А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Футбол на грани нервного срыва. Разборки и скандалы народной игры" (страница 12)

   Насколько это законно? Вполне законно. Любая организация имеет право собирать информацию о своих сотрудниках, так как их неблаговидное поведение может отрицательно сказаться на деятельности самой организации. Так что тут вполне всё логично.
   Насколько это поможет делу? А вот тут даже прогнозы делать не возьмусь. Время покажет. Причём двигаться придётся тут сразу в двух направлениях: и именитых иностранных арбитров приглашать на добрую половину матчей, и своих при этом взращивать. Не бросаться из крайности в крайность: «да, он ошибается от волнения, но он честный» или «да, мы тратимся на иноземцев, но и они не застрахованы от ошибок». Думаю, что к практике приглашения иностранцев со свистком мы вскоре вернёмся. Объясню это всё через ту же личность Николая Толстых: он судьям доверять не умеет, а может, и по делу, не за что им доверять – судить не возьмусь. И это не очень логично, потому что судья на поле – это фактически его представитель. Логическая дилемма как раз и разрешится за счёт приглашения людей не из «нашего курятника». Хотя голову на отсечение в этом вопросе давать не буду. Многое будет зависеть и от того, какую позицию займёт глава судейского корпуса Николай Левников.
   Любопытно, кстати, забавное совпадение: в пятницу, 19 октября, появилась информация о грядущих зачистках в судейском корпусе, а в субботу 20-го новый, 12-й, тур ознаменовался целой чередой громких судейских скандалов. Я в данном случае ни на что не намекаю – это точно совпадение. Просто у кого «рыльце в пушку», тот, очевидно, и начал нервничать. В матче «Анжи» – «Спартак» бывший десантник, вроде бы крепкий и устойчивый человек, Эдуард Малый умудрился наделать уйму ошибок (решающий гол забит с сомнительного штрафного, неоправданное море карточек одной из команд в обоюдоострой, но не столь уж грубой игре, неспособность отреагировать на стопроцентный офсайд у Веллитона и т. п.). В игре «Зенит» – «Кубань» единственный гол с пенальти забила питерская команда, но какое нарушение предшествовало назначению одиннадцатиметрового! Мяч при навесе с фланга попал в руку защитника, которая не двигалась в сторону мяча – она вообще в течение всего эпизода неподвижно была прижата к туловищу игрока. Тут даже нет смысла трактовать, был или не был умысел играть рукой. Если это не есть прижатая рука, то что в таком случае понимать под рукой прижатой? Где она должна находиться? Или арбитр, как водится, «повёлся»? Среагировал на активную жестикуляцию игроков «Зенита», на просьбы трудящихся с трибун?
   Не хочется, чтобы Толстых и Левников махали шашкой. Но ведь помахать, признаем, есть где. Не успели утихнуть эмоции после беспредела, творившегося судьями в 12-м туре, так подоспела новая порция – тур 13-й.
   Моё филологическое прошлое мне не даёт покоя. И я, прежде чем обсуждать конкретику, сначала лезу в словари и определяюсь с терминологией. «Свисток» – это не только приспособление, при помощи которого производится свист. Был такой знаменитый сатирический журнал в XIX веке, где печатались Чернышевский, Некрасов, Салтыков-Щедрин, Козьма Прутков. Любые негодяи и мошенники той поры, описывавшиеся в фельетонах, именовались в нём свистками. А ещё есть устойчивое выражение «выплюнуть свисток» – перестать обманывать. «Проглотить свисток» – обмануть. А уж второе значение слова «свистеть» – наглым образом вводить в заблуждение – известно всем и без словарей с историческими справками.
   К игре «Алания» – «Зенит» я уже сбился в подсчётах, какую игру по счёту «Зениту» дозволяют бить весьма сомнительный пенальти. Причём на сей раз это произошло аж на 13-й минуте. Быстрову бы вообще жёлтую показать за такой артистический, по системе Станиславского, нырок в чужой штрафной. Но я даже не об этом моменте сокрушаюсь, а об эпизоде, приключившемся за две минуты до конца. Все, кто мог, наверняка уже давным-давно посмотрели это в Интернете, для тех, кто отъезжал куда-то очень далеко, нарисую крупными мазками.
   Счёт 2:2. Идёт 88-я минута. Арбитр Сергей Кузнецов фиксирует нарушение у штрафной «Алании». Владикавказцы получают право на штрафной. Судья поворачивается спиной, бежит в сторону центра поля, боковой тоже устремляется к центру, равно как и половина игроков на поле. Хозин, один из игроков хозяев, ставит мяч рукой, неуклюже пинает его Бакаеву, имея в виду, что тот введёт мяч в игру. Но тут подбежавший Константин Зырянов завладевает мячом, пасует Кержакову, и тот закатывает его почти в пустые ворота. 3:2, игра сделана, три очка, как говорится, не пахнут.
   Я даже не о замечательной трактовке правил арбитром (в конце концов, владикавказцы сами виноваты), я не о том, что судья начисто забыл главное правило, которое сопровождает исполнение любых штрафных и свободных ударов: ни одного игрока соперника не должно быть в радиусе девяти метров, так что Быстров должен был «горчичник» получить, и мяч арбитру полагалось обратно на ту же точку вернуть. Я о другом: главный судья бежал от ворот, он не видел этот игровой момент, он повернулся только в момент, когда Кержаков уже бил в пустые ворота. И самое интересное, что он вообще не консультировался ни с кем и сразу же указал на центр поля, не разобравшись в моменте. Это уже не смешно, скоро судьи в матчах «Зенита» сами забивать будут голы. Так выходит?
   Питерские футболисты в этом эпизоде конечно же не виноваты. Падальщик не виноват в том, что питается падалью. Его таким создала природа. Он этим живёт. Но как-то желания холить и лелеять падальщика не возникает.
   Так и с «Зенитом», который стремительно оказывается малосимпатичен.
   Человек-твитгераст Роман Широков так вообще кинулся хвалить арбитра, «разобравшегося» в эпизоде. Дополнительные комментарии мне тут кажутся неуместными.
   У меня побывал на эфире не так давно судья всесоюзной категории Владимир Левитин. Он судил в советские времена много. Теперь не боится честно рассказывать о том, как судил, в чью сторону свистел, какие подарки ему дарили, на какие склады водили (в советскую пору возможность оказаться на складе с дефицитным товаром была намного важнее, чем просто заработать денег). И он вполне может сравнить судейство в жанре «как было» – «как стало». Всё перечислять не буду, потому как сделаю скидку на традиционный возрастной коэффициент, благодаря которому в детстве и трава была зеленее, и снег чище. Но даже со всеми поправками и скидками услышанное заставляет шевелиться последние волосы на моей давно уже не кучерявой голове. Я узнал и то, кому и как судьи платят за назначения на матчи, кому и в каких количествах надо платить за то, чтобы в итоге двигаться выше по судейской вертикали… Пересказывать не буду, потому как вряд ли смогу подтвердить в суде справедливость конкретных обвинений при помощи бумаг и документов. Но что-то подсказывает мне, что не верить Левитину оснований не найду. Он не обиженный и не отодвинутый от судейских дел чиновник. Он уже давно не ведёт активной работы. У него нет желания с кем-то свести счёты. А значит, ничего не остаётся, кроме как верить.
   Один из бывших судей предлагал то Смородской, то Карпину, то другим руководителям крупных команд, которые часто страдают от произвола арбитров, методическую помощь. В течение полутора месяцев он вызывался провести доскональный анализ и дать прагматичные консультации игрокам клуба: чего не стоит себе позволять при том или ином арбитре, как не провоцировать ситуацию и т. п. Сначала вроде бы каждый из начальников идеей загорался (тем более что за это особо и платить не надо), а потом, поостыв, тихо шептал:
   – Да мы лучше как-нибудь по старинке с судьями поработаем…
   Так чего уж тут, по Гоголю, на зеркало пенять, коли рожа кривая? Как в любой взятке, есть две виноватые стороны: и тот, кто даёт взятку, и тот, кто её берёт. Оба соучастники одного преступления. Так и здесь: зачем кричать о несправедливости судей, если ты тоже с ними работаешь?
   А ведь чаще всего кричат те, чьё имя просто стало для многих синонимом футбольной коррумпированности. На эскапады Валерия Газзаева по поводу того, как злобные судьи ни во что не ставят его «Аланию», вообще даже и реагировать как-то неловко. Потому что все судьи, работавшие с Газзаевым, все владельцы команд, которые Газзаев тренировал, прекрасно знают, в какую сумму обходилась работа с арбитрами. При этом слухов о том, что часть денег, выделенных по этой статье расходов, до судей так и не доходила, тоже во все времена хватало.
   Под занавес «судейской главы» расскажу ещё одну забавную историю, весьма красноречиво характеризующую состояние дел в современном судейском корпусе. Идёт матч первого дивизиона «Химки» – «Сибирь». Ещё не так давно оба клуба играли в элите российского футбола, но те времена для химчан и новосибирцев безвозвратно миновали. Одни прозябают ещё худо-бедно в середине первой лиги, вторые уверенно шагают в дивизион рангом ниже.
   Но дело не в этом. Единственный мало-мальски примечательный эпизод в этом поединке случился в середине второго тайма, когда игроку «Химок» удалось так причудливо переплести свои руки с руками защитника и так картинно начать падать ещё за метр до линии штрафной площади, что арбитр «купился» на эту игру по системе Станиславского и указал на 11-метровую отметку. Пенальти. Игроки «Сибири» активно бросились атаковать вынесшего сомнительное решение арбитра. Причём один из них – хорват Матий Шпичич – делал это столь агрессивно, что увидел перед глазами спустя мгновение красную карточку.
   Арбитр решения не меняет. Разбегается представитель хозяев Даниловский и переигрывает вратаря. Химчане радуются, но тут неожиданно в адрес арбитра начинает призывно махать Матий Шпичич. Тот самый, удалённый минутой ранее. Этот красавец так медленно покидал поле, что в момент удара ещё так и не добрёл до боковой линии. То есть формально судья не должен был давать пробивать пенальти, пока на поле нет того количества игроков, которое должно быть. И что придумывает арбитр, чтобы дезавуировать собственную оплошность? Он принимает решение в пользу провинившихся: заставляет пенальти попросту перебить. Вторая попытка уже не оказалась успешной: голкипер «Сибири» Макаров берёт мяч намертво. Бред.
   Розетти не сразу, но всё-таки нашёл идеальную форму, как отвечать, при этом ни на что не реагируя.
   Если ещё не так давно он говорил, что если для оценки эпизода ему надо посмотреть повтор несколько раз, то он не наказывает арбитра, так как у того возможности смотреть повтор не было. Теперь же формула ответа выглядит просто суперотточенно:
   – Мы не можем делать вывод о том, ошибся ли арбитр, если не посмотрим на эпизод с того же ракурса, с какого видел его сам судья…
   Это, спрашивается, как? Подобно камерам на гоночных болидах, вешать видеофиксатор на арбитра? Вот тут уже точно – бред…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация