А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Как обуздать олигархов" (страница 34)

   Ленинская партия, вне всякого сомнения, создавалась по опричным лекалам (не случайно слово «партия» происходит от латинского «pars»– «часть»). Конечно, в случае с большевиками имела место быть бессознательная пародия на опричнину, введенную православным Государем. Но технологии использовались именно опричные. Партия большевиков (по Сталину – «орден меченосцев», по Троцкому – «орден самураев») была сообществом воинов-аскетов, сплоченных железной дисциплиной и обособленных от остальной «земщины». Даже в «старые добрые» времена застоя «член партии» воспринимался как представитель некоего полусекретного ордена, верность которому хранилась и на символическом уровне. (Так, за пропажу партбилета из КПСС исключали автоматически).
   Был у этой орденской партии и свой вождь-основатель – Ленин, пользующийся огромным, иногда непререкаемым авторитетом. Но вот парадокс – сверхпопулярный вождь позиционировал себя как «первый среди равных». Своих соратников он воспринимал в качестве вождей – таких же, как он, но обладающих чуть меньшим пониманием происходящего. Вот почему Ленин мог вполне спокойно взаимодействовать с такими разными и враждебно настроенными друг к другу людьми, как Сталин, Троцкий, Бухарин, Зиновьев и т. д. Будучи «первым среди равных», Ильич обеспечивал «чуть менее равным» возможность самостоятельно действовать в рамках своих структур – лишь бы эти самые структуры были жестко заострены против внешней «земщины». Внутренние разногласия, таким образом, выносились вовне, что и выливалось в жесткое противостояние не только с врагами, но и просто с «несознательными», «попутчиками» и т. д.
   Долго, однако, такая модель действовать не могла, ибо она была основана на вражде между меньшинством и большинством. Сам же Ленин санкционировал начало «новой экономической политики» (нэп), которая примирила большевиков с крестьянской стихией. Ну а потом из жизни ушел и сам Ленин, который мог как-то уравновешивать своих амбициозных соратников. И вот тогда произошел стремительный распад новоявленной опричнины на множество почти суверенных вотчин. На местах возникли могущественные краевые парторганизации (Западно-Сибирская, Центрально-Черноземная, Средне-Волжская и др.), бывшие не менее «крутыми», чем компартии союзных республик.
   Существовали и ведомственные вотчины – наркоматы, которые постоянно норовили выйти из-под контроля ЦК и правительства. Особой вотчиной был НКВД, чей глава Ягода не боялся противопоставлять себя Сталину и вел свою политическую игру с «остатками» бухаринской оппозиции. А ведь Чека изначально считалась «вооруженным отрядом партии».
   Сталин боролся с этими вотчинами, опираясь на центральные структуры – возглавляемый им Секретариат ЦК, Комитет партийного контроля при ЦК и аппарат Совета народных комиссаров (глава СНК – В. М. Молотов). Столкновение структур и группировок привело к т. н. «Большому террору», в ходе которого «вооруженный отряд партии» хорошенько проехался по региональным и ведомственным «боярам», да и по себе самому. (Характерно, что в 1936 году Сталин поставил во главе НКВД секретаря ЦК и председателя КПК Ежова, который сменил профессионального чекиста Ягоду. Однако новый нарком очень скоро попал под влияние вотчинного духа, что только способствовало усилению репрессий. В конце своей карьеры Ежов стал «прослушивать» кабинет Сталина и готовить «дела» на лиц из его ближайшего окружения.) В результате Сталин сумел упрочить положение партийного центра, разукрупнил наркоматы, усилил институт заместителей правительств и создал особые координационные структуры вроде Бюро Совнаркома (СНК). А в 1941 году он осуществил свою заветную мечту, став председателем СНК.
   Однако в 50-е годы, после смерти вождя, партийно-ведомственная олигархия «разоблачила» культ личности и провозгласила возврат к ленинским нормам партийной жизни (т. е. к коллегиальности). Тем самым она отвоевала свои позиции, что, в конечном итоге, и привело к распаду СССР. Сталин смог потеснить олигархов, но ему не по силам было устранить саму олигархию.
   Если новая опричнина будет создаваться по орденско-партийным технологиям, то ее ждет та же судьба. И не важно, насколько «правильные» люди составят костяк «ордена меченосцев». Коллективность и коллегиальность порождают структурность, а структура – страшная вещь, которая способна перемолоть самых лучших. Когда же некая структура выстраивается «над государством» (М. Калашников), то она неизбежно узурпирует государственные функции и вносит помехи в деятельность госаппарата.
   Царь Иван Грозный вовремя распустил опричнину, которая выполнила поставленные перед ней задачи. Не сделай он этого, и Русь получила бы олигархию пострашнее «удельно-боярской». (Собственно, опричные функционеры уже начали «свою игру».) Но Грозный был самодержавным Царем, поэтому он сумел ликвидировать опричную структуру в самом начале олигархического перерождения. Никакой выдвиженец (от партии, «класса» или «нации») не смог бы этого сделать, будь он хоть трижды «великим фюрером» и четырежды «вождем всех времен и народов». Власть партийной группы всегда сильнее власти ее вождя. Причем партийный вождь не может демонтировать партию, ибо в этом случае он потеряет свою легитимность.
   Терминология может быть использована разная, и вместо слова «партия» могут предложить совсем другие слова. Например – «орден» или – «сплоченное сообщество» (М. Калашников). Даже и «царя» могут поставить во главе этой новой организации. Но его власть будет властью выдвиженца, который выражает интересы элитарного множества. А множество – это всегда часть. И чем больше власти у этой части, тем большие проблемы ожидают государство в будущем. На каком-то этапе возможны впечатляющие успехи, но затем, неизбежно и неотвратимо, придет новый, олигархический застой, растянутый на много десятилетий вперед.
   Но как же избежать перерождения? Для этого необходимо свести структурность новой опричнины к минимуму.
   Вообще, по самой логике вещей, опричнина должна быть полной противоположностью земщине, которая представляет собой совокупность различных социальных, политических и хозяйственных структур. Она есть производная от власти Государя, который превышает все структуры и персонифицирует абстрактное множество в единственности своей личности. Отсюда важнейшее требование – связи внутри опричнины и вовне ее должны быть как можно менее формальными. Новая опричнина – это не партия, не орден и даже не клуб. Это сетевое сообщество немногих самоотверженных людей, принципиально не претендующих на власть, но всецело преданных Государю. В этом – разительное отличие от любой, даже самой верноподданной аристократии. Последняя всегда стремится к собственной субъектности, к власти в рамках определенной структуры. (А это часто ведет к стремлению захватить власть над всеми структурами и свергнуть Царя.) У опричнины же должен быть один-единственный субъект – Государь. Отрекаясь от своей коллективной, социальной субъектности, опричник обретает себя в новом, высшем субъекте. Тем самым он идет путем социально-политического монашества.
   Кем будет новый опричник? Образ его можно нарисовать уже сегодня.
   Новый опричник – это Друг Царя. Тут можно вспомнить Григория Распутина – человека потрясающей духовной мощи, зрившего в корень многих важнейших политических, точнее даже – сверхполитических проблем. Он был Другом Государя, и его «влияние» на Царя было влиянием близкого, духовно родственного человека. Таковым должно быть и влияние новых опричников – никак не институализированное, но основанное на глубинном сродстве душ.
   Новый опричник – это еще и Советник Царя, обсуждающий вместе с Государем самые важные, самые тонкие и самые больные проблемы. Его уровень превышает уровень обычного эксперта, который является специалистом в какой-то одной области. В отличие от него, опричник как бы связует все области национального бытия, обобщая запросы и движения всех социальных, профессиональных и региональных групп.
   Кроме того, новый опричник – Гроза Царева. В самых тяжелых ситуациях Царь призывает своих верных Друзей с тем, чтобы они вмешались и навели порядок. Такое вмешательство подобно молнии, ярко и мгновенно бьющей с царских небес на социальную землю (земщину). В таких случаях опричник (один или несколько) наделен самыми серьезными полномочиями, которые отнимаются после решения проблем. Власть опричника – огромна, но сиюминутна – и никак не постоянна, и ничем не формализована.
   Именно такое сообщество (стоящее рядом с Государем, но не над государством) должно возникнуть еще до начала общенациональных преобразований. Оно будет осуществлять опосредованное руководство разными социальными, политическими, хозяйственными и культурными группами, сплетая их в разнообразную Сеть. После победы эта Сеть станет телом Советской Монархии. Главой же ее будет Царь, а душой – верная опричнина.
   Но кто же он – Государь? Вокруг кого должны сплотиться все верные? Очевидно одно – речь должна идти о человеке, который имеет право на власть по рождению, ведь это право никто и никогда отнять не может. Мы все увидим Царя тогда, когда примем идею Царства всем сердцем, всем разумом, всей душой. И поймем – каким путем идти к решению наших задач. Это происходит уже сегодня.

   К РУССКОМУ ЦАРСТВУ – ЧЕРЕЗ ПРЯМУЮ ДЕМОКРАТИЮ

   В то же самое время надо понимать, что для монархии необходимы условия. Она основывается на традиционном обществе, являясь его государственной вершиной. И если такого общества нет (а его, как очевидно, – нет), то любая реставрация станет всего лишь профанацией, а «монарх» – игрушкой в руках олигархии. Традиционное общество может возродиться на новом уровне (как – это отдельный разговор), но произойдет это не сегодня – и даже не завтра.
   Как представляется, необходим некоторый переходный период – от нынешнего либерального капитализма до самодержавной монархии. Считается, что подготовку к реставрации нужно возложить на т. н. «национальную диктатуру». Однако этот путь следует признать ведущим как раз в сторону от монархии. Диктатура обычно заканчивается либерализацией, ибо общество устает от постоянной политической мобилизации, которая всегда характерна для всех авторитарных режимов. И этому уставшему обществу требуется либеральная демократия, позволяющая «расслабиться». Взять, к примеру, Испанию, где диктатура вроде бы сменилась монархией. Однако, эта конституционная «монархия» является лишь красивой надстройкой над самой что ни на есть банальной западной буржуазной демократией.
   Нужно не сворачивать демократию, но, напротив, требовать ее углубления, которое будет выражаться в переходе от представительной, партийно-парламентской демократии к демократии прямой, основанной на постоянном проведении всенародных референдумов. В настоящее время требование непосредственной демократии широко распространено на Западе, где люди стали понимать всю лживость тамошней демократии магнатов и политиканов. Серия массовых протестов потрясла Европу, причем многие протестующие выразили недоверие прежним лидерам: «Ведущие политические партии, раньше служившие механизмом, через который осуществлялась связь между обществом и властью, сейчас превратились в барьер, защищающий власть от давления общества, – резонно замечает политолог Б. Кагарлицкий. – Никто не принимает во внимание ни мнения людей, ни их интересы. Круговая порука политических элит, правых и, увы, „левых“, стала опорой системы, в которой избиратель лишен не только инициативы, но и влияния на процесс, превращающийся в откровенный фарс. Для французов решающим уроком стала борьба за пенсионную реформу, когда власть откровенно и цинично проигнорировала волю народа, а оппозиция, вместо того, чтобы воспользоваться трудностями правительства, проявила с ним солидарность – против собственных избирателей».
   Вслед за Европой поднялась и Америка, где прогремело движение «Оккупируй Уолл-стрит». Показательно, что классические левые и прочие «прогрессивные» структуры практически отстранились от протеста – а в основу его была положена низовая самоорганизация. Показательно, что на борьбу поднялись сотни тысяч людей, ранее принадлежавших к среднему классу, который ныне стремительно тает. Стэнфордский университет (США) провел весьма любопытные исследования, основанные на анализе данных, полученных во время переписей населения (1970–2007 годы). Выяснилось, что в 2007 году в кварталах, предназначенных для среднего класса, могли позволить себе проживать лишь 44 % семей, тогда как в 1970 году таковых семей было аж 65 %. То есть налицо самое настоящее обнищание масс, о котором столько много говорили Маркс и его последователи. А ведь это еще только 2007-й, предкризисный год. И пока можно только представить – насколько сократилось число благополучных американцев, счастливо располагающихся между богатейшими верхами и беднейшими низами.
   А что же политические партии, которые клянутся насмерть стоять на защите беднеющего избирателя? Стало очевидным, что различные партийцы, как «левые», так и «правые», принимают решения исключительно в интересах крупного бизнеса. И поэтому логично предположить, что за всеми ними стоят некие координационные центры, неявно направляющие деятельность самых разных партий и правительств. Одним из таких центров является Бильдельбергский клуб, объединяющий влиятельных элитариев планеты – бизнесменов, политиков и медиа-менеджеров. Во главе клуба стоит знаменитый супермагнат Дэвид Рокфеллер, а его «замом» является небезызвестный Генри Киссинджер – «мозг» глобализма.
   Заседания Клуба и его деятельность проходят в строгой тайне, что всегда являлось предметом жесткой критики со стороны политиков и журналистов, придерживающихся разных взглядов. Действительно, что это за тайны от народа – во времена практически повсеместного торжества демократии? Ну ладно – бизнесмены, а как же политики, которые отвечают перед своими избирателями? Совершенно очевидно, что элитарии давно уже подменили демократию – тайнократией, создав супервлиятельную и закрытую интернациональную «партию жуликов и воров». Партия эта успешно жульничает на политическом фронте, а на экономическом столь же успешно разоряет средний класс, воруя его доходы – «законным» путем.
   При всем при этом надо иметь в виду, что партия эта могущественна, но не всесильна. Различные конспирологи, исследующие механизмы тайной власти, порой излишне увлекаются, описывая успехи партии международных жуликов и воров, которые якобы кидают «лохов» везде и всегда. А это часто порождает желание сидеть и не «рыпаться», надеясь на чудо или уже ни на что не надеясь. И невольно напрашивается мысль о том, что самим плутократам выгодно именно такое освещение их деятельности. В самом деле, если уж аферу нельзя скрыть (а как ее скроешь при таких масштабах?), то жизненно важно обеспечить правильное ее «разоблачение».
   В реальности международные жулики и воры вовсе не так уж и всемогущи. Они держались и держатся на представительной демократии и ее жрецах – партийных политиканах-посредниках, которые запудрили мозги избирателям посредством изощренной демагогии, распространяемой посредством СМИ. Между тем, интернетизация привела к тому, что граждане стали получать не дозированную, а относительно полную информацию. Более того, им была предоставлена возможность самим выступать в роли СМИ – через сайты, блоги и т. д. Да и сами политиканы уже изрядно поднадоели. Все это вылилось в мощную кампанию протеста, участники которого уже знали, что бить надо не по марионеточным «правительствам», но по их хозяевам. Например, по Уолл-стрит – банкирской мафии.
   Пришла пора и Бильдельбергского клуба. Вот характерное описание событий, развернувшихся вокруг его последнего заседания: «Протестующих в швейцарском Сент-Морице против Бильдельберга-2011 было больше, чем в любые прошлые годы, – читаем в ЖЖ-блоге imperialcommiss. – Швейцарцы показали себя довольно агрессивно настроенными против глобалистов людьми и реально удивили всех иностранных антиглобалистов в хорошем смысле… Не обошлось без скандалов с участием полиции и безопасников. Один из депутатов швейцарского парламента требовал пропустить его в отель, чтобы выяснить „чем там занимаются высокопоставленные дяденьки“. Другому, уже итальянскому депутату, который также ломился в отель, безопасники Бильдельберга сломали нос и хорошо накостыляли по прочим частям тела. Подобные скандалы еще больше способствовали раскрытию сборища… На Бильдельберге-2011 фактически произошла легализация бильдербергских сборищ в мейнстримных СМИ. ВВС, CNN, Fox и другие ведущие телесети сделали репортажи об этом мероприятии. Соответственно антиглобалисты, которые долгие годы разоблачали Бильдельберг, в одночасье превратились из „психопатов-параноиков“, которые „видят то, чего нет“, в людей, которые „не совсем адекватно воспринимают неформальное общение высокопоставленных дядек“… Из-за того, что количество и накал протестов в этом году были беспрецедентными, сборище закончилось раньше, чем когда бы то ни было за все время существования Бильдельберга…».
   Это еще пока только гражданский протест. А некоторые страны «посылают куда подальше» международных жуликов и воров уже на государственном уровне. Так произошло в Исландии, чей опыт упорно замалчивается ангажированными СМИ и малоизвестен в России. В 2008 году эта северная республика элементарно обанкротилась в результате неолиберальной политики, направленной на всемерное поощрение банковских спекуляций. К тому же исландское правительство влезло в неподъемные долги, заняв огромные суммы у Великобритании и Нидерландов. Показательно, что эту политику поддерживали и социал-демократы – это к вопросу о разнице между «левым» и «правым» официозом в условиях представительной демократии. Также показательно, что пришедшая на волне кризиса и протеста «левая» коалиция хоть и осудила неолиберальную политику, но согласилась выплачивать все долги.
   Но не тут-то было. Граждане столь дружно возмутились, что глава республики Олафур Рагнар Гримссон отказался подписать закон, который делал бы исландцев ответственными за все художества банкиров. В стране был проведен референдум, на котором 93 % граждан решительно отказались от выплаты долгов. И как бы ни бесилось «мировое сообщество» – МВФ, Британия и Нидерланды – народ Исландии не пошел на попятную. Что же касается банкиров, то за них не только не заплатили – против них были возбуждены уголовные дела. Меры оказались весьма действенными, и сейчас экономика страны переживает подъем – на злость международным жуликам и ворам.
   При этом Исландия не ограничилась только экономическими преобразованиями. Она произвела глубинные изменения в политической сфере. От продажной представительной демократии республика перешла к демократии прямой. Для написания новой конституции исландцы выбрали 25 граждан из числа 522 беспартийных кандидатов (каждого рекомендовали как минимум 30 граждан). И творчество происходило не кулуарно, но гласно – в Интернете. При этом граждане имели возможность писать свои комментарии и вносить предложения.
   Партии были оттеснены на периферию, теперь на первый план вышло беспартийное большинство, в распоряжении которого все ресурсы онлайновой интернет-демократии. Запад раздавил Ливию Каддафи, пытавшуюся (хотя и очень непоследовательно) ввести прямое народовластие («Джамахирию»). Однако на далеком холодном севере теперь появилась новая республика, которая доказала, что даже очень маленькая страна (300 тысяч человек населения) может бросить вызов огромной, планетарной партии транснациональных жуликов и воров.
   Итак, на Западе происходит разочарование в западной же демократии, а как обстоят дела у нас? Наши либералы (как «классические», так и «национальные») и их левые союзники сегодня выступают за оптимизацию представительной демократии, готовясь сокрушить «политическую монополию „Единой России“» – в собственных интересах. А нам необходимо ратовать за прямую демократию, которая противоположна власти посредников – партийных политиканов, защищающих интересы крупного бизнеса. Всенародное обсуждение всех важных вопросов и мощное самоуправление на местах – вот наша альтернатива, вот наш синтез. И, между прочим, традиционализма здесь больше, чем во всех авторитарных проектах – «монархических», «фашистских» и «националистических». Прямая демократия возрождает древние вечевые традиции – на новом уровне, который соответствует эпохе Интернета с ее коммуникативными возможностями.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация