А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Парк свиданий. Большая книга весенних романов о любви" (страница 21)

   14. Озарение

   – Вижу! – закричал Борис, прижавшись носом к стеклу. – Это она! Вон, в той красной машине… Это она уборщицей прикинулась и потоп у нас в квартире устроила! Сидит рядом с каким-то дядькой и папку с документами к себе прижимает!
   Вот уже некоторое время кружили они по близлежащим улицам и почти потеряли надежду.
   – Это же Юрий Громов, отец Данилы! – спохватился Мариан Самсонович, вцепившись в руль. – Я его видел раньше…
   – Все против нас сговорились! – застонал Лаврентий Самсонович.
   – Не бойся, Лаврик, нас трое. Трое мужчин против одного, девчонка не в счет… Надо догнать их!
   – Уж я тебе покажу! – злорадно произнес Борис и погрозил кулаком Гале в спину. – Будешь знать, как в чужие квартиры вламываться! Дядя Марик, прижимайте их к обочине!..
   – Как же ты с Данилой познакомилась? – спросил Юрий Алексеевич у Гали.
   – Очень просто, – сказала она, поглядывая в окно машины, за которым проносились дома и деревья, уже совсем сбросившие листья. – Он поселился по соседству.
   – У кого?
   – Да ни у кого… Он один там жил. Скрывался ото всех. Только я догадалась, что в этом старом доме кто-то живет. Я пошла туда, ну, а там – Данила. Сначала он даже говорить со мной не хотел, но потом мы подружились. Он мне свою историю рассказал…
   – И ты решила ему помочь? – улыбнулся Юрий Алексеевич, крутя руль.
   – Фикусовы с ним очень несправедливо поступили. И еще они артистам недоплачивали – вот в этой папке должны быть доказательства их преступной деятельности. А Элизе – моя любимая певица…
   Громов нахмурился, когда Галя упомянула про Элизе, и ничего не ответил.
   – Данила очень переживает, что вы с ней расстались, – серьезно произнесла она. – Я, конечно, понимаю, что это не мое дело…
   – Да, он на меня очень из-за этого обиделся, – тихо сказал Громов. – Даже жить у меня не захотел, когда Лиза уехала на гастроли в Австралию. Остался с этими Фикусовыми, а они вон как с ним поступили…
   – Лиза – как странно звучит… – повторила Галя. – Она обычная женщина, у нее есть сын, ее зовут Лизой… Но для всех остальных она Элизе, певица с неземным голосом!
   – Лучше бы она была просто Лизой, обычной женщиной! – с досадой воскликнул Громов. – Мы ее с Данилой почти не видели – то она на гастролях, то на репетиции… В конце концов мне это надоело! И я ей сказал, выбирай – или мы, или концертная деятельность. Она мне ничего не ответила. Я понял – мы ей не нужны. И я ушел… Правда, Данила не согласился пойти со мной.
   – Ничего вы не поняли! Вы только хуже сделали… – не согласилась Галя.
   – Поздно, теперь уже ничего не исправить. Она далеко, сын сбежал ото всех, у меня до сегодняшнего дня даже не было никаких известий о нем… – вздохнул Громов. – Черт знает что творится на этом свете…
   «Бедная Элизе! – подумала Галя. – Теперь понятно, отчего она поет такие печальные песни…»
   – Знаете, – сказала Галя. – В моей семье похожая ситуация. Моя мама – переводчица, она тоже очень часто уезжает в разные командировки… Но мы с папой ее всегда ждем и не просим менять профессию. И папа у меня, между прочим, очень занятой человек – он заместитель министра культуры. Тоже с утра до вечера на работе… Если бы не Вава, моя гувернантка, я бы совсем пропала.
   – Ого! – уважительно произнес Громов, искоса посмотрев на Галю. – Да ты у нас девочка из высшего общества…
   – Скажете тоже… – устало отмахнулась она. – Я – самая обыкновенная девчонка. И я вот что думаю – если человек выбрал свое дело, нельзя ему мешать. Надо помочь… Если Элизе будет все время сидеть дома, она погибнет. Как растение без света. Да, а побыстрее ехать нельзя? – спохватилась она.
   – Галя, я, конечно, бывший гонщик, но правила дорожного движения нарушать не намерен, – строго сказал Громов. – И вообще я не собираюсь рисковать твоей жизнью.
   – Вава там с ума, наверное, сходит…
   – Ничего, выедем на Кольцевую, там немного прибавим скорость, – пообещал ее спутник.
   – Да, Юрий Алексеевич, что еще я хочу вам сказать, – спохватилась Галя. – Элизе – моя любимая певица. Она самая-самая, у меня все ее записи, все диски… Наверное, не я одна ее так люблю?
   – Это точно, – сказал Громов. – У нее очень много поклонников и поклонниц. От них, кстати, тоже одно беспокойство…
   – Вот! Если бы она бросила петь, стольким людям стало бы плохо! Представьте, некоторые и живут только благодаря ее песням…
   – Ну да… – скептически усмехнулся Громов.
   – Да я вам точно говорю! – возмутилась Галя, и в этот момент машину резко дернуло.
   Если бы не ремень безопасности, которым Галя была пристегнута, то она бы разбила себе лоб о стекло.
   – Эй, да кто это там лихачит… – с негодованием произнес Громов.
   За ними ехала большая машина, которая пыталась прижать их к обочине. Галя обернулась и увидела двух очень похожих между собой мужчин, один из которых сидел за рулем, и Борю Фикусова. Она поняла, что Лаврентий и Мариан Самсоновичи решили вернуть себе похищенное.
   – Кажется, за нами погоня… – переполошилась Галя.
   – Я уже понял, – сказал Громов и прибавил скорость, глядя в боковое стекло. – Это братья Фикусовы…
   – И еще Борька Фикусов… Ой, Юрий Алексеевич, они нас сейчас раздавят…
   Машина продюсеров была гораздо больше и мощнее легкого автомобиля Громова.
   – Не раздавят… – Громов резко свернул налево. А потом направо – в какой-то переулок.
   – Мамочки… – пискнула Галя, зажмуриваясь. Она еще никогда не попадала в такие переделки. Две машины мчались по узким московским переулкам.
   «Да, между отцом и сыном определенно есть много общего, – мелькнула у Гали мысль. Она приоткрыла один глаз. – Ой, мы же сейчас врежемся в эту стену!..»
   Но Громов очень лихо управлялся со своим автомобилем – сразу было понятно, что когда-то этот человек всерьез увлекался автогонками.
   Они стрелой промчались по пустынному переулку, свернули в какую-то подворотню и полетели вдоль старых гаражей.
   «Если дальше будет тупик – нам конец…» – решила Галя. Впереди маячил какой-то забор. Железные ворота были закрыты.
   Юрий Алексеевич резко развернулся и помчался между гаражей. Потом он нырнул в какой-то двор и свернул на широкую трассу. Они сразу же влились в поток автомашин.
   Галя напряженно вглядывалась назад – но Фикусовы безнадежно от них отстали.
   – Здорово вы… – с восхищением сказала она Громову.
   – Умею немного… – скромно признался тот.
   Некоторое время Галя еще оглядывалась, а потом успокоилась.
   Теперь они ехали вдоль набережной.
   И Галя вспомнила, что уже была здесь когда-то. Они гуляли здесь с Соней и Сидякиным, потом Сидякин ушел, и они с Соней болтали, стоя на мосту. А потом…
   Да вон же он, этот мост!
   Интересно, повторила ли бы она тот свой поступок?.. Галя вспоминала тот день, и ей казалось, что все это как будто было не с ней, а с каким-то другим человеком.
   На мосту ярким неоновым светом переливалась реклама. И вдруг Галю словно ударило током.
   – Стойте! – закричала она, перепугав Юрия Алексеевича.
   – Что случилось? – сказал он, нажимая на тормоз.
   – Мне надо кое-что посмотреть…
   Она выскочила из машины и побежала к мосту. Наверное, Громов подумал, что она сошла с ума. Но это не имело никакого значения – Гале действительно надо было кое-что проверить…
   Вот мост. Вот каменные перила… Схватившись за них, Галя посмотрела вниз – там текла холодная темная вода. В эту воду она прыгнула, спасая мальчишку, упавшего с теплохода.
   Она стояла вон там, на каком-то уступе, по колено в воде и ждала помощи. Мимо шел еще один теплоход…
   Галя резко повернулась – перед ней, чуть сбоку был большой цветочный павильон. Это на нем неоновым светом переливалась реклама.
   На вывеске был изображен огромный цветок, а рядом сверкала надпись – «Лилия».
   Цветочный павильон под названием «Лилия», что само по себе неудивительно, ведь лилия – это цветок с сильным приятным запахом.
   И еще это – женское имя. Лилия…
   – Конечно, теперь все ясно! – закричала Галя. – Ну да, Лилия!!!
   Определенно Громов всерьез думал, что она сошла с ума.
   – Галя, что ты? – испуганно сказал он, подходя к ней. – Садись в машину, нам пора ехать! Что ты хотела тут увидеть?..
   Галя немного пришла в себя.
   – Да нет, я так… – смущенно улыбнулась она. – Я просто разгадала одну загадку, которая меня давно мучила.
   Они снова сели в машину.
   – Какую еще загадку? – спросил Громов, продолжая встревоженно поглядывать на нее.
   – Не бойтесь, со мной все в порядке… Так бывает – пытаешься понять какую-то вещь и не получается. А потом вдруг видишь все совершенно другими глазами… С вами такое бывало, Юрий Алексеевич?
   – Ну, как сказать… – растерялся он. – Наверное, да.
   Галя сидела и, счастливо улыбаясь, глазела по сторонам. Скоро они выехали за пределы города и помчались по шоссе в сторону дачи. Громову не терпелось наконец увидеть своего сына. Теперь-то у них точно все будет в порядке!
   «А происходило все так… – думала Галя. – Данила был на том, втором теплоходе. Он все видел. Видел, как я прыгнула с моста, как я спасла мальчишку… Теплоход проплыл мимо, но я отвернула лицо. Впрочем, успела заметить, как на меня смотрят чьи-то глаза… Это был он! Он был поражен моим поступком. У Лилии длинные темные волосы, сказал он… Ну да, у меня именно такие волосы были тогда, до болезни! Он не знал моего имени, но напротив, на берегу стоял цветочный павильон с этим названием. Лилия… Вот так я стала Лилией. Ему надо было как-то меня назвать, и я стала для него Лилией!..»
   Они уже подъезжали к даче, как вдруг им навстречу выскочили старенькие «Жигули».
   – Вава… – ахнула Галя. У Вавы было мрачное, встревоженное лицо. Рядом с ней сидел Данила, и на его лице тоже особого веселья не читалось.
   – Данила… – прошептал Громов.
   Машины резко остановились друг напротив друга.
   Галя побежала к Ваве, а Громов – к своему сыну.
   – Где ты была? – сердито спросила Вава и вдруг заплакала.
   – Вавочка, милая, прости! Со мной все в порядке! – Галя повисла у нее на шее. Вава прижала ее к себе, точно боялась, что Галя снова могла потеряться.
   – Но почему ты со мной не поговорила, прежде чем сбежать! – с досадой произнесла Вава. – В конце концов мы могли бы вместе поехать в город!
   – Ты бы поехала со мной? – удивилась Галя.
   – Конечно! Если ты думаешь, что меня не волнуют твои проблемы, то ты ошибаешься… Мы некоторое время ждали тебя с Данилой, а потом решили отправиться на поиски.
   – Вава, что же теперь будет?
   – Что-что… ты знаешь, я была вынуждена позвонить твоим родителям и сказать, что ты уехала.
   Это известие привело Галю в полнейшее уныние. Мама и папа уже в курсе того, что их дочь опять ввязалась в очередное приключение…
   – А… а они что?
   Вава укоризненно посмотрела на свою воспитанницу и смахнула ладонью со щек слезинки.
   – Они не слишком обрадовались, мягко выражаясь, – вздохнула Вава. – Я так думаю, что они теперь меня уволят.
   – Господи, Вавочка, но за что? – испугалась Галя.
   – За то, что плохо смотрела за тобой. Плохая я гувернантка…
   – Какая же ты гувернантка! – возмутилась Галя. – Это так, одно название… На самом деле ты нам как близкая родственница!
   – Но я же не справляюсь со своими обязанностями! – закричала Вава. – Наверное, стара я уже для того, чтобы за детьми следить!
   – Ничего не стара, – горячо возразила Галя. – Без тебя я буду такой одинокой! И вообще даю честное благородное слово – больше никаких авантюр!
   – Так я тебе и поверила… – сказала Вава. – Уверена, завтра ты опять сбежишь спасать кого-нибудь…
   – Не сбегу! Ну, то есть если мне вдруг понадобится отправиться куда-то, то я обязательно захвачу и тебя!..
   А тем временем Данила и его отец стояли друг против друга и молчали.
   – Ты все знаешь? – наконец спросил Данила.
   – Да, Галя мне рассказала.
   – Понятно… Но не стоило тебе сюда приезжать, – хмуро произнес Данила. – В конце концов я уже взрослый человек, у меня своя жизнь. Конечно, спасибо тебе большое, что ты Галку подвез…
   – Нам надо поговорить, – сказал Юрий Алексеевич.
   – О чем?
   – О том, как нам жить дальше.
   – Кому это – нам? – презрительно спросил Данила.
   – Тебе, мне и нашей маме…
   Данила вздрогнул.
   – Ладно… – не сразу сказал он. – Можно попробовать…
   Галя уже садилась в Вавины «Жигули».
   – Данила! – позвала она своего друга. – Можно тебя на минутку?
   – Я сейчас… – сказал Данила отцу и бросился к ней. – Галка, я должен тебе столько сказать!..
   – Потом, – перебила она его. – А сейчас держи вот эту папку. Здесь документы, которые свидетельствуют о махинациях Фикусовых. Я думаю, теперь тебе не придется скрываться… Ты свободен!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация