выход.
   Деловар «клюнул» и развернулся в сторону мнимой угрозы, оказавшись спиной к Кораблеву. Дальше дело техники, шаг вперед, ладонью левой руки выбил ружье, правой толкнул мужчину в угол. Мгновение, и они поменялись местами. Теперь Матвей стоял, направив ружье на банщика.
   – Ловкий ты, – раздосадованно процедил Деловар сквозь зубы. Оттолкнувшись от стены, он спокойно обошел стол и уселся на стул: – Опусти ружье, оно не заряжено.
   Матвей положил дробовик на стол, сам сел на стул с другой стороны.
   – Зачем пришел? – изучающе глядя в глаза собеседнику, спросил таджик.
   – Поговорить.
   Деловар опустил руку. От Матвея не ускользнуло едва заметное изменение в его взгляде. Он схватился за ножки стола и рванул на себя. Деловар соскочил со своего места. В глазах промелькнули огоньки досады. В следующий момент Кораблев опрокинул стол на бок таким образом, что он оказался развернутым крышкой к циркачу. Дернувшись было в его сторону, он налетел на нее и, едва не упав, замер:
   – Шайтан!
   Матей опустил взгляд и присвистнул. С четырех сторон под крышкой скотчем были приклеены ножи. Выходит, с какой бы стороны Деловар ни сел, всегда бы смог вооружиться и дать отпор. Стало ясно, цирковой артист по совместительству оказался бандитом и готовился к приему гостей. Значит, у него есть основания бояться. Теперь Матвей был уверен, что исчезновение частного детектива Кротова и банщик как-то связаны. Опасаясь, что у циркача остались еще нереализованные заготовки для обороны, он обошел столик и показал ему взглядом в сторону выхода.
   Муминов подчинился.
   Оказавшись на улице, таджик встал и упер руки в бока:
   – Зачем пришел?
   – А ты не догадываешься?
   – Я никому ничего не говорил. У вас свои дела, у меня свои…
   – Значит, идем в полицию? – не зная как вести себя дальше, спросил Матвей.
   – Идем, – Деловар развернулся.
   – Ты не боишься? – удивился Кораблев.
   – А чего мне бояться? – Муминов пожал плечами. – Я разве кого-то убивал?
   – А разве нет?
   – Кто сказал? – нахмурился Деловар.
* * *
   Свояк открыл глаза и некоторое время пытался понять причину столь резкого пробуждения. Его словно ударили легким разрядом электрического тока на середине сна, который, впрочем, он и не запомнил. Лежа на диване, бандит еще некоторое время приводил мысли в порядок, разглядывая в потолке трещину.
   – Что ты сказал? – раздался голос Тарана и скрип кровати.
   – Кораблев оделся и собирается уходить от Татьяны, – ответил Крым.
   Свояк сел и потер руками лицо:
   – Куда она убрала его нож?
   – На журнальном столике за подносом с графином, – сказал Крым и уточнил: – Это мастихин.
   – Что? – протянул Свояк.
   – Мастихин, – по складам проговорил Крым.
   – Не понял. – Свояк заволновался. До сих пор он в глаза не видел оружие, которым ему придется имитировать убийство Татьяны.
   – Мастихин – это специальный нож, больше похожий на мастерок, – стал объяснять Крым. – Им краску смешивают, очищают палитру, грунтуют холст. Иногда им еще и пишут…
   – Как это пишут? – вконец запутался в понятиях Свояк и встал.
   – Картины рисуют, – более доступно объяснил Крым.
   – Ты откуда знаешь? – удивленный познаниями бывшего гаишника, спросил Свояк.
   – Так он в Интернете посмотрел, – выдал тайну Таран.
   Свояк наклонился и глянул через плечо на сидевшего за столом Крыма. На экране стоявшего перед ним ноутбука спешно одевался Кораблев.
   – Знала бы Татьяна, зачем ставит видеокамеры в собственной комнате, – хмыкнул Таран.
   – И крала у него мастихин, – поежился Крым.
   Женщине они накануне сказали, будто запись на камеры нужна, чтобы потом скомпрометировать Матвея перед его подругой. Нож должен понадобиться, если придется его подставить. Конечно, Татьяна понимала, каким образом это сделают. Но у несчастной женщины и в мыслях не было, что Свояк планирует испачкать мастихин в ее крови.
   – Отключай скайп. – Дождавшись, когда Матвей заберет этюдник и выйдет из комнаты, Свояк хлопнул Крыма по плечу.
   – Жалко, – раздосадованный условиями Шкипера, вздохнул Крым.
   Свояк предупредил своих помощников, что киллер не станет иметь с ними дело, если заподозрит, что в номере работает «прослушка» или видеокамеры. Требования были обоснованными. Люди таких профессий всегда остаются в тени и остерегаются любого компромата.
   – Действительно, – неожиданно встрепенулся Таран. – Как он узнает, что мы не выключили видеонаблюдение?
   – Дебилы! – прорычал Свояк, натягивая рубашку. – У него детектор. Он в комнату не войдет, если эта штука зафиксирует сигнал! И учтите, – он погрозил пальцем, – в случае чего неустойку мы выплачивать будем.
   На самом деле Свояк попросту опасался быть узнанным своими подельниками. Рот он им, конечно, закрыть всегда может, да они и сами не дураки трепать о том, кто на самом деле киллер. Но зная, как упадет после этого в их глазах его имидж, скрупулезно проверял все моменты, которые могли его выдать.
   Остановив машину на дороге, где накануне назначали встречу Татьяне, он огляделся. Подступившие к проселку сосны лениво подергивали своими колючими лапами под весом маленьких серых птичек. В придорожной траве, уже потерявшей летний лоск, нестройно пели кузнечики. В окно легким дуновением ветерка наносило запах прелой листвы, хвои и грибов. От того, что придется в такой день лишать жизни так и не пожившего толком человека, на душе стало тоскливо. Свояк в таких случаях искал что-то такое, что могло бы вызвать у него неприязнь. Тот же Чемез. Сколько он сам отправил на тот свет и покалечил? А Татьяна обманывала беззащитных стариков, которые тратили на ее бутафорские лекарства последние деньги. Крала ордена. Наверняка, не встреться ей на пути Таран, неизвестно чем бы закончилась ее криминальная жизнь. Однако, как Стасов ни старался, он не смог вызвать у себя к этой женщине ненависть. Напротив, у него появилась жалость.
   «Может, попробовать обойтись без этого? – неожиданно подумал он и тут же толкнул дверцу. – Нет уж, дудки! Так я досижусь, что расплачусь. Обратной дороги нет. Тем более Крым и Таран в курсе, что некий киллер по кличке Шкипер поставит сегодня на ее жизни точку!»
   Свояк вышел на дорогу, тихо прикрыл дверцу и тронул усы, из-за которых не мог дышать носом. Он не переносил странного, едва уловимого запаха чего-то кислого. Может, ему это казалось, но почти всегда, прикасаясь к атрибутам грима, Свояк испытывал странную брезгливость.
   Оглянувшись по сторонам, Стасов подошел к багажнику, вынул из него дорожную сумку, ремень которой закинул на плечо, и двинулся в сторону санатория. С минуты на минуту должен был приехать из Читы рейсовый автобус. Как правило, с ним прибудет с десяток отдыхающих. Под шумок он собирался проскользнуть мимо окна медсестры.
   Оказавшись на территории, еще издали увидел направляющихся к спальному корпусу людей. Это были трое мужчин и две женщины.
   Свояк замедлил шаг, давая возможность им нагнать себя. Поравнявшись у крыльца, вместе со всеми прошел в двери. Все повернули налево, в административную часть здания. Он проскользнул к дверям, за которыми была лестница. Однако миновать пост незамеченным не удалось.
   – Мужчина! – окликнула молоденькая медсестра, когда Свояк уже прошел мимо окна и начал подниматься на следующий лестничный пролет. Он встал и перевесился через перила.
   – Вы только приехали? – Она вышла из комнаты.
   – А как догадались? – насмешливо спросил Стасов.
   – Я не догадалась, просто всех в лицо знаю, – сказала женщина. – Какая у вас комната?
   – Триста седьмая, – не моргнув глазом, соврал он.
   Удовлетворенная ответом, медсестра вернулась на свое место.
   Свояк ступил в коридор. Было тихо. Прошагав по дорожке, остановился у дверей Татьяны, за которыми шумела в душевой вода. Быстро натянув перчатки, он достал ключ и открыл замок.
   – Кто там? – раздался из-за боковой двери голос женщины.
   – Я. – Свояк прошел в комнату, наклонился над столиком и нащупал мастихин.
   В этот момент шум воды стих. Свояк поставил сумку на пол, открыл замок и взял из нее вставленный в резиновый шланг кусок толстой арматуры. Скорее это был обрезок лома.
   В этот момент двери сзади открылись, и в коридор вышла Таня.
   – Кто вы?! – раздался испуганный голос. – Что здесь делаете?
   Свояк чертыхнулся про себя, напрочь забыв, что со спины она не узнает его в парике. Опасаясь, что напуганная женщина поднимет шум, он улыбнулся:
   – Не узнала?
   – Ты? – обомлела она, затягивая узел на халате.
   – Где ключ от комнаты Кораблева? – стараясь не глядеть ей в глаза, спросил Свояк. Он знал, взгляд выдаст его намерения.
   – Ты правда ничего не сделаешь ему плохого? – испуганно спросила Татьяна.
   – Что, влюбилась? – усмехнулся Стасов.
   Это далось ему с трудом.
   Она отвела взгляд в сторону.
   – Не бойся, просто поссорю их. Тебе это даже на руку.
   – Покажи запись, – неожиданно попросила Таня.
   – Какую? – не сразу понял, о чем речь, Свояк. Однако тут же спохватился: – Она в сумке. Ты ключ давай!
   – На столике под салфеткой.
   – Понял, – кивнул Стасов.
   – Но по…
   Договорить ей бандит не дал. Мощным ударом он проломил Татьяне теменную кость. Не издав ни звука, женщина рухнула как подкошенная на пол. Свояк прислушался. В коридоре по-прежнему было тихо. Он убрал дубинку в сумку. После этого взял мастихин и наклонился над Таней. Лежа на боку, она глядела перед собой странным, стекленеющим взглядом. Под головой увеличивалась в размерах казавшаяся черной лужа крови.
   Свояк хладнокровно ткнул ей мастихином несколько раз в живот, в грудь, порезал руки. Немного подумав, отказался от мысли перерезать горло. Уложив нож в пластиковый пакет, он достал губку и осторожно собрал ею кровь. Когда дело было сделано, аккуратно уложил эти предметы в сумку и прислушался. По коридору кто-то прошел, хлопнула дверь, и все стихло. Свояк осторожно открыл дверь и выглянул наружу. Никого. Шагнув через порог, торопливо закрыл замок и только после этого снял перчатки. Оглядел себя. Крови не было. Он удовлетворенно хмыкнул и направился на этаж, где жил Кораблев. Люди находились на процедурах, и в коридорах было тихо. Легонько постучав в двери, прислушался. Он не сомневался, что в номере никого нет. Марта в это время уже в бассейне, а Кораблев направился в соседний санаторий. Оказавшись в номере, Свояк первым делом вновь надел перчатки и заглянул в шкаф. Тут были куртки Матвея и Марты. Он оглядел комнату. Одежда, в которой он ходил утром писать пейзажи, была брошена на спинку стула. Вынув из сумки пакет, Свояк выложил из него мастихин на стол, а пропитанной кровью Татьяны губкой испачкал грудь и рукава брошенной на стул куртки Матвея. Потом измазал ею носки кроссовок. Покончив с этим, убрал пакет в сумку, открыл стоящий на стуле этюдник. Вынув из него кусок тряпки, небрежно протер лезвие мастихина и уложил его вместе с кистями. Туда же сунул тряпку.
   Спустя полчаса, сидя в тени деревьев на склоне сопки, у подножия которой раскинулся санаторий, Свояк с удовольствием наблюдал, как у парадного входа спального корпуса тревожно скрипнула тормозами вызванная им же полицейская машина.
* * *
   Матвей подошел к Деловару сзади, положил на плечо руку и развернул к себе лицом:
   – Скажи, кого ты боишься?
   – Никого, – спокойно ответил таджик.
   – Тогда зачем у тебя повсюду на расстоянии вытянутой руки оружие? – продолжал он допытываться.
   – Привычка, – улыбнулся одними уголками губ циркач. – Я же всю жизнь дрессировщиком работал. Вдруг хищник бросится? Здесь ведь тайга, – с этими словами он обвел вокруг себя рукой.
   – Не ври, – насмешливо глядя собеседнику в глаза, покачал головой Матвей. – Ты с лошадьми работал, а они не хищники.
   – Но рядом дрессировали львов, тигров, и я их боялся, – продолжал шутить Деловар.
   – Значит, не хочешь со мной говорить? – разозлился на себя Матвей, размышляя как быть дальше. Он пожалел, что вот так вот сунулся к Деловару. Безо всякой подготовки и легенды. Мало того, так явно изучая его хозяйство, насторожил страдающего подозрительностью банщика. Теперь он и вовсе ничего не скажет.
   – Кто ты такой? – прищурился Деловар. – Почему я тебе должен все рассказывать?
   – Действительно, – согласился с ним Матвей и протянул руку, – надо познакомиться…

   – Матвей! – Крик Марты и ее торопливые шаги заставили обернуться.
   Марта шла напрямую, обходя сосны и почти не пригибаясь под ветками. Весь ее вид говорил о том, что произошло что-то из ряда вон выходящее.
   – Что случилось? – Он шагнул навстречу, не выпуская Деловара из виду.
   – Ты спал с ней?! – Девушка встала, не доходя до Кораблева пары шагов.
   – С кем? – Решив обратить все в шутку, Матвей оглянулся по сторонам и вновь уставился Марте в глаза.
   – С Таней! – она топнула ногой.
   – С чего ты взяла? – стараясь придать голосу уверенности, спросил он.
   – Ее убили! – Сомова подскочила к нему и обхватила за пояс руками. – Говорят, будто это сделал ты.
   – Кто? – зачем-то спросил Матвей, хотя и так понял, что произошло.
   – Полиция приехала. Никого из корпуса не выпускают. – Девушка всхлипнула. – Я обманула всех…
   – Так, – протянул Матвей, освобождаясь от рук Сомовой. – А ну, пойдем отсюда. – Он увлек ее в баню.
   Деловар направился следом.
   – Рассказывай, – оказавшись в фойе, потребовал он.
   – Я… Она… Они, – захлебываясь, пыталась выдавить из себя Марта.
   Матвей взял ее за плечи и прижал к себе:
   – Ну, успокойся! Разве у нас не было ситуаций страшнее этой? Вспомни, как было страшно в Конго… Но ты никогда не теряла контроль над собой.
   – Они говорят, что ты изменял мне с Таней, а когда она решила рассказать об отношениях мне, решил с ней разделаться! – выпалила девушка и расплакалась.
   – И у меня в номере нашли окровавленную одежду, – попытался он угадать, что случилось.
   Девушка отстранилась от него:
   – И нож в этюднике…
   – Так, – с досадой протянул Матвей. – Что-то подобное я ожидал, но не так скоро.
   – Давай все расскажем полиции? – сквозь слезы предложила Марта.
   – Что ты расскажешь? – насмешливо спросил Матвей, вытирая обратной стороной ладони ее щеки. – Нам нужны факты, Тумаркин и документальное подтверждение того, о чем он говорил…
   – Тебя ищут, в номере обыск. – Словно пытаясь привести Матвея в чувство, она тряхнула его за запястье.
   – Не бойся. – Кораблев погладил девушку по плечам. – Главное, мы с тобой знаем, кто стоит за всем этим. Поверь, еще немного, и настоящие убийцы окажутся там, где им положено быть…
   – Пойдем, – неожиданно напомнил о себе наблюдавший за этой сценой Деловар.
   Теряясь в догадках, что решил Муминов, Матвей взял Марту за талию и увлек вслед за банщиком.
   Они вернулись в комнату, где состоялась их первая встреча. Банщик молча поставил на место стол, поднял с пола стулья и на один из них сел:
   – Расскажи, зачем ты меня искал?
   – В тот вечер, когда ты обращался за медицинской помощью, в окрестностях этих курортов пропал частный сыщик Кротов Федор Иванович, – стал рассказывать Матвей. – Есть предположение, что его убили. До сих пор никто не знает, чем он занимался.
   – Но ты не мент? – продолжал допытываться Деловар.
   Вместо ответа Матвей покачал головой.
   – При чем тут я? – задал циркач следующий вопрос.
   – Я смотрел книгу регистрации больных, – признался Матвей. – Ты обращался за медпомощью в тот день.
   – Думаешь, что я в этом замешан? – с досадой спросил Деловар.
   – Я не исключаю никаких версий, – подтвердил его предположение Матвей.
   – Ты почти прав. – Муминов поднялся со своего места. – В тот вечер мне не спалось, и я вышел из бани. Стоял у входа, – он махнул рукой. – Тут услышал шум. Два человека выбежали и стали меня спрашивать, не видел ли я кого. Оказалось, что тот, за кем они гнались, лежал у стены. Они его заметили и стали бить. Я попытался вступиться, но меня чем-то ударили, – он тронул пальцами висок. – Пришел в себя, никого нет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация