А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Китайская рулетка" (страница 1)

   Ридли Пирсон
   Китайская рулетка

   © Фокина Ю., перевод на русский язык, 2012
   © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   Посвящается студентам Университета Фудань, благодаря которым я вполне сносно прожил в Шанхае целый год

   Пятница, 17 сентября

   22:07
   Чунминдао[1]
   Китай
   Лю Хао, худощавый, хорошо одетый молодой человек, влез на крышу малогабаритного двухдверника размером с тостер, чтобы заглянуть за десятифутовую бетонную стену, которой была ограждена старая сыромятня и примыкающая к ней автостоянка.
   Органы чувств не без труда справлялись с происходящим. Юноша вдыхал запах гудрона, слышал грохот грузовиков, опустошавших кузова, и скрежет асфальтоукладчиков, а также быструю, словно пулеметная очередь, китайскую речь.
   С малолетства Лю Хао учили, что случай и судьба играют огромную роль в человеческой жизни. Вот и сегодня: не проехал бы он в определенное время мимо определенной заправки – так и не узнал бы в лицо грязного монгола, с которым имел дела в Шанхае, и не последовал бы за ним в такую даль. А значит, и не увидел бы, как в здание сыромятни вошли трое, а вышли только двое. В щель между разболтанными створками ворот Лю Хао наблюдал, как самый молодой и самый субтильный из троих спорит с жирным китайцем в дорогом костюме. Бизнесмен кивнул, и монгол ударил юношу палкой. Через несколько секунд, уже выйдя из здания, монгол с бизнесменом пожали друг другу руки, затем бизнесмен направился к черной «Ауди» и укатил. Прожектор высветил номерной знак, и у Лю перехватило дыхание – единственная цифра, шестерка. Значит, китаец – особо важная персона, чиновник высшего ранга, лицо неприкосновенное. Что он делал на сыромятне? Лю Хао затрясло; он вжался в стену. Краем глаза китаец легко засек бы любое его движение. Лю Хао трепетал: вот она, долгожданная возможность, вот он, риск, вот она, награда. Шанс. Судьба. И все же Лю Хао хотел забыть увиденное, жаждал скрыться в своей машине китайского производства. И уже собирался это сделать, когда монгол, наблюдавший за дорожными работами, вскинул голову и стал смотреть в дальний угол двора.
   Лю Хао проследил за его взглядом и беззвучно выругался: над стеной блеснули линзы, имевшие непосредственное отношение к довольно большой видеокамере, каковую сжимали руки белого человека. Вайгожень – чужак, иностранец!
   Лю Хао камнем упал со стены, нашарил в кармане ключи и через секунду был уже в машине. Хватит с него на сегодня! Он потом подумает, как лучше использовать информацию; потом, когда успокоится и сможет рассуждать здраво. Не обратиться ли за помощью?
   Не сходить ли в храм, не воскурить ли благовония?
   Обязательно; а сейчас надо сматываться, возвращаться в Шанхай и надеяться, что его самого не засекли.

   Четверг, 23 сентября

   1

   16:30
   Район Чаннин
   Шанхай, Китай
   Лю Хао катил на своем любовно отремонтированном мотоцикле модели CJ750 (коляска покрыта брезентом, под брезентом – спортивная сумка, в которой совсем недавно были деньги, очень много денег). Столько Лю Хао требовалось, чтобы возместить отцу ущерб от собственной глупой ошибки. Теперь сумка почти пуста – осталось лишь несколько тысяч юаней. Лю Хао перевел взгляд на дорогу. Ибо в Шанхае отвлекаться от дороги можно лишь на секунду, не более. Иначе – смерть.
   13… 12… 11…
   Желтый круг светофора на перекрестке, оборудованный цифровым таймером, позволял водителям хотя бы принимать во внимание правила дорожного движения. Конечно, соблюдать правила никто не собирался: в Шанхае они скорее носят рекомендательный характер, нежели имеют силу закона.
   Лю Хао увеличил число оборотов, и мотоцикл, услаждавший хозяйский взор, своим ревом усладил заодно и хозяйский слух. Несколько завистников облизнулись, к удовлетворению Лю Хао.
   4… 3… 2…
   Сотни заждавшихся транспортных средств рванули вперед. На правой полосе, отведенной для мотоциклов, каждый занял свою нишу, совсем по теории Дарвина. Первыми мчались мотоциклы, за ними – мотоскутеры, затем электровелосипеды и, наконец, велосипеды обыкновенные. Никто не звенел звонком и не сигналил клаксоном. Никто не ругался. Каждый знал свое место.
   Как только Лю Хао свернул с десятиполосного шоссе Янань, транспорта резко убавилось. Еще несколько поворотов, и Лю Хао словно совершил путешествие на машине времени. Теперь он находился в Шанхае начала ХХ века.
   Стираное белье, подобно флажкам в религиозный праздник, трепыхалось на бамбуковых шестах, протянутых из окна в окно. Пешеходы преобладали над транспортными средствами. Лю Хао сбавил скорость, мотор заработал тише. Уличный водоноша уронил со своего мотоскутера полдюжины бутылей по пятнадцать галлонов каждая, чем практически блокировал движение.
   Лю Хао в очередной раз свернул направо, на узкую улочку с импровизированным базаром. Окна второго этажа оккупировали беззубые старики в белых майках. То и дело раздавались нервные смешки игроков в маджонг. Чье-то расстроенное пианино измывалось над Гершвином.
   Краем левого глаза Лю Хао засек бегущего к нему человека. Голова бегуна была опущена. Все подстроено, догадался Лю Хао, и бутыли с водой неспроста упали. Ему с этой улочки не выбраться. Взгляд переместился на коляску, на брезент, под которым лежала сумка.
   Бегущий толкнул Лю Хао плечом, сбил с мотоцикла. Появились еще двое. Схватили Лю Хао. Лицом вниз протащили, полубесчувственного, по земле и закинули в мини-вэн, где кто-то залепил ему скотчем рот и связал запястья пластиковым шнуром.
   В следующую секунду заорали все разом.

   Клет Дэннер всегда опускал ослепительное забрало мотоциклетного шлема, чтобы прятать сугубо американское лицо. Склонялся к рулю, чтобы не привлекать внимания к своим габаритам, – редкий китаец может похвастаться шестью футами тремя дюймами роста и двумястами тридцатью фунтами веса. Когда слева от Лю Хао замаячил враг, Дэннер поднял мотоцикл на дыбы и в результате микроскопической ошибки в расчетах застрял мысом правого ботинка в раме. Запаниковал, потерял равновесие и был вынужден отступить.
   Нунчаки завертелись, как вертолетный пропеллер, алюминиевый цилиндр угодил в правое предплечье. Треснула кость. Закружилась голова, перед глазами поплыл лиловый туман.
   Дэннер согнул правую ногу в колене и ударил. Нунчаки задели бедро, но человек, орудовавший ими, вдруг оторвался от земли, врезался в металлическую обшивку автомобиля и упал без сознания.
   Его втянули в автомобиль. Послышались крики на путунхуа[2].
   Мотор мини-вэна загудел, зачихал выхлопами. Мини-вэн осадил назад, сбил Дэннера. Голова в шлеме стукнулась об асфальт. В глазах потемнело.
   Прошла секунда, может, две, а может, и больше. Боль не отпускает. Рука сломана. Бедро ушиблено. И наверняка сотрясение мозга.
   Дэннера втащили в мини-вэн. Пахло потом, бензином и кровью; запахи заполняли собой все пространство. Двери захлопнулись. Машина тронулась под приглушенную ругань на путунхуа. С Дэннера сняли шлем. Воскликнули: «Вайгожень!»
   Вряд ли он, Дэннер, входил в их планы. Лю Хао у него уже несколько месяцев под наблюдением. Откуда только эти типы взялись? Прикрытию теперь конец. Всей операции конец.
   С этой мыслью Дэннер потерял сознание.

   Пятница, 24 сентября
   7 дней до выкупа

   2

   11:00
   Гонконг
   Специальный административный район Китая
   Кабинет на двадцать четвертом этаже офисного здания, с видом на шумный порт и на район Коулун на противоположном берегу, был просторен и оснащен по последнему слову техники. Стол для переговоров окружали три плоских телеэкрана. На одном застыл черно-синий логотип – буквы «R» в зеркальном отражении, с надписью под ними: «Резерфорд Риск, всё о безопасности».
   Азиатским подразделением компании управлял Брайан Праймер. У него был загар заядлого гольфиста, пышная шевелюра и непроницаемые, острые, как кремниевая щепа, серые глаза. Праймер повернулся налево, к Дэвиду Дулвичу, одному из шести ведущих оперативников, ибо Дулвич помянул коробку для ланча, запечатленную на фото.
   На журнальном столике лежало много фотографий, в том числе – фотография картонной коробки с проволочной ручкой.
   – Боже, – выдохнул Аллан Марквардт, моложавый сорокапятилетний исполнительный директор «Бертолд групп», монстра строительной индустрии. На Марквардте был пошитый на заказ костюм с синим платочком в нагрудном кармане и галстуком того же оттенка. Из кармана торчал уголок билета «Китайских авиалиний». Думал Марквардт не о фотографии – он вспоминал, как всего часов десять назад открыл картонную коробку и обнаружил фото двух мужчин на фоне стены, занавешенной простыней, – китайца с газетой и американца со сломанной рукой. Фото сопровождалось аккуратно сложенным письмом с требованием выкупа. Также в картонной коробке были два пластиковых пакетика, каждый с ватной палочкой.
   – Тот, что справа, наш, – сказал Дулвич. – Это Клетус Дэннер. Он следил за мистером Лю. Вот и влип. На момент фотосъемки оба были живы. ДЖ подтверждено.
   – Доказательство жизни, – расшифровал Праймер Марквардту. – Вы быстро выучите аббревиатуры. Если что-то непонятно, просто спрашивайте.
   – Например, зачем было их похищать? – спросил Марквардт.
   – Бизнес. Ничего личного. В прошлом году корпорации США в одной только Мексике выплатили похитителям четыреста миллионов долларов.
   – Не может быть.
   От постоянного напряжения и волнений Дулвич в свои тридцать девять был весь в морщинах. Грубый шрам, похожий на полосу растаявшего воска, тянулся из-под футболки, поверх которой Дулвич носил рубашку, не застегивая верхней пуговицы.
   – Предположительно, на ватных палочках имеются мазки, по которым можно определить ДНК, – сказал Дулвич. – Чем мы сейчас и занимаемся. Нужно еще минимум два дня. Хотя ДНК явно будет принадлежать Лю Хао и Клетусу Дэннеру. Вообще-то обычно присылают отрезанный палец, чтобы можно было идентифицировать отпечаток. До сих пор мы ватных палочек не получали. Отсюда вывод: похитители – люди молодые, образованные и продвинутые. Не похоже на местную триаду, то есть на организованную преступную группировку. Впрочем, не поручусь. Кто бы они ни были, ума им не занимать и водить их за нос не рекомендуется. Надо разрулить ситуацию и вернуть похищенных как можно скорее.
   Брайан Праймер передал Дулвичу пластиковый пакет с письмом.
   – Обычная оберточная бумага, ее в Китае сплошь и рядом используют, – пояснил Дулвич. Письмо он успел изучить. – На каждом углу продается. Упрощенные китайские иероглифы написаны карандашом. В этом ничего особенного. Никаких политических требований – значит, похитили ради денег. Что хорошо для всех нас.
   – Наш страховой агент покроет половину выкупа, – сказал Марквардт. – Полагаю, остальное выплатят ваши страховщики.
   Праймер кивнул.
   «Исполнительный директор – он и в Африке исполнительный директор, – подумал Дулвич. – Такому деньги дороже живых людей».
   – Похитители убьют их, едва получат выкуп, – сказал Дулвич.
   – С чего вы взяли? – не поверил Марквардт.
   – Они всегда так делают, – мягко проговорил Дулвич. – Если, конечно, не убивают жертву еще до получения денег. Наша единственная надежда – что живой американец стоит дороже.
   – Зачем вообще убивать заложников? – спросил Марквардт.
   – Затем, что с ними проблем слишком много. Китайцы похитили иностранца. Вдобавок американца. Была им охота попадаться. Нет человека – нет проблемы.
   – Господи.
   Миссия выполнена: Дулвич заставил собеседника осознать, что речь идет о жизни заложника. Марквардт сидел белый как мел.
   – По условиям выкупа мы должны внести деньги первого числа следующего месяца. Времени в обрез, – вновь заговорил Дулвич.
   – Наши клиенты обычно располагают несколькими неделями, а то и несколькими месяцами. Мы не привыкли работать в таких условиях, – заявил Праймер.
   – Первое октября – праздник, День образования КНР, – сказал Дулвич. – В этом году он совпадает с Осенним фестивалем. Интересный выбор даты. – Дулвич положил письмо на журнальный столик.
   – Вас послушать, так похищение человека – дело самое обычное. Рутина, – заметил Марквардт.
   – Если бы, – вздохнул Праймер. – Образцы ДНК. Сжатые сроки. Какая уж тут рутина.
   Дулвич собрал по сусекам храбрость и задал вопрос, которого упорно избегал Праймер.
   – Что важнее для «Бертолд групп», мистер Марквардт? Вернуть реестры Лю Хао или увидеть живым самого Лю Хао?
   – Ну и вопросы у вас, – скривился Марквардт.
   – Вы не ответили, – проговорил Дулвич, к вящему недовольству своего босса.
   – Мистер Дулвич просто обращает ваше внимание на важность расстановки приоритетов и озвучивания их нам, – выкрутился Праймер.
   – Не стану лукавить, – начал Марквардт. – Реестры вознаграждений, составленные Лю Хао, представляют огромную опасность как для компании, так и для меня лично.
   – Вероятно, вы намекаете на двух австралийцев, которые за аналогичные «поощрения» получили по двенадцать лет в китайской тюрьме. Недавнее дело, – бросил Дулвич.
   – Этот случай действительно привлек наше внимание, – признал Марквардт.
   Точнее сказать, все сообщество иностранцев, работающих в Китае, было тогда потрясено. В Китае бизнес немыслим без взяток, переплат и так называемых «поощрений». Без малого десять лет китайское правительство охотилось на коррумпированных чиновников. Однако никому и в страшном сне не снилось, что местная власть доберется до частного сектора, а тем более станет заключать в тюрьму иностранных бизнесменов.
   – Не забывайте, Аллан, мы представляем ваши интересы, – вставил Праймер. – Моральный аспект ваших действий нас не волнует. Нас волнует только работа. Только то, что вы хотите от нас получить. Значит, вам следует расставить приоритеты. Если, с вашей точки зрения, документы важнее, мы это учтем. Сами мы теряем сотрудника. Для нас он – главное, так что не думайте, будто мы откажемся его вызволять. Однако способы вызволения мистера Лю для «Бертолд групп», несомненно, будут разрабатываться нами в соответствии с приоритетами и нуждами нашего клиента.
   – Речь идет о человеческих жизнях, – сказал Марквардт. – Какие еще могут быть приоритеты? Мы заплатим выкуп. Мы их спасем.
   – Как я уже упомянул, – заговорил Дулвич, – все не настолько просто. Мы хотим спасти заложников. Однако если похитители – профессионалы, – а у нас нет причин в этом сомневаться, – так вот, если они – профессионалы, значит, задействовано добрых полдюжины групп. Человек, который руководит всей операцией и дергает за все ниточки, на нашем жаргоне называется интеллектуалом. А еще есть непосредственно похитители; есть лица, которые стерегут заложников; есть как минимум одна команда наблюдателей; есть группа, ответственная за получение, доставку и передачу выкупа; наконец, есть группа, ответственная за возвращение заложников.
   – Господи!
   – Как видите, сеть раскинулась довольно широко, – продолжал Дулвич. – Полная картина ясна только интеллектуалу; только он видит дело в разных ракурсах. Но до него не только нам, даже его подчиненным не добраться. Ни одна из групп не знает о существовании остальных, что обеспечивает интеллектуалу полную безопасность, а нашу миссию делает почти невыполнимой. Мы, конечно, будем работать для вашего спокойствия; будем договариваться об освобождении заложников – или, если хотите, об их выдаче. Как вам известно, девяносто процентов наших операций завершаются успешно. Мы знаем, что делаем. Случись подобное в Колумбии, Боливии, Афганистане или каком-нибудь другом «стане», все было бы проще. Но это случилось в Китае. И наш человек – американец, каковой факт перевешивает китайское происхождение вашего человека. Похищен американский гражданин. Похитители убили двух зайцев: получили основание запросить неслыханно крупную сумму – и причину уничтожить заложников.
   Дулвич отметил, что при этих словах Марквардт побледнел еще больше. Кажется, он упускает из виду тот факт, что четыреста тысяч долларов – сумма просто смешная. Зато сумму учитывают сам Дулвич и Праймер. Нормально – плясать от десяти миллионов. А тут что?
   – Когда с целью выкупа похищают китайца, а затем возвращают – на этом дело и заканчивается. Не то с американцами. Похитителей всегда преследует полиция, их, как правило, ловят и казнят. Похитители знают, что им грозит. И мы знаем, что им грозит. Хотели они увозить нашего человека или не хотели – теперь неважно. Зато понятно, откуда такой короткий срок выкупа. Они намерены поскорее развязаться. А потом залечь на дно. Только не обольщайтесь – едва они получат деньги, они убьют и закопают нашего человека, а может, и обоих заложников. Для них так безопаснее.
   – Матерь Божья, – выдохнул Марквардт.
   – Однако следует помнить, – подхватил Праймер, – злоумышленники хотят денег. А чтобы получить деньги, они должны прислать нам еще как минимум одно доказательство того, что заложники живы. А то и целых два доказательства. У нас неделя, чтобы выявить местонахождение заложников и освободить их. Может, удастся оттянуть срок выплаты. Наверняка получится сбавить сумму выкупа – преступники ее с таким расчетом и назначали. Это реально. Понимаете меня?
   Марквардт кивнул.
   – Вернемся к реестрам, – снова заговорил Дулвич. – Тут следует учитывать вот какой аспект. Отчетность Лю Хао о взятках может оказаться крайне важна для нас – так же, как и для вас. Вы хотите сохранить факты «поощрений» в тайне? Я вас вполне понимаю. Мы бы с удовольствием воспользовались списком взяточников для поиска своих людей. Любой из адресатов «поощрений» может быть напрямую или косвенно связан с тем или иным похищением. Времени в обрез, информации мало – почему бы нам не поработать с вашими сведениями?
   – Конечно, мы не на один этот список уповаем, – поспешил вмешаться Праймер. – Однако реестры Лю Хао открывают нам самый короткий путь. Не менее важно другое – вся деятельность «Резерфорд Риск» в Шанхае, по сути, теневая. Таким образом, раз мы ищем записи мистера Лю, значит, сами должны выглядеть непричастными. С одной стороны, это дополнительный риск для заложников. Похитители запрещают обращаться в полицию и частные сыскные агентства, то есть и к нам тоже. С другой стороны, мы не имеем права действовать в Китае. Местные власти, как вам известно, о похищении уведомлены не были.
   Марквардт кивнул.
   – Понимаю. Согласен.
   – Нам нужен человек хладнокровный и желательно китайского происхождения. Он будет связным между нами и «Бертолд групп». Он займется поисками. – Праймер замолчал.
   – У нас есть кое-кто на примете, – продолжал Дулвич.
   Марквардт с тревогой смотрел то на одного, то на другого.
   – Мы имеем в виду персону, – снова заговорил Праймер, – которая по странному стечению обстоятельств порекомендовала вашей компании мистера Лю Хао. Следовательно, эта персона лично знает мистера Лю. Что очень важно для успеха замысла. Для нас эта процедура не является стандартной; впрочем, в Китае постоянно сталкиваешься с трудностями и ограничениями.
   – Вам запрещено заниматься бизнесом в КНР. Я в курсе, – снова кивнул Марквардт.
   – А также мы не имеем права на какую бы то ни было профессиональную деятельность в КНР, – добавил Дулвич.
   – Дэвид соберет команду фрилансеров – людей, не получающих фиксированной зарплаты ни в одной организации, связанной с безопасностью, в том числе и в нашей. Эти люди попытаются найти реестры мистера Лю и устроить передачу выкупа вместе с освобождением заложников. Или просто освободить заложников, без денег. Подробности вам знать не только не нужно, но и опасно. Вы должны полностью доверять нам, а главное – сотрудничать с нами. Без каких-либо оговорок.
   – Разумеется.
   – Если задействовать ваш отдел кадров, Дэвид уже сегодня введет в игру персону, о которой мы говорили. Можете лично общаться с ней, но лишь там, где она сочтет уместным, и в назначенное ею время.
   – Я понял. Кто она?
   – Грейс Чжу. Китаянка. Идеально подходит для нашего дела. Высшее образование получила в Шанхае, затем училась в Беркли – степень по экономике. Степень по криминологии в Университете Ирвина, в Калифорнии. В Гонконге занимается финансовыми расследованиями. На бумаге, то есть для китайцев, она работает по контракту, не является нашей сотрудницей и никак с нами не связана. Однако она – одна из лучших в своей области; во всяком случае, мало с кем мы так успешно работали. Сейчас вы сами ее увидите.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация