А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Футбол на грани нервного срыва. Разборки и скандалы народной игры" (страница 5)

   Фанаты и болельщики, или почему пора закрывать фанатскую лавочку?

   В один из дней начала осени-2012 молодое дурачьё устроило так называемую «акцию». Это раньше было принято говорить «хулиганская выходка» – теперь это всё сплошь «акции». На динамовской базе в Новогорске разбросали листовки, обращённые к футболистам, а иностранцам, не понимающим русского текста листовок, вроде как даже перевели. Не обошлось без традиционных файеров.
   Ну, у нас вроде как традиция такая: без файеров фанат нигде на публике не показывается. Если у тебя нет файера – ты и не фанат получаешься. Атак… сопливый болельщик.
   Текст листовки начинался со слова «Ублюдки!».
   В принципе, дальше можно и не цитировать. Потому что если кто-то начинает письменное обращение именно таким образом, то нет смысла вообще его читать дальше.
   А дальше шла речь о том, что и так всем известно: команда получает достаточное финансирование, тренируется на лучшей в стране базе, а играет значительно хуже других. Нет у команды желания, нет уважения к болельщику и так далее. А в конце ещё и угрозы посыпались. И намёки на то, как именно «не простим» и как именно «мотивировать будем». Серьёзные методы – это биты, которыми разбивают машины у иных игроков в иных странах? Или что?
   Можно сколь угодно долго обсуждать этот текст, но у меня нет на то, признаюсь, особого желания. Один из так называемых болельщиков, у которого даже интервью время от времени берут, потому что он даже в исполком РФС по какому-то недоразумению входит, назвал команду в своём твиттере стадом. Кто не понял, это – Александр Шпрыгин, хотя не хочется делать таким людям лишнюю рекламу Просто в моём понимании конкретный разговор не может вестись вокруг да около. Есть фамилия, есть конкретика – значит, надо это произнести.
   Для меня вывод один: это не болельщик, это – отморозок. Почему? А потому, что настоящий болельщик вместе со своей командой всегда. Есть две вещи, для которых не действуют законы. Я имею в виду законы логики и здравого смысла. Первое – это семья. Если один в семье что-то натворил, кого-то – не дай бог! – убил, то второй, как бы к этому факту ни относился, должен помочь спрятать тело, а потом уже разбираться и рефлексировать на эту тему. А вторая вещь – это когда болеют за какую-то команду. Нельзя переехать из Питера в Москву и вместо «Зенита» начать болеть за какой-либо столичный клуб. За команду болеют потому, что папа болел за неё же, что с дедушкой ты когда-то ходил на стадион болеть именно за них… Как бы команда ни играла, она всё равно в том или ином виде с тобой. Помните, как в старой советской песне? «Команда молодости нашей, команда, без которой нам не жить…»
   Проходят годы, ты, может быть, уже не мотаешься за любимым клубом по стране, не ходишь даже на стадион, но нет-нет да и откроешь в газете страницу с турнирной таблицей, и отыщешь особую строчку, и, услышав на «Радио Спорт» результат именно твоей команды, в сознании его зафиксируешь…
   И именно это – болельщики. А всё остальное – та масса, что хамит, взрывает петарды, да ещё и называет свою команду – вдумайтесь на секунду не кого-то, а именно свою команду! – ублюдками… Вот они, похоже, именно ублюдки и есть.
   Так называемые болельщики с гордостью сообщают, что всё общение заняло три минуты. Тут же признаются, что о встрече футболистов с болельщиками заранее договаривались: определяли дату и время, согласовывали и подгоняли время к тренировочному процессу. А потом радостно рапортуют: у Шунина и Сапеты на лице был испуг, вот, дескать, какие ж мы молодцы!
...
   Болельщик – это не тот, кто обязательно заполняет фанатский сектор. Болельщик – это тот, кто поддерживает команду не только тогда, когда у неё светлая полоса.
   А с вырождающимся хулиганьём надо меньше цацкаться. Закон о времени торговли спиртным почему-то не обсуждают с больными алкоголизмом. Закон о борьбе с наркоманией принимается вовсе не после консультаций с драгдиллерами. А вот Закон о болельщиках почему-то считается необходимым с этой фанатской сворой обсуждать. Меня удивило, когда президент РФС Николай Толстых рассказывал: сидят совещаются представители футбольной лиги, МВД и представители так называемого «Всероссийского объединения болельщиков», и представитель ВОБа говорит: «Так, наши условия: десять барабанов, баннеры без досмотра полицейскими…» И почему-то никому не приходит в голову послать его: «А ты кто такой? Давай, до свиданья!» Вы в театр идёте с баннером для того, чтобы поддержать или обругать артиста? Нет! На балет с петардами ходите?
   С законом начинается теперь та же свистопляска: ах, фанаты недовольны – значит, снижаем первоначальный размер штрафов; опять бузят – уберём упоминания про уголовную ответственность, заменив её административной. Пора уже переходить к составлению «чёрного списка» фанатов. Провинился один раз на трибуне – больше на футбол не ходишь. Позволил себе в публичном пространстве пригрозить футболисту непопулярными мерами, сославшись на опыт сербских отморозков, которые общаются с «провинившимися» футболистами при помощи заточек, – получаешь административный срок, насыщенный общественными работами.
   А иначе – никак. Если не выгнать фанатов со стадионов, то со стадионов они выгонят всех остальных.
   Та акция закончилась ничем. Я имею в виду, ничем не закончилась для этих отморозков. По шёрстке не погладили, но всё равно как-то нелепо произнесли: «Так вести себя, конечно, нельзя, но ведь после той встречи команда стала выигрывать…» Приехали… Вот кто, оказывается, организатор всех наших побед.
   И именно потому, что никто не оказался наказанным, стало возможно куда более неприятное повторение этой истории. 19 октября из лесного массива неподалёку от базы в Новогорске динамовцев обстреляли уже из пейнтбольных ружей. Слава богу, все остались целы. Возбуждено уголовное дело. Никого, разумеется, на месте не задержали. И опять в связи с этой историей фигурировали всё те же фамилии: на встречу, прошедшую по инициативе Александра Шпрыгина, дескать, никто из футболистов выйти не захотел, вот «болелы» и ответили, как смогли…
   Шпрыгин меня отловил в студии Первого канала сразу после прямого эфира, посвящённого объявлению списка городов, которые будут принимать чемпионат мира-2018.
   – Дядь Коль, ну мы же должны быть без резкостей. Ну, я с фанатьём работаю… Можно по-разному к таким акциям относиться. Ну зачем же отморозком меня называть?
   А мне вот, при всей моей любви к политкорректности (главный редактор спортивной радиостанции в любом случае должен уметь находить общий язык со всеми), как-то не очень понятно, как можно иначе относиться к подобным выходкам…
   Какие футбольные и околофутбольные события больше всего обсуждались в августе-сентябре 2012 года? Питерские болельщики жестоко избиты в подтрибунных помещениях стадиона в Махачкале.
   Как уверяют свидетели, когда матч закончился, камеры видеонаблюдения выключились и фанаты стали покидать сектор, полицейские оттащили двоих зенитовцев в непросматриваемый угол под трибунами. Там их ждали люди в масках и черных футболках. Кто-то из командиров «карателей» заметил, что им не понравилась какая-то символика.
   Спустя некоторое время в так называемой северной столице местные отморозки избили прямо на улице, средь бела дня, поклонников дагестанского клуба. Власти опять не нашли ничего лучшего, чем в очередной раз заявить, что проблемы на самом деле нет, что и кавказский регион безопасен, и на улице в Питере дрались не болельщики и не националисты, а хулиганы.
   Ясно, что это бред. Достаточно взглянуть на ситуацию просто с формальной точки зрения: европейские футбольные организации признают невозможным играть в футбол в Махачкале, а наши даже не пытаются что-то исправлять, а напротив, продолжая лицемерить, эту лицензию (на игры в неспокойном Дагестане) выписывают.
   Буча продолжалась в сентябре в Москве, на стадионе в Черкизове, когда на перенесённый из Дагестана на «Локомотив» матч «Анжи» – «АЗ Алкмаар» собрались не только болельщики махачкалинской команды, но и столичные «болелы», которые заранее всем объявили: мы идём на «Локо» для того, чтобы болеть «против «Анжи».
   Как начинаются войны? Один крикнул, второй ответил, первый ударил, второй взялся за нож, третий за топор, четвертый пистолет принес, пятый – автомат. Нужны жёсткие меры.
   Приглашение в телешоу – это вообще отдельная песня. Зовёт на программу не ведущий, а штат многочисленных редакторов, продюсеров и т. п. Не всегда это квалифицированные люди. Чаще всего от одного человека к другому гуляют электронные базы данных сотен и тысяч потенциальных гостей студии.
...
   Футбол всегда объединял, сегодня это фактор уже разъединяющий. Но почему раз за разом те, кто в любой другой стране получили бы срок, у нас только раз за разом оказываются приглашёнными на различные телешоу и т. д.
   Они тупо открывают базу и поднимают телефонную трубку. Меня как-то уговаривали прийти к Малахову, чтобы поговорить о чёрствости россиян, об отношении к детям в провинции, обсудить проблему, когда отморозок-водитель высадил мальчишку в лютый мороз за пять километров до его деревни, чтобы сэкономить бензин (была такая нашумевшая история, если помните). Я спрашиваю:
   – А вы ничего не путаете? Сказать, что уполномоченный по делам ребёнка Павел Астахов – редкостный подлец, я могу. Но вряд ли моё мнение будет кого-то интересовать.
   – Ну почему же… – лепечет девушка на том конце провода. – Именно вашего мнения нам не хватает…
   – Может, вы меня всё-таки с кем-то путаете? Я главный редактор «Радио Спорт»…
   – Да, у меня так и записано напротив вашей фамилии. Но вы у меня идёте в разделе «Общественные деятели». А у меня как раз среди гостей студии одного общественного деятеля не хватает.
   Всё очень просто. Какая-то дура один раз внесла меня не в ту графу, вот и стали меня звать не как спортивного журналиста, а как общественного деятеля. Всё примитивно и всё предельно непрофессионально.
   Так и в графу «Болельщики», наверное, когда-то раз и навсегда внесли фамилии Шпрыгина и Малосолова, стоявших формально во главе придуманной структуры под громким названием «Всероссийское объединение болельщиков». Уже давно бы эта структура самораспустилась, тем более что куча фан-объединений одно за другим выходят из её рядов, но как же это возможно, если есть такая вкусная возможность осваивать немалые средства на изготовлении баннеров, а самое главное – фактически на узаконенной перепродаже билетов?
   Вот и зовут этих персонажей везде раз за разом, вот и дают им высокую трибуну… После августовского матча «Спартака» в Турции Андрей Малосолов (он же – Андрей Батумский, но не будем ворошить не всегда приглядное прошлое) разразился большим постом об отношениях между фанатами. Он сегодня любит обозначаться модным словосочетаньицем «популярный блогер», хотя я помню прекрасно те времена, когда он в роли пресс-секретаря РФС, ощущая себя рупором той вакханалии и беспредела, воцарившихся в Доме футбола на Таганке, громогласно навешивал ярлыки, а меня даже объявил «врагом национальной сборной». С тех пор должности лишился. Но ведь бывших не бывает не только в одном серьёзном ведомстве – бывших «рупоров» тоже не случается. Руки так и тянутся к перу…
   Но читать о притеснениях «бедных фанатов» уже невозможно. Тут их обидели, тут побили, тут куда-то не пустили, тут, извините, чуть не опустили… И можно подумать, что это просто пай-мальчики, случайно подвернувшиеся под горячую руку каких-то отморозков. Когда я вижу лица иных пострадавших, рука сама по себе к ремню тянется. Хочется этих нашкодивших вчерашних школьников самому повоспитывать, если уж папа и мама в детстве в силу тех или иных причин их не успели чему-то научить.
   Конечно, взгляд болельщика может быть пристрастен, однобок. Можно даже обычный бардак при организации матча в Турции (всё-таки это не благополучная Европа, а такая же азиатчина, как у нас) описать, как описывает Малосолов: «На всех уровнях фанаты, официальные лица и даже полиция «Фенера» действовали слаженно против общего врага,
   которым в тот день был московский «Спартак…»
   И дальше – много слов о том, как важно поддержать того, кто в диком раже скачет перед тобой, мешая смотреть на матч, но поддержать только за то, что он болеет, как и ты, против противника, как важно не обижаться на зажженную и брошенную петарду, если она брошена в сторону сектора чужаков… и много подобного бреда. Но бреда опасного. Опасного потому, что многие всё чаще и всё больше начинают жить именно по такому же принципу. Уже многие серьёзные люди рассуждают не о том, что надо вести себя законопослушно и добропорядочно, а о том, что если полиция или стюарды забирают кого-то из «твоих», то ты должен во что бы то ни стало «своего» отбить. Мир, где есть только «свои» и «чужие». Мир, где есть только деление на «чёрное» и «белое». Мир без полутонов… Разве это то, чего мы все ждём от футбола? Разве это и есть то, за что мы футбол любим?
   Надо прикрывать уже эту фанатскую лавочку. В те времена, когда родители меня водили на футбол, я знал слово «болельщик». Слово «фанат» несло негативный, не слишком приличный оттенок. Фанатами называли чаще неадекватно себя ведущих. Так вот как раз болельщик должен быть на футбол возвращён. Но чтобы он пошёл туда, надо, чтобы сначала оттуда вытеснили как раз фаната. Смогли с этим справиться в Англии. Не сразу, там даже железная Маргарет Тэтчер не могла ничего поделать. Но ничего. Помогли извне. На пять лет лишили англичан еврокубков. И как-то изменилась ситуация. Не сразу, путём непопулярных мер, с чередой основательных ошибок, которые потом отменялись или корректировались. Но – изменилась.
...
   Чего мы хотим? Чтобы на трибунах начала литься кровь? Так она уже льётся! Пока под трибунами. Но завтра будет литься рекой в секторах. Зелёное поле станет красным… Если хотим остановить это, заканчивайте заигрывать с фанатами, заканчивайте…
   Надо помочь извне? Сами не можем? Значит, лишите нас на пять лет еврокубковых перспектив. И не надо малосоловских ссылок на то, что в Турции ещё хуже. В своём доме наводить порядок нужно. А надо помочь Турции – так лишите еврокубков и её. Лет на десять.
   В октябре кровь от рук «бедных фанатов» уже лилась. В день московского дерби «Спартак» – ЦСКА страдали не только те, кто на трибунах находился. От рук спартаковских фанатов с ракетницей пострадала женщина на железнодорожной платформе «Нижние Котлы» (это у станции метро «Нагатинская»). Итог – женщина лишилась глаза, а десятки камер вокруг, как всегда, не дают возможность даже лица подонков-хулиганов рассмотреть.
   Мы, увы, уже давно скатились до статуса страны третьего мира. Я не о том, что нас, как какой-нибудь отсталый народ, тренирует белый человек-европеец – я больше о тех процессах, что окружают наш футбол. Не подействовали листовки с угрозами – пришли с пейнтбольными ружьями. В следующий раз придут с травматикой. А потом убьют.
   Забыли, как это было в 1994-м, после закончившегося в США чемпионата мира? Там колумбийский футболист Эскобар нечаянно срезал мяч в собственные ворота. В стране в его адрес посыпались всевозможные угрозы. А один урод просто взял и убил футболиста в баре.
   Мы – это Колумбия. Понимаете? Мы уже мало чем отличаемся. Скажете, что не убили до сих пор? А до этого уже совсем немного осталось. Футболисты уже боятся. И если Кураньи и прочие пока не комментируют ситуацию, то эквадорец Нобоа уже попросился обратно в «Рубин», и казанцы тут же вступили в переговоры с «Динамо». Да, деньги – это хорошо. Но когда вопрос стоит очень остро – «кошелёк или жизнь» – долго ответа ждать не приходится.
   Да, заработкам футболистов многие завидуют. Но это, в конце концов, не из твоего кармана вынули и ему выдали. Это личное дело работодателей футболиста. Есть вопросы у фискальных органов – пусть разбираются и задают эти вопросы. Но Нобоа и Кураньи ничего не должны идиоту, пришедшему на базу с ружьём.
   Зарубежная пресса уже практически на следующий день вышла с аршинными заголовками: «Русские болельщики стреляют в своих игроков!»
   Международный профсоюз игроков и тренеров (FIFPro) тут же выступил с заявлением, высказал обеспокоенность за судьбу футболистов, присовокупив информацию о многочисленных расистских выходках местных болельщиков.
   – Это всё за гранью воображения! – заявил генсек FIFPro Тео ван Сеггелен. – В 2018 году Россия примет чемпионат мира. Не думаю, что многие игроки с нетерпением ждут турнира, зная, что их безопасность не гарантирована. Думаю, нам просто повезло, что в этот раз никто из игроков не пострадал серьезно. К сожалению, это не первый случай, когда футболисты в России стали жертвами фанатского движения.
   Есть готовые алгоритмы, как бороться с подобными проявлениями фанатской неадекватности. Бери британский опыт – и претворяй в жизнь. Не делай скидок на разную ментальность. Там помогло – поможет и тебе. Если только не будешь полумерами заниматься. Мы же умудряемся любой здравый опыт извратить. Как ту же идею с продажей билетов по паспортам. «Зенит» стал продавать билеты жителям с питерской пропиской, что уже само по себе является антиконституционным и нарушающим права. «Локомотив» ввёл «чёрные списки» болельщиков, куда стал включать не хулиганов, а тех, кто поднимает баннеры, которые не нравятся президенту клуба. Что стало с вроде бы правильной идеей продажи билеты по паспортам на московских матчах «Анжи», мы поговорим отдельно в соответствующей главе. В любом случае даже здравую идею мы всегда найдём как извратить. А «фанатское движение» продолжает буйствовать. И угрожать здоровью и жизни.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация