А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Парк свиданий. Большая книга весенних романов о любви" (страница 12)

   5. Вава делает открытие

   Галя уже в который раз нажимала на кнопки телефона, пытаясь дозвониться Соне. Наконец на третий раз соединение произошло, и Галя услышала у своего уха длинные гудки.
   – Алло! – отозвалась на том конце провода сквозь помехи Софья Филатова, лучшая Галина подруга и одноклассница.
   – Сонька, привет, это я! – закричала Галя.
   – Галка! – заорала Соня, да так громко, что пришлось даже слегка отодвинуть трубку от уха. Все-таки приятно, когда тебе так радуются – растроганно улыбнулась Галя. – Ну наконец-то!
   – Как ты там?
   – Да ничего… Только без тебя – совсем тоска зеленая. Этот Сидякин…
   – Что, вы опять поссорились?
   Несмотря на помехи, слышимость в этот раз была хорошей. Галя приготовилась к долгой беседе.
   – Да… то есть нет. Мы поссорились, а потом помирились… Он сделал модель корабля, какого-то там линкора, а я сказала, что этот линкор похож на маринованный огурец в банке.
   – А он что?
   – Он обиделся и назвал меня этой… ну, килькой в томатном соусе… – запыхтела обиженно Соня. – Ну, на следующий день мы помирились и взяли свои слова обратно… Галка, ты когда приедешь?
   – Сразу, как осенние каникулы закончатся… Это совсем скоро!
   – Ваве своей передай привет! Она там не очень тебя этикетом замучила?
   – Да нет, вполне терпимо…
   Галя, прижимая к себе телефонную трубку, машинально выглянула в окно. Дождь, который лил с утра, прекратился, и сквозь сизые тучи выглянуло солнце.
   – Галка, ты там, наверное, от тоски помираешь? В этой сельской местности всегда тоска зеленая, я знаю…
   – Ну, в общем… – Гале вдруг ужасно захотелось рассказать подруге о Даниле. Соньке об этом можно было рассказать – она умела хранить тайны.
   – Наверное, одни березки в округе, да эти… коровы пасутся? – предположила Соня. Поскольку дачи у Сони не было, представление ее о деревенской жизни было очень смутным.
   – Коров я не видела. И берез тут очень мало, в основном ели да сосны, – сказала Галя. – Но, знаешь, одну вещь я тебе должна рассказать… – Галя понизила голос и оглянулась на дверь. Вава была в гостиной и смотрела телевизор.
   – Говори громче, плохо слышно!
   – Я не могу громче! Слушай, Сонька, я тут познакомилась с одним человеком…
   – С кем с кем?..
   – С одним человеком. В общем, он почти одного с нами возраста и очень несчастный… то есть в его жизни есть какая-то тайна, которую я непременно должна разгадать, – прошептала Галя, опять покосившись на дверь. Вава не имела привычки прислушиваться к чужим разговорам, потому что считала это верхом неприличия, но если орать во весь голос о Даниле – то непременно поняла бы, что в соседнем доме кто-то живет.
   – С каким еще человеком?
   – Он сын одной известной личности, – продолжила Галя. – Имен пока называть не буду.
   – А что за тайна? Она страшная? – с любопытством спросила Соня.
   – Я сама еще не знаю! Я хочу во всем разобраться…
   – Галка, скажи честно – ты что, влюбилась в него?
   – В кого?
   – Ну, в сына известной личности, чье имя ты пока не можешь сказать…
   Галя вдруг вспомнила Данилу, его бледное серьезное лицо, то, как он проводит машинально рукой по своим непослушным волосам, как говорит, как ожесточенно стучит по клавиатуре, играя в компьютерные игры – единственное его развлечение в этом заброшенном месте, и покраснела.
   Соня не могла ее видеть в этот момент, но тем не менее она почувствовала, что что-то не так.
   – Галка, я права?
   – Не сходи с ума, Сонька! – рассердилась Галя. – Вечно тебе всякая ерунда мерещится… Я просто хочу помочь ему!
   – А ты уверена, что этому парню нужна помощь? – вдруг спросила Соня.
   – Не знаю… – нахмурилась Галя. – Но я должна – ведь это сын самой Э…
   Она спохватилась и прикусила язык.
   – Чей сын? – закричала Соня. – Очень плохо слышно… Слушай, Галка, ты не сходи с ума, а то опять попадешь в какую-нибудь историю. Ты и так две недели в больнице провалялась, спасая того мальчишку из воды!
   – Соня, теперь все, все будет по-другому!
   – Я не верю…
   – Ладно… – устало вздохнула Галя, чувствуя, что в словах подруги есть доля правды. В самом деле, зачем помогать человеку, если он сам отказывается от помощи! – Ты права. Не будем больше об этом. Лучше скажи, какие упражнения задали…
   Соня принялась диктовать ей домашнее задание.
   Потом, закончив этот разговор с подругой, Галя почему-то долго не могла успокоиться. Соня сказала, что, наверное, Галя влюбилась…
   «Ерунда какая! Вечно у этой Соньки всякие романтические бредни в голове… Разве можно влюбиться в человека, почти ничего не зная о нем? Нет, нет, тысячу раз нет…»
   Галя никогда и никого не любила. То есть иногда ей нравился кто-то – ну, как, например, Воронов из девятого «А». Когда она видела его на перемене, то сердце у нее начинало учащенно биться и предательская краска подступала к щекам. Галя тогда старалась вести себя как можно более независимо, чтобы никто не догадался. Но про Воронова она знала все – что он был отличник, что тянул на золотую медаль и что лучше всех играл в баскетбол. «Необыкновенная прыгучесть! – не раз с восхищением повторял учитель физкультуры. – Его обязательно должны взять в сборную!»
   Но потом Воронов переехал в другой район, куда-то на окраину Москвы, и Галя моментально о нем забыла. Потом ей стал нравиться Жданько из параллельного – и нравился до тех пор, пока не стал болтать в школьных коридорах с Люськой Авербух. Вот сколько длится перемена – столько он с ней и болтает. Говорит и говорит что-то, а Люська слушает, открыв рот, и иногда лишь произносит с восхищением: «Ты все это придумал, да, Жданько? Признайся!» Галя сама слышала. Люська эта была довольно невзрачной девчонкой, с тощими светлыми косицами, которые загибались кверху, вроде кренделей. Кроме Люськи, с такими косами ходили только первоклашки…
   Жданько Галя знала много лет, он даже успел ей надоесть с этой его вечной болтливостью. В конце концов она даже стала сочувствовать Люське, которой приходилось выслушивать его бесконечные монологи.
   А Данила? Чем он мог понравиться Гале? Она ничего о нем не знала!
   «Нет, я знаю самое главное! – вдруг возразила она самой себе. – Данила – сын Элизе. Самой необыкновенной певицы на свете! Значит, он тоже необыкновенный…»
   И с этой мыслью Галя засела за уроки.
   Потом они с Вавой играли в шашки. Вава, как всегда, проигрывала своей воспитаннице партию за партией.
   – Что же мне так не везет? – вздыхала она. – Эх, надо было идти не так, а вот так…
   За окном плыли серые осенние тучи, а ветер нес последнюю желтую листву, сорванную с деревьев.
   Галя накинула на плечи жакет, но не потому, что было холодно, а потому, что жакет был новым и очень ей нравился.
   – Какие яркие цвета… – заморгала глазами Вава. – В наше время таких кофточек не было!
   Галя знала, что в те времена, когда Вава была молодой, с одеждой были проблемы. Ее приходилось искать в разных магазинах и стоять в долгих очередях. Это называлось – «дефицит», вспомнила Галя. Сейчас магазинные полки ломились от товаров, но проблема заключалась уже в другом – где достать денег на все это…
   – Кстати, ты в курсе, что надевать красное с розовым, красное с зеленым, розовое с желтым – это считается безвкусицей? – сказала Вава, склонившись над шашками. – Опять я неправильно пошла…
   – Что ты, Вава! – засмеялась Галя. – Сейчас можно сочетать любые цвета! Помнишь, летом? Настоящее буйство красок…
   – Вот именно, что буйство, – недовольно проворчала Вава. – Опять ты выиграла! Ладно, давай посмотрим телевизор.
   По каналу «Культура» шли новости культуры.
   – Папа! – обрадовалась Галя, увидев на экране отца.
   Павел Платонович подробно рассказывал, каким образом можно повысить рентабельность музейного дела и что общего между Российской государственной библиотекой и Библиотекой Конгресса США…
   – Великий человек! – восхищенно вздохнула Вава. – Смотри, Галочка, не подведи его!
   Потом после выступления заместителя министра культуры Вава переключила канал, где показывали криминальные новости. Галя с Вавой никогда их не смотрели, чтобы не расстраиваться, но внезапно на экране мелькнуло знакомое лицо.
   – …сын певицы Елизаветы Громовой, известной под псевдонимом Элизе, подозревается в совершении кражи. Продюсер певицы, Мариан Самсонович Фикусов, утверждает, что Данила Громов обокрал его брата, тоже продюсера, Лаврентия Самсоновича Фикусова…
   Вава хотела переключить канал, но Галя выхватила у нее пульт.
   – Погоди, погоди, Вавочка, тут про Элизе! – закричала она.
   – Ах, ну да, это же твоя любимая певица, – понимающе кивнула Вава. – Печально, что у нее вырос такой сын!
   Ведущий криминальных новостей продолжил свой рассказ:
   – Как утверждает Мариан Самсонович, Данила поселился в их доме, когда певица отправилась в гастрольный тур по Австралии, который, кстати, проходит там с оглушительным успехом. Через некоторое время пропало пятьсот тысяч рублей, принадлежавших Лаврентию Фикусову, и подозрение пало на Данилу. Вот что утверждает свидетель – Борис Фикусов, сын Лаврентия…
   На экране сменилась картинка. Щекастый крепыш лет пятнадцати, с коротко стриженными волосами, торчащими вверх, точно щетина на швабре, завертел круглой головой:
   – …слышь, ты, меня уже снимают, да? – он обращался, видимо, к оператору. – Кру-уто… Ну, ваще, дело было так… Этот Данила – гусь тот еще, все не по его было. И папка мой ему не нравился, и дядя Марик – ну, Мариан Самсонович то есть… Дядя Марик ему говорит – чего ты выпендриваешься, мы ж к тебе как к родному! А он нос воротит, точно принц какой! Вы меня еще снимаете, да? Ну так вот, этот Данила упер у папаши пятьсот тысяч – вот какая ботва, прикиньте! Папаша, как узнал, что его обокрали, чуть коньки не отбросил…
   – Почему вы утверждаете, что похищение совершил именно Данила Громов? – спросил ведущий.
   – А кто ж еще?.. Я в это время в школе, между прочим, был. Возвращаюсь – сейф вскрыт, денег нет, Данилы тоже нет. Смотался он, прямо с половиной миллиона… Нехило, да?..
   – Полмиллиона – это значительная сумма, – согласился ведущий. – И ваша семья сразу обратилась в соответствующие органы?
   – Куда? Ну, типа, да, сразу… – вздохнул Борис Фикусов. – Папаша говорит, этот Данила лишил его всего, что было нажито непосильным трудом… Он, может, меня в Англию хотел отправить, в колледж… У нас, честно говоря, паршивые школы и учителя паршивые – не хотят они развивать эту, понимаешь… а, вспомнил – индивидуальность!
   Галя, забыв обо всем на свете, напряженно вглядывалась в экран. Этот Борис Фикусов, надо сказать, довольно противный парень, но это не важно… Неужели Данила украл полмиллиона? Данила – вор?! Кажется, теперь понятно, почему он от всех прячется… Бедная, бедная Элизе, что с ней будет, когда она вернется из Австралии и узнает о том, что совершил ее сын!
   – Какой ужас! – вздохнула Вава, сидя рядом с Галей. – И зачем этому мальчику понадобилось столько денег?..
   – А теперь, уважаемые телезрители, – сказал ведущий, – внимательно посмотрите на эту фотографию. Если кто-то знает о местонахождении Данилы Громова, просьба сообщить в милицию по месту жительства или звоните по телефону «ноль два»…
   Дальше пошел сюжет про подпольный цех, в котором делали фальшивую минералку из обычной водопроводной воды, и Галя с Вавой выключили телевизор.
   – Ничего себе… – дрожа, пробормотала Галя.
   – Да уж! – согласилась Вава. – Говорила я тебе: никогда не следует смотреть новости, особенно криминальные – от них только хуже становится. Кстати, у меня такое ощущение, будто я уже где-то видела этого мальчишку…
   – Какого?..
   – Да этого – Данилу. Сына певицы. Недавно – на мотоцикле, который ехал с девочкой, похожей на тебя…
   Галя задрожала еще сильнее.
   Вава вдруг встревожилась:
   – Галочка, не пугайся! Мне показалось… Я понимаю, тебе неприятно, что этот преступник может быть где-нибудь поблизости… Мне точно показалось! Этого Данилы нет рядом, да и откуда ему взяться! Его уже давно поймали… Да, наверняка поймали – ведь новости шли в повторе.
   «Она даже не представляет, как близко от нас находится Данила Громов! – мелькнула у Гали мысль. – Наверное, надо во всем признаться Ваве и вместе позвонить в милицию…»
   Но тут Галя вспомнила его слова. «Я не преступник, – сказал Данила, глядя ей прямо в глаза. – Просто обстоятельства так сложились. Я вынужден скрываться…» И еще он сказал, что, наверное, останется тут на всю жизнь и будет жить в этом лесу, как Робинзон Крузо.
   Зачем человеку с такой суммой денег прятаться в лесу? Скорее он пойдет в казино, в зал игровых автоматов или начнет скупать все подряд – одежду, новые игры, всякие безделушки…
   У Данилы есть ноутбук – но довольно старый, потрепанный. При таких средствах он бы мог купить себе новый. У Данилы есть мотоцикл – но тоже старый, и не самой лучшей модели. Данила ест чипсы и шоколадные батончики, а не черную икру тазиками.
   И вообще Данила не похож на преступника!
   «Он – сын Элизе, и я сначала должна во всем разобраться», – твердо решила Галя.
   Время постепенно клонилось к вечеру.
   Галя мечтала улизнуть из дома, чтобы сбегать к Даниле и серьезно поговорить с ним, но Вава, как назло, не отходила от своей воспитанницы ни на шаг.
   Они вместе бродили по аллеям сада, засыпанным осенними листьями, и Вава рассказывала о том, кому надо посылать поздравительные открытки:
   – …Во-первых, всем тем, кто поздравил нас. Во-вторых, всем родственникам, друзьям, близким и коллегам по работе. И в-третьих – тем, кому мы хотим выразить свою привязанность и о ком храним добрые воспоминания… Тут все просто…
   «Я вполне могу сбегать к нему ночью, когда Вава ляжет спать! – вдруг озарило Галю. – Конечно, Вава сочла бы это верхом неприличия, но иного выхода нет! Я должна предупредить сына своей любимой Элизе, что за ним идет охота…»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация