А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить президента" (страница 9)

   – Не понимаю? – вскинул брови Броуни. – Разумеется, как журналист, как представитель своего издания.
   – Отлично! – пришла Лана в неподдельный восторг. – Это просто здорово! Слушайте, со статьей мне все ясно, все будет сделано. А как вы смотрите на то, если я вас введу в кое-какие информированные круги? Вы же должны привезти интересный материал к себе домой?
   – А что это за странная забота о моей работе? – рассмеялся Броуни, принимая от официантки чашку с кофе.
   – При чем тут ваша работа! – заявила Лана, но потом, опомнившись, сбавила напор. – Просто я подумала, что помогу вам раздобыть интересный материал, а вы поможете мне. Предлагаю: вы с вашим статусом звоните по телефону, который я вам дам, человеку, которого я вам предложу. А я присутствую на вашем интервью в качестве переводчика. Как? Здорово, а?
   – Зачем мне переводчик? – не понял Майкл. – Я, кажется, неплохо владею русским языком.
   – Вы не поняли! Я ввожу вас в нужный круг, но мне-то тоже необходима информация. Вот мы с вами и будем сотрудничать таким образом – вы себе материал готовите, а я себе. Просто с вашим статусом вы можете попасть туда, куда меня не пустят. Например, в резиденции нашего президента, в службу охраны, в КГБ, в конце концов. Вам сойдет, вам можно, потому что вы иностранец и вам позволительно быть навязчивым и непосредственным. Притом это же лестно, когда американский журналист будет просить о встрече и интервью.
   – Вы так считаете? – расплылся в вежливой улыбке Броуни. – И вы полагаете, что КГБ раскроет тайны предстоящего визита американскому журналисту?
   – Да бросьте вы! Те времена, когда в каждом иностранце видели шпиона, давно уже прошли. Теперь все смотрят на мир гораздо позитивнее.
   – Я завидую вашему позитивному восприятию мира, – искренне, но с долей снисходительности сказал Броуни.
   – Скажите прямо, что вы боитесь, – покачала осуждающе головой Лана.
   – Вы представить себе не можете, как я боюсь, – тихо и вкрадчиво заговорил Броуни. – Вы даже не представляете, как зловеще у нас звучит название вашего ведомства – КГБ. Говорят, что у них все подвалы забиты трупами расстрелянных и замученных людей. Особенно трупами иностранных журналистов.
   Лана некоторое время смотрела с тревогой на Броуни, не понимая, насколько серьезно стоит относиться к его словам. Потом до нее дошло, и она звонко и громко расхохоталась на все кафе.
   – Ну, вы даете! – блестя влажными сахарными зубками, веселилась Лана. – А про медведей на улицах у вас что говорят?
   – Медведи – это в России, – поделился Броуни, не меняя выражения лица, – а у вас эти… как их называют, которые родственники нашим бизонам?
   – Зубры! – напомнила Лана и снова закатилась звонким смехом, представив бродящих по улицам Минска лохматых животных из Беловежской Пущи.

   Глава 5

   В том, чтобы освещение какого-то события государственного значения происходило в нужном ключе, заинтересовано любое демократическое государство. И поэтому разрабатывается определенная стратегия информационного поля. Те средства массовой информации, которые улавливают напряжение этого поля и соблюдают нужные интонации, получают доступ к источнику официальной информации в виде приглашений на пресс-конференции, им дается карт-бланш в виде интервью, зачастую эксклюзивных. Иные негласно отлучаются от этого, не получают приглашений на некоторые форумы, а то и вовсе игнорируются в рамках общественного обсуждения.
   Распространяемые официальные пресс-релизы говорили, точнее, намекали на новый уровень межгосударственных отношений между Россией и Беларусью, об экономических веяниях, применяли иные расплывчатые формулировки, отдающие общим позитивом. Но бесконечно кормить журналистов одними намеками и обещаниями нельзя, поэтому рано или поздно нужно собирать пресс-конференции и подставляться под прямые вопросы, на которые не всегда даются такие же прямые ответы.
   Предстоящая пресс-конференция была посвящена вопросам экономического сотрудничества между странами и перспективам, которые, возможно, будут иметь место после визита в страну президента России. Предполагалось, что на пресс-конференции будут представители из государственных департаментов соответствующего уровня и направления. Приглашены были и аккредитованные иностранные журналисты.
   Пропускать такой представительный форум Росляков не собирался, потому что пресс-конференция, если внимательно ее слушать и внимательно наблюдать, может дать много интересных выводов. Из Москвы группе Рослякова, естественно, никто подробного плана и целей визита президента не прислал.
   Проблема заключалась в том, что пресс-конференция должна была проводиться в святая святых журналистской жизни – в «Доме прессы» на улице Б. Хмельницкого. Попасть туда было сложно без пропусков или иного оперативного вмешательства в процедуру составления списков приглашенных. Огромное здание вмещало огромное количество различных организаций, преимущественно редакций газет и журналов, и система пропуска туда была довольно строгая. Пока оперативники продумывали и разрабатывали план проникновения на пресс-конференцию, произошло приятное изменение. В связи с планом мероприятий в рамках объявленного в стране «Года книги» оказалось неудобным совмещение двух значимых событий.
   Довольный Демичев сообщил, что пресс-конференция состоится в поселке Ждановичи, на базе конференц-зала санатория «Белорусочка», который располагался на живописных берегах Свислочи. Это было огромное упрощение задачи и снижало риск «засветиться». К большому удивлению Демичева, Максим, слушавший его рассуждения по способам проникновения на пресс-конференцию, предложил элементарно простой способ.
   Минут за пятнадцать до начала к воротам санатория подъехал черный «Ленд Крузер». Максим выскочил с переднего пассажирского сиденья навстречу подошедшему охраннику.
   – Вы куда? – лениво спросил солидный строгий охранник – мужчина лет пятидесяти в форме охранного агентства. Сразу было видно, что на этой спокойной работе он потерял всякое представление о реальной бдительности.
   – Стойки для микрофонов привезли, – с самым искренним выражением лица сказал Максим. – Куда везти?
   – А кто велел? К кому? На пресс-конференцию?
   – Ну да!
   – А меня не предупреждали, – лениво возразил охранник. – Должны были пропуск оформить или в список внести.
   Максим раздраженно полез за телефоном, набрал какой-то номер, потоптался на месте.
   – Не берет! – громко сказал он мужчине в темных очках, который сидел за рулем машины. – Ну и бардак.
   – Не могу пропустить, – голосом автомата напомнил охранник. – Пусть звонят сюда.
   – А ну его на хрен! – взорвался Максим. – До начала всего ничего времени осталось, а я его искать буду. Потом с меня же голову снимут.
   Он кинулся к задней двери машины, открыл ее и выволок две телескопические стойки.
   – Не хочешь – не пускай, – заявил он охраннику и потащил стойки через калитку мимо него. – Донесу так!
   Охранник пожал плечами и на всякий случай строго поглядел на водителя, который остался в машине. Тот посидел немного, а потом плавно сдал задом и отъехал в сторону от ворот. Порядок был восстановлен – машина без пропуска не проехала. Никакой опасности.
   Демичев, озираясь по сторонам, схватился руками за верхнюю полосу металлического уголка и перемахнул через забор. Отряхнув руки, он пошел к административному зданию напрямик походкой прогуливающегося отдыхающего. Он усмехнулся, увидев, как по дорожке к зданию Максим тащит две стойки от микрофонов, которые они час назад купили в магазине музыкальных инструментов.
   Обойдя сбоку административное здание, Демичев заложил руки за спину и стал глядеть на небо. Прямо перед ним была обитая металлом дверь, которая вела в боковое крыло здания. Запасной выход, через который дворники и рабочие выносят свой инструмент или инвентарь.
   А Максим торопливо двигался к главному входу. То, что в здание пускают по пропускам, он нисколько не сомневался. Такого пропуска у него не было, приглашения или иного документа, предполагающего его присутствие на пресс-конференции, тоже. А то, что он собирался сейчас проделать, было простым привычным расчетом на человеческую психологию. И остатки инстинктов еще с советских времен разных вахтеров и дежурных. Ворота-то он преодолел беспрепятственно.
   Девушка с папкой и какими-то листами бумаги в руках совершенно точно являла собой представителя организаторов, назначенного встречать гостей. Она-то Максиму и была нужна. Хуже было бы, если бы ее не было перед дверью. Уже по одному ее взгляду на него и его микрофонные стойки было понятно, что Максима она автоматически принимает за своего.
   – Сколько до начала? – быстро спросил Максим, изображая запыхавшегося человека.
   – Десять минут, – машинально глянув на часы, ответила девушка.
   – Уф-ф, успел, – облегченно сказал Максим и улыбнулся девушке. – Дверь подержите, пожалуйста.
   Девушка автоматически открыла перед ним дверь, помогая пройти с ножками стоек. Но этого Максиму было мало. Там внутри еще могли быть вахтеры, охранники или другие люди, которые должны были не пускать посторонних. И девушка должна была помочь ему преодолеть и этот последний кордон. Когда Максим прошел через двери, которые еще не успели закрыться за его спиной, он окликнул девушку:
   – А куда нести-то?
   Девушка с готовностью вошла следом в просторный холл и показала на глазах у всех:
   – Вон по той лестнице. На второй этаж.
   Все! Он уже свой, у него в руках нечто важное для мероприятия. Более того, теперь ему все стараются помочь, посодействовать. И еще через пять минут, оставив стойки в каком-то эркере с искусственной пальмой, Максим разыскал нужную лестницу, спустился к нужной двери и отодвинул задвижку. Правда, задвижка была заперта на простенький навесной замок, но такого рода устройства умел открывать любой оперативник. Это были «азы».
   Еще через пять минут Максим появился возле ворот. Удовлетворенный охранник проводил его взглядом. Порядок был соблюден. Чужая машина не пропущена, посторонний отнес стойки и вернулся за пределы охраняемой территории. Порядок!
   В тот момент, когда галдеж в пресс-центре сменился вниманием к группе входящих людей из правительства, Демичев с деловитым видом, блокнотом и ручкой в руках появился сбоку. Мероприятие началось с представления гостей, которые собирались отвечать на вопросы журналистов, с кратких вступительных слов, которые на факт готовящегося визита президента России в Минск света не проливали.
   Потом начались вопросы. Бедж на рубашке Демичева говорил о его принадлежности к некоему изданию «Деловое время», которого, правда, в природе не существовало. В массивную авторучку, которую Демичев держал в руках, была встроена микрокамера, которая писала не только изображение, но и, что самое главное, звук. Он старательно крутил ею, направляя на задающих вопросы, отвечающих, а заодно делая панорамную съемку всего зала. Пару раз он переходил за задними стульями в другой конец зала, чтобы в поле зрения его камеры попали все присутствующие.
   Выводы делать было рано, время для анализа у них будет потом, когда они будут просматривать изображения на компьютере. Но то, что за визитом президента кроется что-то еще, он уловил. Этого никто впрямую не спрашивал, но всячески намекал в своих вопросах. Что-то ждали от визита российского президента, подозревали какие-то совместные политические решения, а отнюдь не только экономические.
   Неподалеку от Демичева сидела светловолосая энергичная миниатюрная девушка, которая все время о чем-то шепталась с симпатичным молодым журналистом. Лицо у этого типа было волевое, умное. А потом этот журналист поднял руку и стал задавать свой вопрос. К изумлению Демичева, он оказался американцем, из какого-то «Денвер пост». Ничего особенного вопрос не содержал, а касался возможных планов по расширению рынка с российскими инвестициями. Или что-то в этом роде. Но американца поняли и стали отвечать. Потом еще несколько иностранных журналистов стали задавать вопросы. Всего их было шестеро: трое американцев, поляк и двое немцев. Демичев старательно запечатлел и их лица.
   Смазливая журналистка, размер и форму груди которой Демичев успел отметить, несколько раз посмотрела в его сторону. Пришлось сделать приятное лицо и улыбнуться. Кажется, заинтересовалась, с удовлетворением подумал Демичев. Он знал, какое выражение лица надо делать, чтобы девушка обратила на тебя внимание. Потом американец увидел, что его подзывает коллега из «Вашингтон пост», как успел запомнить Демичев. Он передвинулся на два стула правее, и приметная девушка осталась одна. Демичев воспользовался этим и подсел к ней с другой стороны.
   – Как вам это действо? – неопределенно, но значительно спросил он шепотом девушку, нагнувшись к ее ушку.
   Она посмотрела на него с пониманием журналиста и интересом женщины.
   – Опять ноль информации, – поддакнула она. – Мы ждали большего, откровенного диалога, а они отделываются общими фразами.
   – Никакой конкретики, – согласился Демичев. – Между прочим, меня зовут Андреем.
   – Лана, – ответила девушка, умудрившись сидя сделать движение телом, означающее приседание в реверансе. Настрой у нее был явно игривый. – А вы откуда?
   Демичев повернул голову и ткнул пальцем сторону.
   – Вон из той двери, – шепотом ответил он, – а вы?
   – Вон из той, – поддержала шутку девушка и ткнула рукой в противоположную дверь. Но взгляд на бедж мужчины она все же бросила.
   – Хотите, поделюсь ценной информацией из первых уст? – спросил Демичев с загадочным видом.
   – Какой? – жадно зашептала в ответ девушка.
   – Ценной, – заверил Демичев. – Только она продается! С меня ужин, с вас личное присутствие. Пойдет?
   – Врете вы все! – тихо засмеялась девушка.
   – Зато как я вру! – мечтательно закатил глаза Демичев. – Вы не представляете! Это не вранье, а просто сказка какая-то! Бизнес у меня такой…
* * *
   Подполковник Никитин сидел за своим столом и барабанил пальцами. Его коллега из контрразведки рассказывал о нюансах ситуации. Без особой мотивировки, он говорил о том, кто и из каких иностранных журналов и газет прибыл в страну. Говорилось это всего лишь для информации, а понимать следовало так, что их всех пока взяли под наблюдение. Делиться секретами даже в стенах одного здания было не принято, но до Никитина сейчас доводилось, что возможный источник опасности, если существует связь между иностранными журналистами и потенциальными террористами, то она отрабатывается контрразведчиками.
   И еще Никитин прекрасно понимал, что среди дипломатов американского посольства обязательно есть человек из ЦРУ. Просто обязан быть резидент, и его контрразведка прекрасно знает. И еще Никитин помнил информацию о неудавшемся взрыве бомбы возле посольства России в Праге. Никаких иных важных перемещений в других посольствах не было.
   – Я понял, – кивнул наконец Никитин. – Это не мой вопрос, а ваш. Значит, вы считаете, что возможная угроза может исходить с Кавказа?
   – Не исключаем, – согласился контрразведчик. – С Кавказа или через Кавказ. Это направление мы отрабатываем. На сегодняшний день все мероприятия по обеспечению безопасности объектов, возможных к посещению российским президентом, закончены. Хотелось бы поторопить «хозяйственников» с окончанием их мероприятий и досконально ограничить доступ посторонних лиц на объекты.
   Никитин снова кивнул, с неудовольствием вспомнив то, как он неожиданно столкнулся с Ланой Стаскевич в резиденции «Дрозды». Чертова девка! Никитин взял грех на душу и не стал докладывать об инциденте. Неприятности были бы и у девушки, и у его коллег в «Дроздах». А тот прораб, так он просто больше не получит пропуска на правительственные объекты, и все. Без всяких разъяснений его руководству. Есть у КГБ такое право – ограничивать доступ без объяснений.
   – От нас не требуется согласовывать аккредитацию иностранных журналистов, – согласился Никитин, слушая доводы контрразведчика. – Наша задача – обеспечение технической безопасности объектов.
   – Я это говорю лишь потому, что угроза теракта существует, – сказал контрразведчик. – В зависимости от принятого решения посещения тех или иных объектов, нам придется перестраиваться на ходу. Нам – я имею в виду и нашу временную оперативную группу, и мое подразделение, и ваше подразделение. В том смысле, чтобы потом не тратить время на объяснения и дополнительные согласования.
   – Хорошо, за маршруты мы ответственности не несем, а объекты мы прикрыли. Или есть еще какие-то дополнения и пожелания?
   – Пожалуй, нет, – ответил контрразведчик. – Если только составом группы провести в последние дни проверочные выезды на три объекта как на наиболее вероятные к посещению. И еще бы я вместе со службами безопасности поработал на объектах энергетики. Президентам никак не избежать этих вопросов, а уж визитов туда тем более.
   – Я думаю, что там постараются ребята из службы охраны российского президента. У них в руках маршрут, им и карты в руки.
   – Неприятно будет, если возникнут инциденты. Я бы посоветовал на местах разработать и согласовать с нами план и порядок встречи президентов. Маршрут следования, удаление максимального количества посторонних с маршрута, количество и пофамильный список допущенных на короткий митинг с вопросами и пожеланиями от «народа». Главное, чтобы там никаких командированных или деловых партнеров не было.
   – Резонно, – согласился Никитин. – Сегодня я этим займусь.
* * *
   Фотографий было много. Максим два дня ездил по правительственным объектам и фотографировал подходы, подъезды, окружающую территорию. Сейчас группа сидела с планами города, скачанными с «Гугла» спутниковыми снимками и анализировала ситуацию.
   – Исходить придется из того, – сказал Росляков, – что визит президента может быть на любой из этих объектов.
   – Смысл? – пожал плечами Демичев. – В Полесье они вряд ли последуют, в «Дроздах» стройка идет…
   – Пошевели мозгами, – посоветовал ему Росляков. – А если Лукашенко захочет похвалиться строящимся ледовым комплексом? Не допускаешь?
   – Молчу, – поспешно ответил Андрей. – Если здесь будет демонстрация теракта, как в Чехии, то нам не уследить за всеми точками. Подъезжай с любой стороны и «бабахай».
   – Плевать! – отрезал Росляков. – Нам не имитации надо бояться, наша задача – реальное покушение предотвратить. Ты бы какое место выбрал…
   Демичев задумался. Зато ответил молчавший до этого времени Максим.
   – Исходить надо из того, что действовать им придется наверняка. Никаких неудач и проколов у них быть не должно по определению. Значит, место выбирать и способ они будут самые реальные. И они не дураки, они понимают, что спецслужбы все стационарные объекты «закроют». Просто ни одна машина не подъедет ближе двухсот метров ни к резиденции, ни к штаб-квартире СНГ.
   – И что? – язвительно спросил Демичев.
   – Я бы на их месте выбирал место, которое досконально не перекроешь. Например, такое место визита, где большое скопление народа. Или фугас по пути следования.
   – По пути следования не получится, – возразил Росляков. – Решение о маршруте при таких визитах принимается в самый последний момент. Проходит команда по связи, и дорожная милиция перекрывает улицы. Тут почти стопроцентная гарантия, потому что исходя из возможных вариантов маршрутов террористам придется готовить фугасы в припаркованных машинах минимум в пяти местах. Нет у них столько взрывчатки.
   – Кавказ рядом, – хмыкнул Демичев, – могут и запастись.
   – Я бы первым делом занялся разработкой нового Торгового центра, – предложил Максим, – потому что там представлены наши компании. Президент может посетить. А еще узловые пункты в системе транзита газа. Вопрос больной, его обсуждать будут во время визита обязательно. Тоже может посетить.
   – В общем-то, резонно, – нехотя согласился Андрей, – надо изучать подходы к этим объектам. Если «рвать» там, то килограммов десять в тротиловом эквиваленте им надо. Чтобы несущие конструкции повредить, трубопроводы.
   – Максим, – задумчиво проговорил Росляков, – давай-ка, на всякий случай, займись кавказцами. Не очень мне верится, но чем черт не шутит. Нашими все каналы более или менее перекрыты, с Кавказа почти ничего серьезного не поступает, и лидеры разного уровня вроде все под контролем. Но…
   – Я понял, – кивнул Максим.
   – Понял – хорошо. Теперь давайте освежим в памяти данные по базе террористов. Ну-ка, Андрей, садись за компьютер. А ты, Максим, смотри и запоминай. Можешь случайно на кого-нибудь наткнуться. Что-то мне не особенно верится в чеченских боевиков, слишком все как-то сложно. И Чехия эта неспроста…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация