А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Эволюция жизни. Путь от Богочеловека к человеку" (страница 26)

   4. Версия гибели Иуды Искариота

   Совершенно очевидно, что для Иуды Искариота Иисус Христос представлял высшую духовную и человеческую ценность, а вот для фарисея Петра духовная и человеческая ценность Сына Божия, несмотря на все Его проповеди и божественные дела по исцелению и даже воскресению людей, не имела никакого значения. По сути дела, Иуда Искариот добровольно стал первой христианской жертвой и погиб «за други своя», потому что он как христианин уже не мог никого убить или каким-то другим образом повлиять на ситуацию и изменить положение Иисуса Христа, как незаконно арестованного человека. Если слова Самого Сына Божия Иисуса Христа ничего не изменили, и не повлияли на смертный приговор Синедриона, то, что могла изменить в этом окружении жизнь Иуды Искариота? Он погиб, потому что перестал быть фарисеем и уже никогда не смог бы вернуться к прежней жизни. Давайте рассмотрим, что бы произошло, если бы Иуда не погиб, а вернулся к ученикам Иисуса Христа и рассказал им всю правду о своей роли «связника» между Иисусом Христом и Каиафой? Нет сомнений, что братья Зеведеевы и ученик Андрей, тут же оправдали поступки Иуды и утешили своей любовью как брата и единомышленника. А вот спасенный им от ареста ученик Петр-Симон, до схождения Святого Духа и бесед с воскресшим Иисусом Христом оставался фарисеем. По своей лживости он бы обвинил Иуду в предательстве и добился исключения Иуды из состава учеников Иисуса. И тут надо сказать главное. Иуда был не просто ученик Христа и «мытарь», а доносчик и свидетель контроля Синедриона за деятельностью Иисуса Христа. Три года Иуда исполнял нелегкую миссию связующего звена между Иисусом Христом и первосвященником Синедриона Каиафой. Народ Иудеи, как и прокуратор Иудеи Понтий Пилат, ни в коей мере не должны были узнать об этой связи. Поэтому я выдвигаю следующую версию трагических событий, связанных с гибелью Иуды.
   Во время предпоследней беседы Иуды и Каиафы, накануне «Тайной вечери», решение об аресте Иисуса Христа уже было принято. Содержание этой беседы Иуда сообщил Иисусу Христу, поэтому Иисус Христос и говорил во время «Тайной вечери» о скором аресте и гибели как неотвратимой неизбежности. Сам Иуда после ареста Христа превращался в опасного свидетеля. Смерть Иуды была предрешена, но простое убийство ножом, могло усилить подозрения прокуратора Иудеи Понтия Пилата в наличии религиозного заговора Синедриона против Иисуса Христа. Каиафа не мог позволить сделать ошибку. Ему надо было не только добиться смертного приговора для Иисуса Христа, но и максимально опозорить на все будущие времена в глазах еврейского народа и в глазах всех народов Земли, как самого Сына Божия, так и Его первохристианскую общину. От народа невозможно было скрыть, что стражу Синедриона привел в Гефсиманский сад ученик Христа по имени Иуда. Но сразу же после этого действия надо было убить Иуду, который мог рассказать о трехлетних контактах с первосвященником Синедриона и о содержании их тайных бесед. Простое убийство в данной ситуации невольно накладывала тень подозрения на руководство Синедриона. Имитация его самоубийства путем повешения на осине, было выгодно руководству Синедриона и как нельзя лучше, одним махом решало несколько стратегических задач в пользу Синедриона. Во-первых, уменьшало божественность Христа и даже прямо дискредитировало Сына Божия, который три года ел хлеб и питался из одной чаши с собственным предателем, и как бы не мог распознать его «дьявольской» духовной сущности. Во-вторых, само это предательство одного из учеников, который за три года так и не проникся даже простым уважением к своему божественному Учителю, превращало как бы в ничтожность воспитательную роль Его самого и Его Слова Божия. Если поверить в факт предательства Иуды, как в одномоментный акт его личной инициативы, то получается, что корысть и жажда личной наживы подспудно жили в нем все три года совместной жизни в одной общине с Иисусом Христом и другими Его учениками.
   Поверить в это, находясь в здравом уме, невозможно! Потому что, во всех четырех Евангелиях не отмечено ни одного факта, чтобы Иуда, три года исполняя обязанности казначея, проявлял сверхжадность или украл из общей кассы хотя бы один динарий. Тексты Евангелий свидетельствуют, что избытки денежных средств община Иисуса Христа раздавала нищим. Естественно, что это мог делать только казначей. Как можно не заметить корыстность и жадность человека при совместном проживании и совместном питании из общей кассы? Если бы Иуда был действительно вором, то другие ученики непременно уличили его в воровстве еще вначале карьеры казначея. Тем не менее, указание, что Иуда является вором, есть в Евангелие от Иоанна. Накануне «Тайной вечери» в доме Симона прокаженного женщина помазала голову и ноги Иисуса Христа драгоценным миром, стоимостью 300 динариев. Якобы ученики, в том числе и Иуда Искариот, обсуждали между собою, что лучше бы было продать драгоценное миро, а вырученные деньги раздать нищим. Из этой беседы никак не следует, что Иуда является вором. Но откуда же тогда взялась фраза в Евангелие от Иоанна об огульном обвинении Иуды в воровстве? Я думаю, что это поздняя вставка врагов христианства, которым очень надо было очернить христианство и сделать предателем Христа не фарисея Петра, а истинного христианина Иуду Искариота. Но все-таки Иуду Искариота убили, а затем повесили, изобразив самоубийство, не по этим очевидным причинам опозорить христианство, а по более прозаическим соображениям, которые возникли в процессе допроса Иисуса Христа первосвященником Синедриона. Давайте посмотрим, как развивались события после ареста Иисуса? Стража повела Иисуса во двор зятя Каиафы, а ученик Петр и еще один, неназванный по имени, ученик Христа, последовали за своим Учителем. Стража не пустила Петра на двор члена Синедриона, а второй неназванный ученик сразу же прошел во двор, потому что его знал первосвященник, а значит, и знала стража.
   Этим неназванным по имени учеником мог быть только Иуда. Стража знала его в лицо, потому что он три года регулярно посещал первосвященника, а одни и те же охранники несли службу по охране всех членов Синедриона, как высших религиозных и государственных деятелей Иудеи. Иуда получил разрешение у начальника охраны, и, вернувшись к воротам, провел Петра во двор. Здесь Петр увидел, что стражник бьет Иисуса Христа по щекам, как простого смертного. Фарисей Петр никогда и не верил в божественность Христа, а здесь он воочию убедился в полной беззащитности Учителя и в Его неспособности противостоять насилию реальной власти Синедриона. Его трижды опознали как ученика Иисуса, и он трижды предал Иисуса, потому что солгал, что не знаком с этим человеком. После этого Петр в панике бежал, оставив Иисуса Христа и Иуду наедине с неправедными судьями в окружении стражников. Неужели непонятно читателям Евангелий, что если бы Петр был задержан стражей, то он бы и стал главным лжесвидетелем против Иисуса Христа? Первосвященник Каиафа знал, что Петр находится рядом с Иисусом, но не мешал его побегу, потому что Петр был единственным фарисеем среди учеников Иисуса, и Каиафа планировал назначить Петра первым архиепископом христианской церкви, как подчиненной ветви религии иудаизма. Петру, как фарисею была предоставлена свобода выбора: или убежать и вскоре стать главой христианской общины вместо Иисуса Христа, или остаться и лжесвидетельствовать против Иисуса Христа и покрыть себя вечным позором предателя. Он хорошо запомнил слова Иисуса Христа, сказанные накануне ареста: «Горе тому человеку, которым Он предастся». (Лука,22;22). Евангелист Марк (14:21) добавляет: «Лучше бы тому человеку не родиться». Эти же угрозы повторены евангелистом Матфеем (25;24). Эти угрозы предопределили выбор Петра в пользу бегства. Можно сказать и по-другому: фарисей Петр нужен был как дьяволу, так и Иисусу Христу, ибо оба связывали свои планы с деятельностью Петра в качестве ведущего апостола христианской церкви.
   Словесное тройное отречение Петра было предсказано Иисусом и это предсказание оказалось той спасительной «соломкой», которая уберегла Петра от лжесвидетельства, а главное, позволила ему уже в чине апостола, первым «свести» на эллина и римского гражданина Корнелия Святой Дух, и по слову Христову, стать камнем и основанием мирового христианства. Любой суд опирается не столько на слова подсудимого, сколько на свидетельские показания «соучастников» преступления. Вопрос о поиске и определении состава преступления, подтвержденного свидетельскими показаниями против Иисуса Христа, был в тысячу раз важнее для первосвященника Каиафы, чем поимка и доставка Иисуса Христа, который к тому же и ни от кого не прятался. Он ежедневно появлялся в храме, а вечерами ежедневно молился в Гефсиманском саду у подножия Елеонской горы, что засвидетельствовано евангелистами. Совершенно очевидно, что Иуда остался, чтобы защитить Учителя от неправедных обвинений и свидетельствовать перед членами Синедриона истину. Он остался для защиты Христа, потому что как праведный христианин, верил в праведность суда и верил, что его свидетельские показания и явятся основанием для снятия с Иисуса Христа всяких обвинений. Неужели читатели Евангелий, да и богословы, так наивны, что не подумали о том, что после того как Петр покинул «судилище», первым и главным кандидатом в лжесвидетели, стал ученик Иуда Искариот. Любой властитель и судья, чтобы обзавестись лжесвидетельствами «соучастника», каким являлся ученик Иуда Искариот в глазах еврейского народа, и добиться смертного приговора для Иисуса Христа, который уже был «заочно», еще за два дня до ареста, приговорен к смертной казни, не пожалеет никаких денег для подкупа лжесвидетеля. Я думаю, соблазняя ученика Иуду дать лжесвидетельства против Христа, первосвященник Каиафа обещал ему дать не 30 сребреников его зарплаты «мытаря», а такую сумму, какую он сам пожелает. Будь Иуда Искариот вором или стяжателем или не будь он праведным христианином несгибаемой веры, первосвященник обязательно уговорил бы его дать лжесвидетельства против Христа. Я буквально вижу, чем закончился этот тяжелый разговор Иуды наедине с первосвященником Каиафой. Иуда с гневом отверг лукавые предложения Каиафы лжесвидетельствовать против Христа, самовольно сложил с себя обязанности «мытаря», а, выбежав из кабинета во двор, вспомнил о полученной накануне зарплате «мытаря» и на глазах всех присутствующих выбросил эти деньги к ногам членов Синедриона, которые допрашивали Иисуса Христа. Не в силах облегчить участь любимого Учителя, Иуда покинул двор первосвященника и вышел на ночные улочки Иерусалима.
   Такими действиями Иуда сам себе подписал смертный приговор. В те времена любой человек, который даже случайным словом осуждал действия иудейского Синедриона, подлежал смерти. Убивали «несогласных» ищейки Синедриона, которых называли сикариями и зелотами. Римский прокуратор судил только уголовных преступников. Ему их поставлял Синедрион, чтобы он не скучал без работы и чтобы считал себя высшим судьей, как представитель Римской мировой империи. Фактическая религиозная и гражданская власть принадлежала Синедриону даже больше чем царю Ироду Антипе. Иудея представляла собой не просто мононациональную, религиозную микроимперию, но единый большой кагал с абсолютной властью Синедриона. О бесправности и беззащитности рядового иудея в кагальной системе можете прочитать у других авторов. Сквозь строки об этих жестоких реалиях жизни подданных древней Иудеи можно прочитать и в тестах Нового Завета. Иисусу Христу пришлось бежать из синагоги Назарета Галилеи. Эту синагогу посещали ученики религиозной школы сикариев и зелотов. Проповедь Христа о Царствии Небесном, о любви и христианских принципах поведения человека вызвала в них такой гнев, что они могли умертвить Иисуса Христа без суда и следствия, побив его каменьями на выходе из синагоги. Тот же Савл, до обращения в апостола Павла вместе с группой фарисеев, сикариев и зелотов по указанию Гамалиела спокойно разыскивал христианские общины и подчинял их воле Синедриона, а «несогласных» вроде Стефана, сикарии и зелоты без суда и следствия побивали каменьями. Напомню, что за несколько лет до рождения Христа волхвы явились к Ироду Великому и сообщили ему весть о рождении Богомладенца. Весть оказалась ложной. Саваоф провел эту операцию, чтобы проверить реакцию потомка Каина на скорый приход Мессии.
   Ирод Великий не мог позволить, чтобы Богомладенец рос без его надзора, и без наблюдения Синедриона. Придя в гнев, он приказал Синедриону перебить всех младенцев Иудеи. Сикарии и зелоты тут же бросились исполнять волю Синедриона и Ирода Великого и перебили множество невинных иудейских младенцев мужского пола. Как мы видим, римский прокуратор не вмешивался во внутренние разборки Иудеи. Он мог сделать «донос» на жестокость Ирода Великого императору Рима, но остановить убийство младенцев по своей воле не имел права. Совершенно очевидно, что прокуратор Рима не имел никакой реальной власти, как над царем Иудеи, так и над Синедрионом. Этим беззаконием Ирод Великий сам себе подписал смертный приговор не по власти Рима, а по духовному закону, и вскоре умер, уступив трон своему сыну Ироду Антипе. Но разве только в религиозном источнике сообщается информация о зверствах сикариев и зелотов и страхе перед ними всего еврейского народа? Иосиф Флавий, как живой свидетель эпохи и предводитель восстания еврейского народа 66–69 годов новой эры, прямо указывал, что Иудея была наполнена тайными доносчиками. Доносы стекались в Синедрион и подозреваемые доставлялись к членам Синедриона для дознания. Если судьи обнаруживали «крамолу», то подозреваемого отпускали с «судилища», а вскоре его догоняла толпа сикариев и зелотов и побивала каменьями. Беззакония в древней Иудее, связанные с бессудным человекоубийством, были не исключением, а нормой жизни. Обстановка сплошного доносительства и беспощадной расправы с «инакомыслящими» и несогласными с действиями Синедриона, не давала Иуде Искариоту никакого шанса спасти свою жизнь. После того как он ослушался первосвященника Синедриона Каиафу, отказался лжесвидетельствовать против Христа, сложил с себя полномочия «мытаря» и покинул неправедное «судилище», его догнала группа сикариев и зелотов, и предала смерти. Как известного ученика Иисуса труп Иуды не могли просто оставить на месте убийства. Чтобы замести следы преступления, убийцы имитировали самоубийство, и повесили уже умерщвленного Иуду Искариота на осине. Чем больше я обдумываю ситуацию гибели Иуды, тем больше прихожу к выводу, что вышеизложенная гипотеза является в тысячу раз правильней и достоверней, чем версия самоубийства Иуды.
   Есть и еще одно скрытое доказательство этой версии. Иуда Искариот, как обращенный в христианство фарисей, уже не мог ни при каких обстоятельствах наложить на себя руки. Он сознательно спровоцировал собственное убийство, чтобы не стать лжесвидетелем. Никто не знает подробностей. События могли развиваться и по более трагическому, но вполне реальному сценарию. Возможно, что еще в кабинете Каиафы Иуду до смерти замучили телесными пытками, пытаясь склонить его к лжесвидетельству. Когда он умер, не перенеся нечеловеческих страданий, то его тайно вынесли в укромное место и изобразили, что Иуда повесился от угрызения совести. Мы знаем одно. Иуда не предал, а передал Иисуса Христа в руки правосудия и сделал это по просьбе самого Иисуса. Причем он сопровождал стражу не как предатель и жалкий доносчик, а как имеющий власть представитель первосвященника Каиафы. Иуда командовал стражей и в его присутствии, ни стражники, ни толпа сопровождавших их сикариев и зелотов не могли совершить самосуд и убить Иисуса Христа без суда и следствия. Была у Иуды и вторая задача. По просьбе Иисуса он должен был арестовать только Его одного и предупредить остальных учеников, чтобы они надежно спрятались и укрылись. Когда ученик Петр убежал со двора и спрятался, и когда сам Иуда был до смерти замучен, но не согласился лжесвидетельствовать против Иисуса, тогда сикарии и зелоты были посланы на поимку остальных учеников Иисуса, чтобы сделать из них лжесвидетелей. У ищеек Синедриона было мало времени. Утром Иисус Христос должен был быть доставлен к прокуратору Иудеи Понтию Пилату, и вся затея с лжесвидетелями становилась бессмысленной и даже опасной для авторитета Синедриона. Если бы «схрон» и местопребывание учеников Христа был до утра установлен, то всех бы их доставили во двор первосвященника. И вот тогда ученик Петр стал бы главным лжесвидетелем против Христа. Но такого развития событий не хотел ни дух Саваофа, ни дух дьявола, поэтому ученики и не были найдены. Так Иуда Искариот, исполняя по любви ко Христу Его указания, стал первой христианской жертвой, погибшим ради и во имя Христа и оклеветанный поздними вставками в тексты Евангелий, как жалкий скряга, предатель и доносчик. Некоторые читатели, посчитают данную версию гибели Иуды Искариота авторским вымыслом. Да, это авторский вымысел, но он в десятки тысяч более вероятен, чем версия самоубийства Иуды Искариота. Хорошо изучив нравы и коварство иудейского Синедриона, я не могу поверить, что первосвященник Каиафа мог выпустить живого и невредимого Иуду из своих цепей и отпустить на все четыре стороны, не приложив все усилия обольщения, чтобы превратить его в лжесвидетеля. Ведь и Иисуса Христа вначале проповеднической деятельности дьявол обольщал властью и богатствами мира и убил через три года, когда понял, что Иисус Христос не станет помощником дьявола. Иуда повторил судьбу Иисуса, ибо полюбил Его больше жизни, стал настоящим христианином, лишенным зла и лукавства, и отказался стать лжесвидетелем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация