А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фиктивный женишок" (страница 11)

   «Да он же красавчик», – вдруг осознала Даша и ощутила, как кровь бросилась в лицо.
   До сих пор она рассматривала его лишь как некий инструмент, средство и необходимый аксессуар. А тут вдруг все как-то внезапно перекувырнулось с ног на голову, и стало так важно, как он на нее посмотрит, что подумает. И вообще…
   – А я тебе нравлюсь? – строго спросила Дарья, чтобы не мотать себе нервы глупыми дамскими сомнениями. Когда спрашиваешь в лоб и неожиданно, есть шанс получить честный ответ.
   – Очень, – спокойно ответил Сергей. – Ты ж моя невеста.
   – На роль настраиваешься? – Она разочарованно отвернулась к окну. В лоб не получилось.
   – И это тоже, – как-то непонятно отреагировал он и снова улыбнулся. Улыбку она не видела, скорее почувствовала по голосу.
   И почему-то разволновалась. Словно маленькая девочка перед выступлением на утреннике. Но эту уже совсем большую, но еще маленькую девочку беспокоила отнюдь не реакция зрителей.

   – Вот так всегда, – сходила с ума Дарья, нервно размышляя о несправедливости бытия. – Стоит только раскатать губу, как хлоп – приходит какая-нибудь добрая душа и быстро тебе ее закатывает.
   Сначала она неожиданно поймала странный, пристальный взгляд Леры, которая просто-таки гипнотизировала Сергея. Блондиночка, можно сказать, откровенно таращилась на чужого жениха, напрочь забыв про своего Юрика. Что самое удивительное, Сергей тоже отвечал этой силиконовой Барби взаимностью, строя какие-то выразительные рожи и телепатируя нечто непонятное. Конечно, Даша запросто могла сказать нахалке что-нибудь хлесткое, чтобы ее просто сдуло отсюда. Но отчего-то было стыдно. Унижаться, сцепляясь из-за мужика с таким ничтожеством? Ни за что!
   – Симпатичная у Юрки девушка, – невзначай обронила Даша, когда терпеть не было уже никаких сил. Внутреннее давление зашкаливало, грозя сорвать крышечку. – Фигуристая такая.
   Но Сергей, вместо того чтобы успокоить ее бдительность каким-нибудь равнодушным междометием, неожиданно покраснел, словно его застукали за чем-то неприличным, и пробормотал, что, мол, да, девушка хорошая.
   А Даша надеялась услышать, что он терпеть не может силиконовых дур с силиконовыми мозгами.
   Мужчины, словно нарочно, никогда не говорят того, что женщины хотят от них услышать. И вовсе не из вредности. Сильный пол просто не в состоянии угадать, что именно лучше ответить в той или иной ситуации. Они, словно неумелые саперы, раз за разом подрываются на минных полях женской непредсказуемости.
   Очень хотелось плакать. До такой степени, что аж щипало глаза. И почему-то было тяжело дышать. Даша словно сквозь пелену смотрела на губастую Леру, которая так и вилась рядом с ними.
   – Да что вы говорите? – растягивая гласные, прогундела девица. – На стройке работаете? Как романтично!
   – Да, очень, – проникновенно и с чувством подтвердил Сергей. – Хотите, я вам подробно расскажу?
   – Пойдемте, расскажете, – тут же согласилась Лера таким голосом, что Дарью чуть не стошнило.
   – Просто какой-то секс по телефону, – пробормотала она, стараясь унять бешеную дрожь сердца. Оно не билось, оно истерически тряслось, вызывая дурноту и слабость в ногах.
   Даша торопливо протиснулась мимо танцующих и выскочила на улицу. Там было темно, тихо, пустынно – все условия для неконтролируемой истерики. Еще и фонарь у входа в дом отчего-то не горел. Брошенная всеми кавалерами девушка рухнула на скамейку у террасы и даже набрала воздуха, чтобы взвыть со всей страстью и отчаянием, но поплакать ей было не суждено.
   В кромешной темноте шумно вздохнуло и завозилось что-то огромное. Вероятнее всего, медведь. Дед рассказывал, что леса тут вокруг дремучие и живность водится разная, вплоть до косолапых хищников.
   Если женщина собирается плакать, остановить ее может только нечто абсолютно из ряда вон выходящее. Некоторые советуют пощечину. Но еще более подходящий вариант – не бить, а напугать до смерти. Вот прямо до заикания. Тогда ей и не до слез будет, и не до истерик.
   Утробно взвизгнув, Даша повалилась на бок. Конечно, надо было бежать, но ноги отнялись. Более того, как в самом страшном сне, пропал голос. Бывает, что снится человеку кошмар, ему бы и заорать, а никак. Мычит себе во сне, ножками дрыгает, и никакой возможности убежать от надвигающейся угрозы. И просыпается жертва ночных кошмаров обычно в самый кульминационный момент. Но наяву пропавший в момент наивысшей опасности голос – это практически приговор. Даша тихо, жалобно сипела и махала руками, обреченно понимая, что на это тихое вяканье из дома никто не выйдет и не спасет.
   «А он там сейчас эту Леру обхаживает, – внезапно с обидой вспомнила Даша. – И это ведь из-за него я сюда вышла! Вот выпрутся завтра все с похмелья, а тут мои косточки обглоданные».
   Она попыталась представить себе эту трагическую картину, однако получалось как-то неромантично. Просто-таки «техасская резня бензопилой». И вряд ли Сергей бросится к ее бездыханному телу рыдать и рвать на себе волосы. Как бы его и вовсе не стошнило.
   Мысль о том, что в последний раз он увидит свою несостоявшуюся невесту в столь неприглядном виде, придала Дарье сил. В принципе, можно было и побороться.
   Когда огромный сгусток темноты навис над ее скукожившимся телом, девушка внезапно резко распрямила ноги и ударила тень куда-то в центр.
   – Ай! Кто здесь? – плаксиво взвыл «медведь» абсолютно человеческим голосом. Голос был незнакомым.
   – Вы кто? – Даша проворно отползла за скамейку, силясь разглядеть ворочавшуюся тушу.
   – А вы?
   – Я первая спросила!
   – А зачем вы деретесь?
   – А зачем вы прячетесь?
   – Я не прятался! – возмутился голос. – Я ждал.
   – Чего ты ждал в темноте? Жертву? Ты маньяк? – Тут Дашина храбрость мигом улетучилась, так как до нее дошло, что посторонний мужчина в темноте вряд ли планировал какую-то благотворительную акцию. Хорошие люди заходят в дом и здороваются с хозяевами, а не прячутся в потемках. В лучшем случае это был бомж, в худшем – убийца.
   – Что вы такое несете? – судя по интонации, обладатель голоса обиделся. – Дерется, оскорбляет! Я к Федору Леонтьевичу приехал.
   – Федор Леонтьевич внутри, – ехидно сообщила Даша. Она уже нащупала в темноте какие-то грабли и почувствовала себя увереннее. С граблями такие диалоги вести не в пример легче. – А на дверях звонок есть. Тебя на участок кто впустил?
   – Никто. Я через забор перелез. Хорошо, что у вас тут собак нет, – неожиданно радостно подытожил незваный гость.
   – А чего не через дверь? Так проще.
   – Да неудобно, – неожиданно погрустнел голос. – Я ж слышу: праздник какой-то, музыка, а тут я – и без подарка.
   – А почему без подарка-то?
   – Ну, не совсем без подарка. Папка бутыль самогона передал. Только это ж по-свойски, по-нашему. А тут так богато, неудобно. Я завтра утречком загляну, когда разъедутся все.
   – Так, вернемся к первому вопросу, – потрясла головой Дарья. – Ты кто?
   – Вадик.
   – Очень приятно. А я Даша. Но ясности это не вносит.
   – Почему не вносит? – удивился Вадик. – Если ты Даша, то ты внучка деда Феди.
   – Ладно, – согласно кивнула она. – Предположим, я внучка. А ты деду Феде кто?
   – Никто. Он с моим батей дружил. Давно, лет сто назад. Он у нас в командировке был, на Урале. А тут они договорились с батей, что я приеду. С гостинцами, но по делу. Ну, я и приехал. А тут праздник какой-то.
   – Так юбилей у деда. Он что, не сказал? – изумилась Дарья.
   – Не-а. Просто сказал, приезжай. Еще встретить предлагал. Но мне неудобно стало. Все ж пожилой человек, в деревне живет, чего он на вокзал-то потащится? Нешто я сам не доберусь. А село-то тут богатое, я смотрю. У нас такой дом только у главы поселения, и то у него меньше. Но тоже каменный. Вот.
   Рассказчик отчего-то вдруг смутился и затих.
   – Эй, – позвала его Даша. – Так я не поняла все равно, почему ты в дом не пошел.
   – Так неудобно, говорю же! Я никого не знаю, меня никто не знает. Обременю человека. Приехал, есть тут буду, пить. Так хоть праздник не испорчу.
   – Надо же, какие сантименты, – пробормотала Дарья. – Пошли в дом, Вадик. Буду тебя с родней знакомить. Ты случайно стихи не пишешь?
   – Нет, зачем? – искренне не понял новый знакомый.
   – Да просто так спросила. Уж больно ты трепетный. Ты, кстати, женат?
   – Нет. Вот освоюсь у вас тут и женюсь. На ком-нибудь.
   Поперхнувшись следующим вопросом, Дарья затихла. А доверчивый Вадик послушно докладывал диспозицию.
   – Папка так и сказал: женись на городской, наши все тебе не пара. Да наших-то и нету, разъехались. Я и сам в Стерлитамаке жил, в общежитии, только девушки общежитских не любят. Я как скажу, что комната у меня при заводе, так и все, бросают меня. А вообще меня на курсы повышения квалификации послали. Я так-то химик, удобрениями занимаюсь. Вот. А обратно не хочу. У вас тут и работа есть, и зарплаты большие. У нас там я в люди и не выбьюсь. Устал я один-то. К родителям съезжу домой, отъемся и снова в город. Тяжело человеку без жены.
   – Это да, – поддакнула Даша. – Я только не поняла. Если у тебя курсы повышения квалификации, то почему ты к деду приехал? У тебя курсы-то где?
   – Так в городе.
   – Ну а курсы закончатся, тебе ж обратно надо будет ехать?
   – Надо. Но я не хочу. Я, пока курсы будут идти, работу буду искать. Мне б хоть какую. А там и квартиру куплю…
   – Ладно. Про твои прожекты я усвоила, – улыбнулась Даша. – Смешной ты. Давай руку, помоги подняться. И пойдем, а то околеем здесь.
   Судя по резкому движению воздуха, Вадик начал активно махать конечностями, нашаривая собеседницу в темноте.
   – Э, – отшатнулась Даша, – аккуратнее, зашибешь.
   В этот момент здоровенная лапища сгребла ее капюшон и резко дернула вверх.
   – Выдернул дед репку, – пробормотала девушка, очумело моргая. – Что-то ты для трепетного химика больно силен. Тебе бы в трактористы. Или в грузчики.
   – Погоди, я бутыль найду, – заволновался Вадик. – Не разбить бы.
   Он кряхтел, сопел, шевелился где-то рядом, после чего вдруг гаркнул прямо в ухо:
   – Нашел! Целая! А точно удобно сейчас идти? Я могу и до утра погодить, если что.
   – Не надо годить, – начала раздражаться Даша. – Пошли уже.
   Впихнув Вадика в дом, она вдруг поняла, что плакать расхотелось. Настроение как-то вильнуло в сторону и если не исправилось совсем, то уж точно перестало быть похоронным.
   – Ни фига себе, какой ты, – уважительно протянула Даша, наконец разглядев нового знакомого. Почему-то в темноте, когда он мямлил про «неудобно» и про папаню, ей казалось, что это парень лет двадцати пяти, какой-нибудь тощий, нескладный и большеглазый, как олененок Бэмби. А сейчас в холле топтался громадный детина явно за тридцать, кругломордый, слегка пузатый, с маленькими удивленными глазками и смешно взъерошенными волосами.
   – Вадик, – протянул он ей лопатообразную пятерню. – Будем знакомы.
   – Так уж познакомились, – одурело напомнила Дарья.
   – Ну, я ж тебя в темноте не видел. А теперь вижу, какая ты красавица. Писаная, – подумав, добавил Вадик. Но тут же развил мысль во избежание разночтений: – В том смысле, что как в книжке и в кино.
   – Ты тоже ничего, – сдерживая смех, кивнула Даша.
   – Правда? – расцвел гость, доверчиво заулыбавшись и даже покраснев. Видимо, комплименты ему говорили редко. И вообще, все сказанное он явно принимал за чистую монету.
   – Правда. Если будут обижать, скажи мне, я за тебя заступлюсь, – предупредила Дарья. – А то у нас тут публика кусачая.
   Вадик испуганно заморгал и жалобно предложил:
   – Так, может, я где-нибудь отсижусь?
   – А кто будет за мной ухаживать?
   – А что, некому? – в свою очередь изумился Вадик.
   – Ой, да здесь так все сложно, – непонятно отмахнулась Даша и потащила его в центр танцующих. Дед как раз плясал со Снежаной помесь гопака и хип-хопа.
   – А у нас еще гости! – крикнула Даша, предъявив собравшимся смущенного Вадима. – Это Вадик!
   – О, – ухмыльнулась Мария Леонтьевна, уперев сухие руки в тощие бока и презрительно вздернув подбородок с бородавкой. – Таньк! А твоя-то еще одного жениха притащила. Надо же! Вышла на пять минут на улицу, и нате вам. Вот что бывает со старыми девами. Засиделась, называется. А я говорила, добром это не кончится!
   – Жених тут один. Это я! – Из толпы вывинтился Сергей и решительно оттеснил Дашу от Вадика. – Уймитесь, бабуля! Попрошу мою невесту похабными намеками не оскорблять!
   – Я тебе не бабуля! – взвилась Мария Леонтьевна.
   – Это пока, но скоро породнимся, – успокоил ее Сергей.
   Даша помимо воли начала расплываться в счастливой улыбке. Ему, оказывается, не все равно! Что она там себе напридумывала?
   Сергей демонстративно обнял будущую жену и прошептал ей прямо в ухо, едва не оглушив:
   – Я все правильно сделал? Или у нас смена караула? Дай знать, чтобы я тебе малину не портил!
   – Вот только что ты все и испортил! – Даша сжала зубы и попыталась вырваться.
   – Что не так? – вывернуться из лап строителя было не так-то просто. – Я вижу, что опять не угодил, но не могу нащупать причину. Видишь, я предупреждал, мне очень трудно с женщинами. Мне нужны подсказки и наводки.
   – Что-то с Лерой у тебя проблем нет! – прошипела Дарья.
   – А что Лера? – Он так резко залился краской, что Даша едва не застонала от разочарования. – Мы просто разговаривали.
   – Просто? Разговаривали? А ничего, что ты якобы мой жених и приехал сюда со мной?
   – Почему якобы? – опешил он. – И почему мне нельзя с ней разговаривать?
   – Потому!
   – А, все. Я понял и усвоил. Надо ж было сразу сказать. – Он внимательно посмотрел Даше в глаза. – Ты что, ревнуешь?
   – Нет! Еще чего! Мне плевать!
   – Да, когда мне плевать, я тоже обычно вот так ору, – удовлетворенно улыбнулся Сергей. – Это хорошо, что тебе плевать. Но я теперь понял, что нужно разговаривать только с тобой и смотреть только на тебя.
   – Я этого не говорила!
   – Да? Значит, я опять все не так понял. А мне мама однажды сказала, что когда-нибудь я обязательно научусь понимать женщин. По-моему, она преувеличила мои способности. Я логик. А у вас с этим делом напряженно.
   – Хамишь? – насторожилась Даша.
   – Нет, занимаюсь самобичеванием. Я к тому, что у мужчин и женщин разная логика. Это сложно для налаживания контактов. – Сергей печально оттопырил губу, изображая грусть по поводу трудностей с пониманием. – Я бы очень хотел, чтобы ты прямым текстом говорила мне все, что хочешь получить в результате. Я же предупреждал: намеков не понимаю, между строк читать не умею, но готов искать консенсус. Кстати, хотел спросить, раз по легенде мы жених и невеста, нам целоваться можно? Или будем изображать целомудренную пару?
   – Я с тобой целоваться не буду, – неуверенно огрызнулась Даша.
   – А я с тобой буду. Можно?
   – Нет!
   – Ага. Ясно. Только потом не ворчи, что я тебя за весь вечер ни разу не поцеловал. Я строго следую инструкциям. Кстати, я видел, как ты прижималась к этому очкарику. И мне очень хочется набить ему морду. Это укрепит нашу легенду?
   – Не надо. Это папин юрист. Его насильно привезли. Как и тебя.
   – Я сам приехал, – напомнил Сергей. – Кстати, дед нам приготовил спальню. Сам сказал. При этом он довольно неприлично шутил про правнуков и намекал, что со свадьбой надо поторопиться.
   – Когда это ты успел с ним спеться? – недобро прищурилась Даша.
   – Как раз тогда, когда ты спевалась с этим Вадиком. Где ты его подцепила?
   – Во дворе. Вышла, а он там с бутылью самогона сидит.
   – А ты затейница, – пробормотал Сергей. – Не ожидал.

   Как выяснилось позже, про спальню Сергей не шутил.
   – Еще не поздно переночевать с Димой, – многозначительно поиграла бровями мама, когда утомленные весельем гости начали расползаться по своим комнатам.
   При этом Дима стоял рядом, обморочно закатывая глазки. Татьяна Антоновна уже предупредила его, что если придется ночевать с Дашей, то он обязан быть на высоте. Ни на какой высоте Дима быть не желал, да у него и не хватило бы сейчас моральных сил на такой подвиг. От побега его удерживало только то, что поселок стоял на отшибе, а бежать в темноте до трассы было очень далеко. Дмитрий специально запоминал дорогу, когда его везли на заклание.
   – Сама ночуй со своим Димой, – буркнула Даша.
   Дима расцвел и даже блеснул зубками – видимо, улыбался, не смог сдержать радость.
   «Вот придурок», – мысленно оскорбилась Дарья. Юрист ей окончательно разонравился.
   Чтобы понравиться женщине и обратить на себя ее внимание, достаточно сказать что-нибудь лестное в ее адрес. Но одно неосторожное слово или даже взгляд – и ты навсегда попадешь в число ее злейших врагов. Причем какой именно взгляд или жест дама примет за обидный, никому предугадать не дано. Если только джентльмен намеренно не хотел с ней поссориться и не старался для этого изо всех сил.

   – Дорогая, я заждался! – издевательским тоном сообщил Сергей, едва лишь Даша вошла в гостевую спальню.
   – Все, объявляется антракт. Зрители отбыли почивать, можно выдохнуть, – она с тоской посмотрела на дверь. – Замка-то нет! Вот идиотизм.
   – Я уже проверял. Так что если ты положишь меня в кресло или на пол, а ночью с проверкой ворвется твоя родня, мы спалимся. Придется спать вместе.
   – Еще чего! – возмутилась Дарья. – Мы так не договаривались!
   – Тогда ты можешь изобразить, что отравилась, и заночевать в уголке задумчивости, – великодушно подкинул идею Сергей. – Потому что лично меня все устраивает. И если ты ляжешь рядом, я потерплю.
   – Хам!
   – Фея!
   – Я вообще спать не собираюсь, буду книжку читать, – заявила Даша. – Так что располагайся, не стесняйся, храпи и пускай слюни.
   – Надо же, какой у тебя печальный опыт проживания с предыдущими женихами. А нормальных не было?
   – Сережа, а почему ты уверен, что к тебе это не относится? Если ты сам себе спать не мешаешь, то это еще ничего не значит!
   – Да я и другим не мешаю. Во всяком случае, никто не жаловался, – хмыкнул Сергей. – Ладно, иди, ложись. Я почитаю.
   Даша с подозрением уставилась в его честные глаза.
   – Не надо меня взглядом сверлить, дырку просверлишь. Спи спокойно, дорогой товарищ! Не собираюсь я к тебе приставать. – Сергей пожал плечами и достал из сумки ридер, удобно устраиваясь в кресле.
   – Почему не собираешься? – машинально возмутилась Дарья и тут же прикусила язык. – Я в смысле… Точно не будешь?
   – Я вполне морально устойчив. И если девушка говорит мне «нет», то…
   – Ты найдешь более сговорчивую, – злобно перебила его Даша. – Я так и думала.
   – Сами спрашиваем, сами отвечаем, – пробормотал Сергей. – Спокойной ночи, дорогая.
   – И тебе того же.
   Даша улеглась на кровать прямо в платье, натянув сверху покрывало. Не хватало еще раздеваться! Мало ли… Или раздеться? Тогда, может быть, он все же… Тьфу! Нет и еще раз нет. Все должно быть само или вообще никак!

   Как часто женщины обманываются, думая, что мужчина должен сам проявить инициативу. Говоря «нет», они подразумевают «да», но при этом кавалер должен догадаться сам, что это именно «да», и взять крепость штурмом, сломив условное сопротивление. Некоторые называют этот процесс словом «добиваться». Видимо, в этот момент дамы представляют себе эдакого барана, который раз за разом бабахается в ворота лбом. Бум – закрыто. Бум – закрыто. Бум – сломались. Ах, я была против, но ты такой настойчивый… И дальше романтика, охи, вздохи и единение организмов.
   А мужчина, наоборот, услышанное «нет» понимает буквально, некоторое время уважает даму за неприступность, а потом отступает. Во-первых, лоб не казенный о ворота-то биться, а, во-вторых, со слухом у него все в порядке. Сказано ж: «Нет!» И если ломать чужие ворота, то можно и по статье за домогательства сесть. Поэтому он, сохранив в душе уважение пополам с обидой, отчаливает к другим берегам, где обретаются более покладистые дамы. В результате этого недопонимания между полами огромное количество вполне подходящих пар разбегается с ощущением взаимного недовольства.

   Вероятно, несмотря на взвинченное состояние, на какой-то миг Даша задремала. А когда резко очнулась, поняла, что находится в комнате совершенно одна.
   – Вот вам здрасьте, – проворчала она ошарашенно и уставилась в темноту круглыми, как у филиппинского долгопята, глазами. – Где мой принц? Какую кобылу он объезжает? Надо же, свалил куда-то. Еще сопрет что-нибудь. Что я про него, по сути, знаю? Ничего. Надо проверить.
   Подведя столь немудреным способом базу под свое поведение, Даша быстро вскочила, сунула ноги в тапочки и, одернув платье, отправилась на поиски суженого.
   Спящий дом был тих и торжественен. Длинный коридор второго этажа был слабо освещен, словно декорация к фильму ужасов. Дарья тревожно переступила с ноги на ногу и вытянула шею, прислушиваясь. Какие-то шорохи, шепот, то ли голоса, то ли шум ветра за окном.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация