А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лайзл и По. Удивительные приключения девочки и ее друга-привидения" (страница 19)

   Глава двадцать шестая

   Услышав, как сзади хрустнула веточка, Уилл крутанулся на месте, замахиваясь толстой палкой, словно мечом.
   – Кто там?!
   – Все в порядке, Уилл. – Лайзл вышла из-за дерева, сопровождаемая По и Узелком. – Это мы.
   Уилл опустил палку, чувствуя себя глуповато:
   – А я уж решил, это алхимик! Или Первая Леди…
   – Алхимик? – Лайзл сморщила носик. – Тот, у которого ты работал?
   По дороге из Клевер-Тауна Уилл в общих чертах поведал ей о своей жизни. Предпочтя, правда, умолчать о непритязательном статусе ученика.
   – Они с Первой Леди пустились за мной в погоню, – пояснил он. – Это из-за коробки с волшебством, которую я потерял. Первая Леди устроила нам засаду в Вечнозеленом Особняке; это она тебя вовнутрь затащила. Короче, все наши беды из-за меня…
   Вот так Уилл впервые упомянул об истинной причине своего бегства и даже повесил голову, так ему было стыдно.
   Лайзл поспешила успокоить и утешить его.
   – Ты тут ни при чем, – сказала она. – За мной гонится моя мачеха. Она хочет, чтобы я умерла… – И девочка прикусила губу, пытаясь сложить воедино все части головоломки. – Интересно, как они выяснили, где нас искать? И как догадались, что мы странствуем вместе?
   – Первая Леди все знает, по-моему, – хмуро отозвался Уилл.
   – Всего она знать уж точно не может, – возразила Лайзл. – К примеру, она понятия не имеет, что я удрала из особняка… Шкатулка цела?
   – Я ее спрятал, – кивнул Уилл. Поднявшись на цыпочки, он сунул руку в дупло большого дуба и вытащил ларчик. – Я собирался…
   Тут он смущенно умолк. Собирался он, вообще-то, спасать Лайзл, и непосредственно перед ее появлением вовсю мастерил лестницу из сучьев, прутьев и тому подобного мало-мальски подходящего материала, вот только особо далеко не продвинулся. Он даже отошел в сторону недоделанной лестницы, надеясь, что Лайзл за ним ее не заметит…
   Он опоздал.
   – А это еще что за штуковина? – поинтересовалось По. Привидение, вполне отошедшее от своего нелегкого испытания, было хорошо видимо в плотной лесной темноте. И оно уже вилось вокруг кучи веток, которые Уилл натаскал отовсюду и начал, как умел, связывать стеблями ползучих растений.
   – Да так, ничего, – быстро сказал Уилл, все еще надеясь, что Лайзл не заметит. Но девочка уже заинтересовалась и обошла его.
   – Это что? – спросила она и сморщила носик. – Ты что, лестницу мастерил?
   Уилл решил, что отпираться нет смысла.
   – Ну да, – сказал он, отчего-то чувствуя себя виноватым. – По мне сказало, что они тебя заперли где-то наверху…
   – И ты хотел меня выручить? – спросила Лайзл.
   – Да, – ответил Уилл. – Хотел попытаться.
   Уши у него так и горели. Ни разу в жизни он не испытывал такого смущения. Теперь он отчетливо понимал всю глупость своей затеи. И потом, как выяснилось, Лайзл вовсе не нуждалась в спасителе. Пока он сооружал свою дурацкую лестницу, она самостоятельно выбралась из заточения. Так что алхимик, по всей видимости, говорил сущую правду. Уилл был бесполезен.
   И тут вдруг Лайзл обняла его – неожиданно и до того крепко, что он чуть не потерял равновесие. Уилла еще никто ни разу в жизни не обнимал, и он толком даже не знал, как к этому относиться. Волосы Лайзл защекотали ему щеку, он сквозь все слои одежды почувствовал, как билось ее сердце. Он стоял столбом и только желал, чтобы она поскорей его отпустила.
   Если минутой раньше он, как ему казалось, достиг предела смущения, то теперь понимал, что погорячился.
   – Спасибо, Уилл, – сказала Лайзл. – Ты такой храбрый!
   – Я?..
   – Да. А еще ты – такой умный!
   – Э-э-э… – Теперь, когда Лайзл наконец убрала руки с его плеч, Уилл испытал очень странное чувство. В голове точно лопались звонкие маленькие пузырьки. И еще она немного кружилась. – Э-э-э… то есть…
   По громко фыркнуло.
   А Лайзл снова почувствовала надежду.
   – Идемте, ребята, – сказала она. – Мы теперь, наверное, совсем недалеко от Красного Дома! А еще они скоро обязательно обнаружат, что я убежала, и начнут нас искать!
   – Не удивлюсь, если уже ищут, – произнес Уилл.
   – Короче, пошли, – подытожило По.
   И уже по привычке поплыло впереди, сопровождаемое Узелком.

   В ту ночь дул небывалый ветер: крепкий, свежий, пахнувший переменами. У людей от него бежали по спинам мурашки. Старушки кутались в шали, дети дружно плакали, а служанки в богатых домах то и дело вскакивали проверять, закрыты ли ставни.
   Уилл с Лайзл тоже чувствовали что-то необычное. Остановившись передохнуть, они вынуждены были прижаться друг к дружке за большим кленом, и все равно холод пробирал до нутра, – ветер как будто чего-то от них хотел и лез во все щели, врываясь в рукава и даже за пазуху.
   Августа чувствовала, как этот ветер сочился между половицами Вечнозеленого Особняка, проникал сквозь щели стен и мелкие трещины рам. От этого душу заливало ужасом, которому не было названия. В итоге она побежала на верхний этаж – взглянуть, как там Лайзл, и, войдя, не обнаружила падчерицы.
   Алхимик и Первая Леди, носившиеся по лесу с фонарями, ежились и озирались. Что-то ощутила и миссис Сопло. В душу хозяйки гостиницы пролилось острое сожаление, вот только о чем, почему – она не взялась бы сказать…
   Вор Липучка, спешивший к Красному Дому, обнаружил, что даже мечты о скором и несметном богатстве уже не могли его согреть.
   Что-то почувствовали и некий полисмен, и отчаянно чихающая пожилая дама с тростью, и чуточку тугодумный охранник, у которого из мягкой переноски выглядывала черно-белая кошка; вся эта публика сейчас двигалась через холмы, не оставляя намерения настигнуть Уилла и Лайзл. По дороге они встретили одноглазого мальчугана верхом на муле, и тот в ответ на расспросы о двоих детях заученно выдал фразу, втолкованную ему миссис Сопло: Они держат путь в Красный Дом…
   Полицейский вполголоса выругался и плотнее подоткнул шарф.
   Тетка очередной раз чихнула и нехорошо покосилась на кошку в переноске.
   Кошка съежилась и распушилась, чтобы согреться.
   Охранник на всякий случай пощупал шапочку, засунутую в карман.
   Мальчик на муле подумал о своем утраченном глазе и о том, как выглядел мир, когда он смотрел на него сразу обоими.
   А повсюду неслась, кружилась, рассеивалась, распространялась невероятно могучая магия, уносимая ветром…

   Глава двадцать седьмая

   Лайзл и Уилл благополучно преодолели лес; По с Узелком разведывали для них путь. Когда поредели деревья и впереди вновь раскинулись пустые поля, небо уже светлело. Когда совсем рассвело, небо стало молочного цвета – сплошной покров облаков без единого разрыва. А ветер все дул – мощный, странный, пробуждающий воспоминания и давно забытые чувства…
   – Я поняла, где мы находимся, – сказала Лайзл. Край леса, бесплодные поля, русло пересохшего ручейка, этот ветер… Если раньше она с трудом одолевала винтовую лестницу «башни воспоминаний», то теперь словно летела кувырком с этажа на этаж. Она падала вниз, вниз, к самым истокам своей жизни, и перед ней проносились разрозненные картины былого. Вот свежий запах влажной земли; она стоит по пояс в полевых травах. Вот она бежит к пруду, сверкающему сквозь ивовые ветви, как новенькая монетка. Вот старый колодец с его мшистыми каменными недрами. Смех, веселые крики, легкое поскрипывание половиц старого дома и то, как он, подобно старческим суставам, словно бы распухал перед дождем; любимая игра в прятки; темные чуланы, запах шерсти и нафталина…
   Были и другие воспоминания. Менее четкие, более загадочные. О щекотном тепле, касавшемся шеи. О лучезарной глубине чистого неба. О солнце…
   – Дом вон там. – Лайзл вытянула руку. Она произнесла это шепотом, словно находясь в церкви; почему-то ей показалось, что говорить следовало именно так. – Вон там, за каменной стенкой. А ива и пруд – чуть-чуть подальше.
   Уилл тоже начал понимать, что место, к которому они приближались, было по-настоящему свято. Он даже опустил голову и пошел осторожно, словно беспокоясь, что от его шагов земля могла треснуть. Замешкалось даже По. В мутном свете дня привидение казалось просто большой «запятой» сероватого воздуха, да и та без конца пропадала.
   И только Узелок беззаботно несся впереди.
   Несмотря на холод и хлещущий ветер, Лайзл вся взмокла, пока они пересекали последнее поле. Ладони сделались скользкими, и, боясь выронить ящичек, Лайзл по очереди вытерла руки о курточку. Они проделали такой путь, чтобы здесь оказаться, и тем не менее девочка до сих пор не слишком задумывалась, что, собственно, она станет делать, когда после стольких лет опять увидит свой дом. Она не думала и о том, как все будет, когда она опустит в землю пепел отца. А ведь тогда она останется уже совсем бесповоротно одна…
   Уилл ни дать ни взять подслушал ее мысли.
   – С тобой все в порядке? – шепнул мальчик.
   – Да, – так же тихо ответила Лайзл и поудобнее перехватила шкатулку. Нет, – сказала она себе. – Я не одна. Я теперь никогда не буду одна. У меня есть Уилл, а еще По и Узелок…
   Они добрались до невысокой каменной стены, какими разгораживают поля. Узелок и По рассеянно просочились насквозь, Уилл и Лайзл перелезли следом за ними. Сразу за стеной начинался длинный спуск. И там, впереди, у подножия отлогого холма, стоял Красный Дом. А за ним – плакучая ива и пруд, отражавший холодное серебро неподвижного неба. Листья у ивы были сплошь бурые, от чего старое дерево выглядело еще старше, печальней и «плакучей» обыкновенного.
   – Ох, – вырвалось у Лайзл. – Ох, – повторила она, и в груди начала разверзаться неимоверная пустота. Дом, дерево, пруд – все было потрясающе знакомым и в то же время каким-то не таким, как ей помнилось. Все здесь вдруг показалось ей каким-то маленьким, стареньким и облезлым. Это было все равно что подойти поутру к зеркалу – и обнаружить, что за ночь ваше отражение постарело. Или новой родинкой обзавелось. Вот так и обнаруживаешь, что вещи меняются. И твоего на это разрешения совсем даже не спрашивают…
   Лайзл все никак не могла справиться с этим ощущением. Она была частью мира, но этот мир ей не принадлежал. Она была в нем всего лишь крохотной растущей крупинкой, микроскопической бородавкой на шкуре слона. Где-то вихрился, пылал, сыпал волшебными искрами центр мироздания, но Лайзл была бесконечно далека от него. Это слегка печалило девочку, но в то же время и утешало.
   – Вот тут мы устраивали пикники, – сказала она Уиллу, указывая рукой. – А зимой лепили из снега ангелов…
   В горле у нее разрастался тяжелый, удушливый ком.
   – Ну что ж. – Уилл хотел приободрить ее, но голос прозвучал слишком уж жизнерадостно. – Давай сделаем то, зачем мы явились сю…
   – Тихо! – встревоженно зашипело на него По. – Тут кто-то есть!
   И оба привидения тотчас исчезли.
   Уилл с Лайзл застыли на месте. Оба изо всех сил напрягали слух, но ничего не могли уловить, кроме завывания ветра да стука собственных сердец.
   Потом По и Узелок возвратились. Узелок взволнованно «мрравкал», а По было очень серьезно.
   – Это они, – сказало привидение. – Тетка, которую вы называли Первой Леди, и тощий злой дядька при ней.
   – Алхимик, – побелел Уилл.
   – Скорей, – поторопила Лайзл и побежала к дому. Забраться так далеко – и чтобы у самой цели их кто-то остановил? Не бывать тому! – Там кладовочка есть прямо за лестницей. Спрячемся в ней!
   Окна Красного Дома заросли толстыми напластованиями пыли, краска снаружи наполовину облезла – казалось, дом постепенно менял кожу. Однако парадная дверь, к удивлению Лайзл, открылась очень легко.
   Алхимик и Первая Леди только-только подходили к дому, когда Лайзл, Уилл, По и Узелок проскользнули внутрь.
   – Закрой дверь, – шепнула Лайзл Уиллу, и он так и сделал.
   Окна были до того грязными, что свет совершенно не проникал в помещение. Теперь, когда дверь закрылась, Лайзл почти ничего не видела.
   – Как думаешь, они нас заметили? – шепотом спросил Уилл.
   – Не знаю, – ответила Лайзл.
   – Мы с Узелком подежурим снаружи, – сказало По. – Как только выяснится, сюда ли топают те двое, сразу вам скажем.
   И призраки испарились.
   Некоторое время Лайзл с Уиллом так и стояли у двери, напряженно прислушиваясь. Они слышали, как переговаривались, спускаясь по склону, алхимик и Первая Леди. Сухая трава, покрытая примерзшей росой, на каждом шагу хрустела у них под ногами.
   – Никаких признаков беглецов, – сказала Первая Леди.
   – Не удивлюсь, если мы их обогнали, – ответил алхимик.
   – Идем, – шепнула Лайзл. – Сюда… за мной…
   И она очень осторожно двинулась в сторону лестницы, находившейся в задней части дома. Она пробиралась на ощупь, ведя руками по стенам неширокого коридора. Обои трескались и облетали у нее прямо под пальцами. Она хорошо помнила их: желтые, разрисованные пурпурными анютиными глазками. Воздух в доме был застоявшийся и затхлый, пахнущий плесенью: сколько же времени не открывали в нем окна?.. И все равно Лайзл упорно казалось, что сквозь все запахи запустения пробивались другие, памятные ей. Наплывали ароматы свежих булочек и печенья, дикого вереска, счастья…
   Уилл следовал за ней по пятам, но он был тяжелее, и в какой-то момент под ногой у него скрипнула половица.
   – Тише ты! – шепотом прикрикнула Лайзл.
   – Постараюсь… – так же шепотом отозвался Уилл.
   Дюйм за дюймом пробирались они по неосвещенному коридору. Лайзл все старалась вызвать в памяти расположение комнат первого этажа. Вот здесь, справа, в прежние времена была кухня… И точно, ее пальцы коснулись распашных дверей. Это значило, что по левую руку прямо сейчас должна была открыться столовая…
   – АПЧХИ!
   – Будь здоров, – сказала Лайзл.
   – Будь здорова, – произнес Уилл.
   – Я не чихала, – удивилась Лайзл.
   – И я не чихал, – ответил Уилл, и его голос дрогнул от страха. – Слушай, по-моему, это…
   Закончить фразу он не успел. Всюду вдруг зажглись яркие лампы, и поднялся крик.
   – Ага, попались! – скрипуче орала старая тетка. – Говорила я вам, они в сговоре!
   Лайзл и Уилла схватили грубые руки – с перепугу ребятишки даже не поняли, много ли там было рук и сколько народу вдруг материализовалось из потемок. Все смешалось, раздался ужасный вопль, похожий на завывание оскорбленной кошки, кто-то страшно расчихался, по стенам заметались тени…
   Уилл увидел над собой широкую физиономию, показавшуюся ему в ярком свете непомерно огромной и страшной. Физиономия улыбалась, и от этого было еще страшней. Чуть пониже торчала кошачья мордочка – два ярко-желтых глаза и маленький розовый нос. Уилл с перепугу решил, что то и другое принадлежало одному существу – двухголовому демону, вызванному алхимиком из преисподней.
   – Наконец-то, – сказала верхняя физиономия. – Так я и знал, что уж где-нибудь тебя да перехвачу! Смотри, я тебе подарок привез…
   И Уилл увидел две огромные лапищи. Они тянулись к нему, держа маленький клочок черной ткани. Сейчас меня задушат, – понял мальчишка. – Я умру. Вот прямо сейчас…
   И, пока Мел пытался натянуть ему на голову теплую шапочку, Уилл хлопнулся в обморок.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация