А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Армия воров" (страница 10)

   – У нас возникли проблемы, которые я решаю, – напомнил молодой женщине Стасов. – Все это требует дополнительных расходов.
   – Ты не по адресу обратился, – Лада покачала головой. – Для решения проблем у вас свой бюджет. Если он для тебя мал, уходи, найду другого человека, который будет справляться с обязанностями кризисного менеджера.
   – Возможно, другой будет лучше, – не стал спорить Стасов. – Только пока этот «другой» будет входить в курс дела, время уйдет. А проблема требует немедленных решений и соответственно вливаний.
   – Сколько?
   Стасов выпрямил один палец.
   – Миллион? – уточнила она.
   Он кивнул.
   – Долларов? – не сводя с гостя глаз, задала Лада уж очень неуместный вопрос. Стал бы Стасов являться к ней из-за рублей.
   Он кивнул.
   – Губа не лопнет?
   – Нет, – покачал головой хапуга. – Не лопнет. Мне необходимо здесь оплатить работу ряда сотрудников, после чего снова перебросить часть людей в Читу.
   – Хорошо, – на секунду задумавшись, согласилась Лада. – Но потом подробно отчитаешься за каждый цент, – предупредила она.

   Глава 5

   – Какая красота! – Марта развела руки в стороны, запрокинула голову и закружилась.
   Матвей поймал ее за талию и притянул к себе:
   – Упадешь!
   – Не упаду.
   Кораблев приник к ее губам своими губами. Девушка застонала, обвила его шею руками.
   – Пойдем в номер? – Матвей отстранился.
   – А что мы там будем делать? – Марта стала крутить пуговицу на его куртке.
   – Неужели, оставшись наедине, двое влюбленных не найдут чем заняться? – удивился он.
   – Здесь тоже никого нет. – Она убрала от него руки. – И вообще, кто-то ехал сюда совсем с другой целью.
   – Нужно адаптироваться, притереться к местным условиям, изучить окрестности, – стал перечислять Матвей.
   – Менталитет проживающих здесь людей, традиции, – скучным голосом добавила Марта, по-видимому, вспомнив уроки проведения рекогносцировки перед поездкой в Конго а потом в Сибирь, к старообрядцам.
   – Смеешься? – расстроился Матвей. – Вот ты сегодня снова с утра носом клюешь.
   – Извини меня, разница в шесть часов! – возмутилась Марта и взяла его за руку.
   Они стали подниматься по тропинке выше. Покрытые сосновым лесом горы золотились рваными заплатками березовых рощ. Щебетали птички, где-то стучал дятел. Наполненный запахом хвои воздух казался волшебным. Несмотря на почти сутки, проведенные в дороге, Матвей, едва выйдя из автобуса, вдруг почувствовал необъяснимый прилив сил. Будто земля вдохнула в него невидимый поток энергии. Здесь все, каждый предмет, куст, дерево, камень, казались на своих местах, за века и тысячелетия притертые природой друг к другу, будто обрели души, как долго находящаяся в квартире мебель, и наполняли радостью.
   Два дня назад утренним рейсом Москва – Чита они вылетели навстречу солнцу и оказались в столице Забайкальского края поздним вечером. Переночевав в гостинице «Даурия», на следующий день взяли билеты и на автобусе приехали сюда.
   Курорт Дарасун расположился среди покрытых дремучей тайгой гор, которые местное население почему-то называло сопками, на краю села с одноименным названием и состоял из двух частей, разделенных дорогой. Одна принадлежала Министерству обороны, другая Министерству здравоохранения. Часть зданий последнего была брошена. Созерцая окружавшую красоту чернеющими пустотой глазницами оконных проемов, огромные корпуса вызвали тоску и жалость.
   Остаток дня и сегодняшнее утро Матвей потратил на то, чтобы познакомиться с распорядком, изучить персонал и пройти по окрестностям. Выяснять, приехал или нет сюда Тумаркин, он пока не собирался. С ходу это делать, по крайней мере, опрометчиво. Неизвестно, какие силы стоят за продажей этого уголка поистине райской природы китайскому бизнесмену. Не исключено, что кто-то занимается изучением приезжающих на отдых людей.
   Пока все шло по плану. С самого начала Матвей выдавал себя за художника, приехавшего на курорт в поисках вдохновения для новых работ. Для этого сегодня, на рассвете, прихватив ящик с красками и мольберт, вышел за территорию, поднялся сюда и около часа пытался изобразить наступающее в лесу утро. Он был уверен, что непрофессионалу будет трудно отличить его мазню от настоящей живописи.
   Марта вновь остановилась и посмотрела вниз.
   – Не понимаю, почему, имея такую красоту на родине, люди едут в Швейцарию?
   – Ты не назовешь сейчас сумму, которую мы потратили, чтобы только добраться сюда? – насмешливо спросил Матвей.
   – Два билета на самолет почти сорок, – стала перечислять девушка.
   – Автобус и такси не в счет, – предупредил он. – Умножь на два с учетом туда и обратно, итого две с половиной тысячи долларов, или восемьдесят тысяч рублей. А теперь скажи, сколько стоит билет на самолет в Цюрих, откуда до Давоса два часа на машине?
   – Не знаю, – откровенно призналась Марта.
   – Пять тысяч туда и столько же обратно. Теперь сама считай, куда выгоднее летать среднестатистическому россиянину?
   – Понятно, – вдохнула Сомова и, присев, взвизгнула: – Белка!
   Матвей обернулся. Серый зверек перескочил с ветки сосны на землю, пробежал несколько метров и взобрался на лиственницу.
   – Ты ее заикой сделала.
   – Почему она серая? – Марта подняла на Кораблева округлившиеся от удивления глаза.
   – А какая, по-твоему, она должна быть? – повеселел он.
   – Рыжая.
   – Здесь у них у всех такой цвет, – пояснил Матвей. – Пепельный.
   Они повернули обратно.
   – Скоро ужин, – Марта посмотрел на часы. – Надо торопиться.
   – Одна пойдешь, – решил он.
   – Почему? – девушка замедлила шаг.
   – Наверное, забыла? – Он обнял ее за плечи. – Я должен поддерживать имидж творческого человека, находящегося в поиске смысла жизни.
   – Поясни.
   – Напьюсь и буду приставать к отдыхающим с разговорами о высоком. – Давая Марте возможность пройти, Матвей приподнял нависшую над тропинкой сосновую ветку.
   – А если серьезно? – насторожилась Сомова.
   – Я навещу жену Тумаркина, – признался Кораблев.
   – Можно после ужина, – шутливо захныкала девушка.
   – Посмотришь, кто проявит интерес к моему отсутствию, – давая понять, что вопрос решен, продолжал он свой инструктаж.
   – Думаешь, что за нами следят? – перейдя на шепот, заговорщицки спросила Марта.
   – Я допускаю любое развитие событий, – уклончиво ответил Матвей.
   – Что мне отвечать, если действительно кто-то спросит, куда ты пропал? – заволновалась она.
   – Ушел искать хороший вечерний пейзаж, – с ходу придумал Кораблев, одновременно удивившись тому, как удачно подобрал он себе легенду.
   Проводив Марту до «вертушки», за которой начиналась территория курорта, Матвей круто развернулся и пошел назад. Пройдя по тропинке, которой они вернулись с прогулки, он свернул налево и стал подниматься в гору. Вскоре среди сосен стали видны пятиэтажки, в которых жили несколько поколений работников и врачей санатория. Дом с нарисованной сбоку краской цифрой «четыре» он нашел сразу. Войдя в подъезд, Матвей поднялся на этаж и позвонил в двери пятнадцатой квартиры, одновременно определив, что окна выходят во двор. Некоторое время было тихо. Потом что-то скрипнуло, словно кто-то крался к двери. Матвей надавил на кнопку звонка еще раз.
   – Кто? – раздался глухой женский голос. Было понятно, его обладательница сильно напугана.
   – Я могу увидеть Тимофея Степановича?
   – А кто его спрашивает?
   – Матвей, – на всякий случай представился он.
   – Нет его!
   – А когда подойти?
   – Не знаю, – зло ответила женщина.
   Матвей чувствовал по голосу, что она прилипла к глазку и внимательно изучает его.
   – Извините, – Кораблев направился прочь.
   Выйдя во двор, он оглянулся на окна. Свет в квартире был выключен, но Матвей отчетливо разглядел, как от окна кто-то отпрянул, слегка задев штору.
   – Странно, – вслух подумал он, размышляя, как поступить.
   Если бы Тумаркин был дома и сейчас по голосу или через окно узнал его, то наверняка дал о себе знать. Однако этого не случилось. Что все это значит? Он не приехал из Москвы или приехал, но живет у знакомых, а в окно наблюдала жена?
* * *
   «Какова кобылка! – выйдя из лифта и направляясь к своей машине, размышлял Свояк, находясь под впечатлением, увиденной в коротеньком халатике Лады. – И кто же тебя оседлал сегодня? Кто тот счастливчик? Эдик улетел на Северный флот и будет там еще двое суток. Ах, сучка! Грязная потаскуха! – неожиданно разозлился он, ощутив странную ревность. – Шопинг, секс да рассуждения на тему, где половчее чего стырить! Вот жизнь!»
   – В офис? – спросил Кеша и, чтобы лучше слышать ответ, вполоборота развернул наполовину облысевшую голову.
   Некоторое время Свояк тупо смотрел на его профиль, остатки седых волосков за ушами, чуть вздернутый огромный нос, покрытый пористой кожей. Кеша был «парадным» водителем. Не посадишь же для поездки в министерство за руль Крыма? О существовании второй жизни Свояка, конечно, знали многие и наверняка не удивились бы и появлению его в обществе отпетых бандитов. Но выпячиваться он не собирался, даже имея серьезную «крышу». Ведь в основном кто горит? Кто с тормозов слетает. Воруют все, а исчезают с политической арены и оказываются за седым Уралом в качестве губернаторов или того хуже, «ЗК», те, кто меры не знает и теряет от вседозволенности инстинкт самосохранения. Несмотря на то что он не относился ни к чиновничьему аппарату, ни к бизнесменам, род его занятий обязывал постоянно находиться среди этих людей и заниматься решением проблем именно этой категории. Свояк прекрасно понимал, что большинство из них знает, либо подозревает, какими способами и средствами бывший полковник МВД защищает интересы «синдиката». Именно так, а не иначе он про себя называл департамент, обросший множеством самых разных подконтрольных фирм и организаций, которые опутали криминальной сетью практически всю Россию. Огромное хозяйство требовало пристального внимания.
   Между тем, не дождавшись ответа, Кеша странно повел носом и тронул машину к автоматическому шлагбауму.
   – Давай-ка домой! – наконец принял решение Свояк, размышляя, под каким предлогом выдернуть туда сейчас Жанну, которая последнее время стала поражать его своим либидо. Вроде осень, а она как с цепи сорвалась. Вообще Свояк заметил, что чем больше нервничает и рискует человек, тем сильнее отрывается на противоположном поле. Может, подсознательное ощущение приближающей смерти толкает на то, чтобы оставить потомство? Он поежился и незаметно сплюнул через левое плечо. Сейчас не девяностые. А вот в места не столь отдаленные отправиться можно.
   «А ведь я уже на пожизненное могу раскрутиться!» – Неожиданно пришедшая в голову мысль напрочь отбила охоту заниматься любовью с Жанной.
   Он тронул водителя за плечо:
   – Поворачивай на Мичуринский.
   – В офис?
   – Туда, – с тоской глядя в окно, подтвердил он.
   У себя в кабинете Свояк, к своему удивлению, обнаружил Тарана. Сидя за столом для совещаний, тот о чем-то беседовал с кем-то по телефону. При появлении шефа вскочил:
   – А вот он и сам пришел!
   Свояк встал, уставившись на него испепеляющим, как ему казалось, взглядом.
   – Все, хорошо, передам… Ага, больше не буду, – торопливо продолжал он говорить в трубку, косясь в сторону Стасова виноватым взглядом нашкодившей собаки.
   – Чего ты не будешь? – дождавшись, когда Таран уберет трубку в карман, спросил Свояк.
   – Знакомому звонил, который с «гайцами» вопрос решал, – стал рассказывать Таран, но Свояк перебил его:
   – Так вроде решили все?
   – Не совсем, – цокнул языком Таран. – Не все там ровно.
   – Поясни. – Свояк прошел на свое место и сел.
   – Как ты знаешь, их использовали втемную. – Таран сунул трубку в карман ветровки. – Мы утром угнали машину, устроили аварию и бросили ее. Гайцы, когда приехали по вызову хозяина разбитой машины, сразу установить владельца не смогли и оттащили джип на штрафстоянку, предварительно все задокументировав.
   – Погоди, погоди, – нахмурился Свояк. – Как это, не смогли установить владельца?
   – А вот так! – Таран положил руки на стол. – Сам ничего не могу понять. Нет его в базе данных, а машина числится за человеком, который давно этот мир покинул.
   – Убит, что ли? – Свояк выжидающе уставился на Тарана, придя к выводу, что Кораблев попросту какой-то криминальный авторитет, до сих пор неизвестный правоохранительным органам, к которому решил обратиться Тумаркин.
   – Не убит, а своей смертью помер, – пояснил Таран.
   – Значит, машина оформлена на умершего человека? – Свояк не мог уловить ход мыслей своего помощника. – В общем, это понятно. Есть куча схем легализации транспорта, доверенность, наконец…
   – Ты меня не понял, – расстроился Таран. – Человек, который оформил на него доверенность, умер и близких у него не осталось. Все сделано таким образом, что нереально узнать, у кого в настоящий момент находится данное транспортное средство.
   – Тогда как они адрес Кораблева вычислили? – вконец запутался Свояк.
   – Случайно. – Таран смахнул со стола невидимую соринку. – Его баба пришла утром и обнаружила, что ее нет. Она сразу бросилась в полицию, заявление писать.
   – Хорошо, – переваривая услышанное, кивнул Свояк. – Вот ты тоже в органах работал. Может, я чего-то не понимаю, но получается, что машиной он владеет не вполне легально.
   – Владеет легально, – не согласился Таран. – Но в то же время принял все меры, чтобы в случае чего никто не смог его по ней вычислить.
   – Зачем ему это надо? – Свояк выжидающе уставился на Тарана, заранее зная, что на этот вопрос у него нет ответа.
   – Может, он как-то с криминалом связан? – осторожно предположил Таран.
   – А мне сдается наоборот, – покачал головой Свояк.
   – Что, может оказаться сотрудником? – одними губами спросил Таран.
   – Все может быть, – уклончиво ответил Стасов. Он поднялся было из-за стола, но тут в двери кабинета постучали.
   – Войдите! – он снова сел.
   На пороге возник Крым. Вид у него был обескураженный.
   – Ты чем обрадуешь? – тусклым голосом спросил Свояк.
   – Кораблев и Сомова утром вылетели в Читу.
   – Как?! – в один голос воскликнули Свояк и Таран.
   – Сели и улетели, – растерявшись от того, что его известие произвело такой эффект, развел руками Крым. – Перед этим отвалили хозяину разбитого «Ситроена» такую сумму, что он на радостях не только заявление забрал, еще и ящик шампанского хотел гайцам всучить. Насилу отбились…
   – Мы отстаем на шаг. – Свояк задумался, размышляя, как быть. С одной стороны, он собирался сам вылететь в Забайкалье. С другой, рассчитывал, что это произойдет не так скоро. Так где же все-таки эта чертова флешка?
   – Значит, он вылетел со своей бабой? – уточнил Свояк и сжал кулаки.
   Как быть? Они понятия не имеют, кто затеял против них игру. То, что Главная прокуратура не в курсе, он был почти уверен. В противном случае его бы предупредили. С другой стороны, ситуация с Кораблевым день ото дня становится все более загадочной и непонятной. Он случайно оказался на пути убегающего Тумаркина, а влез в это дело, судя по всему, очень плотно. Как могло такое случиться, и что им движет? Кому поручить его разработку? То, что для этого не годится ни один из его бойцов, факт. А что, если привлечь к этому делу Татьяну? – Неожиданно пришедшая мысль показалась спасительной. Маленькая, кроткая, с точеной фигуркой, похожая на балерину женщина с грустными глазами даже у него вызывала трепет и нежность. Несведущему человеку и в голову не могло прийти, что эта дважды осужденная в свое время за мошенничество рецидивистка как раз и пользовалась своей внешностью, чтобы вызывать у жертв доверие. Она сразу располагала к себе тихим и нежным голосом, правильностью суждений, какой-то таинственной печалью.
   – Свяжись с Татьяной, – принял Свояк решение. – Пусть сегодня же вылетает следом. Задача: поселиться на курорте и наладить контакт с этой парочкой. Как, меня интересует мало. К моему приезду, она должна стать членом их семьи.
   – Они не женаты, – зачем-то сказал Крым.
   – Знаю! – рявкнул Свояк. – Это я образно…
* * *
   Матвей открыл глаза и сразу покосился на сиреневый квадрат окна, пытаясь понять, сколько времени. Несмотря на то что с момента приезда прошло несколько дней, после смены часовых поясов, внутренний хронометр еще допускал погрешность. Судя по всему, сегодня этого уже не произошло. Он проснулся, как и планировал, где-то за час-полтора до восхода солнца. Этого времени ему хватит, чтобы привести себя в порядок и подняться в гору, туда, где накануне присмотрел место для своего занятия. Небольшая полянка, подпертая тайгой почти к отвесной скале, словно была специально создана природой для того, чтобы любоваться с нее завораживающими видами окрестностей и писать пейзажи.
   Все время с момента своего приезда Матвей действительно с усердием лечился, а в свободное время писал, быстро набивая руку. Вечером в Интернете изучал теорию рисования и термины. Кое-что попросту вспоминал. Например, такие понятия, как «перспектива» и «линия горизонта», ему были известны со школьной скамьи. Даром что в четвертом классе ходил в художественную студию по классу «Акварель». Это потом записался на бокс…
   Дни в какой-то мере походили один на другой, но не надоедали. Напротив, он вдруг почувствовал, что ему хочется здесь быть еще. Тайга словно отсекла поселившихся здесь счастливчиков от суеты остального мира с его грязью и пробками городских улиц, депрессией и раздраженностью.
   Сразу после завтрака все расходились на процедуры, которые заканчивались перед обедом. Вторую половину дня кто-то отправлялся спать, кто-то уходил любоваться местными достопримечательностями. Были здесь и бассейн с тренажерным залом. Матвей на пару с Мартой проводили время в окрестностях курорта. После посещения квартиры Тумаркина и разговора с его женой через закрытую дверь Кораблев пока ничего не делал такого, что могло как-то приблизить их к разгадке исчезновения врача. Причин было несколько. Матвею требовалось время, чтобы освоиться. Он хотел лучше узнать, чем живут находящиеся за территорией санатория люди. Матвей еще понятия не имел, зачем это надо, но не изменил своей привычке тщательно готовить любую операцию. Еще одной причиной занятия позиции находящегося в засаде крокодила было его глубокое убеждение, что бандиты сами будут пытаться на него выйти. Он был уверен, что ни в отношении его, ни Марты не станут без глубокого изучения применять какие-то насильственные действия. Столкнувшись с невозможностью установить его личность даже через полицию, бандиты будут действовать осторожно. Ведь простой смертный не может быть так обезличен. Другой вопрос, кто он? Пока Матвей и сам не решил, какую роль ему выбрать, когда образ художника будет развеян теми, с кем он сейчас вступил в противоборство.
   Потянувшись, он сел и посмотрел на Марту. Сунув ладошку под щеку, она сладко сопела. Длинные ресницы слегка подрагивали. С трудом подавив в себе желание коснуться губами завитушек волос на виске, он свесил с кровати ноги и встал. Осторожно, чтобы не шуметь, сдвинул в сторону тюлевую занавеску, открыл окно шире и стал делать зарядку. С приездом в санаторий Матвею пришлось отказаться от утренних пробежек и тренировок в спортзале и бассейне. Он решил ничем не выделяться от находящихся на лечении людей, большинство из которых были военные пенсионеры и их жены. Жизнь в санатории текла тихо и размеренно, как, впрочем, и полагается в таких заведениях.
   Восточная часть небосклона окрасилась бордовым светом, когда Матвей вышел на «точку». Сняв с плеча ремень, поставил этюдник на выступающий из земли валун и некоторое время выбирал место, откуда он будет писать пейзаж. Кораблев делал все обстоятельно, пытаясь быть похожим на художника. Определившись с натурой, он установил треногу этюдника, закрепил на его крышке холст. Выдавливая на палитру спиральки белой краски, покрыл его короткими мазками. Закончив, некоторое время любовался набирающим силу рассветом. Потом тронул мизинцем грунт и, убедившись, что он начал густеть, стал подбирать краску. Пока ему нужны были синяя, легкий черный и красный цвета. Между тем природа пробуждалась. Лес наполнялся пением птиц, застучал дятел. Матвей достал нож для палитры и стал смешивать краски, когда на фоне звуков просыпающейся тайги уловил за спиной едва различимый шорох. Он без труда определил, что до его источника по меньшей мере более пяти метров. Еще Матвей предположил, что это женщина, а через мгновение был в этом уверен, поскольку в чистом и прохладном воздухе уловил аромат духов. Однако это была не Марта. За все время, проведенное с ней, он научился чувствовать ее появление. Весь обратившись в слух, Матвей вынул из ящика широкую кисть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация