А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чудо-юдо" (страница 1)

   Исаак Фридберг
   Чудо-Юдо. Роман*чик

   Глава 1

   Все потерять очень просто. Для начала надо заблудиться в самом себе. Пожалеть себя и выпить водки. Потом возненавидеть себя и снова выпить водки. Лечь на траву, обмочиться для полной самоидентификации. Повернуться лицом к звездному небу, в котором, как известно, живет вечный моральный закон, – и спросить: «За что?»

   Глава 2

   Началось обыденно. Президент-победитель вышел к народу.

   Президента назвали «Победителем» по древней народной привычке давать кликухи властителям жизни. Любопытная цепочка: Вещий, Мудрый, Красное Солнышко, Долгорукий, Большое Гнездо, Невский, Донской, Калита, Темный, Грозный, Великий, Великая, Благословенный, Палкин, Освободитель, Миротворец, Кровавый, Картавый, Усатый, Кукурузник, Бровеносец, он же Сиськи-масиськи, Меченый и др.
   Краткий историко-лингвистический анализ прозвищ дает интересные результаты.

   Вещий имел явную склонность к колдовству. За что был убит.
   Мудрый – первая и единственная подобная характеристика за всю историю российской власти.
   Красное Солнышко, похоже, отъел щеки до полной квадратуры круга; не исключено, также, что просто любил красиво одеваться.

   Долгорукий, судя по всему, отличался незаурядной мстительностью и доставал всех длинной московской рукой.
   Большое Гнездо организовал первый семейный клан для управления собственностью.
   Невский и Донской – создали первые этнические группировки по географическому признаку.
   Калита в переводе на современный язык – денежная сумка, тут и объяснять ничего не надо.
   Темный породил технологию управления страной вслепую.
   Грозный – первый серийный убийца, который больше убивал, чем строил.

   Великий – второй серийный убийца, который больше строил, чем убивал.
   Великая поразила народ незаурядной физиологией, чем и запомнилась.
   Благословенный победил Наполеона и даже не понял, как ему это удалось – решил, что всему причиной не русская армия, а горнее благословение.

   Палкин первым в истории попытался навести в стране порядок, за что и удостоился хамской репутации.
   Освободитель уничтожил рабство, в благодарность был разорван на куски в прямом смысле слова.
   Миротворца объявили таковым за отсутствие внешних войн; война против собственного народа в расчет не принималась; обладая посредственными качествами, навел кое-кого на мысль, что и кухарка может управлять государством; последствия не замедлили сказаться.

   Кровавый разрешил стрелять боевыми патронами в хоругвеносцев; спустя короткое время идея прижилась и сильно понравилась его непрямым наследникам.
   Хочется специально отметить: после царствования Кровавого и одновременно Святого что-то случилось с народным сознанием. Сочетание крови и святости трагически повлияло на фольклорную мысль. Народ решительно и, по-видимому, навсегда, перешел с поэтических прозвищ на иронические. Прозвища, кликухи и погоняла давались не по делам, а по внешнему физическому неустройству. Картавость, лысина, усы, брови, родимые пятна – все сгодилось, все прижилось. Одного Кукурузника пожалели и долбанули кукурузиной, что было безусловной наградой за временное спасение от лагерей – а то ведь могли прилепить Пузатого, очень напрашивался.

   Глава 3

   Погоняло «Победитель» выдали нашему родненькому за стояние на телевизоре. Красочные телевизионные монологи каждодневно оплодотворяли страну.
   И то сказать: разве народ-победитель не достоин Президента-победителя?
   Одолели пожар или наводнение; героически убрали урожай, который так же героически посеяли; мировой экономический кризис нас поимел, зато мы – с приплодом; коварную летнюю жару уели рекордными зимними морозами. Выдержали, выстояли, сделали это! А почему? Потому что умные. Самые умные, добрые, честные и благородные. Соль земли, душа вселенной. А также эталон всемирной отзывчивости.
   Монологами Президента телеканалы начинали день, ими заканчивали ночь. Казалось, события происходят в мире лишь затем, чтобы Президент-победитель имел повод засветиться на экране.

   Вот почему электронное явление образа Президента поначалу никого не удивило. Но обнаружилась на лице Президента-победителя скандальная и непривычная растерянность. Пугающая растерянность. И еще такая убийственная бледность, что скрыть ее не смогли профессиональный грим и обычный в такое время года сочинский загар.
   Мы прибавили в телевизорах громкости и услышали сделанное тихим голосом заявление: в Кремле, неизвестно откуда, появился Змей Горыныч. По одной версии – вылез из канализации, по другой – долгие годы спал на чердаке Сената. И вот теперь проснулся, явился, требует девушку. Дал на размышление три дня.
   В Президентской Администрации считают, что девушке ничего не грозит, кроме ползучего секса в стиле «Animal planet» – годы воздержания на кремлевском чердаке могут взять свое. Однако гарантию, что змеюка барышню не проглотит – такую гарантию Администрация Президента не может дать. Нужны экспертизы биологов, политологов, специалистов-фольклористов.

   Само ползучее недоразумение подробностями не балует, дышит жаром и обещает неприятности государственного масштаба, типа: пожар в торфяниках, землетрясение на атомной электростанции, дефолт. А в остальном, прекрасная маркиза, – все хорошо, все хорошо: доллар падает, рубль укрепляется, средняя продолжительность жизни населения выросла на восемь дней.

   Президент-победитель как бы испросил совета: что делать с гражданином Горынычем – дожидаться государственных неприятностей или все же найти в дорогом Отечестве приличную девушку, готовую рискнуть жизнью ради общественного блага?

   Никогда прежде Президент-победитель советов не просил – наоборот, всегда сам давал советы: от рецепта моченых яблок (мочить в сортире) до ритуального обрезания мальчиков (в Москве отрежут на всю жизнь).
   По этой причине народ забеспокоился, и не напрасно.

   Глава 4

   Они пришли рано утром, часов около шести – рассчитали, что в такое время все окажутся дома. Показали устрашающие документы и объявили: «Компьютер Академии наук, методом случайной выборки, назначил вашу дочь Катерину Мушкину государственным визитером к Змею Горынычу. Метод случайной выборки – объективен, независим, строго научен. Компьютер принимает решение, основываясь на комбинации случайных чисел, влияние человека на процесс выбора исключено, никто персонально ни в чем не виноват (в том числе и ваша дочь), можно сказать – компьютер Академии наук выполнил волю Божью».
   Я хотел возразить, но промолчал. У них были очень суровые лица – не возникало сомнений: решение компьютера выполнят без колебаний, точно и в срок.

   Глава 5

   Президентское выступление о Горыныче, как водится, породило критическую массу высказываний.
   Политологи, размазанные по массовой информации, как масло по бутербродам, принялись вытанцовывать версии.

   Малотиражные демократы в истерической форме потребовали жесткой психиатрической экспертизы Президента-победителя, с непременным приглашением ведущих зарубежных специалистов. Главный демократ договорился до того, что вместе с психиатрами надо пригласить и патологоанатома, почему – не стал объяснять.

   Ура-патриотические издания проявили сдержанность, как всегда основанную на вальяжной государственности: мол, торопиться не будем, Горынычей народ исторически любит, явление очередного Горыныча для текущего момента – бесспорное благо, Горыныча надо понять и обосновать идейно. Ничто в России не свершается беспричинно! К тому же, Горыныч – хоть и огнедышащий урод, но свой, не какой-нибудь там заемный Терминатор или Кинг-Конг; Горыныча следует приветствовать как решительную демонстрацию национальной сакральной силы. А пока суть да дело, Горынычу надо представить жертвенную девушку, сожрет – невелика беда, бабы еще нарожают.

   Глава 6

   Дочка спросонья ничего не поняла. Пыталась заплакать, но ей объяснили: едешь в Кремль, а туда с заплаканным лицом не пускают. Дочка плакать перестала, спросила, как одеваться. Ей сказали: неважно, как одеваться, в Кремле все дадут, для вас приготовлено – белое, нежное, пушистое и от Версаче. Дама с ласковыми глазами очень убедительно и ангельским голосом говорила про Версаче. Дама приехала с ними, стояла в сторонке, но заговорила в нужное время, и от ее ангельского песнопения в глазах дочери тут же улетучился страх. Услышав про Версаче, дочка даже посветлела лицом – в нашей семье носить брендовую одежду не позволяли обстоятельства. Девочка обрадовалась, а что с нее взять – едва исполнилось двенадцать лет. Дочь увезли в большой блестящей иностранной машине, с эскортом из множества других красивых иностранных машин, вооруженных мигалками: желтыми, белыми, красными, синими. Пока шел разговор, мигалки стояли под окнами квартиры и работали все разом, наша пятиэтажка расцвела огнями, как на дискотеке, потом дискотека покатилась к выезду со двора, мимо мусорных баков, детских площадок, подъездов со стальными дверями. Такая же дверь стояла на входе нашего дома, но, как видите, не защитила.

   Глава 7

   А что же народ? Народ в очередной раз безмолвствовал… Народ безмолвствовал, но не молчала интеллигенция.

   Королева журналистики – очень умная и сведущая в кремлевских загогулинах – доказала в популярной радиопередаче, как дважды два, что никакого Горыныча на свете нет, что все это – наглая и грубая провокация кремлевских политтехнологов, и предложила себя в качестве первого кандидата на съедение. Многочисленные недоброжелатели в интеренет-блогах злобно указали королеве на несъедобный возраст.
   Отчаянная феминистка с ярким эротическим уклоном, не настолько умная и сведущая, как королева, но зато с богатым эротическим опытом и кипучей интуицией, сформулировала на популярном ток-шоу свою версию происходящего: Президент-победитель наконец-то вошел в возраст половой зрелости, одной жены ему теперь маловато, воровать на улицах женщин, как в тоталитарные времена, мешает либеральный имидж – вот и придумали Горыныча; за это следует крепко дать по рукам.

   Специалисты-фольклористы помалкивали, оберегая остатки академизма, многозначительно улыбались и сдержанно поясняли: Горыныч, даже если он действительно явился, никакого интереса для науки не представляет; вопрос давно изучен, описан и убран из повестки дня в детские сказки.
   Биологи требовали предъявить животное, целиком либо частично, а также представить убедительные продукты жизнедеятельности, пригодные для анализа. Отказывались от комментариев за отсутствием предметных выделений.

   Из двух имевшихся в наличии культурологов-рецидивистов отписались оба, причем сделали это намного тоньше и деликатнее других. Культуролог с большой кинематографической дороги выдвинул версию «исторической линзы», создающей эффект присутствия прошлого в настоящем, а настоящего в прошлом. Такой «исторической линзой», по его мнению, и является кинематограф, а потому уменьшать государственное финансирование кинематографа опасно для национального самосознания. Культуролог, промышлявший мелким литературным мошенничеством, возразил коллеге, что истинной «исторической линзой» всегда были проза и поэзия, это вариативно доказано в многочисленных статьях и монографиях автора; а государственное финансирование кинематографа вредно, деньги следует направить на производство выдающейся литературы. Рождение выдающейся литературы обещал обеспечить сразу после первого транша.
   Видный писатель-сатирик, пересмешник и кремлеед, прозябавший долгие годы на вражеском радио, немедленно отшутился и поздравил страну с новым властителем – именно хвоста, по его мнению, давно не хватало нашему национальному лидеру.
   Главный писатель-сатирик государственного телеканала остроумно заметил, что в душе каждого мужчины живет свой Змей Горыныч, главное – не злоупотреблять девушками; сорвал аплодисменты.

   Соловей панславянства Александр Бухло очень обрадовался воскрешению Горыныча. «Гениальная идея! – сказал он. – Это почище мумии в Мавзолее! Центр Вселенной опять переместился в Москву. Империя возрождается!» И тут же сел писать роман под названием «Дед Горыныч».
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация