А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "12 великих комедий" (страница 45)

   ЯВЛЕНИЕ V

   Г-жа Простакова, Стародум, Правдин, Митрофан, Софья, Еремеевна.

   Г-жа Простакова (Правдину). Батюшка, не погуби ты меня, что тебе прибыли? Не возможно ль как-нибудь указ поотменить? Все ли указы исполняются?
   Правдин. Я от должности никак не отступлю.
   Г-жа Простакова. Дай мне сроку хотя на три дни. (В сторону.) Я дала бы себя знать…
   Правдин. Ни на три часа.
   Стародум. Да, друг мой! Она и в три часа напроказить может столько, что веком не пособишь.
   Г-жа Простакова. Да как вам, батюшка, самому входить в мелочи?
   Правдин. Это мое дело. Чужое возвращено будет хозяевам, а…
   Г-жа Простакова. А с долгами-то разделаться?.. Недоплачено учителям…
   Правдин. Учителям? (Еремеевне.) Здесь ли они? Введи их сюда.
   Еремеевна. Чай, что прибрели. А немца-то, мой батюшка?..
   Правдин. Всех позови.

   Еремеевна отходит.

   Правдин. Не заботься ни о чем, сударыня, я всех удовольствую.
   Стародум (видя в тоске г-жу Простакову). Сударыня! Ты сама себя почувствуешь лучше, потеряв силу делать другим дурно.
   Г-жа Простакова. Благодарна за милость! Куда я гожусь, когда в моем доме моим же рукам и воли нет!

   ЯВЛЕНИЕ VI

   Те же, Еремеевна, Вральман, Кутейкин и Цыфиркин.

   Еремеевна (введя учителей, к Правдину). Вот тебе и вся наша сволочь, мой батюшка.
   Вральман (к Правдину). Фаше фысоко-и-плахоротие. Исфольили меня к сепе прасить?:.
   Кутейкин (к Правдину). Зван бых и приидох.
   Цыфиркин (к Правдину). Что приказу будет, ваше благородие?
   Стародум (с приходу Вральмана в него вглядывается). Ба! Это ты, Вральман?
   Вральман (узнав Стародума). Ай! ай! ай! ай! ай! Это ты, мой милостифый хосподин! (Целуя полу Стародума.) Старофенька ли, мой отес, пошифать исфолишь?
   Правдин. Как? Он вам знаком?
   Стародум. Как не знаком? Он три года у меня был кучером.

   Все показывают удивление.

   Правдин. Изрядный учитель!
   Стародум. А ты здесь в учителях? Вральман! Я думал, право, что ты человек добрый и не за свое не возьмешься.
   Вральман. Та што телать, мой патюшка? Не я перфый, не я послетний. Три месеса ф Москфе шатался пез мест, кутшер нихте не ната. Пришло мне липо с голот мереть, липо ушитель…
   Правдин (к учителям). По воле правительства став опекуном над здешним домом, я вас отпускаю.
   Цыфиркин. Лучше не надо.
   Кутейкин. Отпускать благоволите? Да прежде разочтемся…
   Правдин. А что тебе надобно?
   Кутейкин. Нет, милостивый господин, мой счетец зело не мал. За полгода за ученье, за обувь, что истаскал в три года, за простой, что сюда прибредешь, бывало, по-пустому, за…
   Г-жа Простакова. Ненасытная душа! Кутейкин! За что это?
   Правдин. Не мешайтесь, сударыня, я вас прошу.
   Г-жа Простакова. Да коль пошло на правду, чему ты выучил Митрофанушку?
   Кутейкин. Это его дело. Не мое.
   Правдин (Кутейкину). Хорошо, хорошо. (Цыфиркину.) Тебе много ль заплатить?
   Цыфиркин. Мне? Ничего.
   Г-жа Простакова. Ему, батюшка, за один год дано десять рублей, а еще за год ни полушки не заплачено.
   Цыфиркин. Так: на те десять рублей я износил сапогов в два года. Мы и квиты.
   Правдин. А за ученье?
   Цыфиркин. Ничего.
   Стародум. Как ничего?
   Цыфиркин. Не возьму ничего. Он ничего не перенял.
   Стародум. Да тем не меньше тебе заплатить надобно.
   Цыфиркин. Не за что. Я государю служил с лишком двадцать лет. За службу деньги брал, по-пустому не бирал и не возьму.
   Стародум. Вот прямо добрый человек!

   Стародум и Милон вынимают из кошельков деньги.

   Правдин. Тебе не стыдно, Кутейкин?
   Кутейкин (потупя голову). Посрамихся, окаянный.
   Стародум (Цыфиркину). Вот тебе, друг мой, за добрую душу.
   Цыфиркин. Спасибо, ваше высокородие. Благодарен. Дарить меня ты волен. Сам, не заслужа, век не потребую.
   Милон (давая ему деньги). Вот еще тебе, друг мой!
   Цыфиркин. И еще спасибо.
   Правдин дает также ему деньги.
   Цыфиркин. Да за что, ваше благородие, жалуете?
   Правдин. За то, что ты не походишь на Кутейкина.
   Цыфиркин. И! Ваше благородие. Я солдат.
   Правдин (Цыфиркину). Поди ж, мой друг, с Богом.

   Цыфиркин отходит.

   Правдин. А ты, Кутейкин, пожалуй-ка сюда завтре да потрудись расчесться с самой госпожою.
   Кутейкин (выбегая). С самою! Ото всего отступаюсь.
   Вральман (Стародуму). Старофа слуха не остафте, фаше фысокоротие. Фосмите меня апять к сепе.
   Стародум. Да ты, Вральман, я чаю, отстал и от лошадей?
   Вральман. Эй, нет, мой патюшка! Шиучи с стешним хоспотам, касалось мне, што я фсе с лошатками.

   ЯВЛЕНИЕ VII

   Те же и камердинер.

   Камердинер (Стародуму). Карета ваша готова.
   Вральман. Прикашишь мне дофести сепя?
   Стародум. Поди садись на козлы.

   Вральман отходит.

   ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ

   Г-жа Простакова, Стародум, Милон, Софья, Правдин, Митрофан, Еремеевна.

   Стародум (к Правдину, держа руки Софьи и Милона). Ну, мой друг! Мы едем. Пожелай нам…
   Правдин. Всего счастья, на которое имеют право честные сердца.
   Г-жа Простакова (бросаясь обнимать сына). Один ты остался у меня, мой сердечный друг, Митрофанушка!
   Митрофан. Да отвяжись, матушка, как навязалась.
   Г-жа Простакова. И ты! И ты меня бросаешь! А! неблагодарный! (Упала в обморок.)
   Софья (подбежав к ней). Боже мой! Она без памяти.
   Стародум (Софье). Помоги ей, помоги.

   Софья и Еремеевна помогают.

   Правдин (Митрофану). Негодница! Тебе ли грубить матери? К тебе ее безумная любовь и довела ее всего больше до несчастья.
   Митрофан. Да она как будто неведомо…
   Правдин. Грубиян!
   Стародум (Еремеевне). Что она теперь? Что?
   Еремеевна (посмотрев пристально на г-жу Простакову и всплеснув руками). Очнется, мой батюшка, очнется.
   Правдин (Митрофану). С тобой, дружок, знаю что делать. Пошел-ко служить…
   Митрофан (махнув рукою). По мне, куда велят.
   Г-жа Простакова (очнувшись в отчаянии). Погибла я совсем! Отнята у меня власть! От стыда никуды глаз показать нельзя! Нет у меня сына!
   Стародум (указав на г-жу Простакову). Вот злонравия достойные плоды!

   Конец комедии.

   АРИСТОФАН. ЛИСИСТРАТА

   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

   Лисистрата; Клеоника; Миррина афинянки
   Лампито спартанка
   Советник афинянин
   Кинесий муж Миррины
   Спартанский вестник
   Спартанские и афинские послы
   Женщины
   Скифы-стражники
   Хор женщин
   Хор стариков

   Без речей:
   Флейтисты

   ПРОЛОГ

   Сцена представляет Афинский акрополь. На площадку перед воротами в крепость (орхестру) выходит Лисистрата.

   Лисистрата

Когда б на Вакханалии[57] позвали их,
На праздник Пана[58] иль богини рожениц,[59]
Так от тимпанов здесь проходу б не было.
Сейчас же ни одной не видно женщины.
Моя соседка вот подходит первою.

   Входит Клеоника, старая афинянка.

Счастливо, Клеоника!

   Клеоника

Ты, Лисистрата,
Будь счастлива! Но что ты? Что насупилась?
Стрелами брови морщить не к лицу тебе.

   Лисистрата

Что делать, Клеоника? Сердце горечь жжет.
Все из-за нашей горькой женской долюшки,
Из-за того, что у мужчин негодными
Слывем мы.

   Клеоника

Да и правда, мы – негодные!

   Лисистрата

Когда же здесь собраться им приказано,
Чтоб о немалом деле побеседовать,
Так спят и не приходят.

   Клеоника

Подожди, дружок!
Придут. Из дома трудно выйти женщине.
Одна, о муже хлопоча, забегалась,
Той – слуг не добудиться, эта – нянчится
С ребенком, та – стирает, у другой – квашня.

   Лисистрата

Но долг свой предпочесть они должны были
Всему.

   Клеоника

Какой же, милая Лисистрата?
К чему нас, женщин, нынче собираешь ты?
В чем дело?

   Лисистрата

О, в великом!

   Клеоника

В длинном, может быть?

   Лисистрата

Ну да, и в длинном.

   Клеоника

Так придут наверное!

   Лисистрата

Не то совсем. А то б сбежались сотнями!
Нет, дело я огромное задумала,
Вся истомилась по ночам, бессонная.

   Клеоника

Неплохо, верно, по ночам бессонною?

   Лисистрата

Еще бы плохо! Слушай, что скажу тебе:
Эллады всей спасенье ныне – в женщинах!

   Клеоника

За малым дело стало! Боги! В женщинах!

   Лисистрата

Да, да! В руках у женщин городов судьба.
А нет – погибнут все лакедемоняне…

   Клеоника

Отлично, пусть погибнут! Зевс свидетель мне!

   Лисистрата

Повымрет все живущее в Беотии…

   Клеоника

Ну нет! Угрей помилуй из Беотии![60]

   Лисистрата

Что до афинян, говорить не стану я
О них худого. Ты без слов поймешь меня,
Когда ж всех стран соединятся женщины:
Коринфянки, спартанки, беотиянки
И мы, – так вместе мы поможем эллинам.

   Клеоника

Но что же сделать можем мы разумного
И славного, мы, женщины, нарядницы,
В шафрановых платочках, привередницы,
В оборках кимберийских,[61] в полутуфельках.

   Лисистрата

Вот в этом-то и сила и спасение,
В шафрановых платочках, в полутуфельках,
В духах, в румянах и в кисейных платьицах.

   Клеоника

Да как же это?

   Лисистрата

Знай, того добьемся мы,
Что копья в землю все воткнут копейщики.

   Клеоника

Сейчас покрашу платье в цвет шафрановый!

   Лисистрата

Мечей не тронут…

   Клеоника

Шаль сошью кисейную!

   Лисистрата

Доспехов…

   Клеоника

Покупаю полутуфельки!

   Лисистрата

Ну разве не должны прийти бы женщины?

   Клеоника

Прийти? Какое, мало! Прилететь должны!

   Лисистрата

Сейчас увидишь, каковы афинянки!
Все слишком поздно делать – вот привычка их.
Но из поморок[62] тоже не пришел никто.
Никто из саламинянок.[63]

   Клеоника

Ну эти-то
До света, верно, провозились с мачтами.

   Лисистрата

И те, в кого я всех сильнее верила,
Ахарнянки,[64] их также нет.

   Клеоника

Прийти ли ей,
Жена гадала, верно, Феогенова.
Да вот уже подходят, видишь, милая?
А там еще другие! Го! го! го! Сюда!..
Откуда эти?

   Лисистрата

Поселянки здешние.

   Клеоника

Вот почему деревней в нос ударило.

   Со всех сторон поодиночке и группами подходят женщины. Одна из пришедших – Миррина.

   Миррина

Последними пришли мы, о Лисистрата?
Молчишь? Не отвечаешь?

   Лисистрата

Не хвалю тебя!
Пришла ты поздно, а забота важная.

   Миррина

Впотьмах никак не находила пояса.
Когда спешишь, так начинай! Собрались мы.

   Лисистрата

Не надо! Подождем еще немножечко!
Пусть подойдут сюда пелопоннесянки
И жены беотийцев.

   Миррина

Ты права, дружок!
Да вот, гляди, подходит Лампито[65] сюда.

   Входит новая группа женщин.

   Лисистрата

Почтеннейшей спартанке, Лампито, привет!
Какой красою блещешь ты, любезная!
Румяна как и телом как упитанна!
Да ты быка задушишь!

   Лампито

Ну, еще бы нет!
Не зря ж борюсь я, прыгаю и бегаю.

   Клеоника

А что за груди! Твердые и круглые!

   Лампито

Ты что ж меня, как жрец голубку, щупаешь?

   Лисистрата

А эта, молодая, из какой страны?

   Лампито

Семьи прекрасной, родом из Беотии.
Собралась к вам.

   Лисистрата

В час добрый, беотиянка!
Прекрасны нивы ваши.

   Клеоника

И пощипаны
Порядочно. Гречиха гладко выбрита.

   (Общупывает ее.)

   Лисистрата

А та меньшая?

   Лампито

Добрая девчоночка,
Коринфянка.

   Клеоника

Да уж, конечно, добрая.
Сейчас же видно по тому и этому.

   (Жест.)

   Лампито

Но кто же этих женщин ото всех сторон
Созвал здесь?

   Лисистрата

Я.

   Лампито

А для чего, расскажешь, да?
Чего ты хочешь?

   Миррина

Объясни нам, милая!

   Клеоника

Открой нам, что сказать желаешь важного!

   Лисистрата

Сейчас скажу, но прежде об одном спросить
У вас хочу я.

   Миррина

Все, что хочешь, спрашивай.

   Лисистрата

По тем вы не томитесь, кто детей вам дал?
По ним, ушедшим в поле? Знаю, знаю я,
У каждой муж далеко, без кормильца дом.

   Миррина

Шестой уж скоро месяц, как во Фракию
Мой бедный муж Евкрата сторожить ушел.[66]

   Клеоника

А мой – уж восемь месяцев у Пилоса![67]

   Лампито

А мой – едва успеет возвратиться в дом,
Опять за щит берется, да и был таков!

   Лисистрата

Любовники – и те как будто вымерли!
От самого милетского предательства[68]
И пальчика из кожи я не видела,
В печальной доле вдовьей утешителя.
Хотите ж, если средство я придумаю,
Помочь мне и с войной покончить?

   Миррина

Милая!
Да если надо, хоть сейчас готова я
Продать браслеты и… напиться допьяна.

   Клеоника

Да, да, а если надо, так пускай меня,
Как жужелицу, перережут надвое.

   Миррина

А я вползти на скалы Тайгетские[69]
Готова, лишь бы там хоть увидать мне мир!

   Лисистрата

Так я скажу! Скрывать не стану дум моих!
Услышьте же, подружки! Чтобы силою
Мужчин понудить к миру долгожданному,
Должны мы воздержаться…

   Клеоника

От чего, скажи!

   Лисистрата

Послушаетесь?

   Клеоника

Да! На смерть готовы мы!

   Лисистрата

Должны мы воздержаться от мужчин, – увы!
Чего ж вы отшатнулись? Что потупились?
Эй вы! Притихли? Головой качаете?
Бледнеете? Ручьями слезы катятся?
Согласны? Не согласны? Отвечайте же!

   Миррина

Я не согласна! Дальше пусть идет война!

   Клеоника

Я тоже не согласна! Пусть идет война!

   Лисистрата

Так вот как! Ах ты, жужелица! Только что
Себя разрезать ты давала надвое!

   Клеоника

Другое что придумай! Приказанье дай —
В костер я рада прыгнуть. Но не это лишь!
Всего страшнее это, о Лисистрата!

   Лисистрата
   (Миррине)

А ты что скажешь? Говори!

   Миррина

И я в костер!
О род наш женский, подлый, распролюбленный!
Так правду говорят о нас трагедии:
Лишь Посейдон нам нужен[70] и челнок его.

   (Лампито.)

Но ты, спартанка милая, когда б одна
Со мною ты осталась, – все спасли бы мы.
О, согласись со мною!

   Лампито

Трудно, трудно, друг,
Без мужа ночью на постели женщине,
Но будь что будет! Мир нам тоже надобен.

   Лисистрата

О милая! Одна из всех ты женщина!

   Клеоника

Но если мы поверим и воздержимся
(Тьфу, да не будет!), разве мир приблизим мы
Такой ценою?

   Лисистрата

Да! Клянусь богинями!
Когда сидеть мы будем надушенные,
В коротеньких рубашечках в прошивочку,
С открытой шейкой, грудкой, с щелкой выбритой,
Мужчинам распаленным ласк захочется,
А мы им не дадимся, мы воздержимся.
Тут, знаю я, тотчас они помирятся.

   Лампито

И Менелай, увидя грудки голые
Своей Елены, меч на землю выронил.[71]

   Клеоника

А если бросят вовсе нас мужчины, а?

   Лисистрата

Припомни Ферекрата,[72] – и на суку драч!

   Клеоника

Все это болтовня и празднословие!
А если схватят нас и в спальню силою
Потащут?

   Лисистрата

Упирайся, за косяк держись!

   Клеоника

А если станут драться?

   Лисистрата

Против воли дай!
В любви насильной нет ведь вовсе радости.
Да мало ль средств различных! Будь уверена —
Отстанут! Знай, не насладится досыта
Мужчина, если женщине не хочется.

   Клеоника

Когда вы так решили, так согласны мы.

   Лампито

Но вот что: наших-то мужей сумеем мы
Принудить к миру доброму и честному,
Но что, когда, узнав про то, афиняне
На землю нашу нападут предательски?

   Лисистрата

Об этом наше дело позаботиться.

   Лампито

Пока у вас триеры[73] есть и золото
В Акрополе[74] – не быть Элладе мирною.

   Лисистрата

Не бойся! И об этом мы подумали.
Сегодня ж овладеем мы Акрополем.
Я поручила самым старым женщинам,
Пока мы здесь о деле совещаемся,
Как будто для молитвы в Парфенон войти.

   Лампито

Ну, если так, то, значит, все устроено.

   Лисистрата

Так почему же то, в чем согласились мы,
Нам не скрепить присягой нерушимою?

   Лампито

Так говори присягу, за тобой и мы!

   Лисистрата
   (служанкам)

Отлично! Что вы зазевались, скифянки![75]
Изнанкой кверху щит поставьте на землю
И острый нож мне дайте!

   Клеоника

О Лисистрата!
Какою клятвой клясться хочешь?

   Лисистрата

Древнею,
Эсхиловскою: «Над щитами медными,
Баранов закалая».[76]

   Клеоника

Нет, Лисистрата!
Нельзя о мире клясться клятвой воинской.

   Лисистрата

Так как же присягнуть нам?

   Клеоника

Если б белого
Коня достать и внутренности вырезать!

   Лисистрата

Где ж белый конь?

   Клеоника

Так что же мы придумаем?

   Лисистрата

Когда хотите, я вам присоветую:
Огромный черный ковш поставим на землю,
Потом заколем мех вина фасосского[77]
И поклянемся выпить все без примеси![78]

   Клеоника

Вот это мне и не сказать как нравится!

   Лисистрата

Так живо мех и ковш несите из дому!

   Приносят большой ковш и мех с вином.

   Клеоника

Подружки дорогие, вот так кружечка!
Кинь-грусть, тоску-размыкай, а не кружечка!

   Лисистрата

Сюда поставьте и козленка дайте мне!
Владычица Пифо,[79] ты, Чаша Дружества,
Явите жертву нам благоприятную!

   (Развязывает мех, наливает вино в ковш.)

   Клеоника

По цвету и по виду кровь отличная!

   Лампито

И пахнет сладко, боги мне свидетели!

   Миррина

Подружки, присягнуть мне дайте первою!

   Клеоника

Нет, нет, клянусь Кипридой! Жребий бросим мы!

   Лисистрата

Рукой ковша коснитесь! Лампито, сюда!
И пусть за мною повторяет кто-нибудь,
А вы, другие, присягайте мысленно!

   (Торжественно.)

«Вот я клянусь, ни мужа, ни любовника…»

   Клеоника
   (повторяет)

«Вот я клянусь, ни мужа, ни любовника…»

   Лисистрата

«Не утолять желаний…»

   Клеоника молчит.

Говори же, ну!

   Клеоника

«Не утолять желаний…». Не могу! Ай, ай!..
Колени подгибаются, Лисистрата!

   Лисистрата

«При муже буду жить невинной девушкой…»

   Клеоника

«При муже буду жить невинной девушкой…»

   Лисистрата

«В шафрановой рубашечке, нарядная…»

   Клеоника

«В шафрановой рубашечке, нарядная…»

   Лисистрата

«Чтоб в муже распалить хотенье страстное…»

   Клеоника

«Чтоб в муже распалить хотенье страстное…»

   Лисистрата

«Но добровольно мужу не отдамся я…»

   Клеоника

«Но добровольно мужу не отдамся я…»

   Лисистрата

«Когда ж к любви меня принудит силою»

   Клеоника

«Когда ж к любви меня принудит силою…»

   Лисистрата

«Не двинусь с места и позволю нехотя…»

   Клеоника

«Не двинусь с места и позволю нехотя…»

   Лисистрата

«Не подниму персидских туфель к пологу…»

   Клеоника

«Не подниму персидских туфель к пологу…»

   Лисистрата

«Не встану, словно львица над воротами…»

   Клеоника

«Не встану, словно львица над воротами…»

   Лисистрата

«Присягу соблюдая, пью до капли все…»

   Клеоника

«Присягу соблюдая, пью до капли все…»

   Лисистрата

«А изменю, отныне пусть мне воду пить!»

   Клеоника

«А изменю, отныне пусть мне воду пить!»

   Лисистрата

За мной вы все поклялись?

   Миррина

Все поклялись мы!

   Лисистрата
   (пьет)

Вот посвящаю жертву.

   Клеоника

Поделись со мной,
Чтобы с тобою впредь мы были дружными.

   Все по очереди пьют из ковша. Крики за сценой.

   Лампито

Что там за вопли?

   Лисистрата

Что, не говорила ль я?
То овладели женщины Акрополем
И храмом Девы.[80] Лампито, к своим вернись!
И все устрой, как надо, в Лакедемоне!
И этих женщин нам оставь в заложницы!
А мы войдем в Акрополь и засовами
Ворота в крепость загородим накрепко.

   Клеоника

А против нас, вооружась, ты думаешь,
Мужчины не сбегутся?

   Лисистрата

Не боюсь я их.
Ни силой, ни угрозами, ни пламенем
Они в Акрополь не добудут доступа,
Пока того, чего хотим, не сделают.

   Клеоника

О, ни за что! А нет, пусть называют нас
Не женщинами – трусами последними!

   Лампито уходит. Остальные женщины поднимаются в Акрополь и затворяют за собою ворота.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [45] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация