А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фиктивный женишок" (страница 13)


   Заняться с утра пристройством ясноглазого Вадика не удалось. Сам источник проблем засветло нахлобучил вязаную шапку с громадным помпоном на макушке и отбыл смотреть достопримечательности. Даша уже потирала руки, предвкушая разборки с Тыриным, как вдруг позвонила мама.
   Такого обморочного голоса у родительницы Дарья давно не слышала.
   – Даша, у нашего папы баба, – прокричала мама в трубку и то ли захохотала, то ли заплакала.
   – Да не баба, а две бабы, – хмыкнула Дарья, имея в виду деда. – Ничего страшного. Разберется.
   – Чем ты там занята! А ну брось все и сосредоточься! У твоего отца любовница! Дошло?
   – Мам, ты чего? Какая еще…
   – Я записку от нее нашла! В конверте! Еще когда мы у деда были. Искала ключи от машины, хотела лекарства в бардачке забрать, а нашла письмо. В конверте! Сначала хотела спросить, а потом не вытерпела и открыла. Да я ж еще хотела аккуратно, чтобы потом заклеить, но оно порвалось! Как нарочно!
   Судя по крику, у мамы начиналась истерика. Голос у нее срывался, а повествование перемежалось нервными смешками и судорожными вздохами.
   – Мам, успокойся, тебе нельзя так нервничать…
   – Не перебивай! Я не нервничаю! Я спокойна! Мне просто интересно, что происходит, и все! Я так и знала, что этим закончится! Но не думала, что это случится так неожиданно!
   – Откуда ты могла знать. Папа повода не давал. И вообще, это ошибка!
   – Ошибкой было выходить замуж за мужика! Они все кобели! И у всех есть любовницы, это теория! Теория! Подтвержденная вековой практикой. И все женщины знают, что мужья изменяют. При этом до определенного момента все мы, дуры, думаем, что изменяют чужие, а наш – исключение! Нет исключений! Если только в сказках или в кино.
   – Мам…
   – Не смей его защищать! Как думаешь, кто это? Ты знала?
   – Да ты чего! – взревела Даша. – Откуда! Да и вообще, ты ошиблась! Что там было написано-то?
   – Там было написано все! Все!!! – Мама чем-то зашуршала, после чего, саркастически похохатывая, продекламировала: – «Мишенька! Ты мое счастье, моя жизнь. Люблю. Целую. Всегда твоя!» Каково?
   – Так себе. Без фантазии, – одурело сообщила Дарья, переваривая новость.
   – Где он ее подцепил-то, а? – Татьяна Антоновна вдруг тихо заплакала.
   – Муся, ну не надо. Все образуется!
   – Это у него образуется. Уже образовалось! А у меня что может быть? Мне лет-то сколько уже! С кем у меня может образоваться, а?
   – Так и папе лет ого-го!
   – Дашка! У мужиков возраст, как у коньяка – плюс. А у нас, как срок годности у сметаны – просрочена, значит – на помойку! Я тебя попросить хотела. Ты не проговорись, что знаешь. Я ему тоже попробую ничего не говорить. Перетерпеть. Ты… это… попробуй выяснить, что там, ладно?
   – Я обязательно. Я аккуратно, ты не бойся. Только не скандальте! Мам, я точно знаю, лучше не обострять, слышишь?
   – Я старая, но не глухая. Все я слышу. Сказала же – попробую не сорваться.
   – А я постараюсь узнать как можно скорее. Муся, держись!
   Когда мама отсоединилась, Дарья осторожно выдохнула. Нужно было все тщательно обдумать. Что папу может связывать с Эльвирой? Да, молодая, но ведь не красавица, так себе. Да еще она с дедом. Стоп! А как так вышло, что она у деда работает? Или папа познакомился с ней у деда и влюбился? Да ну, во что там влюбляться-то? Не может быть! Или может?

   Тырину она все же позвонила, решив дождаться вечера и по поводу Эльвиры посоветоваться с Сергеем. Больше было не с кем. Не с Березкиной же! Почему-то своего фиктивного жениха Даша как-то незаметно начала воспринимать и как члена семьи, и как близкого человека. Вот ведь до чего завралась, что сама себя обманывать начала!
   Денис Константинович звонку племянницы удивился. Еще больше его изумил ее странный тон. Помявшись, он предложил пересечься в кафе во время обеда.
   – Я буду, – коротко ответила Даша и бросилась собираться. Надо было еще отрепетировать речь и набраться храбрости и наглости. Все же ей было немного стыдно шантажировать родного дядю и лезть в чужую жизнь. Ну, хочет человек кусок наследства урвать, так у него семья, дети, хоть и великовозрастные, но бестолковые. Дочка почти без мужа, сын оболтус. С другой стороны, некрасиво деда списывать. Он вон еще жениться собирается. Правда, неизвестно на ком. Одна кандидатка к папе клеится. Бедный дед, кругом облом!

   Тырин сидел лицом к входу и с аппетитом наворачивал что-то из огромной тарелки. Портить ему аппетит было неловко. С другой стороны, с такой фигурой мог бы и на диете посидеть. Пузо мешало придвинуться к столу, поэтому он старательно тянул руки и шею ближе к блюду. Занятый трапезой, Дарью он заметил не сразу. А когда заметил, недовольно кивнул. Языкастую племянницу он не очень любил. Особенно учитывая ее близость к деду, вернее – к его наследству. Плюс жена с тещей постоянно обсуждали эту невыносимую девицу, привлекая и его. Нельзя сказать, что Тырин ее терпеть не мог. Но и общался только при необходимости. Тем удивительнее был Дашин звонок и эта странная встреча.
   – Я все знаю, – племянница нахально уставилась на него, навалившись на стол.
   – Что ты знаешь? – не понял Тырин, трусливо отводя глаза. За ним водилось столько крупных и мелких грехов, что строить догадки толстяк не решился. Пусть сама расскажет.
   – Все, – спокойно сообщила девица. – И я приехала договориться.
   – Ну, договаривайся. – Он неуверенно пожал жирными плечами, затянутыми в дорогой пиджак.
   – Вы берете на работу Вадика и селите его на служебной квартире. Тогда я буду молчать.
   – Ты сдурела? Ты меня ни с кем не путаешь? Зачем мне твой Вадик? Ты что, уже за него замуж собралась и хочешь устроить его судьбу? Ну, так иди к папе своему, пусть он его и пристраивает.
   – Иначе я все расскажу про вас со Снежаной, – отчеканила Дарья, наблюдая, как Тырин меняется в лице, словно неоновая вывеска увеселительного заведения: красный, зеленый, белый…
   – Кому? – просипел он, судорожно присосавшись к стакану с минералкой.
   – Всем, – убежденно тряхнула головой Даша. – У меня ситуация безвыходная. Мне этого Вадика на месяц дали, пока он работу не найдет и не съедет. А мы все понимаем, что никакую работу он не найдет, а если даже и найдет, то не съедет, потому что его зарплата будет несопоставима со стоимостью аренды квартиры. Он мне мешает. Он чудесный, наивный, трогательный, но я хочу с ним максимум перезваниваться. А наблюдать его ежеутренне в семейных трусах на собственной кухне я отказываюсь. Короче, меняю это уральское чудо на вашу спокойную жизнь.
   Разволновавшийся Тырин глотал воду шумно, со всхлипами, засосав в себя даже плававший сверху лимон. Внезапно он вытаращил глаза и уставился на кого-то за Дашиной спиной. Обернуться она не успела.
   Сильная, цепкая рука схватила ее за волосы, и разъяренный женский голос остервенело прошипел в ухо:
   – Попаласссссссь!
   – Зая, – скрипнул Тырин, – ты зачем пришла?
   – Посмотреть на тебя, кобеля! Дела у него! Видали?
   В поле Дарьиного зрения вплыла смутно знакомая физиономия. Судя по изумлению, сменившему гневный оскал, хозяйка физиономии, разглядев жертву, тоже сильно удивилась. Более того, она резко выпустила волосы и даже попыталась пригладить остатки Дашиной прически.
   – Снежана? – ахнула Дарья, разглядев нападавшую.
   – Ээээ, Даша? А как ты тут?
   – Да вот к дяде заехала! – Она осторожно ощупала голову. Волосы сбились, а кожа неприятно саднила. – Ты мне чуть скальп не сняла!
   – Я думала, у Дини любовница, – упавшим голосом начала оправдываться Снежана.
   – У Дини этих любовниц – стадо, как у американского ковбоя – бизонов, – проворчала Даша. – А вообще у твоего Дини жена и дети старше тебя.
   – Да я вообще не в этом смысле, – тут же вывернулась Снежана. – Я просто его секретарь! Мы работаем вместе. Сотрудничаем, вот! Я как раз за его супругу и переживаю! Думаю, смотался с работы, не иначе – завел кого-то! А Елена Петровна там переживает…
   – Она про нас знает, – торопливо прервал ей вранье Тырин. – Не надо.
   Если до сих пор Дарья в чем-то сомневалась, то после этой фразы у нее в голове щелкнуло, и цепь замкнулась.
   – В общем, дядя Денис, мы договорились. – Дарья демонстративно отвернулась от Снежаны. – Я надеюсь, что вы не будете затягивать и решите все прямо сегодня.
   – Что ты должен решить? – встревожилась Снежана. – Со мной? Что? Да кто она такая, чтобы лезть? Это наше личное дело!
   – Зая, – рявкнул Тырин. – Исчезни! Иначе наше личное дело станет достоянием общественности. Иди в офис, я сейчас приду.
   – Не смей со мной так разговаривать! – взвизгнула Снежана и, швырнув в начальника мятой салфеткой, вылетела из кафе.
   Он остервенело вытер губы и с тоской выдохнул:
   – Все зло от баб! Пристрою я твоего Вадика. Пусть сегодня приезжает ко мне до семи вечера. Или завтра. Надеюсь, ты умеешь держать язык за зубами.
   – Умею, – кивнула Даша. – Спасибо.
   – Да уж не за что! Удружила ты мне, племянница!
   – Мне тетю Лену очень жалко. Зря вы так, – совершенно искренне вдруг загрустила Дарья.
   – Пожалел волк кобылу. – Тырин бросил на стол деньги и грузно поднялся. – Хорошего дня!
   – И вам всего наилучшего, дядя, – машинально кивнула она.
   На душе было омерзительно.

   – Зато ты помогла хорошему человеку, – утешил ее вечером Сергей, когда Даша, морщась и причитая через слово, поведала ему в подробностях о встрече. – Ты ж не для себя старалась.
   – Для себя, – не стала врать Дарья.
   – Ладно, но человеку все равно помогла. А дядя твой – прелюбодей!
   – Ишь ты, какой у нас словарный запас. Да все вы одним миром мазаны.
   – Чего это вдруг? Что-то случилось? Ну, я по лицу вижу!
   И тогда, запинаясь и путаясь, Даша поведала про отца. Это оказалось невероятно тяжело. Если во время рассказа про шантаж ей было стыдно и гадко, то про родителей не рассказывалось вообще. Слова застревали, получалось как-то непонятно и бессвязно. Но, к ее удивлению, Сергей все понял. Только отреагировал совсем не так, как она ожидала.
   – Это не твое дело, – довольно резко заявил он. – Не твое, а их. Не лезь. Ты не имеешь права быть на чьей-то стороне, это твои родители.
   – Как это? Папа не прав! Так нельзя, это предательство.
   – Ты ничего не знаешь о ситуации. Ты судишь по словам мамы, а она изначально настроила тебя против, запрограммировала.
   – Да я же видела, как Эльвира пихала этот конверт ему в пальто! Видела! Я знаю, кто это! Мне что, молчать? Не говорить? Да мама там с ума сходит! Я хочу вернуться к деду и поговорить с ним! Нет, лучше с Эльвирой. Ты должен поехать со мной.
   – Не сходи с ума. Сначала надо поговорить с отцом. Ты не имеешь права что-то за кого-то решать! Это его выбор.
   – Как я ненавижу эту вашу мужскую солидарность, – вспылила Даша. – Ты совершенно необъективен!
   – Ты хотела совет, он тебя не устроил. Других советов у меня нет!
   – Совет дурацкий! Папа мне ничего не скажет!
   – А ты не нападай, ты по душам пообщайся. Возьми и спроси, что теперь тебе делать. Возможно, он что-то присоветует лучше, чем я. Все же у него информации больше. Ну, подумаешь, попался. А ты не думала, что это просто одноразовая интрижка, для тонуса?
   – Как я вас всех ненавижу! Интрижка! Для тонуса! Вот все вы такие! Это мамина жизнь! А ты говоришь – интрижка!
   – Я не такой, – улыбнулся Сергей. – Но ты же не поверишь.
   – Только дура в такое поверит. И каждая понимает, что она дура, только тогда, когда ваши так называемые интрижки вскрываются!
   – Можно подумать, что женщины не изменяют.
   – Ну и что. Мы изменяем меньше!
   – Средняя статистика – это как средняя температура по больнице: кто-то помер, кто-то выписался! Если ты мне изменишь, меня общая статистика не утешит. Потому что это моя жизнь! И вы тоже хороши! Вам верить нельзя. Сначала поверишь, а потом будешь всю жизнь жалеть! – Он уже почти кричал. А Даша недоуменно моргала, пытаясь понять, радоваться ей или тоже орать.
   Было ли это новым зарождающимся чувством или началом хорошего семейного скандала, узнать так и не удалось.
   Вернулся сияющий Вадик, и тему пришлось резко сменить. Он притащил мешок с сувенирами и синеватую ощипанную курицу.
   Потрясая ею, как охотник добычей, гость гордо заявил:
   – Это на ужин.
   – Где ты ее подстрелил? – сдерживая смех, поинтересовался Сергей.
   Приход Вадима разрядил обстановку, и стало как-то легче, словно проблемы немного отодвинулись на задний план.
   – Где надо, – таинственно поиграл глазками Вадик. – Дарья, жарь!
   – Слушаюсь и повинуюсь.
   Она унесла тощую тушку на кухню и принялась готовить ужин, ворча, что раньше спокойно съедала йогурт и ложилась спать, а теперь вынуждена заниматься черт знает чем.
   Примерно в середине процесса раздался еще один звонок в дверь.
   – Кого еще принесло? – недовольно процедила хозяйка.
   – Ух ты, кто-то пришел! – счастливым эхом отозвался Вадим. Так дети радуются в канун Нового года, надеясь, что однажды за порогом окажется Дед Мороз с огромным мешком.
   Сергей просто молча напрягся, застыв у окна.
   – Да картошку, небось, продают. Или китайскую посуду втюхивают. Чего всполошились-то? – Даша хмыкнула и снова занялась курицей.
   – Ой, здравствуйте! – затрубил из коридора Вадик. – А вам кого? Вы проходите, проходите, раздевайтесь!
   – Сереж, – испугалась Дарья, – иди-ка, проконтролируй. А то этот Винни-Пух со своим уральским хлебосольством сейчас табор цыган к нам запустит запросто.
   – Вау! – раздался из прихожей изумленный голос Березкиной. – Ни фига себе. Дашка! Ты где? Что, пока меня не было, у тебя мужик завелся? Крупный какой, в моем вкусе. Везет же некоторым. Еще и симпатичный.
   – Сережа! – зашипела Даша. – Иди бегом, эта дурища сейчас нас спалит!
   Сергей рысью ринулся на голоса.
   – Я не завелся, меня дедушка прислал, – начал оправдываться Вадик.
   – А у меня нет дедушки, который мужиков присылает, – печально поведала ему Вера и тут же ойкнула. – Никитина! Ну ты даешь! Зачем тебе два-то? Сережа, привет, кстати. Дашенция, ты как Гобсек! У людей ни одного кавалера, а у тебя тут целый склад.
   – У нас еще курица есть, – поддержал светскую беседу Вадик, польщенный, что его назвали симпатичным.
   – Зачем такому шикарному мужчине курица, – пошла в атаку Вера. – Такому королевна нужна.
   – У меня нету никого, – торопливо обозначил свое семейное положение Вадим. – Я в активном поиске.
   – Кстати, о поиске, – встрепенулась Даша. – Березкина, остынь пока. Если ты забыла, у меня есть жених!
   И она, не выпуская из рук тушку, уже смазанную горчицей, солью и чесноком, указала подбородком на Сергея. Параллельно Даша строила Березкиной страшные рожи, чем привела подругу в состояние паники. Вера тоже начала кривить физиономию в ответ и пожимать плечами.
   Лягнув в сторону подруги ногой, Даша повернулась к Вадику:
   – Я тебе работу нашла. Мне сегодня звонил дядька, ты его видел у деда, Денис Константинович…
   – Да я там не запомнил никого. Во-первых, мы с дедом самогон наш попробовали, а, во-вторых, там было столько народу, и все с именами-отчествами, я и подумал: зачем мне их запоминать, я их в первый и последний раз вижу, – простодушно признался Вадим.
   – Неважно. Короче, он хочет предложить тебе работу и квартиру.
   – А что за работа? – Вадик строго свел жидкие бровки и требовательно уставился на Дашу.
   – Работа в его фирме.
   – А вдруг она мне не понравится?
   – Вадюша, главное, чтобы ты ему понравился. У нас с работой в городе напряженка. Особенно с такой, где нормальная зарплата. Так что оставь свои царские замашки и бери, что дают.
   – Это неправильно. Надо все взвесить. Работа – не кот в мешке, выберешь – потом не утопишь, – поучительным тоном въедливой бабки сообщил Вадик. – Надо сначала прицениться.
   – А кто вы по специальности? – попыталась загасить накал страстей Березкина, увидев, что Даша начинает угрожающе помахивать курицей.
   – Химик, – гордо выпятил пузо Вадик.
   – Химик-теоретик, – процедила Даша. – Его к нам на постой определили, пока не устроит личную жизнь. А личная жизнь без денег и работы не устраивается. Верка, а ты что пришла-то?
   – На жизнь жаловаться, – моментально подхватила тему Березкина. – У меня тоже личная жизнь не устраивается. Я как чувствовала, что надо зайти.
   – Это хорошо, что вы зашли, – закивал химик-теоретик. – Я так рад.
   Даша с Сергеем понимающе переглянулись.

   Уже вечером, когда Вадик ушел провожать загостившуюся Веру, Даша мечтательно протянула:
   – Может быть, Верка его не отпустит?
   – У них разные весовые категории, Вадик отобьется, – фыркнул Сергей. – К тому же он парень правильный, воспитан в деревне, он так сразу не сможет. Ему поухаживать надо, присмотреться, взвесить.
   – А нам-то как быть? Мне уже даже ты не мешаешь! Но этот увалень постоянно живет в ванной, в туалете и в холодильнике! Он мне надоел! У меня такое чувство, что даже сплю я с ним. Он постоянно желает общаться и делиться впечатлениями. Я от него вчера в туалете закрылась, так он через дверь бухтел что-то. Двое суток почти с этим счастьем. – Даша едва не плакала. – А если он еще и на Тырина не согласится? Как быть-то?
   – Мы всегда сможем уехать ко мне, – невинно моргнул Сергей. – Не увяжется же он следом. Там, правда, буду я, но это ж лучше, чем сейчас.
   – Слушай, а если, например, тебе уехать к себе и взять с собой Вадика? – оживилась Даша.
   – Любимая, ты не заговаривайся. Зачем мне твой Вадик-то? В чем профит сделки?
   – Как в чем? Доброе дело совершишь! Подвиг, можно сказать.
   – Нет, барышня, я на подвиги неспособен. Мы таким героическим поступкам не обучены. Тебя еще могу взять: и глазу приятно, и на ощупь, наверное, тоже ничего, а от Вадика какой навар? Смотреть на него – никакого удовольствия, щупать тем более.
   – Спокойной ночи, – оборвала его выступление Даша. – Надеюсь, завтра он съедет. А потом и ты.
   – Ты точно на это надеешься? Разве я ломлюсь к тебе в туалет или живу в холодильнике?
   – Ты спишь в моей постели! Этого вполне достаточно, чтобы ждать твоего отъезда. Я привыкла спать одна!
   – В твоем возрасте от такого пора отвыкать, – фыркнул в темноте Сергей.
   – Ой, ты прямо как моя мама. Вы бы спелись!
   – Пока твоя мама спелась с Димой. Но я надеюсь на протекцию с ее стороны. Тем более что у Димы явно что-то закрутилось с той блондинкой, которая одна приехала.
   – С Лизкой? – изумилась Даша. – С чего ты взял?
   – Я их ночью видел, за ручки держались.
   – И как ты все успел? Всего-то – за водичкой сходил.
   – Ну, ты тоже не скучала. Тырин, небось, сегодня будет всю ночь кошмарами мучиться, – не остался в долгу Сергей.
   – В крайнем случае спихну Вадика Березкиной. Насильно. Наплевав на его дворянское воспитание, – пробормотала Дарья, засыпая.

   Елена Петровна Тырина любила посещать салон красоты недалеко от дома. Во-первых, ехать всего ничего, никаких пробок. Во-вторых, там было дорого, стильно и качественно. Редко бывает, чтобы так изумительно совпадали все ее требования.
   Много лет она ходила в этот замечательный салон строго по средам. Это был ее день. Все домашние были в курсе, мастера ее ждали. В общем, казалось, ничто не может изменить заведенный порядок вещей.
   Но нет в мире ничего вечного.
   В эту злополучную среду в салоне прорвало трубу. Несчастная девочка на ресепшн кланялась, как китайский болванчик, и причитала, что не может дорогую гостью даже чаем напоить. Елена Петровна рассеянно выслушала извинения и вымелась на улицу. Заняться было решительно нечем. Она планировала провести в салоне весь день и вечером встретить мужа посвежевшей и похорошевшей. И тут такая неприятность. Она заехала в кафе, выпила кофе с пирожным и заскучала. Делать нечего, нужно было ехать домой.
   Сбитые планы обычно чреваты самыми разнообразными последствиями.
   В подземном гараже обнаружилась машина супруга.
   – Заболел, что ли? – всполошилась Елена и ринулась домой. Тырин никогда днем дома не бывал. Может, забыл что-нибудь?
   Она влетела в квартиру и застыла, с недоумением разглядывая женскую шубку, валявшуюся в коридоре на полу.
   Юрик давно жил отдельно и вряд ли мог привести к ним девицу. Лиза тоже обычно предупреждала о своем приезде. В общем, шуба была чужая.
   – Диня! – крикнула Елена, озадаченно перебирая версии. – Ты дома?
   Вопрос был глупым, так как ботинки Дениса Константиновича валялись тут же. Равно как и его пальто.
   – Денис! – еще громче крикнула супруга. – Что случилось? Кто у нас?
   А вдруг их грабят? А Диня в заложниках? Она осторожно взяла здоровенный зонт и на цыпочках двинулась вперед.
   Муж обнаружился в кабинете. Он сидел за рабочим столом в сбившемся на сторону галстуке и почему-то босиком. Белесые ступни, поросшие черным волосом, сиротливо торчали из-под столешницы. Рядом, в кожаном кресле сидела смутно знакомая растрепанная девица в криво застегнутой блузке и что-то строчила в блокноте.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация