А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Легенда об Уленшпигеле" (страница 34)

   VII

   На следующий день при ярком солнечном сиянии крестный ход вышел из церкви. Уленшпигель по возможности починил двенадцать угодников, которые колыхались теперь на своих носилках среди цеховых знамён. За ними двигалась статуя пресвятой девы, затем, прославляя её песнопениями, шла её почётная свита из девиц в белых платьях; за ними двигались стрелки с луками и самострелами и, наконец, подле балдахина – Помпилиус, качавшийся на носилках ещё более, чем другие, и скорчившийся под бременем пышного убранства св. Мартина.
   Уленшпигель раздобыл порошок, причиняющий зуд. Он сам одел Помпилиуса в епископское облачение, дал ему перчатки и посох и показал, как благословлять народ по латинскому обряду. Он помогал одеваться и священникам: на одного накинул орарь, другому подал рясу, дьяконам надел стихари. Он метался по церкви, здесь разглаживая складки камзола, там штаны. Он расхваливал начищенные самострелы и страшные луки братства стрелков. И каждому он насыпал за воротник, на спину или в рукав своего порошка. Больше всех получил каноник и четыре носильщика св. Мартина. Только девушек из свиты пресвятой девы он не тронул – ради их нежной красоты.
   С развевающимися хоругвями и распростёртыми знамёнами в чинном порядке вышла торжественная процессия из храма. Прохожие, мужчины и женщины, крестились при встрече. Солнце палило.
   Каноник прежде всех почувствовал действие порошка и почесал за ухом. За ним стали чесаться все, духовенство и стрелки: они чесали себе шеи, ноги, руки, стараясь, однако, не показать этого. Почёсывалась и четвёрка, несшая св. Мартина, но звонарь, страдавший больше всех, так как лучи солнца припекали его более других, не смел шевельнуться из страха, что его сварят живьём. Он дёргал носом, корчил чудовищные рожи и трясся на своих дрожащих ногах, так как каждый раз, когда какой-либо из его носильщиков чесался, он чуть не падал со своей высоты.
   Но он не смел двинуться, и от страха из него лило, и носильщики переговаривались:
   – Святой Мартин, неужто будет дождь?
   Духовенство величало пресвятую деву:

Si de сое… сое… сое… lo descenderes
О sanc… ta… ta… Ma… ma… ria, —

   ибо от зуда, ставшего невыносимым, дрожали их голоса; однако они старались чесаться незаметно. Каноник же и четвёрка носильщиков едва не разорвали себе шеи и руки. Помпилиус стоял выпрямившись, дрожа на злосчастных своих ногах, страдавших больше всего.
   Но вдруг стрелки, дьяконы, священники, каноник и несшие св. Мартина – все остановились и начали чесаться. От порошка у Помпилиуса свербели пятки невыносимо, но он не шевелился, боясь упасть.
   И в толпе говорили, что св. Мартин дико вращает глазами и показывает бедному люду очень сердитое лицо.
   Затем по знаку каноника крестный ход опять двинулся в путь.
   Но вскоре под горящими лучами солнца, палившего спины и животы участников процессии, действие порошка стало нестерпимым.
   И тут духовенство, стрелки, дьяконы, каноник остановились и, точно стадо обезьян, начали уже без всякого стыда чесаться везде, где зудело.
   Девушки пели гимны, и свежие голоса, звонко возносясь к небу, звучали, как ангельские хоры.
   И, наконец, все разбежались, кто куда мог. Каноник, всё почёсываясь, спас святые дары; благоговейный народ унёс святые мощи обратно в церковь; четвёрка, несшая святого Мартина, попросту бросила Помпилиуса на землю. Здесь злополучный звонарь лежал, не смея ни почесаться, ни шевельнуться, ни промолвить слово и лишь молитвенно закрыв глаза.
   Два мальчика решили было понести его, но он показался им слишком тяжёлым, и они поставили его, прислонив к стене. И слёзы градом лились из его глаз.
   Народ собрался вокруг него. Своими белыми полотняными носовыми платками женщины отирали его лицо, чтобы собрать его слёзы, как священную реликвию, и говорили при этом:
   – Как вам жарко, ваша святость!
   Звонарь жалостно смотрел на них и против воли неудержимо дёргал носом.
   Слёзы вновь хлынули ручьями из его глаз, и женщины говорили:
   – О святой Мартин, вы плачете о прегрешениях города Ипра? Отчего так подёргивается ваш благородный нос? А мы слушались поучений Луиса Вивеса[142], и бедняки города Ипра обеспечены работой и едой. Ах, какие крупные слёзы – настоящие жемчужины! Вот где наше спасение!
   И мужчины говорили:
   – Не прикажешь ли, святой Мартин, разрушить все весёлые дома в городе? Но тогда скажи нам, как помешать бедным девушкам бегать по ночам на поиски всяких приключений?
   И вдруг поднялся крик:
   – Вот идёт причетник!
   Уленшпигель подошёл, взял Помпилиуса в охапку, взвалил его себе на плечи и понёс. И верующая толпа благоговейно следовала за ним.
   – Ох, – сказал ему на ухо несчастный звонарь, – я издыхаю от зуда, сын мой.
   – Держись прямо, – ответил Уленшпигель, – забыл ты, что ли, что ты – деревянная статуя?
   Он быстро шагал и принёс звонаря к приору. Тот уже исцарапал себя ногтями до крови.
   – Звонарь, – сказал приор, – чесался ты так, как я?
   – Нет, ваше преподобие.
   – Говорил ты или шевелился?
   – Нет, ваше преподобие.
   – Ну, получишь свои пятнадцать дукатов. Иди и чешись сколько угодно.

   VIII

   На другой день Уленшпигель рассказывал всем, что произошло во время процессии. Народ, узнав, что над ним зло подшутили, заставив поклоняться вместо святого плаксе, делающему под себя, пришёл в негодование.
   И многие стали еретиками, покинули город со всем своим достоянием и перешли в войско принца.
   Уленшпигель возвратился в Льеж.
   Одиноко сидел он как-то в лесу и размышлял. Он смотрел на ясное небо и говорил себе:
   – Всё война да война: испанцы избивают народ, грабят, насилуют женщин и девушек. Расхищается наше добро, ручьями течёт наша кровь, не принося пользы никому, кроме державного мерзавца, которому хочется украсить свою корону новым узором власти. Он считает славным отличием этот узор крови, узор пожаров. Ах, если бы я мог тебя украсить по моему вкусу, мухи были бы твоим единственным обществом.
   Так размышляя, он вдруг увидел, как мимо пронеслось стадо оленей. Здесь были большие старые самцы, гордо несшие свои девятиконечные рога; рядом с ними, точно телохранители, бежали стройные двухлетки, как бы готовые поддержать их своими острыми рожками. Уленшпигель не знал, куда они бегут, но подумал, что они возвращаются в своё логовище.
   – Ах, – сказал он, – старые самцы и молодые олени, вы гордо и весело несётесь в глубине леса к своему пристанищу, объедаете молодые побеги, вдыхаете сладостные благоухания и наслаждаетесь бытием, пока не придёт ваш палач – охотник. Так и мы живём, благородные олени!
   И пепел Клааса стучал в грудь Уленшпигеля.

   IX

   В сентябре, в дни, когда перестают кусать комары, Оранский с шестью полевыми пушками и четырьмя тяжёлыми орудиями, говорившими от его имени, а также с четырнадцатью тысячами фламандцев, валлонов и немцев переправился через Рейн у Санкт-Фейта.
   Под жёлтыми и красными знамёнами на суковатой бургундской палке[143], так долго терзавшей нашу страну и обозначавшей начало нашего рабства, под начальством Альбы, кровавого герцога, шли двадцать шесть тысяч пятьсот человек, катились семнадцать полевых пушек и девять тяжёлых орудий.
   Но этот поход не принёс больших успехов Молчаливому, так как Альба упорно уклонялся от сражения.
   И брат Оранского, Людвиг, баярд Фландрии[144], заняв несколько городов и взяв выкуп со многих судов на Рейне, сражался при Эммингене в Фрисландии с сыном герцога и потерял здесь шестнадцать пушек, полторы тысячи лошадей и двадцать знамён и всё из-за подлости, продажных наёмников, потребовавших платы перед самым боем.
   И в этом разгроме, этой крови и этих слезах тщетно искал Уленшпигель спасения родины.
   И палачи по всей стране вешали, рубили головы, сжигали невинные жертвы.
   И наследство получал король.

   X

   Странствуя по земле Валлонской, Уленшпигель убедился, что принцу нечего здесь рассчитывать на какую-либо помощь. Так он добрался до окрестностей города Бульона[145].
   Здесь по пути стали ему попадаться всё горбатые, всякого возраста, пола и состояния. Все были с большими чётками, которые они перебирали с благоговением.
   И молитвословия их звучали, как кваканье лягушек в пруду в тёплый вечер.
   Были здесь горбатые матери с уродливыми ребятишками на руках, между тем как остальной выводок того же вида цеплялся за их юбки. Горбуны были на холмах и горбуны на полях. И повсюду видел Уленшпигель фигуры горбатых, остро очерченные на ясном небосклоне.
   Подойдя к одному из них, он спросил:
   – Куда направляются все эти несчастные люди, мужчины, женщины и дети?
   Тот ответил:
   – Мы идём к усыпальнице святого Ремакля, чтобы вымолить у него то, о чём мечтает наше сердце, а именно: чтобы он убрал с наших спин этот унизительный груз.
   – А не мог бы святой Ремакль, – спросил Уленшпигель, – милостиво даровать и мне то, чего жаждет моё сердце, а именно: убрать со спины бедных общин кровавого герцога, тяготеющего на них, точно свинцовый горб?
   – Святому Ремаклю не дано снимать горбы, ниспосланные в наказание, – был ответ богомольца.
   – А другие он снимал? – спросил Уленшпигель.
   – Да, если они не застарелые. Тогда свершается чудо исцеления, и мы справляем весёлые празднества всем городом. И каждый богомолец жертвует серебряную монету, а иногда целый золотой флорин исцелённому, который уже стал святым от этого чудесного исцеления и молитва которого за других скорее доходит до неба.
   – Почему же, – спросил Уленшпигель, – богатый господин Ремакль взимает плату за свои лекарства, точно какой-нибудь жалкий аптекарь?
   – Безбожный путник, он покарает тебя за такое кощунство! – ответил богомолец, яростно потрясая своим горбом.
   – Ой, – простонал Уленшпигель и, скорчившись в три погибели, упал под деревом.
   – Вот видишь, если святой Ремакль карает, то карает жестоко, – сказал богомолец, глядя на него.
   Уленшпигель извивался, скрёб свою спину и стонал:
   – О преславный угодник, сжалься надо мной! Это наказание! Я чувствую адскую боль между лопатками. Ой, ой, прости, святой Ремакль! Уйди, богомолец, уйди! Дай мне здесь в одиночестве выплакать мою вину и покаяться, как отцеубийце!
   Но богомолец уже бежал оттуда вплоть до Большой площади города Бульона, где было сборище всех горбатых.
   Здесь, дрожа от ужаса, он прерывающимся голосом рассказывал:
   – Встретил богомольца… стройный был, как тополь… хулил святого, сразу вскочила опухоль на спине… горб… очень болезненный…
   При этом известии богомольцы подняли восторженные крики:
   – Святой Ремакль, если ты можешь нагружать горбами, значит, можешь и снимать их. Убери наши горбы, святитель Ремакль.
   Между тем Уленшпигель убрался из-под своего дерева. Проходя по опустевшему предместью, он увидел, что у входа одного кабачка мотаются на палке два свиных пузыря, повешенные здесь в знак panch kermis – колбасного празднества, как это называется в Брабанте.
   Взяв один из этих пузырей, он подобрал лежавший на земле хребет сушёной камбалы, надрезал себе кожу и напустил крови в пузырь, потом надул его, завязал, привязал его на спину, а к нему прикрепил кости камбалы. С этим украшением, с сгорбленной спиной, трясущейся головой и дрожащими ногами, точь-в-точь старый горбун, явился он на площадь.
   Богомолец, бывший свидетелем его падения, увидев его, закричал:
   – Вот он, богохульник! – и указал на него пальцем. И все сбежались посмотреть на несчастного.
   Уленшпигель жалобно тряс головой и говорил:
   – Ах, я недостоин ни милости, ни сострадания, убейте меня, как бешеную собаку…
   И горбатые радостно потирали руки, говоря:
   – Нашего полку прибыло!
   – Отплачу я вам за это, злопыхатели, – бормотал сквозь зубы Уленшпигель, но с виду терпел всё покорно и говорил:
   – Не буду ни есть, ни пить, – хотя бы от этого мой горб всё сильнее твердел, – пока святитель Ремакль не исцелит меня так же, как покарал.
   И слух о чуде дошёл до каноника. Это был человек большой, пузатый, осанистый. С высоко поднятым носом он, точно корабль, прорезал толпу горбатых.
   Ему указали Уленшпигеля, и он обратился к нему:
   – Итак, это тебя, любезный, поразил бич святого Ремакля?
   – Так точно, ваше преподобие, – ответил Уленшпигель, – именно меня, и я хочу, как смиреннейший богомолец, вымолить у него, чтобы он избавил меня, если ему угодно, от этого свежего горба.
   Почуяв в этих словах какую-то хитрость, каноник сказал:
   – Дай пощупать твой горб.
   – Пощупайте, ваше преподобие, – ответил Уленшпигель.
   Сделав это, каноник сказал:
   – Он совершенно свеж и ещё влажен. Надеюсь, однако, что святой Ремакль будет милостив к тебе. Следуй за мной.
   Уленшпигель пошёл за каноником и вошёл с ним в церковь. Следом за ними бежали горбатые, крича:
   – Вот он проклятый! Вот богохульник! Сколько весит твой свежий горб? Сделаешь из него ранец, собирать в нём гроши? Всю жизнь ты издевался над нами, потому что был прямой! Теперь наш черёд. Слава святому Ремаклю!
   Уленшпигель, не произнося ни слова, шёл, склонив голову, за каноником. Они вошли в маленькую часовню, в которой стояла мраморная гробница, покрытая большой мраморной плитой. Расстояние между гробницей и стеной часовни было не более двух ладоней. Толпа горбатых богомольцев проходила вереницей между надгробием и стеной, притискивая горбы к мраморной плите. Они верили, что этим способом избавятся от горбов, и те, которым удалось потереть свой горб о мрамор, не пускали следующих. И они дрались, но бесшумно, ибо, по святости места, они решались обмениваться лишь толчками исподтишка.
   Каноник приказал Уленшпигелю влезть и стать на мраморное надгробье, чтобы его видели все богомольцы. Уленшпигель ответил:
   – Я один не сумею.
   Каноник подсадил его, стал рядом с ним и приказал ему опуститься на колени. Так и сделал Уленшпигель и оставался так, склонив голову.
   Каноник же вдохновился и звучным голосом начал проповедь:
   – Дети и братья во Христе! У ног моих вы видите безбожнейшего, гнуснейшего богохульника, которого покарал святитель Ремакль своим гневом.
   И Уленшпигель, ударив себя в грудь, сказал:
   – Confiteor!
   – Некогда, – продолжал каноник, – он был прям, как древко алебарды, и хвастал этим. Вот он теперь – сгорблен и согбён под ударом небесного проклятия.
   – Confiteor, – сказал Уленшпигель. – Спаси меня от горба!
   – Да, – продолжал каноник, – да, великий чудотворец, святой Ремакль, ты, сотворивший с твоей преславной кончины тридцать девять чудес, сними с этих плеч бремя, тяготеющее над ними. Дай нам за такое исцеление возгласить тебе хвалу во веки веков, in saecula saeculorum! И мир на земле тем горбатым, которые покорны!
   И хором возгласили горбуны:
   – Да, мир на земле тем горбатым, которые покорны! Мир горбатым, передышка от уродств, свобода от оскорбления! Сними с нас горбы, святитель Ремакль!
   Каноник приказал Уленшпигелю спуститься с гробницы и потереть горб о край надгробья.
   И Уленшпигель исполнил это, неустанно повторяя:
   – Меа culpa, confiteor, избавь меня от горба!
   И у всех на глазах он тёрся горбом.
   – Смотрите на горб, он треснул. Смотрите, поддаётся! Справа он тает!.. Нет, он влезет обратно в грудь. Горбы не тают, они входят обратно во внутренности, из которых вылезли.
   – Нет, они втягиваются в желудок и в течение восьмидесяти дней служат там пищей… Это подарок, который святитель жалует исцелённым… А куда деваются старые горбы?
   Вдруг все горбатые издали разом страшный крик, ибо Уленшпигель изо всех сил упёрся в край надгробья, и пузырь лопнул. Кровь, бывшая в нём, промочила рубашку и большими каплями падала на пол. Выпрямившись и вытянув руку, он кричал:
   – Исцелён!
   И все горбатые кричали разом:
   – Святой Ремакль благословил его, к нему он милостив, к нам суров… – О святитель, избавь нас от горбов!.. – Жертвую тебе телёнка!.. – А я семь баранов!.. – А я охотничью добычу за целый год!.. – Я шесть окороков… – Я отдаю мой домик церкви… Избавь нас от горбов, святитель Ремакль!
   И они смотрели на Уленшпигеля с завистью и почтением.
   Один из них хотел пощупать, что у него там под курткой, но каноник сказал:
   – Там рана, которую нельзя выставлять на свет.
   – Я буду молиться за вас, – сказал Уленшпигель.
   – Да, богомолец, – заговорили все горбатые разом, – да, вновь выпрямленный господом, мы насмехались над тобой: прости нас, мы не ведали, что творим. Христос простил на кресте, – прости и ты нас.
   – Прощаю, – милостиво сказал Уленшпигель.
   – Ну, возьми, вот патар, вот флорин. Примите, ваша прямая милость, вот реал, вот дукат, ваша стройность, не откажитесь принять этот крузат, взять рукой эти червонцы…
   – Уберите ваши дукаты, – потихоньку сказал им Уленшпигель, – дабы ваша левая рука не знала, что творит правая.
   Он говорил так из-за каноника, который жадными глазами смотрел на деньги горбатых, не разбирая, что там, золото или серебро.
   – Благодать над тобой, о благословенный, – говорили горбатые Уленшпигелю.
   И он гордо принимал от них подарки, точно чудотворец. А скупые всё терли свои горбы о гробницу, не говоря ни слова.
   Вечером Уленшпигель отправился в трактир и устроил там хорошую попойку.
   Однако, прежде чем лечь спать, он вспомнил, что, наверное, каноник явится забрать свою часть добычи, если не всю её. Он пересчитал полученное и нашёл здесь больше золота, чем серебра, ибо тут было не меньше трехсот червонцев. Заметив в цветочном горшке засохший лавровый куст, он вытащил растение с корнями и землёй и положил на дно всё своё золото. Полуфлорины же, патары и мелочь он рассыпал перед собой по столу.
   Каноник явился в корчму и поднялся наверх к Уленшпигелю. При виде священника тот вскочил:
   – Господин каноник, чего ради вы явились к моей недостойной особе?
   – Единственно ради твоего добра, сын мой, – ответил каноник.
   – Ох, – вздохнул Уленшпигель, – вы о том добре, что лежит на столе?
   – Именно, – ответил каноник.
   И, протянув руку, он сгрёб все деньги со стола в мешок, который принёс для этой цели.
   Один флорин, однако, он дал Уленшпигелю, который, для видимости, жалостно стонал.
   И каноник спросил его, каким способом он устроил чудо.
   Уленшпигель показал ему свиной пузырь и кости камбалы. Всё это забрал каноник под крики и стоны Уленшпигеля, молившего его дать ему ещё сколько-нибудь, так как путь от Бульона до Дамме очень далёк для него, несчастного пешехода, и он, наверное, умрёт по дороге с голоду.
   Каноник ушёл, не сказав ни слова.
   Оставшись один, Уленшпигель уснул, поглядывая на лавровый куст.
   На рассвете он забрал свою добычу и вышел из Бульона, поспешив в лагерь Оранского. Здесь он передал принцу все деньги и рассказал ему свою историю, пояснив, что это настоящий способ налагать на врага контрибуцию.
   Принц дал ему десять флоринов.
   Что касается позвоночника камбалы, то он был заключён в хрустальный ларец и прикреплён в середине распятия в алтаре Бульонского собора.
   И всякий в городе знает, что в распятии этом заключён горб выпрямленного богохульника.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация