А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Футбол на грани нервного срыва. Разборки и скандалы народной игры" (страница 7)

   Митрофанов, конечно, тут ни при чём. Давайте это признаем. Он славный парень. Он полтора месяца молчал, пока история с Денисовым полыхала, пока внутрикомандные разборки «Зенита» даже Спаллетти скрывать от общественности не мог. А тут вдруг взял да разоткровенничался. Ясно, что не на эмоциях он занимался шантажом в субботу. Ясно, что не свою позицию озвучивал. В конце концов, если бы не продавилось нужное «Зениту» решение, Миллер мог бы спокойно «слить» Митрофанова как отработанный материал. Но менее подлым наш «герой» от этого всё равно не становится.
   Но мы опять ушли в сторону. Потому как не о Митрофанове, транслирующем речи главы «Газпрома», речь. Речь о многочисленных чиновниках и функционерах футбольных, которые готовы прогнуться и исполнить перед взрослым папашей угодливое «Чего изволите?».
   Выходит, прав глубоко уважаемый мною экс-тренер тогда ещё ленинградского «Зенита» Герман Семёнович Зонин, когда произнёс почти сразу после окончания того недоигранного матча:
   – Судья Алексей Николаев дал свисток не к остановке матча, а к остановке всего футбола… честного футбола в России.
   Когда спустя пять дней после игры было-таки озвучено решение по «Зениту» и выписан миллионный штраф, Миллер уже не стал прикрываться Митрофановым (шутка родилась, кстати, в тот момент, когда «Зенит» летел от «Малаги» 0:2 к 9-й минуте: «Забьёте ещё – снимемся с Лиги чемпионов») и вышел на авансцену сам. Сначала он отмахивался от просьб журналистов о комментарии:
   – Зенит – чемпион!
   А потом разразился рассуждением о том, что готов перевезти команду в Севастополь и заявиться в украинский чемпионат. Мотивация была потрясающая: Севастополь – город-побратим Санкт-Петербурга. В курсе ли «простой болельщик» «Зенита», что у Питера есть ещё более восьми десятков побратимов в разных уголках планеты? Почему не в финский Турку? Не в Баку? Или во вьетнамский Хошимин? И как в таком случае будут строить стадион на берегах Невы? Для кого? И как быть с болельщиками? Их-то точно никуда не перевезёшь… Их, выходит, просто кинут?
   Появившаяся информация о Севастополе была вброшена, без сомнений, со стороны главного болельщика «Зенита» Алексея Миллера, без одобрения которого в питерском клубе ничего не происходит. Задача предельно проста: по сути, это было продолжение всё того же шантажа. Ведь «Зенит» тут же подал протест в апелляционный комитет. А значит, теперь надо давить ещё сильнее, чтобы добиться смягчения наказания уже в этой инстанции.
   А что за чудо-чудное история с дивным звонком Алексея Миллера министру спорта Виталию Мутко? Только вслушайтесь в эти интонации:
   – Да, я звонил министру спорта Мутко, хотел узнать его личное мнение по поводу сегодняшнего решения, – цитирую слова Миллера по сообщению «Интерфакса». – Виталий Леонтьевич сказал, что он ничего не знает о сегодняшнем рассмотрении вопроса по матчу «Динамо» – «Зенит» Контрольно-дисципли-нарным комитетом, что несколько удивило. Хотелось бы, чтобы министр был в курсе того, что происходит в российском футболе, и дал свою личную оценку как болельщик российского футбола происходящему.
   Согласитесь, такое ощущение, что это президент или премьер свысока позволили себе немного попинать проштрафившегося министра. Уж точно не глава газовой компании, рассказывающей о своём частном звонке.
   А как знатно «троллили» в течение всех следующих дней Николая Толстых в питерских СМИ! И «мусором» называли, и про некий административный ресурс «Динамо» говорили. Круче всех разошёлся в эфире «Радио Зенит» (есть в Питере такое специфическое радио) его главный редактор и ведущий Фёдор Погорелов, который исследовал виртуальную динамовскую татуировку на теле Николая Толстых. В какой-то момент даже опустились до откровенной дезинформации, сообщив вдруг со ссылкой на ничего об этом не подозревающее «НТВ+», что Толстых написал заявление об отставке.
   То заседание было своего рода часом икс для Толстых. Точкой отсчёта. Сдюжит или сдрейфит? Будет нам стыдно за нравы, царящие у нас в футболе и около него, или шанс всё-таки появится? Регламент и порядочность – это ж не газовый вентиль: туда-сюда крутанул, и все проблемы решил. Совесть в кубометрах не измеряется. «Помните об этом, уважаемые члены бюро исполкома РФС, когда будете голосовать за эти позорные поправки», – кричал я надрывно в чёрную пустоту московского утра. Боялся, искренне боялся, что всё без толку будет, что нагнут, а потом ещё скажут, что всё в порядке. Но не нагнули. «Кремень» – заголовок во всю первую полосу красовался наутро в «Советском спорте» рядом с фото Толстых. Хотя я лично считаю, что наказание могло быть куда серьёзней. В любом наказании есть педагогическая составляющая. Наказывать надо так, чтобы потом никому не повадно было повторять. Здесь же ситуацию не исправишь. Потому что всё-таки не без элементов компромисса обошлось.
   Президент «Динамо» Соловьёв (хоть и ходит в штатском, но погоны не спрячешь) чуть ли не побратался с Митрофановым под прицелами телекамер. Настоящая советская милиция: если он поначалу с тобой суров, то только потому, что ты для него – своего рода клиент. Тебя можно напугать агрессией, тебя можно «развести», чтобы потом тебя «доить». В общем, договорились бело-голубые и сине-бело-голубые. Не так уж много и разницы между ними оказалось.
   Практически компромисс был найден такой: больше полумиллиона штрафа динамовцам как хозяевам, больше миллиона рублей штрафа питерцам – за бесчинства болельщиков. Питерцам – две домашние встречи без зрителей, динамовцам – одна. И всё. Никаких минус шести очков, больше никаких санкций. То есть всё это трибуны не успокоит.
   А то, что руководство питерской команды умеет управлять трибунами – это факт. Когда болельщики пели политически провокационную песню «Губернатор – жлоб!», очень серьёзные люди поговорили с руководителями фанатских группировок с просьбой забыть об этом навсегда. И уже на следующем матче не было попыток снова начать распевать полюбившийся мотив. Когда «пошалили» в Химках, серьёзного внушения перед матчем с «Малагой» оказалось достаточно, чтобы питерская народная традиция радоваться футболу в дыму пожарищ оказалась забыта: ни одной петарды не зажглось, пожарная машина зря дежурила у трибуны. И кто-то после этого в питерском клубе будет утверждать, что клуб по себе, а болельщики – сами по себе? Даже не смешно. Как известно, самый большой файер – он на логотипе «Газпрома».
   Зачем-то вбросили в дискуссионное поле идею, что стадион «Химки-Арена» – это вовсе не стадион, потому что не входит в кем-то придуманный реестр спортивных сооружений. Чуть позже, правда, выяснилось, что 13 из 16 клубов премьер-лиги играют на объектах, также не внесённых в этот реестр. Но болельщик «Зенита», телекомментатор Геннадий Орлов успел произнести сакраментальное:
   – Все матчи, которые проходили на «Арене-Химки», должны быть аннулированны. Или всем, кто тут играл, должно быть засчитано техническое поражение.
   Ещё одну идею вдруг озвучили в «Спартаке» – дисквалифицировать не команды, наказывать не болельщиков. Наказывать надо, дескать, сектора… Была в средневековые времена в иных землях европейских такая тема: если ты вельможа, а не простолюдин, если ты обеспечен, то у тебя есть возможность отбывать наказание в тюрьме не самостоятельно, а скажем, оставив вместо себя портрет и платье. В итоге твой портрет и твоя одежда отбывают наказание вместо тебя. Ты вроде как наказан. Но при этом на свободе.
   С идеей дисквалифицировать сектора и трибуны, которая вдруг овладела футбольным сообществом функционеров, примерно то же самое получается. Эрзац. Пустота. Псевдонаказание вместо наказания реального.
   Предлагается запрещать продажу билетов на тот сектор, где были бесчинства фанатов, откуда летали на поле монеты, петарды, запускались по соседним трибунам ракетницы и т. п. Как удобно! Ковровая бомбардировка вместо поиска злоумышленника. Не надо напрягаться, просматривая нечёткие видеозаписи с камер. Не надо задействовать немалые силы полиции на выходе со стадиона. Вообще ничего не надо! Шалили, к примеру, сектора B1, В2 и ВЗ – вот и отлично. В следующий раз не попадёт вовсе никто на эти места. Потому что мы билетов туда продавать не будем.
   Логика такова: за 100–200 рублей попасть можно за ворота. Маргиналы туда и проникают. А потом портят всем настроение от праздника. На центральные же трибуны стоимость выше. Так мы маргиналов и отсечём.
...
   Всё логично на бумаге. Но если вместо двух-трёх тысяч идиотов – тех, что обычно за воротами, – придёт двести – триста человек на центральный сектор и устроят файер-шоу уже оттуда? Мы дальше будем центральные трибуны запрещать? А потом что? Так сузим пространство, что дойдём до пресс-ложи и випсектора?
   Если мы ставим во главу угла финансовый аспект, если считаем, что именно он станет регулирующим фактором, то почему тогда не пойти по другому, куда более логичному пути – тому пути, который проделали уже во многих европейских странах? Дорогой билет на дорогие места может стоить под сотню евро. Обычный – примерно 20–30, иногда – под 50 (в зависимости от статуса матча). В переводе на язык родных осин: за ворота пойдём сидеть за сумму от 1000 до 2000 рублей. Если мы готовы не играть в заполняемость стадиона и искусственный аншлаг (как это делалось на иных матчах, мы прекрасно помним по 2011 году, когда подчинённые Фурсенко просто раздавали билеты в вузах) и согласны на меньшее количество зрителей, но более комфортную атмосферу, так зачем огород городить с запретами секторов?
   В итоге мы с вами придём на матч не среди двадцати тысяч матерщинников, а среди трёх – пяти тысяч адекватных людей, которые хотят получить удовольствие от игры, прийти с семьёй, не объяснять детям значение некоторых новых для их уха слов, которые скандируются со всех сторон. И если будет людям комфортно и спокойно – то и аншлаги со временем соберутся. А не соберутся – дух футбола никуда не пропадёт. Его убьют скорее аншлаги мерзавцев и хулиганов.
   Опять попытка сделать что-то, ничего на деле не сделав… Видимость. Опять пустота…

   Шоу для одинокого д’Артаньяна

   Он до сих пор является любимым артистом у миллионов. Для уже нескольких поколений слова «д’Артаньян» и «Михаил Боярский» – давно уже синонимы. Но все последние годы этот усатый человек в шляпе играет исключительно одну роль. Народный артист России усердно исполняет роль болельщика «Зенита». Исполнять роль – это вовсе не обязательно играть то, во что не веришь, – напротив, можно в роль вжиться. И из роли уже не выходить. Иногда отвлекаться на то, чтобы сыграть другую эпизодическую роль – скажем, доверенного лица президента или ещё что-либо в этом роде. Но потом снова – сине-бело-голубой шарф, вечная шляпа… И – на трибуну!
   Встречи 17-го и 19-го тура (две последние домашние встречи «Зенита» в 2012 году) питерцы должны были проводить при пустых трибунах. Причём так сложилось волею календаря, что это не простые игры, а очные матчи команд лидирующей тройки. Решение КДК – не из разряда тех, что не обсуждаются. Нет, у нас обсуждается всё, заговор ищется против всех, особенно против «Зенита». Но решение было принято, и отменить «Зенит» его не смог ни угрозами, ни шантажом, ни чем бы то ни было иным.
   Но наш регламент – документ, извините, идиотский. Ощущение, что его писали люди, не слишком хорошо ориентирующиеся в объективной реальности. Некоторые вещи прописаны в нём чересчур детально (именно – до идиотизма детально), а некоторые – описательно, очень уж размыто. Что такое «матч без зрителей», понять из регламента до конца невозможно. Армейским болельщикам дали украсить гостевой сектор баннерами (хотя это абсурд само по себе: болельщиков нет, а баннерами они сектора украшают), а болельщикам «Анжи» в аналогичной просьбе отказали. Пожарные машины заняли своё привычное место у фан-виража «Зенита». На игре 17-го тура даже разместили урны, куда обычно бросают упавшие на беговые дорожки петарды. На следующем матче уже не стали позориться в таком буквальном следовании правилам: нет фанатов – не нужны и урны. Но машину всё равно пожарную поставили.
   А вот с болельщиками ситуация так и осталась непрояснённой. Ложа прессы, которая обычно полупуста, была заполнена под завязку. Все 120 мест были заняты. Аккредитовывались издания по рыбалке, туризму и всему-всему-всему, не имеющему к спорту отношения. А если посмотреть, как этот сектор болел за хозяев, то возникало немало вопросов о том, является ли такой матч «матчем без зрителей».
   Но буква закона, по крайней мере в этом аспекте, не нарушена. Журналистам в специально отведённых местах на трибуне быть не запрещено, – значит, формально всё в порядке. А вот присутствие на трибуне (уже не среди журналистов) Михаила Боярского – явление не совсем однозначное. Да, один, даже очень усатый, зритель погоды не сделает. Но факт остаётся фактом: регламент нарушен. ЦСКА устами гендиректора клуба
   Романа Бабаева великодушно «простил» «Зенит», отказавшись подавать жалобу на формально не выполненное решение КДК. Было бы интересно посмотреть, как именно «Зенит» выкручивался бы из этой ситуации.
   Накануне игры Михаил Боярский клятвенно пообещал, что не будет выделять себя из огромного числа болельщиков, пострадавших от действий так и не выявленного в Химках хулигана.
   – Я законопослушный человек, – сказал популярный артист. – Конечно, могу найти способ проникнуть на матч, но если сказали «нет», значит – нет.
   Выглядит красиво и достойно. Тут не подкопаешься. Слово чести. Только вот слово держал и понимание про честь имел экранный персонаж Боярского. В жизни всё получилось совсем не так.
   Боярский не только появился на «Петровском», но и сделал всё возможное, чтобы привлечь к себе всеобщее внимание. Он раздал, наверное, с пару десятков интервью. Естественно, возник вопрос, в каком качестве он присутствует на «закрытом показе». Журналистской аккредитации он не получал, среди сотрудников «Зенита» и ЦСКА не числится.
   – А я имел полное право посетить матч, – цитирую Боярского по газете «Невское время». – Прошёл на стадион по удостоверению члена общественного совета при ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Среди задач совета – осуществление контроля за деятельностью правоохранительных органов.
   Ну как тут не проконтролировать эти самые органы, тем более что их служба на матче не востребована ввиду отсутствия потенциальных хулиганов. Вблизи футбольного поля в этот день вообще не было полицейских.
   А если цель визита – именно контроль за действиями полицейских, то зачем нужно было делиться впечатлениями о футболе и о ходе матча? Просто стремился наш любимый актёр показать всему миру, что для него открыты все двери. Некрасиво. Даже Миллер ведь не пришёл.
   Мысль о том, что он подвергает «Зенит» риску получить дополнительные санкции, как-то не пришла в голову общественному контролёру. К счастью для питерцев, КДК не стал даже штрафовать питерский клуб, хотя история могла бы закончиться вполне законным, ещё одним техническим поражением.
   Обоснование, которое привёл заместитель председателя КДК РФС Артур Григорьянц, логикой не блещет:
   – В протоколе матча и рапорте делегата этот факт (присутствия болельщиков. – Н.Я.) не отражён. Мы не имеем сведений о нахождении каких-то не предусмотренных регламентом лиц на стадионе в Санкт-Петербурге. В документах отмечено, что соблюдены все необходимые формальности.
   То есть стоит кричать «браво» даже не главному д’Артаньяну СССР, но и крючкотворцам из футбольной бюрократии. Если бы, предположим, делегат РФПЛ «позабыл» бы внести в протокол матча «Динамо» – «Зенит» запись о бесчинствах трибун, то команду и не наказали бы? Впрочем, такое уже было после кубковой игры «Зенита» с «Балтикой» в бывшем Кёнигсберге.
   Правда, сам Боярский немного запутался в трактовках, где он, по какой «проходке» прошёл на стадион и чем, собственно, там занят.
   За несколько минут до начала игры Михаил Боярский подтверждает в интервью одному из изданий: да, он действительно на стадионе и готовится болеть за любимый «Зенит»:
   – Клуб выдал мне специальный пропуск, – сказал Боярский. – Я общественный наблюдатель за порядком и дисциплиной. Пришёл в этом статусе.
   – Как вам такой футбол?
   – Знаете, а мне даже нравится! Получаю удовольствие от чистого футбола без примесей. Это второй матч в моей жизни в такой ситуации. Я насмотрелся на фанатов и за рубежом, и здесь, когда половина впечатлений от матча уходит на баннеры, дымовухи, а сегодня мне очень интересно наблюдать за тренерами, как они кричат, как болеют. Неожиданно, любопытно, редко так бывает.
   – Вас не мучает совесть? Другие болельщики не имеют возможности набраться таких впечатлений, а у вас она есть.
   – Нет. Это же не последний матч, – отвечает Боярский.
   Когда прошло некоторое время и вокруг визита обладателя усов и шляпы стал разгораться скандал, Михаил Сергеевич вдруг изобразил недоумение:
   – Да меня и на матче-то не было. Я пришёл за пару часов до игры, а потом не стал оставаться…
   В общем, даже сам «Зенит» с его изворотливостью отдыхает…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация