А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "12 великих трагедий" (страница 8)

   Явление девятое

   Дионис и Пенфей.

   Дионис

Пенфей, ты не хотел послушаться меня
И груб ты был со мной. Но знай: не должен
На бога поднимать руки ты, усмирись!
790 Я говорю тебе, что Бромий не потерпит,
Чтоб трогали менад с ликующих вершин.

   Пенфей

Меня ты не удержишь. Будь доволен,
Что ускользнул от уз, а то опять свяжу.

   Дионис

А лучше бы принес ты жертву Вакху:
Борьба смешна: ты – человек, он – бог.

   Пенфей

За тем иду. В ущельях Киферона
Я в жертву Вакху самок перебью.

   Дионис

Пенфей, прогонят вас, и – верх позора!
Отступит перед тирсом медный щит.

   Пенфей (сердясь)

800 Вот навязался-то болтун беспутный:
Ни отдыху, ни сроку не дает.

   Дионис

Любезнейший! А дело можно сладить.

   Пенфей

Как сладить? У служанок стать рабом?

   Дионис

Ты хочешь, я добуду их без боя.

   Пенфей (недоумевая)

Он что-то новое задумал, – вот беда!

   Дионис

Чего боишься? Для тебя ж задумал.

   Пенфей

Тут просто заговор, чтоб оргии продлить.

   Дионис

Да, с богом заговор: что верно – верно.

   Пенфей (силясь попасть в прежний тон)

Меч мне сюда! и перестань болтать!

   Дионис

Ба!
810 Хотел бы ты их посмотреть на месте?

   Пенфей (как во сне)

Еще бы! золотом я тысячу бы дал.

   Дионис

Что ж посмотреть менад так загорелось?

   Пенфей (с затаенной страстью в голосе)

Позорно пьяными я видеть их хочу.

   Дионис

Как? с радостью ты испытал бы горечь?

   Пенфей (мечтательно)

Я б под сосной там молча просидел.

   Дионис

Ведь выследят, как ни таись, любезный.

   Пенфей (в экстазе)

Ты – прав. Туда открыто я пойду.

   Дионис

Что ж? значит, в путь? вести тебя готов я.

   Пенфей

820 Веди скорей! Теряем время мы.

   Дионис

Постой! сначала пеплос ты наденешь.

   Пенфей

Как, разве я перечисляюсь в жены?

   Дионис

Нельзя иначе – мужа там убьют.

   Пенфей

Ты прав опять: хвалю твой ум и опыт.

   Дионис

Искусство это дал мне Дионис.

   Пенфей

Совет хорош, да как его исполнить?

   Дионис

Там, во дворце, тебя одену я.

   Пенфей

Как? женщиной? мне, чужестранец, стыдно.

   Дионис

Так, значит, видеть их ты расхотел?

   Пенфей (немного подумав)

830 А что ты мне надеть на тело скажешь?

   Дионис

С макушки волосы распустим подлинней…

   Пенфей

Потом… Какой наряд ты мне придумал?

   Дионис

По пяты – пеплос, митру – над челом…

   Пенфей

К убору что-нибудь еще прибавишь?

   Дионис

Да в руку – тирс, небриду спустим с плеч.

   Пенфей (короткое молчание: в нем чувствуется душевная борьба)

Нет, я не в силах женщиной одеться.

   Дионис

В сраженье с ними лучше кровь пролить?

   Пенфей

Ты прав, – разведки мне необходимы.

   Дионис

Умней, чем лихо лихом прогонять.

   Пенфей

840 А как пройти чрез Фивы незаметно?

   Дионис

Я знаю путь. Мы пустырем пройдем.

   Пенфей

Все – лучше, чем глумление вакханок.

   (Проводя рукой по лицу и поворачиваясь к главным воротам дворца.)

Войдем! здесь с мыслями никак не соберусь.

   Дионис

И то войдем.

   (В сторону.)

Идет отлично дело.

   Пенфей (силясь сохранить самообладание и рассудительность)

Соображу, что лучше: воевать
Или твоим последовать советам?

   (Уходит во дворец.)
   Дионис

О, женщины! в силки он сам идет,
И ждет Пенфея кара у вакханок.
Ты близко, Дионис, и наказать
850 Его поможешь. Легкое безумье
Наслав, с ума его сведи! он не хотел
В рассудке здравом женщиной одеться,
Пускай с ума для этого сойдет.
А за его недавние угрозы
Посмешищем фиванцев станет он,
Когда пойдет средь них в наряде женском.
Пойду Пенфею надевать убор,
В котором он сойдет в чертог Аида,
Руками матери убитый. Дионис
860 Ему себя покажет: бог суровый —
Для гордых, а для кротких – нет добрей.

   (Уходит во дворец.)

   Третий музыкальный антракт

   Припев поется всем хором, а строфа и антистрофа – полухориями.
   Хор
   Строфа

Милая ночь, придешь ли?
Вакху всю я тебя отдам,
Пляске – белые ноги,
Шею – росе студеной.
Лань молодая усладе
Луга зеленого рада.
Вот из облавы вырвалась,
Сеть миновала крепкую.
87 °Cвистом охотник пускай теперь
Гончих за ланью шлет.
Ветер – у ней в ногах,
В поле – раздолье.
Берегом мчаться отрадно ей…
И любо лани в чащу леса
Подальше скрыться от людей.
Когда ж над вражьей головой
Держишь победную руку ты, —
Это ль не мудрость?
880 Дара прекраснее нет для тебя у богов.
Жажду прекрасного дара!

   Антистрофа

Медленно, твердым шагом
Божья сила к нам движется.
Дерзких она карает,
Тех, кто живет неправдой,
Кто отвергает безумно
Жертвы богам и моленья.
За нечестивцем издали
Зорко следят бессмертные:
Казнь приближается тихо к ним
89 °C каждым мгновением.
Веры не надо нам
Лучше отцовской,
Дорог старинный обычай нам;
И то, что время освятило,
Что бог нам дал, нельзя не чтить.
Когда ж над вражьей головой
Держишь победную руку ты, —
Это ль не мудрость?
900 Дара прекраснее нет для тебя у богов.
Жажду прекрасного дара!

   Эпод

Счастлив ты, если в бурю
В гавань вошел и спасся;
Счастлив, и труд окончив.
Властью и деньгами
Разнятся смертные,
Но всем в сердце положена
Надежд сила безмерная.
Одни счастьем венчаются,
Другим нет исполнения,
910 Кто день за днем без печали живет,
Тот, по-моему, счастлив.

   Действие четвертое

   Явление десятое

   Из дворца сначала выходит Дионис и, обращаясь к двери, из которой вышел, вызывает Пенфея.

   Дионис

Ты, видеть запрещенное и делать
В несчастной страсти ищущий Пенфей,
Из дома выйди и явись менадой,
В вакхическом уборе-как идешь
Лазутчить мать и пляшущих вакханок!

   Из дворца выходит Пенфей, одетый менадой; на его огромной фигуре неловко сидит женский наряд: локоны выбились из-под митры, подол висит неровно: в походке и движениях заметно что-то лихорадочное. Глаза блестят. Он перекладывает из руки в руку тирс.

Как ты похож теперь на Кадма дочь.

   Пенфей (не слушая его, оглядывается вокруг с удивлением)

Мне кажется, что вижу я два солнца
И Фивы семивратные вдвойне.

   (К Дионису.)

920 Ты кажешься быком мне, чужестранец,
Вон у тебя на голове рога.
Так ты был зверь и раньше? Бык, бесспорно!

   Дионис

То божья милость снизошла, Пенфей.
Ты видишь то, что должен был ты видеть.

   Пенфей

Кого ж тебе напоминаю я:
Ино или Агава пред тобою?

   Дионис

Как будто на обеих я смотрю…
Но, погоди, я локоны под митру
Тебе убрал. Откуда ж эта прядь?

   Пенфей

930 Да выбилась. Я, знаешь, был в восторге
И голову все вскидывал да гнул…

   Дионис

Сейчас исправим. Я недаром взялся
Тебе служить. Ну, голову прямей!

   Пенфей

Изволь. Я вещью сделался твоею.

   Дионис

И пояс распустился. Посмотри:
Края у пеплоса не сходятся в подоле.

   Пенфей (смотрит на подол своего платья)

Не правда ли, что с правой стороны
Волочится, с другой же все исправно?

   Дионис (оправляя на нем платье)

А вдруг менад ты скромными найдешь?
940 Ведь для меня награды ты не сыщешь?

   Пенфей

В какую руку тирс я должен взять,
Чтобы казаться истинной вакханкой?

   Дионис

Конечно, в правую, и правой же ногой
Поддерживать. Ты изменился к благу.

   Пенфей (в экстазе)

Как думаешь, смогу ль я Киферон
С вакханками взвалить себе на плечи?

   Дионис

Да, если ты захочешь. Разум твой
Был не здоров, теперь он настоящий.

   Пенфей

Рычаг возьмем, или рукой скалу
950 Мне обхватить, или плечо подставить?

   Дионис

Нет, пощади, Пенфей, обитель Муз,
Приют, где Пан играет на свирели.

   Пенфей (переходя к другой мечте, более сладострастной)

Ну хорошо. Действительно, зачем
Их силой брать? Пусть ель меня прикроет.

   Дионис

О да, тебя прикроет верный кров,
Коль ты пойдешь подстерегать вакханок.

   Пенфей

Мне чудится, что птички уж сидят,
Как в гнездышке, в сетях моих счастливых.

   Дионис

Вот каковы разведки у тебя!
960 Ты словишь, да… коль сам не будешь словлен.

   Пенфей (снова впадая в экстаз)

По главным улицам теперь меня веди!
На этот подвиг я один дерзаю.

   Дионис

Да ты один за город пострадать
Теперь идешь – ждет бой тебя достойный.
Вперед! К спасению, Пенфей, тебя веду.
Оттуда же доставит…

   Пенфей

Мать, конечно.

   Дионис

Всем напоказ.

   Пенфей

О, я затем иду.

   Дионис

Ты не пойдешь, снесут тебя.

   Пенфей

Вот роскошь!

   Дионис

Мать – на руках…

   Пенфей

Ты негу мне сулишь!

   Дионис

970 Коль это нега.

   Пенфей

О, я стою славы.

   (Уходит направо.)
   Дионис

Ужасен замысел и страшен жребий твой,
Но до небес дойдет Пенфея слава.
Агава с сестрами, вы, порожденье Кадма!
Вам в руки юношу Пенфея предаю
На страшный бой. Победа будет наша —
Вакх победит. А дальше – поглядим.

   (Уходит за Пенфеем.)

   Четвертый музыкальный антракт

   Хор
   Строфа

На Киферон его вы, псицы Лиссы,
Гоните, борзые! В челе дружин —
Там Кадма дочери.
980 Под женским убором укрыться там мнит
Лазутчик менад, безумный Пенфей.
И первая мать с открытой скалы
Увидит, как крадется он,
И крикнет она:
«Смотрите: чужой
Из Фив на Киферон наш, на Киферон пришел.
Кто породил его? Крови не женской он.
В нем львицы скорей порода видна,
990 Ливийских горгон»[21].
Гряди же ты, кара, с грозой, с мечом,
И шею насквозь проколи
Тому, кто суд и правду безбожный оскорбил,
Пенфею, чаду праха!

   Антистрофа

Безумна ярость дикого Пентея,
О Дионис, на оргии твои
И Реи матери!
1000 Все рвется безумец на дерзкий бой
В борьбе роковой победу вкусить…
Нет, горя не знать
Дано лишь тому,
Кто божье оставил богам,
Кто сдержан умом
И скромен душой.
Что мудрость, коли счастья не может дать она?
Мне же отрадно чтить ночью и днем богов;
1010 И если чего в законе их нет,
То чуждо и мне.
Гряди же ты, кара, с грозой, с мечом,
И шею насквозь проколи
Тому, кто суд и правду безбожный оскорбил,
Пенфею, чаду праха!

   Эпод

Быком обернись, ты наш Вакх, наш бог,
Явись многоглавым драконом,
Иль львом золотистым ты в очи метнись!
Лазутчик менад нацелил напасть
На стаю вакханок.
1020 Приди же и петлю с улыбкой накинь
Безумцу на шею.

   Действие пятое

   Явление одиннадцатое

   Второй вестник (приходит со стороны Киферона – по виду подобен первому, хотя не пастух, а домашний слуга)

О дом, блиставший счастьем среди греков,
Дом Кадма старого, который здесь, в полях
Ареевых, пожал посев змеиный, —
Я плачу над тобой, да, плачу, хоть и раб.

   Хор

Ты с Киферона? что-нибудь случилось?

   Вестник

1030 Узнай! Царя Пенфея больше нет.

   Хор

О Бромий владыка! Слава великому богу!

   Вестник

Что слышу я? У нас несчастье в доме,
А ты ликуешь, женщина!

   Хор

Я варварской песнью восславила бога
За то, что не надо оков мне бояться.

   Вестник

Так мужества не хватит в Фивах…

   Хор

Мой повелитель – Дионис, сын Зевса,
Не Фивы, нет!

   Вестник

Пусть рада ты, но громко ликовать
1040 Не надо, женщина, в виду чужого горя.

   Хор

А смертью он какой погиб, скажи,
Безумец злой, средь замыслов преступных?

   Вестник

Дворы фиванские оставив за собой,
Мы вышли на берег Асопа и в ущелья
Вступили: было двое нас – покойный
Мой господин и я, а впереди шел гость.
В лесную глушь сначала мы забрались
И сели там на травке, притаясь.
Старались не шуметь, едва шептали,
1050 Чтоб не открыли зрителей они.
Глядим – лощина, а вокруг все скалы,
А в той лощине ели да ручьи;
Под елями, глядим, сидят менады
И все по сердцу делом заняты:
Те облетевший снова навивают
На тирсы плющ, а те между собой
Перекликаются вакхическим напевом —
Вот жеребята резвые порой,
Ярмо покинув, так зовут друг друга.
Но женщин царь несчастный не видал:
И так сказал тогда он: «Чужестранец,
1060 Мне этих самозванок не видать:
Вот если б на какой-нибудь пригорок
Мне влезть, с верхушки ели посмотреть,
Я разглядел бы хорошо бесстыдниц».
И чудо первое тогда наш гость явил.
Была там ель, под облака верхушкой:
Вот он ее берет и тихо-тихо стал
Клонить к земле. Как гибкий лук круглится,
Или под циркулем – волнистая черта,
Так до земли, круглясь, она склонилась
В его руках – не человек то был.
1070 И вот, на ветке усадив Пенфея,
Гость начал потихоньку ель пускать,
Он наблюдал, чтоб всадник не свалился.
И прянула вершиной ель в эфир,
А на хребте ее сидел несчастный.
И вышло так, что всадник на виду,
А вниз менад ему почти не видно.
Сначала не заметили его.
А я смотрю – уж гостя подле нету,
И вдруг какой-то голос зазвучал
Из синевы воздушной, будто Вакха;
И мне слова послышались:
«Юницы,
1080 Я вам веду того, кто осмеял
Меня и оргии. Пусть дерзкий вам заплатит!»
И засиял божественный огонь
Между землей и небом в это время.
Ни дуновенья ветра. Охватило
Безмолвие и мягкий луг, и лес,
И голоса звериные замолкли…
Но женщины не разобрали слов,
Насторожились только, озираясь.
И вот опять призыв его звучит.
Тут Кадма дочери признали голос бога
1090 И с места прянули… И легче голубей
Они несутся в напряженном беге;
Агава, сестры с ней, другие следом,
И дуновенье бога вихрем мчит
Через ручьи вакханок и стремнины.
Вот господина моего они
Заметили на ели. По соседству
Утес нашли и камнями швырять
В него пошли; ветвями отбивался
Он, сколько мог. Там тирсы засвистали
По воздуху. Но в бедную мишень
1100 Не удалось попасть им, как ни бились:
Уж очень высоко тогда сидел
Беспомощный Пенфей на этой ели…
И вот они, набравши сучьев дуба,
Стараются (железа нет у них)
Ель отделить от корней – все напрасно.
Попытку бросили и эту. Стала мать
Тут говорить: «Давайте станем кругом,
За дерево возьмемся – и авось
С вершины мы тогда достанем зверя,
Чтоб тайн священных он не разгласил».
Без счету рук за ель тут ухватились
1110 И вырвали с корнями… наверху
Сидевший падает на землю, испуская
Немолчно жалобы: он гибель увидал.
И вот всех прежде мать его, как жрица,
Бросается на жертву. Тут Пенфей
С волос срывает митру, чтоб признала
Свое дитя Агава и спасла
Несчастная; щеки касаясь с лаской,
Он говорит: «О мама, это я,
Пенфей, тобой рожденный с Эхионом.
1120 Ты пожалей меня и за ошибки
Свое дитя, родная, не губи!»
Но он молил напрасно: губы пеной
У ней покрылись, дико взор блуждал, —
И рассуждать была она не в силах:
Во власти Вакха вся тогда была.
Вот в обе руки левую берет
Злосчастного Пенфея руку, крепко
В бок уперлась и… вырвала с плечом —
Не силою, а божьим изволеньем.
Ино с другой напала стороны
1130 И мясо рвет. Явилась Автоноя.
За ней толпа. О боги, что за крик
Тут поднялся! Стонал Пенфей несчастный.
Пока дышал, и ликований женских
Носились клики. Руку тащит та,
А та ступню с сандалией, и тело
Рвут, обнажив, менады и кусками,
Как мячиком, безумные играют…
Разбросаны останки по скалам
Обрывистым, в глубокой чаще леса…
Где их сыскать? А голову его
1140 Победную Агава захватила
Обеими руками, и на тирс
Воткнула – головой считая львиной;
Трофей по Киферону пронесла,
И вот, покинувши сестер и хороводы,
Уж здесь она, по городу идет,
Гордясь, безумная, добычей злополучной,
И Вакха прославляет, что помог
В охоте, что ее венчал победой.
А всей-то и победы-только слезы.
Подальше от несчастной отойти,
Пока еще близ дома нет Агавы!
1150 Да, скромность и служение богам —
Вот лучшее что есть, и кто сумеет
Всю жизнь блюсти их свято, тот мудрец.

   (Уходит в город.)
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация