А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Просвещенное время" (страница 1)

   Алексей Феофилактович Писемский
   Просвещенное время
   Драма в четырех действиях

   Действующие лица

   Ираклий Семеныч Дарьялов, отставной корнет, по прежнему своему занятию шулер, а ныне директор компании «по выщипке руна из овец».
   Софья Михайловна, жена его.
   Аполлон Алексеевич Аматуров, богатый помещик, лошадиный охотник и господин, вообще живущий в свое удовольствие; не молодой уже, но очень еще красивый и молодцеватый собою.
   Аника Матвеич Блинков, молодой купчик и тоже очень богатый.
   Эмилий Федорович Гайер, другой директор компании «по выщипке руна из овец».
   Петр Петрович Прихвоснев, агент по всевозможным делам и содержатель увеселительного сада, называемого «Русская забава».
   Секретарь компании.
   Надя, горничная Софьи Михайловны.
   Хожалый.
   Акционеры компании «по выщипке руна из овец».
   Абдул-Ага, татарин и зажиточный владелец мыльного завода.
   Агей-Оглы-Эфенди, мулла киргизский.
   Гаспар Гаспарович Безхов-Муритский, старый ростовщик из армян, подслеповатый и с трясущейся головой.
   Один молодой армянин.
   Другой молодой армянин.
   Г-жа Трухина.
   Препиратов, поверенный ее.
   Три чиновника.
   Шесть человек артельщиков.
   Дьячок.
   Кучер.
   Лакеи.

   Действие I

   Женский будуар, с коврами, с мягкой ситцевою мебелью и со множеством модных безделушек.

   Явление I

   Софья Михайловна сидит на одном кресле около стола, а Аматуров – на другом, невдалеке от нее.
   Софья Михайловна (смотря со страстью на Аматурова). Ты очень меня любишь?
   Аматуров (потупляя несколько свои красивые глаза). Очень!
   Софья Михайловна. Но за что?
   Аматуров (пожимая плечами). Во-первых, за то» что хороша собой!..
   Софья Михайловна (слегка вспыхивая). Ну да, я знаю: ты мне это уже говорил; но это, собственно, чувственная привязанность… А за что же еще ты меня любишь?
   Аматуров (как бы несколько затрудняясь). За то, что ты умна.
   Софья Михайловна (довольным голосом). Нет, ты не шутишь?.. Я в самом деле кажусь тебе умна?
   Аматуров. Нисколько не шучу!
   Софья Михайловна. Ну, а еще за что любишь?.. Скажи мне, милый мой, мне так отрадно это слышать!
   Аматуров (опять пожимая плечами). Еще за то, пожалуй, что ты сама меня любишь.
   Софья Михайловна. Ах, я тебя ужасно люблю!.. Но вот еще в чем ты признайся мне: других женщин, прежде меня, ты, конечно, любил?.. Без сомнения?
   Аматуров (усмехаясь). Был грех!
   Софья Михайловна (быстро подхватывая). Разумеется! Но которую же из них ты больше любил?
   Аматуров. Полагаю, что к тебе у меня самое серьезное и большое чувство.
   Софья Михайловна. Поклянись, что это ты говоришь правду!
   Аматуров. Клянусь, или, по крайней мере, в настоящую минуту мне это так представляется.
   Софья Михайловна (с досадой). О настоящей минуте и не говори, а скажи, что ты всю жизнь будешь это чувствовать!
   Аматуров. Полагаю даже, что всю жизнь.
   Софья Михайловна. И какую бы, значит, большую жертву или испытание и самоотвержение тебе ни пришлось перенести за меня, ты перенесешь и не разлюбишь меня?
   Аматуров. Зачем же разлюблять?
   Софья Михайловна. И теперь вот, когда мы так сидим здесь, тебе хорошо со мной?
   Аматуров. Еще бы!
   Софья Михайловна. А как мне-то хорошо! Я бы всю жизнь так сидела и глядела на тебя! (Вдруг берет Аматурова за руку и начинает целовать.)
   Аматуров (несколько смущенный этим). Ну, полноте! (Сам начинает целовать руку Софьи Михайловны.) Но ты скажи, собственно, за что меня любишь?
   Софья Михайловна (стремительно). Я?.. Тебя?.. За все! За твой ум! За сердце твое, доброе ко мне! За твое лицо! За чудные глаза твои! Ты бог какой-то для меня! Идол!.. И меня теперь пугает одно, что неужели это когда-нибудь изменится и мы должны будем расстаться!.. У меня при одной мысли об этом холод пробегает по всей.
   Аматуров (несколько встревоженным тоном). Зачем же и с какой стати нам расставаться?
   Софья Михайловна (почти гневно). Мало ли что может произойти! Разумеется, если б я была свободная женщина, тогда другое дело, но я замужем…
   Аматуров (по-прежнему с некоторым беспокойством). А разве муж думает уехать или переехать куда-нибудь?
   Софья Михайловна. Не знаю! Кто ж его ведает, что он думает! Ему, конечно, не должны нравиться наши отношения… (Торопливым голосом.) Однако я слышу его шаги! Поотодвинься от меня подальше!
   Аматуров отодвигается от стола, а Софья облокачивается на спинку своего кресла.

   Явление II

   Входит Дарьялов с сердитым и недовольным лицом.
   Дарьялов (грубо жене). Что ж ты, готова? (Кивая небрежно и почти с презрением Аматурову головой.) Здравствуйте!
   Аматуров, в свою очередь, тоже ему довольно сухо кланяется.
   Софья Михайловна. Я вовсе и не думала быть готовой.
   Дарьялов (покраснев от злости). Значит, ты не поедешь?
   Софья Михайловна. Я еще давеча тебе сказала, что не поеду.
   Дарьялов. Почему ж ты не поедешь?
   Софья Михайловна. Потому что я совершенно не нужна тут.
   Дарьялов. Нет, нужна!
   Софья Михайловна. Зачем?
   Дарьялов. Затем, что это дело серьезное, вековое. Мне, может быть, нужно будет посоветоваться с тобой.
   Софья Михайловна. Я тебе ничего не могу посоветовать, потому что ничего не понимаю.
   Дарьялов. Положим, что не понимаешь; но если я хочу этого?
   Софья Михайловна (с усмешкою). Странное желание!
   Дарьялов. Вовсе не странное! Я объяснил тебе, почему я желаю; объясни и ты, почему ты не хочешь ехать!
   Софья Михайловна. Так… просто не хочу…
   Дарьялов. Но совершенно беспричинных желаний быть не может!
   Софья Михайловна. Отчего ж не может? Может.
   Дарьялов (передразнивая жену). «Может»! Бычок по обыкновению нашел… Все равно что стриженый, а не бритый.
   Софья Михайловна (насильственно усмехаясь). Ну, да, конечно! Все равно что стриженый, а не бритый.
   Дарьялов. Значит, ты дура, и больше ничего!
   Софья Михайловна (вспыхнув вся в лице, но по-прежнему насильственно усмехаясь). Если так по-твоему, считай как хочешь.
   Дарьялов (окончательно выходя из себя). Наконец, ты не имеешь права поступать таким образом! Я это дело затеваю для выгоды, для семейного благосостояния, в котором и ты, я думаю, будешь участвовать! А человек, получая какие бы то ни было для себя выгоды, должен же для этого потрудиться; иначе это будет подло с его стороны!
   Софья Михайловна (тем же насмешливым тоном). Каким же особенным благосостоянием я пользуюсь?
   Дарьялов. А таким, что ты пьешь, ешь вкусно, сидишь в теплой, красивой комнате! Стоит это чего-нибудь?
   Софья Михайловна (потупляя глаза). Куском хлеба уж ты даже укоряешь меня?
   Дарьялов. Я не укоряю тебя, а говорю только, что наши труды должны быть общие.
   Аматуров (слушавший всю эту сцену с понуренной головой, поднимая, наконец, лицо и обращаясь к Софье Михайловне). Но куда это вам так не хочется съездить?
   Софья Михайловна. Он едет дом покупать и смотреть, – поезжай и я с ним…
   Дарьялов. Да, поезжай, потому что, не говоря уж о том, что покупка эта не шуточная – в пятьдесят, в шестьдесят тысяч, – но в этом же доме будет и квартира наша. Должна ты, я думаю, видеть ее расположение. Ты же с разными тряпками переедешь в нее, и, может быть, негде будет поставить их.
   Аматуров (Софье Михайловне). Конечно, вам нужно посмотреть вашу будущую квартиру!
   Софья Михайловна. Какая же польза будет, что я ее посмотрю? Положим, что она мне понравится, но он (показывая головой на мужа), как только купит дом, так все переделает и переменит по-своему.
   Дарьялов. Непременно переменю, но что ж из того?
   Софья Михайловна. А то, что зачем же я буду теперь смотреть на эту квартиру? Тогда и посмотрю…
   Дарьялов. А два раза невозможно посмотреть? Ослепнешь ты от этого? Умрешь?..
   Софья Михайловна. Очень возможно, что и умру. Я без того себя дурно сегодня чувствую, а выеду, еще более простужусь.
   Дарьялов. Ничего ты не чувствуешь дурно, не ври, пожалуйста! Я сказал уж тебе, что ты дура, и мог бы еще прибавить эпитет! Я очень хорошо понимаю, почему ты не едешь! (Сердито надевая шляпу, уходит.)

   Явление III

   Софья Михайловна и Аматуров.
   Софья Михайловна. Вот так каждый день почти такие сцены: никакого терпения не хватает. (Начинает плакать.)
   Аматуров (пододвигаясь к ней и беря ее за руку). Ангел мой, не плачь! Умоляю тебя! И отчего, в самом деле, ты не хотела съездить и потешить его? Черт бы с ним!
   Софья Михайловна (с горестью и досадой в голосе). Не хотела, потому что я желала с тобой остаться, а с его стороны это один только фарс и глупая выходка! Я еще поутру ему говорила, что я не поеду, и он ничего, а тут каким тигром рассвирепелым влетел…
   Аматуров. Но какая же причина тому, как ты думаешь?
   Софья Михайловна молчит.
   Аматуров. Уж не то ли, что я приехал, его рассердило?
   Софья Михайловна (не вдруг). Я думаю, что это! Что ж другое может быть? Невежа этакий, забыл всякое приличие: вошел… не поздоровался… не поклонился тебе путем.
   Аматуров (грустно усмехаясь). Ревнует, видно!
   Софья Михайловна. Вероятно!
   Аматуров. Что ж, он выражал это каким-нибудь образом?
   Софья Михайловна. Сколько раз, по крайней мере, все без посторонних, а тут и при тебе даже не выдержал. Ты заметил его последнюю милую фразу?
   Аматуров. Заметил! Но отчего ты никогда не говорила мне об его ревности?
   Софья Михайловна. Зачем же тебя было тревожить? Это мое дело, я и должна все переносить на себе.
   Аматуров. Как же, он так прямо и называл, что вот ты любишь Аматурова?
   Софья Михайловна. Почти!
   Аматуров. Но в каких именно выражениях, я желал бы знать!
   Софья Михайловна. Да разные там! Мало ли человек под влиянием злости что может наговорить: что вот он мыкается и работает с утра до ночи, а что у меня только гости и, между прочим, вот ты сидишь целые дни…
   Аматуров. Что ж ты ему на это сказала?
   Софья Михайловна (с мрачным выражением в лице). Я ему на это говорю: «Отчего ж у тебя могут бывать гости, а у меня нет? Обедал же у нас прежде Гайер беспрестанно, а теперь Матлетов и Дементьев каждый вечер являются». – «То, говорит, большая разница: с этими людьми у меня дела общие, а с Аматуровым какие у меня дела?» – «А Аматурову, говорю, со мной весело». Это его ужасно обозлило!
   Аматуров. С какой же целью ты его еще больше злишь?
   Софья Михайловна. Я нарочно это! Что ж, мне так все от него и переносить, как бы он ни поступал против меня и что бы он ни сказал мне! Но что хуже всего в нем: сколько бы он ни сердился, он никогда не выскажет того, что думает и чувствует, и у него всегда под этим таится совсем другое!.. Я-то его уж очень хорошо знаю, и мне иногда страшно подумать, что это за человек…
   Аматуров (пожимая плечами). Но согласись, что такая жизнь невозможна и нельзя ж тебе постоянно оставаться в подобном положении.
   Софья Михайловна. Конечно, тяжело, тем больше, что я… (Грустно усмехаясь.) Я даже опасаюсь, чтобы он чего-нибудь еще хуже не предпринял против меня.
   Аматуров (с беспокойством). Что ж он может еще хуже предпринять?
   Софья Михайловна на это молчит.
   Аматуров (продолжает). Если действительно, как ты говоришь, его в настоящую минуту больше всего возмущает то, что я езжу к вам, изволь: я буду бывать реже, и мы станем видаться в других местах.
   Софья Михайловна (с некоторым удивлением). В каких других местах?
   Аматуров. Очень просто: езди чаще к нам в дом.
   Софья Михайловна. Что же за радость – ездить к вам в дом! Ты живешь с сестрами, с братьями! Взглянуть на тебя лишний раз не будешь сметь! Это пытка обыкновенно какая-то для меня, когда я бываю у вас; кроме того, муж будет знать, где я часто бываю, и это ему еще неприятнее будет, чем то, что ты у нас бываешь…
   Аматуров (пожимая плечами). Надобно же, однако, что-нибудь попридумать?
   Софья Михайловна (грустным голосом). Что ж попридумать? (Берет себя за голову и на несколько мгновений задумывается.) Несчастная и несчастная я женщина, вот что! Одно, что (при этом все лицо ее вспыхивает) тогда мне в голову пришло, когда он мне сказал, что Матлетов и Дементьев ничего что у нас бывают, потому что у него дела с ними, я тут же и подумала, что если бы ты вошел с ним в дело.
   Аматуров (несколько удивленный). Я?
   Софья Михайловна (как-то мрачно). Да!
   Аматуров (по-прежнему с удивлением). Но неужели бы это могло обмануть и успокоить его?
   Софья Михайловна (не совсем уверенно). Полагаю, что могло бы.
   Аматуров. На каком же основании?
   Софья Михайловна (с несколько забегавшими глазами). Оснований много!
   Аматуров. А именно?
   Софья Михайловна (видимо придумывая). Именно… что Дарьялов сам про себя говорит, что у него нет ни друзей, ни приятелей, а есть одни только нужные люди. Ты тогда будешь нужный ему человек, а это положит большую узду на него!
   Аматуров при этом усмехается.
   Софья Михайловна. Потом ревности настоящей, то есть ревности по любви, в нем ко мне нет, потому что он давно уже любит других женщин.
   Аматуров. Но, может быть, это не мешает ему продолжать любить тебя!
   Софья Михайловна (вспыхнув). С какой же стати? Чем же ты меня после того считаешь? Я вовсе не из таких женщин, чтобы меня совсем уж можно держать в рабском подчинении. Если бы мы с мужем любили друг друга, тогда, вероятно, я тебя бы не полюбила, но если бы это случилось и муж мой все-таки продолжал любить меня, я бы ему во всем призналась, хоть бы он даже убил меня за то! Дарьялов же чисто ревнует меня из самолюбия… Боится, чтобы в обществе ему не посмеялись, что ты у нас беспрестанно бываешь; а когда ты будешь иметь дела с ним, тогда никто, конечно, не посмеет ему и сказать того, потому что он оборвет всякого и ответит, что мало ли кто у него часто бывает по делам.
   Аматуров (внимательно выслушавший весь этот монолог и с прежней усмешкой). Все это, может быть, весьма справедливо, но я тут бы несколько вопросов желал сделать.
   Софья Михайловна. Пожалуйста!
   Аматуров (довольно протяжно). Во-первых, какую же сумму денег я должен затратить в его дела?
   Софья Михайловна. Ах, боже мой, какую хочешь! Вы, мужчины, лучше это должны знать.
   Аматуров (тем же протяжным тоном). Тысяч тридцать довольно?
   Софья Михайловна. Да! Полагаю, что довольно!
   Аматуров (подумав немного и усмехаясь). Супруг ваш, скрывать этого нечего, великий аферист и плут. Что, если он надует и обманет как-нибудь меня?
   Софья Михайловна (покраснев). Нет, не думаю… Ты, впрочем, сделай с ним на бумагах.
   Аматуров. Бумаги с этими господами ничего не значат…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация