А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фамира-кифарэд" (страница 6)

   Сцена девятнадцатая

   После этого на сцене остаются только тень и птица. В течение нескольких минут тень гоняется за птицей и при этом страшно машет руками. Тем временем видно, как ощупью от камня к камню, изменившейся походкой слепого, спускается к дому Фамира. Иногда он отдыхает около камней. Лицо его окровавлено и выглядит страшно. Наконец Фамира спустился к самому дому. Он достиг последнего белого камня, похожего на голову быка, и, склонившись, молча его обнимает. Птица села к нему на плечо. Призрак, не смея подойти вплотную, остановился поодаль, он сложил руки, прижав их к груди, по темному лицу катятся слезы. Между тем уж поднимается утренний туман. Луна погасла.
   На светлеющем небе остались только редкие бледные звезды.

   Фамира

Последняя ступенька…
Скоро дом,
И мир, и сон. Довольно на сегодня.
Встает туман. Я чувствую: мои
Одежды стали влажны. Белый камень,
Товарищ одинокий! Как тебя
Мне узнавать, когда ты уж не белый…
А это что ж у ног моих?

   (Поднимает кифару.)

Любовь…
Моя любовь, поди сюда. Слепому
Ты дорога – не изменяла ты,
И ворожбы ничьей на чутких струнах
Не остается больше.
Может быть,
Хоть луч еще таится в сердце…

   Пробует играть, что-то силится припомнить, кровь, смешанная со слезами, струится по лицу. Призрак качает головой. Птичка затаилась на его плече.
   Фамира безнадежно опускает кифару.

Вино ушло до капли – мех сносился.

   Пауза.

Но голоса здесь были.
Никого
Я более не слышу. Только чье-то
Так быстро бьется сердце… Возле… Точно
Ребенок или птица… Вот теплом
Мне на лицо повеяло… За ночью
Белеет день, и уголь будто выжег
Еще не все. О нежный, кто же ты?
Со мною?.. На плече?

   (Осторожно снимает птицу, которая не противится.)

Какой-то птенчик…
Да он ручной совсем. Откуда ты?
Откуда ж ты, пичужка? И кровавых
Как не боишься ям?
Га… Это что ж?
Ледяная струя – откуда ж эта?!
Так мертвецы на сердце веют… О…
Коль это тень… То чья же? Заклинаю.

   Тень издает стон, но совсем слабый, рассветный, слышно хлюпающее сам-сам-сам.

   Фамира
   (движется по направлению голоса. На одной руке держит птицу. Другая спокойно и бессознательно касается Филаммона, который припадает к ногам Фамиры и целует их)

О боги… Вам я отдал, что имел —
Уплачен долг, и с лихвой… Но на свет
Не сам пришел Фамира. Если только
Вы видите теперь его отца
Иль мать его, молю вас в этот час
Безрадостный и страшный: ради муки,
Подъятой им свободно, не оставьте
Фамиру одного – пускай отец
Иль мать ему омоют, плача, раны.

   Сцена двадцатая
   Заревая

   В глубине, на фоне розового сияния, показывается Гермес в ореоле божественной славы. Его слова падают ясно и мерно.

   Гермес

С тобой они оба, Фамира…

   Фамира
   (настораживается)

Я чувствую сиянье божества,
И боль от ран затихла. Я не вижу
Твоих ланит, но кланяюсь тебе.
Прости слепому, вышний… Кто ты, боже?

   Гермес

Сын Майи крылатой – Зарею
Рожден я, – я грустного стада
Пастух равнодушный – Гермес,


С тобой они оба, Фамира —
И мать, и отец. Эта птица,
Она – превращенная Нимфа,
Тебе я оставлю ее…


Отец же унылою тенью —
Все хочет обнять он Фамиру,
Но холоден он и бессилен
Меж розовых пальцев Зари.

   Тень Филаммона становится все меньше и наконец исчезает.

А ты – ты жить, ты будешь долго жить,
Хоть в нищете, Фамира, и возврата
В отцовский дом не жди… Филаммон в море
Спустил свои сокровища и умер
От собственной руки.
Рабыню я
Пришлю к тебе, Фамира.

   (Указывает на дом.)

Там рабыня,
Кормившая тебя, объята сном —
Ее заколдовали, но словам
Моим она внимает, и бегут
По старческим морщинам слезы. Ты
Пойдешь за ней в Афины, в Дельфы, в Аргос
И к славному кремлю, где Посейдон
Тебя венчал победой; а пичужке
Утехой песен нежных добывать
Тебе на хлеб придется.
И кифару
Возьми с собой. Мы жребиев туда —
Купцы гаданье любят – накидаем,
И вынимать их клювом будет та же
Из лиры мать. И пусть питает сына
До старости, до смерти, много лет…
Когда ж тебе глаза засыплют, Нимфа
Вернется к нам, пленять. Я на груди
Твоей, слепец, велю повесить доску
С тремя словами: «Вот соперник муз».

   (Движением пальца птице.)

Смой кровь с его лица… Он жалок, Нимфа…

   Птица летит и возвращается с мокрой губкой. Фамира освежает лицо. На нем яснее видны теперь глубокие, уже чернеющие ямы и редкий белый волос на бороде… Совсем светло… Заря слилась с небом. Гермес готов исчезнуть. Контуры его потускнели. Фамира ощупью отыскивает посох и берет кифару, уже не касаясь струн. Птица смирно сидит у него на плече. Теперь она хозяйка положения.

   Фамира

Благословенны боги, что хранят
Сознанье нам и в муках.
Но паук
Забвения на прошлом… он добрее.

   Гермес исчезает. Из дома выбегает кормилица и с плачем бросается к Фамире.
...
Царское СелоЛето 1906
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация