А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "12 великих трагедий" (страница 29)


Больше никогда.

   Асканио

Так должен я уйти без слова дружбы?

   Гвидо

Так ты уйдешь – с тобой моя любовь…

   Асканио

Не рыцарски, не благородно это!

   Гвидо

Не рыцарски, не благородно? Пусть!
Уже бесплодны все слова. Прощай.

   Асканио

Ты ничего мне не поручишь, Гвидо?

   Гвидо

Нет! Прошлое – как детский сон за мною.
Я нынче начинаю жизнь. Прощай.

   Асканио

Прощай.

   (Уходит медленно.)
   Гвидо (к Моранцоне)

Довольны вы? Я все исполнил.
Любимейшего друга я сейчас
Прогнал, как недостойного слугу.
Я это сделал! Вы теперь довольны?

   Моранцоне

Да. Я доволен и теперь уйду.
Не позабудь про знак: кинжал отца.
Сверши свой долг, когда его пришлю я.

   Гвидо

Доверьтесь мне; исполню все.

   Моранцоне уходит.

О небо!
Когда в душе моей есть капля чувства,
Есть сострадание, есть нежность – их
Убей, сожги и обрати в ничто!
А если ты не хочешь, сам их вырву
Из сердца я отточенным ножом,
Во сне я жалость задушу в себе,
Чтоб не шептала мне она! О месть,
Ты мне одна осталась. Будь мне другом
И ложе разделяй со мною. Рядом
Сиди со мной, сопутствуй на охоте,
Когда устану, песенки мне пой,
Когда я буду счастлив, веселись,
Когда усну, нашептывай мне в уши
Рассказ ужасный об отца убийстве…
Убийстве, я сказал?

   (Обнажает кинжал.)

Внемли, бог мести,
Клятвопреступников разящий громом!
Пусть эту клятву пламенем на небе
Запишут ангелы! Клянусь: отныне,
Пока не отомщу отца убийство
Я кровью, – отрекаюсь я от дружбы,
От благородных радостей любви,
От всякого сочувствья и союза!
И даже больше: отрекаюсь я
От женщин, от любви к ним, от приманок
Их красоты…

   Торжественные звуки органа несутся из собора, и под сребротканым балдахином, что несут четыре пажа, одетые в алое, сходит по мраморным ступеням герцогиня Падуанская; она проходит перед Гвидо, на мгновение встречается с ним глазами и, уже почти покидая сцену, обернувшись, взглядывает на него; кинжал падает из рук Гвидо.
   Гвидо. Кто это?
   Один из горожан. Герцогиня.

   Занавес

   Действие второе

   Зал в герцогском дворце, убранный коврами, на которых вышиты сцены переодеваний Венеры; широкая дверь в середине ведет на галерею из красного мрамора, через которую открывается вид на Падую; большой балдахин (справа) с тремя тронами, из которых один несколько ниже других; потолок из позолоченных балок; обстановка того времени – стулья, обтянутые кожей с позолотой, поставцы с золотой и серебряной посудой, ларцы, расписанные мифологическими сценами. Несколько придворных стоят в галерее и смотрят на нее вниз, на улицу; с улицы доносится гул толпы и крики: «Смерть герцогу!»; несколько времени спустя входит герцог Падуанский, совершенно спокойный; он опирается на руку Гвидо Ферранти; вместе с ними входит кардинал; толпа продолжает кричать.

   Герцог

Нет, кардинал, я от нее устал!
Она не то что некрасива, хуже
Она добра!

   Маффио (возбужденно)

Там, ваша светлость, больше
Двух тысяч человек, и с каждым мигом
Кричат сильней.

   Герцог

Что ж, пусть их тратят силы.
Толпа кричащая – ничто, синьоры,
И если кто опасен – молчаливый.

   Рев народа.

Вот, кардинал, как я любим народом.

   Снова рев.

Иди, Петруччи, прикажи внизу
Начальнику стрелков очистить площадь.
Вы приказанье слышали, синьор?
Что сказано, исполнить.

   Петруччи уходит.
   Кардинал

Вашу милость
Прошу я выслушать мольбы народа…

   Герцог (садится на свой трон)

Да, груши этим летом что-то мельче,
Чем были прошлым. Кардинал, простите,
Вы, кажется, о грушах говорили.
Слышны с улицы крики радости.
Что там?

   Гвидо (бросается к окну)

На площадь герцогиня вышла,
Между народом и стрелками стала,
Им не дает стрелять.

   Герцог

Черт побери!

   Гвидо (все еще у окна)

Теперь идет сюда с толпою граждан.

   Герцог (вскакивая)

Клянусь святым Джованни, слишком смело
Она себя ведет.

   Барди

Вот герцогиня.

   Герцог

Закройте дверь; сегодня день холодный.

   Дверь, ведущую в галерею, закрывают. Входит герцогиня с кучкой бедно одетых горожан.
   Герцогиня (бросается на колени)

Нас выслушать молю я, ваша светлость!

   Герцог

Чего ж они хотят?

   Герцогиня

О государь!
Они того хотят, о чем ни разу
Ни вам, ни мне и никому из этих
Синьоров думать не случалось: хлеба!
Они готовят из гнилой мякины
Свой хлеб!

   Первый горожанин

Да, верно! Из одной мякины!

   Герцог

Хороший корм; я лошадям своим
Даю его.

   Герцогиня (сдерживаясь)

По их словам, в цистернах
Водопровод, вы знаете, разрушен
Вода цветет и затянулась тиной.

   Герцог

Так надо пить вино: вода вредна!

   Второй горожанин

Ах, ваша светлость, пошлины да сборы
У городских ворот берут такие,
Что покупать вино нам не под силу.

   Герцог

Благословляйте пошлины – они
Вас учат воздержанью.

   Герцогиня

Государь,
Подумайте, мы в роскоши живем,
А в темных переулках нищета
Голодная блуждает и ножом
Малюткам перерезывает молча
Их горло теплое…

   Третий горожанин

Да, это правда!
От голода вчерашней ночью помер
Сынишка мой – был по шестому году,
И схоронить-то не на что его.

   Герцог

Вы бедны? Славьте же судьбу! Ведь бедность
Одна из добродетелей.

   (К кардиналу.)

Не так ли?
Вы, монсиньор, берете десятину,
Имеете доходы, замки, земли
За то, что проповедуете бедность.

   Герцогиня

О государь, но будьте милосерды!
Пока сидим мы здесь в чертогах этих,
Где портики от зноя защищают,
А от морозов – стены, двери, крыша,
Как много граждан Падуи живет
В лачугах со щелями, где всегда
Холодный дождь, и снег, и ветер – дома!
Иные же ночуют под мостами,
Осенней ночью в сырости дрожат,
Потом приходит лихорадка, и…

   Герцог (заканчивает)

Возносятся на лоно Авраама.
Они меня должны благодарить:
Из мира бедствий шлю я их на небо!

   (К кардиналу.)

Не сказано ль в писании, что должно
Нам бремя наше с радостью нести?
Мне ль изменять уставленное Богом
И вмешиваться в волю провиденья?
Одни пресыщены, те голодают.
Так создан мир, и создан он не мною.

   Первый горожанин

В нем милости не видно.

   Второй горожанин

Помолчи!
Вот кардинал за нас поговорит.

   Кардинал

Терпеть нужду – христианина долг,
Но также долг его быть милосердым!
Есть в нашем городе немало бедствий,
Их реформировать могли бы вы.

   Первый горожанин

Что значит – реформировать?

   Второй горожанин

Должно быть,
Оставить все, как есть оно теперь.

   Герцог

Да? Реформировать? Ах, кардинал,
В Германии нашелся некто Лютер
И реформировать задумал церковь
Не вы ль его еретиком назвали
И отлученью предали?

   Кардинал (подымаясь с своего трона)

Хотел
Он паству с пастбища увлечь, а мы
Вас просим накормить овец духовных.

   Герцог

Я тех кормлю, с кого стригу я шерсть.
Что до мятежников…

   Герцогиня делает умоляющий жест.
   Первый горожанин

Он стал добрее
И даст нам что-нибудь.

   Второй горожанин

Ах, так ли?

   Герцог

Эти
Оборвыши сюда явились с глоткой,
Наполненной изменой…

   Третий горожанин

Ваша светлость!
Заткните нам ее краюхой хлеба!
Мы замолчим.

   Герцог

Я вас молчать заставлю
Голодных или сытых, все равно!
Таков наш век, синьоры, что мужик
Перед тобой не снимет шапки: надо
Ее сбивать с башки! На перекрестках
Любой ремесленник господ поносит!

   (К горожанам.)

Ввиду молений нашей герцогини,
Не смея отказать прекрасной даме,
Что оскорбило б вежливость и нашу
Любовь, и снисходя на ваши просьбы…

   Первый горожанин

Он сбавит пошлины, честное слово!

   Второй горожанин

Иль выдаст каждому из нас по хлебу.

   Герцог

…Я прикажу, чтоб в это воскресенье
На проповеди кардинал сказал
Вам о высоком долге послушанья.

   Ропот среди горожан.
   Первый горожанин

Ну, проповедью брюха не наполнишь.

   Второй горожанин

Она не больше, как подливка, что же
Мы с нею будем есть?

   Герцогиня

Друзья мои,
Вы видите: пред герцогом и я
Бессильна. Но на задний двор пройдите,
Я прикажу, чтоб казначей мой выдал
Из личных средств моих вам сто дукатов.

   Первый горожанин

Бог да хранит нам герцогиню!

   Второй горожанин

Верно!
Бог да хранит ее!

   Герцогиня

И раз в неделю
Я буду раздавать беднейшим хлеб.

   Изъявляя свою радость, горожане идут к выходу.
   Первый горожанин (уходя)

Бог да хранит нам герцогиню.

   Герцог (подзывает его)

Сюда, приятель. Как тебя зовут?

   Горожанин

Я, ваша светлость, Доменико.

   Герцог

Имя
Хорошее. А в честь кого дано?

   Горожанин (почесывая голову)

Да я родился в день святого Джордже.

   Герцог

Вполне понятно! Вот тебе дукат.
Что ж не кричишь: да здравствует наш герцог?

   Горожанин (слабо)

Да здравствует наш герцог!

   Герцог

Громче! Громче!

   Горожанин (немного громче)

Да здравствует наш герцог!

   Герцог

Чувства мало.
Кричи сильней, приятель. Вот еще
Тебе дукат.

   Горожанин (восторженно)

Да здравствует наш герцог!

   Герцог (насмешливо)

Как трогает меня его любовь,
Синьоры!

   (Горожанину, гневно.)

Вон!

   Горожанин уходит, кланяясь.

Таким путем, синьоры,
Любовь народа приобресть легко.
О, мы – ничто, когда народу чужды!

   (К герцогине.)

А вы, синьора, сеете мятеж
Меж граждан!

   Герцогиня

Государь, есть право бедных:
На жалость и на милость нашу право.

   Герцог

Вы спорите со мной? Вот какова
Та женщина, из-за которой лучших
Три города Италии я отдал:
Орвьетто, Геную и Пизу.

   Герцогиня

Вы
Не отдали, а только обещали
И предпочли опять нарушить слово.

   Герцог

Вы ошибаетесь, синьора, были
На то причины важные.

   Герцогиня

Какие
Причины могут быть, чтоб обещанье,
Пред целым миром данное, нарушить?

   Герцог

Есть много кабанов в лесу под Пизой;
Когда я этот город обещал
Достойнейшему вашему отцу,
Я позабыл, что там охота. Также
Я слышал – и не сомневаюсь в том,
Что в гавани под Генуей так много
Редчайших рыб, как более нигде.
(Обращаясь к одному из придворных.)
Вы блюд изысканных знаток, синьор,
И это объясните герцогине.

   Герцогиня

Так, а Орвьетто?

   Герцог (зевая)

Я уже не помню.
Должно быть, тоже что-то помешало
Отдать его согласно договору.
Быть может, просто не хотелось мне.

   (Подходит к герцогине.)

Синьора, бросьте взгляд: вы здесь одни!
До старой Франции немало миль,
Да и отец ваш при своем дворе
Не больше сотни рыцарей содержит,
На что же вы надеетесь? Кто здесь
Из этих всех синьоров предан вам?

   Герцогиня

Никто.

   Гвидо вздрагивает, но овладевает собой.
   Герцог

И так останется, пока
Я герцог в Падуе. Синьора, вы
Принадлежите мне. Что я хочу,
Должны вы исполнять. Угодно мне,
Чтоб вы сидели дома, – и дворец
Для вас тюрьмою станет. Захочу я,
Чтоб вы гуляли, и с утра до ночи
Придется вам гулять.

   Герцогиня

Но где же право?

   Герцог

Покойная жена вопрос такой же
Мне предложила. Памятник ее
Стоит в капелле фра Бартоломео,
Он весь из мрамора; весьма красив!
Пора идти, синьоры! Руку, Гвидо!
Пойдемте в полдень соколов спускать,
Подумайте, синьора, вы – одни.

   (Уходит, опираясь на Гвидо, за ними – вся свита.)
   Герцогиня (глядя ему вслед)

Да, герцог прав, я здесь совсем одна,
Заброшена, унижена, забыта!
Бывал ли кто так одинок, как я?
Мужчина, сватаясь, зовет детьми нас,
Нам говорит, что мы не в силах сами
Устроить жизнь, – и разбивает нашу:
Для них мы – вещь, их общие рабыни,
Нас меньше ценят, чем собак послушных,
Ласкают реже, чем любимых птиц!
Я, кажется, сказала: сватовство…
Не сватают – нас просто покупают,
И наше тело – рыночный товар!
Да, это общая судьба всех женщин.
Все выбирают неудачно мужа
И губят жизнь по прихотям его.
Что это доля всех – не легче каждой!
Я, кажется, ни разу не слыхала,
Чтоб женщина смеялась от души?
Нет, слышала: на площади, раз ночью…
Бедняжка шла, раскрасив ярко губы,
Веселья маску на лице храня…
О, так смеяться я бы не желала,
Нет, лучше умереть.

   Входит Гвидо, который остается в глубине незамеченным; герцогиня преклоняет колени перед изображением мадонны.

О Матерь Божия!
Склонила ты свой бледный, кроткий лик
Меж ликов ангельских, поющих гимны!
Ответь же мне: ужель мне нет надежды?

   Гвидо

Я более переносить не в силах.
Ее люблю! С ней должен говорить я!

   (К герцогине.)

Помянут ли и я в молитвах ваших,
Синьора?

   Герцогиня (вставая с колен)

Нет, синьор. Одним несчастным
Мои молитвы могут быть нужны.

   Гвидо

Тогда и мне!

   Герцогиня

Но разве вы несчастны?
Иль почестей от герцога вам мало?

   Гвидо

Мне от того не нужно, ваша светлость,
Наград, кого в душе я ненавижу.
Хочу тебя молить я на коленях:
Позволь тебе до гроба мне служить.

   Герцогиня

Увы! я так ничтожна, что тебе
В награду ничего дать не могу я.

   Гвидо (хватая ее за руку)

Ты можешь дать любовь мне!

   Герцогиня отступает, а Гвидо падает к ее ногам.

О святая!
Прости мне, если я был слишком дерзок!
Ты красотой своей зажгла мне кровь.
Дай мне прильнуть устами богомольно
К твоей руке! От страсти я дрожу!
На все готов я, чтоб добиться только
Твоей любви.

   (Вскакивает.)

Прикажешь ты мне вырвать
Из львиной пасти гибельную славу
И я пойду в пустыню на борьбу
С немейским львом! Брось в середину битвы
Цветок, иль ленту, или что-нибудь,
К чему касалась ты, – я их достану,
Хотя б все рыцарство сражалось тут,
И принесу назад! И даже больше.
Мне прикажи на бледные утесы
Могучей Англии взобраться – я
С ее надменного щита сорву
Те лилии твоей родной страны,
Что у нее похитил лев британский,
Морей владыка!
Слушай, Беатриче!
Не уходи отсюда! Без тебя
Часы идут свинцовыми ногами,
Когда ж твое очарованье вижу,
Со скоростью Меркурия летят
И золотят всю жизнь!

   Герцогиня

Я не ждала,
Что буду я любима. Только правда ль,
Что любишь ты так сильно, как клянешься?

   Гвидо

Спроси: что, чайка – сильно любит море?
Спроси: что, роза – сильно любит дождь?
Спроси: что, жаворонок, на рассвете
Летящий к небу, – сильно любит день?
И все же все сравнения ничтожны
Они лишь тень моей любви, горящей
Таким огнем, что водам океанов
Ее не погасить! Но ты молчишь.

   Герцогиня

Не знаю я, что вам могу сказать.

   Гвидо

Скажи и ты: люблю тебя.

   Герцогиня

Так, сразу?
Совет хорош бы был, когда бы вас
Любила я. А если не люблю?
Тогда что мне сказать?

   Гвидо

Скажи все то же!
Скажи: люблю! – и на твоих устах
Ложь, застыдившись, тотчас станет правдой.

   Герцогиня

А может быть, не должно говорить.
Влюбленные счастливей до признанья.

   Гвидо

Молчание мне – смерть, а жить я должен!
Убей меня признаньем, не молчаньем.
Остаться мне иль мне уйти – скажи!

   Герцогиня

Не знаю я, уйти вам иль остаться.
Оставшись, вы похитите мою
Любовь. Уйдя, с собою унесете
Ее же… Гвидо! если б звезды пели,
Они не рассказали бы всей силы
Моей любви!.. Люблю тебя, мой Гвидо!

   Гвидо (простирая к ней руки)

О, говори еще! А мне казалось,
Что только ночью соловьи поют
Но если ты молчишь, позволь устами
Прильнуть к твоим устам, поющим нежно.

   Герцогиня

Прильнув к устам, ты сердца не коснешься.

   Гвидо

Ужели для меня оно закрыто?

   Герцогиня

Увы, синьор, его нет у меня.
Едва тебя увидела я, ты
Его похитил! Против воли – вор,
В мою сокровищницу ты проник
И лучший перл с собой унес оттуда!
О, странный вор! Не зная сам того,
Ты стал богаче и меня оставил
Обкраденной и вместе с тем счастливой!

   Гвидо (порывисто обнимая ее)

Возлюбленная! милая! моя!
Не закрывай лица! Позволь открыть мне
Пурпуровые маленькие двери,
Где дремлет музыка! Позволь проникнуть
К кораллам уст твоих, и лучший дар
Я унесу с собой, чем все богатства,
Хранимые в горах Армейских грифом.

   Герцогиня

Ты – господин мой! Все, чем я владею,
Давно твое; а если нет чего,
Ты это все создашь мечтой и чудом
Ничтожество в богатство обратишь.

   (Целует его.)
   Гвидо

Как смел я, что гляжу так на тебя!
Фиалка прячется под свой листок,
Боясь смотреть на пламенное солнце,
Боясь его сиянья; мой же взор,
Мой дерзкий взор достиг такой отваги,
Что, как звезда недвижная, глядит
В твои глаза, купаясь в их сиянье!

   Герцогиня

О, если б на меня всегда смотрел ты!
Твои глаза – два зеркала глубоких.
В них возникая, узнаю себя
И рада, что в тебе живет мой образ.

   Гвидо (вновь обнимая ее)

Летящий диск! остановись на небе!
И сделай этот час бессмертным!
Краткое молчание.

   Герцогиня

Милый,
Садись вот здесь, у самых ног моих.
Вложу я пальцы в волосы твои
И буду видеть, как твое лицо
К моим губам влечется, как цветок…
Случалось ли тебе когда входить
В пустынный зал, где пыль лежит и плесень,
Где много лет шагов не слышно было,
Засовы отодвинуть у окна
И отворить навстречу солнцу ставни?
Ты видел ли, как в окна входит солнце,
Как превращает каждую пылинку
В танцующую золотую точку?
Моя душа была тем залом, Гвидо,
Твоя любовь вошла в него, и вдруг
Все стало золотом. Не правда ль, Гвидо,
Любовь – смысл жизни.

   Гвидо

Да! Жизнь без любви
Мертва, как необделанная глыба
В каменоломне, прежде чем ваятель
Прозрел в ней бога! Да! Жизнь без любви
Безмолвна, как простой тростник, растущий
По берегам реки и чуждый песен.

   Герцогиня

Но вот певец, по имени Любовь,
Тростник безмолвный сделает свирелью
И песнями наполнит! Ах, любовь
Любую жизнь способна сделать песней.
Не правда ли?

   Гвидо

Для женщин это правда.
Мужчины же творят резцом и кистью,
Как сын красильщика в Вероне, Павел,
Иль как в Венеции его соперник,
Великий Тициан, создавший деву
Стройнее лилий и белее лилий,
Всходящую по ступеням во храм,
Иль тот урбинец, чьи мадонны святы
Затем, что матери они вполне.
Но женщина – вот истинный художник!
Одна она способна нашу жизнь,
Запятнанную думами о деньгах,
Преобразить любовью в красоту!

   Герцогиня

Пусть жили бы мы оба в нищете!
Любя друг друга, были б мы богаты.

   Гвидо

Скажи «люблю» еще раз, Беатриче!

   Герцогиня (касаясь пальцами его воротничка)

Как этот воротник к лицу тебе!

   Граф Моранцоне выглядывает из-за двери, ведущей в галерею.
   Гвидо

Скажи еще раз мне: люблю!

   Герцогиня

Я помню,
Что в Фонтенбло, когда еще была
Я в милой Франции, носил такие
Воротнички король.

   Гвидо

Так ты не хочешь
Сказать: люблю!

   Герцогиня (смеясь)

Король Франциск был рыцарь
С осанкой царственной, но ты – прекрасней!
Зачем же, Гвидо, мне твердить: люблю!

   (Берет руками его голову и приближает ее к себе.)

Не знаешь разве ты, что я – твоя
Навек, душой и телом!

   (Целует его, но внезапно встречает взгляд Моранцоне и вскакивает.)

О! Кто там?

   Моранцоне исчезает.
   Гвидо

Где, милая?

   Герцогиня

Я видела глаза,
Горящие огнем, за этой дверью.

   Гвидо

Нет никого. Должно быть, промелькнула
Тень часового.

   Герцогиня продолжает стоять, глядя в окно.

Никого не видно.

   Герцогиня

Но что нам может повредить, когда мы
В руках любви? Мне было б все равно,
Хотя б весь мир, устами низкой черни
Меня злословя, жизнь мою топтал.
Нам говорят, что полевой цветок
Сильнее пахнет, если он раздавлен,
Чем в поле на стебле, что травы есть
Без запаха – но дивным ароматом
Дышащие, когда их разотрешь
Меж пальцами. Так молодую жизнь
Жестокий мир стремится раздавить,
Но лишь дает ей больше аромата
И прелести. И если любим мы,
Мы лучшим в жизни обладаем. Правда?

   Гвидо

Мне хочется шутить, смеяться, петь.
Я чувствую, что мог бы петь сегодня.

   Герцогиня

Не говори! Вот миг, когда все в жизни
Слилось в единый сладостный восторг,
И замыкает страсть уста печатью.

   Гвидо

Но пусть мои уста печать сломают.
Меня ты любишь, Беатриче?

   Герцогиня

Да!
Как странно, что люблю врага.

   Гвидо

Врага?

   Герцогиня

Тебя! Ты сердце мне пронзил стрелою;
Оно укромно, тихой жизнью жило,
Пока его ты не сразил.

   Гвидо

Поверь мне,
Стрелою той я ранил и себя.
От этой раны я умру сегодня,
Когда меня, врач милый, не спасешь ты.

   Герцогиня

Я не могу лечить тебя; я тоже
Больна, как ты.

   Гвидо

Как я люблю тебя!
Я песню у кукушки перенял:
Твержу одно и то же.

   Герцогиня

Мне не надо
Другой! И если это песнь кукушки,
То соловей охрип, и потерял
Свой голос жаворонок…

   Гвидо

Беатриче!
Целуй меня!

   Она берет руками его лицо, склоняется и целует его; раздается громкий стук в дверь; Гвидо вскакивает; входит слуга.
   Слуга

Для вас, синьор.

   Гвидо

Подай.

   Слуга передает шкатулку, завернутую в красный шелк, и уходит; когда Гвидо уже готов открыть шкатулку, герцогиня подходит к нему сзади и шутя отнимает ее у него.
   Герцогиня (смеясь)

Бьюсь об заклад – от девушки подарок,
Цвета, которые носить ты должен!
Но я ревнива, не отдам тебя,
Как скряга, буду для себя беречь,
Хотя бы тем измучила тебя.

   Гвидо

Ты ошибаешься…

   Герцогиня

Нет, я права!

   Гвидо

Клянусь тебе…

   Герцогиня (отвернувшись, открывает шкатулку)

Изменник, отвечай:
Что означает этот знак: кинжал,
На нем литые леопарды…

   Гвидо (отнимая кинжал)

Боже!

   Герцогиня

Я посмотрю в окно; быть может, я
Узнаю герб слуги, который отдал
У входа ящик! Я хочу все тайны
Твои узнать.

   (Со смехом бросается в галерею.)
   Гвидо

О ужас! Неужели
Так скоро я забыл про смерть отца?
Так скоро дал любви прокрасться в сердце?
И должен я любовь прогнать и в душу
Впустить убийство, ждущее у двери?
Я это должен! Разве я не клялся?
Но не сегодня ночью?.. Нет, сегодня!
Прощайте, радости и звезды жизни,
Все милые воспоминанья, вся
Любовь, прощай! Кровавыми руками
Посмею ль я касаться рук невинных?
И уст ее коснусь ли я устами
Убийцы? Буду ли преступным взором
Смотреть в ее фиалковые они,
Что ясностью своей слепят других
И в вечной ночи их с пути сбивают?
О нет! Убийство страшную преграду
Воздвигнет между нами, будет трудно
Через нее нам целоваться!

   Герцогиня

Гвидо!

   Гвидо

Вы обо мне должны забыть навеки,
Изгнать меня из вашей жизни.

   Герцогиня (идя к нему)

Милый!

   Гвидо (отступая назад)

Меж нами выросла преграда, мы
Переступить ее не смеем.

   Герцогиня

Я
Все смею, если только ты со мной!

   Гвидо
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация