А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "12 великих трагедий" (страница 38)

   Сцена III

   Англия. Комната во дворце короля.
   Входят Малькольм и Макдуф.

   Малькольм

Пойдем и выплачем в уединеньи.
Печаль души.

   Макдуф

Нет. Лучше обнажим
Гудящий меч, пойдем спасать отчизну
И бодро станем за свои права.
Что новый день, то вопли новых вдов,
И плач сирот, и тяжкий стон несчастья
Восходят к небу – и в его громах
Как будто слышится глагол участья.

   Малькольм

Я сетую о том, чему я верю,
A верю я тому, в чем я уверен;
Исправлю все, когда настанет время.
Тиран, которого одно названье
Способно воздух заразить, – когда‑то
Он честным слыл. Ты был к нему привязан.
И он тебя еще не уязвил.
Я молод; но и я гожусь в подарок,
И мною можно услужить; расчет
Приносит в жертву бедного ягненка,
Чтоб гневное смирить им божество.

   Макдуф

Я не изменник.

   Малькольм

Но Макбет изменник, —
Приказ властителя мог пошатнуть
И душу честную. Прости мне, Макдуф!
Кто б ни был ты, тебя не переменит
Чужая мысль: и ангелы все светлы,
Хотя светлейшие из них и пали.
Пусть подлый враг набросит маску чести,
Как распознать ее с лицом друзей?

   Макдуф

Я потерял мои надежды.

   Малькольм

Да.
Быть может, там, где я нашел сомненья.
С такой поспешностью, и не простясь
Покинуть дом, жену, детей? Расторгнуть
Любви святые узы? Но, Макдуф,
Я не хочу обидеть подозреньем,
Я безопасен быть хочу – и только.
Ты можешь честным быть, что б я ни думал.

   Макдуф

Страдай, отечество, страдай! ликуй,
Тиранство гордое! Святая правда
Тебя не смеет поразить! злодействуй!
Закон признал тебя. Прощай, Малькольм.
За все страны, подвластные тирану,
За все сокровища богатого Востока
Я не могу быть той презренной тварью,
Какой ты счел меня.

   Малькольм

Не обижайся,
Мое сомнение не безусловно.
Я верю: край родной страдает тяжко,
Довольно слез и крови пролито.
Охотно верю, что найдутся руки
В защиту прав моих; король Эдвард
Дает мне войско – что же будет дальше?
Положим, я попру моей ногою
Тирана голову, или вонжу
Ее на меч мой, – бедная отчизна!
Ты станешь жертвою других страстей!
Тебя больней и глубже истерзает
Наследник Макбета.

   Макдуф

Но кто же он?

   Малькольм

Я сам. Во мне пороки вкоренились
Так глубоко, что дай им только волю —
И черный Макбет станет бел, как снег.
Народ, сравнив его с моею злостью,
Увидит в нем ягненка.

   Макдуф

И в аду
Не сыщешь дьявола, который мог бы
Поспорить с Макбетом в искусстве зла.

   Малькольм

Я знаю, он кровав, двуличен, жаден,
Свиреп и зол – в нем живы все пороки,
Но и мое безмерно сладострастье:
Все ваши дочери, все ваши жены,
Все ваши девушки не утолят
Бездонной пропасти моих желаний.
Я грубо ниспровергну все преграды,
Какие встречу на моем пути.
Пусть лучше царствует Макбет, чем я.

   Макдуф

Конечно, сладострастие без меры
Есть тоже зло – жестокий деспотизм.
Оно не раз опустошало троны
И низводило королей. При всем том,
Чего бояться взять свое? Ты можешь
Насытить страсть свою до пресыщенья,
И вместе с тем воздержным слыть. У нас
Довольно дам, готовых на услуги;
И коршун страсти, как ни будь он жаден,
Не может всех их исклевать.

   Малькольм

К тому же,
В моей испорченной душе живет
Ненасытимое любостяжанье.
О! будь я королем, я за богатство
Зарежу всех: кого за блеск алмазов,
Кого за земли и дома. Добыча
Не утолит неугасимой жажды —
Напротив, будет только раздражать.
Ни преданность, ни святость не спасут
Богатого от плахи и суда.

   Макдуф

Да, эта страсть пускает в душу корни,
Опаснее и глубже сладострастья.
Она была ужасный меч-губитель,
Сразивший наших королей. Однако
Опять я повторю: чего бояться?
Шотландия богата; ей легко
И эту жажду утолить. Поверь мне,
При доблестях иных, все это сносно.

   Малькольм

Их ни единой нет во мне: правдивость,
Умеренность, терпение, любовь,
Решимость волю подчинить закону,
Уменье управлять самим собой,
Дать доступ истине и отличать
Заслугу скромную от гнусной лести —
О! этих доблестей, царя достойных,
Нет и следа во мне. Зато кипит
В моей душе водоворот пороков.
О! дай мне власть, и я в пучину ада
Сплесну елей согласия и мира,
Разрушу связь – единство на земле.

   Макдуф

Шотландия! Шотландия!

   Малькольм

Скажи,
Такой достоин ли быть королем?
A я таков.

   Макдуф

Быть королем? – о! нет,
И просто жить он даже недостоин.
Народ несчастный, под кровавым скиптром
Тирана страждущий, когда же снова
Увидишь ты дни счастья и покоя?
Наследник истинный своим признаньем
Сам осудил себя и опозорил
Свой царский род! Король, отец твой,
Благочестивый был король; царица,
Тебя родившая, гораздо чаще
Молилась, чем блистала на престоле.
В тебе, Малькольм, нашел я все пороки,
Все зло, которое меня изгнало
Из милой родины! Прощай! О сердце!
Здесь кончились твои надежды.

   Малькольм

Макдуф!
Твой честный гнев, дитя души открытой,
Освободил меня от подозренья
И примирил с твоею честью. Макбет
Уже не раз пытался хитрой ложью
Меня в ловушку заманить: но скромность
Меня спасала: не решался я
Поверить на-слово всему, что слышал.
Но – будь Господь свидетель между нами —
Отныне я вполне тебе вверяюсь
И все слова мои беру назад.
От всех пороков отрекаюсь я:
Они мне чужды; я еще невинен;
Я клятву данную не нарушал;
Едва ль желал я своего; всегда
Хранил святыню данных слов и правду
Любил, как жизнь; здесь в первый раз солгал я
На самого себя. Но прочь притворство!
Я твой – и весь принадлежу отчизне;
Туда еще до твоего приезда
Готовились идти старик Сивард
И с ним двенадцать тысяч войска.
Теперь и мы соединимся с ними.
Господь за правого! Зачем молчишь ты?

   Макдуф

Меня смутил внезапный переход
От горя к радости.

   Входит доктор.
   Малькольм

Довольно; после.
Его величество сегодня выйдет?

   Доктор

Да; там уж ждет его толпа несчастных.
Болезни их науке недоступны;
Но Бог благословил его десницу [131];
Едва рукой коснется он страдальца —
И он здоров.

   Малькольм

Благодарю вас, доктор.

   (Доктор уходит).
   Макдуф

Что за болезнь?

   Малькольм

Ее зовут здесь немочь [132] —
И добрый царь творит над нею чудо;
С тех пор, как я здесь, в Англии, не раз
Он совершал его в моих глазах.
Как молится он Господу – не знаю,
Но только он страдальцев исцеляет,
Покрытых язвами; врачей наука
От недуга их отреклась – и страшно
На них взглянуть; но он, с святой молитвой
На шею налагая им монету,
Врачует их. В народе говорят,
Что царственным потомкам передаст он
Свой дивный дар; с целительною силой
Он одарен и духом прорицанья.
Престол его украшен чудесами —
Знать, благодати преисполнен он!

   Входит Росс.
   Макдуф

Кто это там?

   Малькольм

Земляк, но кто – не знаю.

   Макдуф

А! здравствуй, милый брат!

   Малькольм

Теперь узнал я!
О, Господи! скорее уничтожь
Все то, чем чужды мы друг другу!

   Росс

Аминь!

   Макдуф

Ну, что в Шотландии? все то же?

   Росс

Страна несчастная! Увы! ей страшно
И оглянуться на себя. Для нас
Она не мать, a темная могила.
Улыбки там не встретишь на лице;
На стон и вопль, звучащий без умолку,
Никто не обращает и вниманья;
Печаль слывет за пошлое безумство,
При мрачном звуке похоронной меди
Едва ль кто вздумает спросить: по ком?
И люди мрут, с болезнью не знакомясь,
Как вянет сорванный цветок.

   Макдуф

Ужасный,
Но верный очерк.

   Малькольм

Кто погиб последний?

   Росс

Кто вздумает рассказывать о том,
Что было час назад, того освищут.
Там что ни миг, то новое несчастье.

   Макдуф

A что жена?

   Росс

Что? ничего!

   Макдуф

A дети?

   Росс

И дети тоже.

   Макдуф

Изверг не нарушил
Покоя их?

   Росс

Нет; при моем отъезде
Они покойны были.

   Макдуф

Не скупись
Словами, Росс! A каково им, бедным?
Росс. Когда я выехал, с душой отягощенной
Вестями горькими, пронесся слух,
Что многие из знатных лиц убиты;
Я этому поверил тем скорее,
Что был свидетелем движенья в войске.
Теперь час помощи настал: явитесь —
И взор ваш будет создавать солдат:
Чтоб ужас бедствий прекратить, возьмутся
За меч и женщины.

   Малькольм

Мы в путь готовы.
Король Эдвард дает нам в помощь войско
И храброго вождя: старик Сивард
Славнейший из воителей Христа.

   Росс

О, если б я на радостные вести
Мог также вестью радостной ответить!
Но нет!.. я слово вам принес, друзья!
Ему в степи бы прозвучать глухой,
A не касаться слуха человека!

   Макдуф

К кому относится оно? ко всем?
Иль частное в нем зло заключено?

   Росс

В ком сердце есть, тот будет огорчен
Но ты особенно.

   Макдуф

Так говори
Скорей!

   Росс

Не прокляни же мой язык —
Он поразит твой слух ужасной вестью.

   Макдуф

О, я предчувствую!

   Росс

Твой замок взят…
Жену, детей зарезали злодеи…
Рассказывать подробно я не стану:
Я не хочу к окровавленным трупам
Прибавить новый труп.

   Малькольм

Творец небесный!
Макдуф! не надвигай на брови шляпу:
Дай скорби вылиться в словах, иначе
Она невидимо источит жизнь.

   Макдуф

Так и детей?

   Росс

Жену, детей, вассалов —
Все, что могли найти.

   Макдуф

A я был здесь!
Так и жену?

   Росс

Да, и жену.

   Малькольм

Мужайся!
Пойдем и эту рану сердца
Пусть беспощадная излечит месть.

   Макдуф

Макбет бездетен!.. Всех моих малюток,
Всех, говоришь ты?… Адский коршун!.. Всех?
Птенцов и мать одним налетом? Дьявол!

   Малькольм

Снеси несчастие, как муж.

   Макдуф

Снесу.
Но я и чувствую его, как муж.
Я не могу не вспоминать о том,
Что было для меня дороже жизни.
И небо не вступилось? Грешный Макдуф!
Они погибли за тебя! Презренный!
Не за свои грехи они убиты,
A за твои! О Боже, упокой их!

   Малькольм

Точи свой меч на этом камне, Макдуф!
Дай волю сердцу, растравляй страданье,
Дай скорби превратиться в гнев.

   Макдуф

Я мог бы,
Как женщина, залиться горьким плачем,
Храбриться на словах! Но, Боже, Боже!
Не отлагай суда! лицом к лицу
Сведи меня с Шотландии тираном!
Дай мне сойтись с ним на длину меча,
И если он уйдет живой, тогда —
О Господи! – прости ему и Ты.

   Малькольм

Слова достойные мужчины.
Пойдемте с королю; войска готовы.
Теперь простимся, – и в поход. Макбет
Созрел для гибели, и меч небесный
Уж занесен; пусть доживает день свой, —
Ночь безрассветная близка.

   (Уходит).

   Действие пятое

   Сцена I

   Донзинан. Комната в замке.
   Входят доктор и придворная дама.

   Доктор. Вот уже две ночи, как я на стороже с вами, a рассказ ваш все еще не подтверждается. Когда блуждала она в последний раз?
   Дама. С тех пор, как его величество отправился в поход, я не раз видела, как она встает с постели, набрасывает ночное платье, открывает бюро, берет бумагу, пишет, складывает ее, запечатывает и потом опять ложится. И все это в глубочайшем сне.
   Доктор. Страшное расстройство организма! Наслаждаться благодеянием сна и в то же время исполнять дела дневные! Кроме этих прогулок во время сна и других движений, не заметили ли вы, чтоб она что-нибудь говорила?
   Дама. Да, слова, которых я не повторю.
   Доктор. Мне можно; это даже необходимо.
   Дама. Ни вам и никому на свете. У меня нет свидетелей, которые подтвердили бы сказанное.
   Входит леди Макбет.
   Дама. Смотрите! вот она идет. Всегда так. И, клянусь вам, она спит. Замечайте; подойдите ближе.
   Доктор. Где она взяла свечу?
   Дама. Свеча стояла возле нее. Это всегда так. Она сама приказала.
   Доктор. Вы видите, глаза открыты.
   Дама. Но чувство их закрыто.
   Доктор. Что это она делает? Смотрите: как трет она руки.
   Дама. Это ее привычка: как будто моет их. Мне случалось видеть, что она занимается этим минут двадцать.
   Леди Макбет. Вот еще пятно.
   Доктор. Тс, она говорит. Я запишу слова ее, чтоб лучше упомнить.
   Леди Макбет. Прочь, проклятое пятно! прочь, говорю я! Раз, два – пора за дело! Преисподняя мрачна… Стыдись! солдат – и бояться? Какое дело – знают, нет ли; кто позовет нас к ответу?… Однако, кто бы мог подумать, что в старике так много крови?
   Доктор. Слышите?
   Леди Макбет. У тана файфского была жена – где она теперь? Как? неужели эти руки никогда не вымоются дочиста? Полно, друг мой, полно об этом; ты все дело испортишь своей пугливостью.
   Доктор. Продолжай, продолжай! Ты узнала, чего тебе не должно было знать.
   Дама. По крайней мере, сказала, чего не должна была, говорить. Одному Богу известно, что она узнала.
   Леди Макбет. Все еще пахнет кровью. Все ароматы Аравии не смоют этой маленькой руки. О-о-о!
   Доктор. Что за вздох! Тяжело у нее на сердце!
   Дама. Такого сердца я не согласилась бы носить в груди за все величие ее сана.
   Доктор. Да, да!
   Дама. Успокой ее, Господи!
   Доктор. Эта болезнь выше моего искусства. Я знал, однако же, людей, которые блуждали во сне и скончались в мире, на смертном одре своем.
   Леди Макбет. Умой руки, набрось ночное платье. Как ты бледен! Я говорю тебе: Банко похоронен; он не может встать из могилы.
   Доктор. Право?
   Леди Макбет. В постель! в постель! Слышишь? стучат в ворота. Пойдем, пойдем! пойдем! дай мне твою руку. Что сделано, то сделано. В постель! в постель!
   (Уходит).
   Доктор. И она ляжет теперь.
   Дама. Непременно.
   Доктор

В народе носятся дурные слухи.
Дела неслыханные порождают
И страх неслыханный: больная совесть
Глухим подушкам поверяет тайну,
Священник ей нужней врача. О, Боже!
Прости нам всем! Вам надо удалить
Все острые оружья от миледи
И не сводит с ней глаз. Теперь прощайте.
Она встревожила мой ум и взоры.
Я думаю, но говорить не смею.
Дама. Покойной ночи, доктор.

   (Уходит).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация