А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить президента" (страница 7)

   Глава 4

   022-й скорый шел в Москву через Польшу. Проверка в Бресте во время двухчасовой стоянки прошла нормально – сыграли свою роль дипломатические паспорта. И в девятом часу, когда позади остались городские огни, а поезд помчался уже по почти родным белорусским просторам, Демичев сладко потянулся на своем мягком диване и осведомился:
   – Что-то мы и за возвращение не выпили? Может, по маленькой и на боковую? Что-то я вымотался за эти дни.
   – Что, не отоспался? – хмыкнул Росляков, поднимая глаза от вчерашней газеты из той стопки, которую они купили еще в Праге. – Сутки уже бока отлеживаешь.
   – Василич, – укоризненно посмотрел Демичев на начальника, – ну что за манера пропускать мимо ушей самую главную часть темы, а отвечать на второстепенную?
   – Перебьешься, – буркнул Росляков.
   – Тогда, может, чайку, а? С лимончиком?
   – Ну, чайку можно, – откладывая газету, неожиданно согласился Росляков. – Чаек я люблю.
   – И? – подозрительно спросил Демичев, поднимаясь во весь свой богатырский рост в купе.
   – Что «и»?
   – И что-то еще? Я же явственно почувствовал в твоих словах какую-то недоговорку.
   – И еще мне интуиция подсказывает, что лучше попить чайку сейчас.
   – О-па! – Демичев тут же снова уселся на диван и уставился на шефа. – Не понял? Из какой области внутренний голос?
   – Из желудка! – с чувством ответил Росляков. – Кто за чаем пошел? Кругом и шагом марш!
   – Есть, товарищ полковник! – вытянулся Демичев, круто повернулся на каблуках и вышел в коридор.
   Вернулся он через пять минут, сияющий, как пасхальное яичко. Росляков внимательно посмотрел на своего коллегу и сделал определенный вывод.
   – Бабник, – коротко сказал.
   – Почему сразу бабник, – весело отозвался Демичев. – Почему в человеке надо видеть только негатив. Я предпочитаю иные определения, которые вытекают из тех же действий, но носят откровенно позитивную окраску. Например – жизнелюб!
   – И трепло, – резюмировал Росляков.
   – Весельчак и оптимист, – парировал Демичев и выразительно посмотрел на шефа. – А может, в чай пару капель, а?
   – И алкаш!
   – Ну вот, – вздохнул Демичев. – Ведь сумбурный же набор получается. А знаешь, Василич, почему сумбурный? Потому что ты совместил вещи взаимоисключающие. Бабников и алкашей в одном лице не бывает. Алкоголь угнетает потенцию. Между прочим, интересный момент: желание увеличивает, а возможность уменьшает. Был у меня в практике один случай…
   Росляков прихлебывал горячий чай и поглядывал то на развлекающегося Андрея, то в темное окно, за которым мелькали черные деревья, редкие огни полустанков и далекие факелы какого-то завода. Хорошие ребята, крепкие, думал он. Вот они с Костей Прыгуновым друзья – не разлей вода. Сдружились за последние два года, а теперь Костя выбыл. И, наверное, навсегда. Кость на руке срастется, но на оперативную работу ему дорожка теперь закрыта. А этот балагурит. Вижу, что переживает за друга, а вида не подает.
   – Ты чего жене Прыгунова скажешь? – вдруг спросил Росляков.
   Андрей сразу осекся, стал хмурым. Сосредоточенно поковырялся в чашке ложечкой, выудил кусочек лимона и сунул его в рот.
   – Не думал еще, – пробурчал он. – Врать не хочется, а правду в таких случаях не говорят. Если скажу, что по делам остался, она волноваться будет, переживать.
   – Соври про аппендицит, – посоветовал Росляков.
   – Про аппендицит можно. И не опасно, и постельный режим нужен.
   Большинство пассажиров вагона уже улеглись. Примерно через час поезд должен был прибыть в Барановичи, впереди небо заметно было светлее, что говорило о близости большого города. Демичев давно уже лежал на своем диване, отвернувшись к стене и подложив под голову руку. Росляков лежа читал свои газеты, когда Андрей вдруг пошевелился и приподнял голову. Потом он приподнялся на локте и прислушался.
   – Ты чего?
   – Вертолет, – коротко ответил Демичев. – «КА-25», по звуку узнаю. Два соосных винта…
   – И что? – не понял Росляков.
   – А хрен ли он тут делает? Это машина специальная, ко всем погодным условиям подходящая. Например, для палубной авиации. У нас палуба есть?
   – А если МЧС?
   – МЧС может, – согласился Андрей. – Когда чрезвычайная ситуация.
   И тут поезд дернулся, отчетливо послышался скрежет тормозных колодок. Потом скрип пропал, а поезд стал плавно и явно сбавлять скорость. За окном никаких населенных пунктов было не видно. Одна только непроглядная белорусская ночь.
   Потом мелькнул фонарь какого-то полустанка и автомобильного переезда. Справа, со стороны освещенного переезда, расстилалось большое поле. На краю поля, метрах в двадцати от опущенного шлагбаума, махал лопастями на холостом ходу белый вертолет. Поезд остановился так, что спальный вагон, в котором ехали Росляков и Демичев, остановился прямо напротив будки смотрителя переезда.
   В вагоне никто ничего не понял или не придал значения. Ну, остановился поезд, такое бывает. Стрелка занята или еще какая причина. А потом в тамбуре хлопнула дверь и послышались голоса. Росляков кивнул напарнику, вытащил из-под подушки пистолет и приоткрыл дверь купе. По коридору вместе с проводницей быстрым шагом шел человек в красном берете и красном жилете, что ясно говорило о его принадлежности к МЧС Республики Беларусь. Демичев смотрел на шефа, прикрывая на коленях полотенцем свое оружие. Шеф не волновался.
   – Здравствуйте, – в дверном проеме появилось хитро ухмыляющееся лицо капитана Володина, который сейчас должен был быть в Москве и ждать приезда группы «Седого», чтобы принимать рапорта в диспетчерском режиме. За спиной Володина маячило встревоженное лицо проводницы. – Это вы кардиохирурги? У нас большая проблема, и срочно нужна ваша квалифицированная помощь.
   Росляков, продолжая смотреть на Володина, удивленно поднял брови. Кажется, предчувствия его не обманули, раз их перехватывают аж в Беларуси и даже не стали ждать, когда поезд придет в Барановичи. Понятно! Нужна срочная квалифицированная помощь. Значит, отдых отменяется, а группа в неполном составе.
   – Я вас на улице подожду, – понимающе кивнул Володин. – Вещей-то не очень много?
   – Обойдемся, помощничек, – проворчал Росляков. – Сейчас идем.
   Когда они с двумя чемоданами спустились на насыпь, Володин молча посмотрел на коллег и повел их к вертолету. Демичев посмотрел на надпись на спине красной куртки Володина. Там было выведено три буквы «МНС».
   – А чего с ошибками на спине написано-то? – не удержался Андрей от ехидного вопроса. – Наспех, что ли, готовился? Или это Министерство по ночным ситуациям?
   – Мiнiстэрства па надзвичайных сiтуацыях, – старательно выговаривая по-белорусски, ответил Володин. – Только в вертолете помолчи, ладно?
   – Уже молчу, – ответил Демичев и вздохнул. – И что это мне весь вечер рот затыкают? К чему бы это?
   Володин обернулся, и в темноте блеснула его белозубая улыбка. Пока комментарии были излишни.
   Вертолет перемахнул через горевшие ночными яркими огнями Барановичи и сел возле КПП дорожной милиции на объездной дороге. Там группа вместе с Володиным, который так и не снял свою красную униформу, пересела в черный «Ленд Крузер», и машина с места рванула в сторону Минска.
   Стрелка на спидометре сразу сползла на цифру «130». Володин, небрежно положив руки на руль, вглядывался в дорогу и периодически с легкой улыбкой поглядывал в зеркало на Демичева, который кряхтя укладывался на заднем сиденье вздремнуть. Вопросов никто не задавал. Привычка! Придет время, и все объяснят. Не зря же прислали именно того человека, которого они хорошо знают в лицо. Чтобы не было сомнений и лишних вопросов.
   Однако Андрей Демичев от вопросов не удержался.
   – Тебе медики добро дали на оперативную работу? – поинтересовался он с заднего сиденья.
   – Почти, – ответил Володин. – Разрешили небольшую передышку в курсе реабилитации. А тут еще…
   Оперативники внимательно посмотрели на связного, ожидая продолжения.
   – Значит, так, – продолжил капитан серьезно. – У нас в Управлении нарисовалось маленькое ЧП, поэтому вас и решено сдернуть в Беларусь. Суть такова. Президент готовится приехать к Лукашенко с рабочим визитом. По оперативным данным, существует угроза покушения. Ваша задача – разобраться на месте, выйти на возможных террористов и предотвратить террористический акт.
   – Здорово, – отозвался с заднего сиденья Демичев. – А звездочку с неба достать не надо? А то мы можем. Правда, Василич?
   – Подожди, – оборвал напарника Росляков. – Сколько до визита времени?
   – Точно сказать пока нельзя, – пожал плечами Володин. – Служба охраны тянет резину, надеется на более точную информацию. Но надеяться на то, что вам дадут много времени, не стоит.
   – База, техническая поддержка? – снова спросил Демичев.
   – Все готово. Жить будете в Минске, конспиративная квартира готова. Доступ к базе данных, оперативная связь – все будет.
   – А у нас в конторе не забыли, что мы имеем некомплект личного состава?
   – Будет вам новый человек, это решается.
   – А ты не хотел бы поработать с нами? – усмехнулся Демичев.
   – Просил, не разрешили. Приказ снять вас с поезда, доставить на конспиративную квартиру, по дороге коротко ввести в курс. Все. – Это было сказано несколько недовольным тоном, но вдруг лицо Володина приобрело какое-то хитрое выражение. – А здорово я вас снял с поезда, да?
   Оперативники понимали, что кандидатура Володина была принята и направлена им для связи и помощи в выходе на новую операцию еще и по той причине, что капитан Володин был мастером спорта по раллийному автоспорту. Говорят, ему светила приличная карьера на этом поприще, но он выбрал другую работу.
   – Отчет по Чехии кому сдавать? – спросил Росляков.
   – Мне, – ответил Володин и рывком ушел вправо, обходя колонну большегрузных машин с немецкими номерами. – После обеда у меня самолет, я и захвачу. С учетом нехватки времени, изложите только суть и факты, анализ можете на словах. Я запомню.
   – Тогда так, – начал Росляков. – Версия с причастностью американских спецслужб не подтвердилась. Более того, на группу террористов мы вышли с ними параллельно, просто нам больше повезло.
   Росляков протянул руку назад и пошевелил пальцами. Демичев на заднем сиденье что-то промычал, заворочался и вложил в руку начальника радиозапал с обрывками проводов, который он выдрал из взрывного устройства возле российского посольства в Праге.
   – Вот, передашь экспертам, – сказал Росляков, бросая изделие на приборную доску. – Самоделка, но стандартная. Такие делают и используют арабские экстремисты. С задержанными сами разберетесь, а нам бы желательно поскорее сведения об их личностях. Учитывая, что взрывное устройство хотели использовать всего лишь вблизи нашего посольства, целью было всего лишь привлечение внимания, подчеркнуть сам факт события. А кому и зачем надо было, чтобы взрыв прозвучал возле нашего посольства, остается неизвестным. Аналитикам стоит поразмыслить по поводу возрастания влияния России в арабском мире, но каким образом такие акции могут привести к дестабилизации, я, честно говоря, пока не понимаю.
   – А если учесть готовящийся взрыв здесь… – поддакнул Демичев через широкую позевоту.
   – А если учесть готовящийся взрыв здесь, да еще с конкретной целью убийства президента России, то события в Чехии видятся как отвлекающий маневр. Посуди сам. Несколько терактов, глупых терактов, возможно, еще один-два не получились, потому что их пресекли местные спецслужбы или международные…
   – Мы проверим, – вставил Володин, намекая, что мысль он понял.
   – Проверьте. И если выяснится, что были и другие попытки, и источник их идентичен, то можно думать о том, что вся эта возня организована для отвлечения, для сбивания с толку, для того, чтобы мы к акции, которая готовится здесь, отнеслись прохладно. А истинная цель как раз очень радикальна. Никакой демонстрации, а именно попытка устранить нашего президента.
   – Тогда все очень серьезно, – согласился Володин. – Я понял, передам.
   – А у нас некомплект личного состава, – ворчливо напомнил Демичев сзади.
   – Я же сказал, – усмехнулся Володин. – Пополнят. Кстати, эта машина тоже ваша. Номера местные, доверенности на право управления получите вместе с документами и легендой. Хозяйка конспиративной квартиры – двоюродная сестра Михаила Васильевича, а ты его друг и коллега. У вас бизнес в Москве. Документы посмотрите потом.
   – Хозяйка молодая? – вскинулся на заднем сиденье Демичев.
   – Молодая, – рассмеялся Володин. – Только вы ее не увидите. Она сегодня уехала лечиться в санаторий в Ялту. Ключи у соседки, бабулька там живет рядом одинокая. Ее предупредили, что вы зайдете.
* * *
   Лана Стаскевич усердно делала вид, что ей все очень интересно. В технических вопросах она ничего не понимала абсолютно, а уж тем более в оборудовании крытого катка. Но роль есть роль, и она очень старалась.
   На территорию президентской резиденции «Дрозды» она попала с прорабом фирмы, которая вела тут работы. Сейчас как раз монтировалось хладооборудование в подвальной части, и прораб водил ее по узким проходам и рассказывал. Вид у этого тридцатилетнего парня был довольный. Еще бы, в лице этой девушки он намеревался получить очередного солидного заказчика на конец лета, а во-вторых, Лана постоянно демонстрировала ему свою симпатию.
   Легенда у Ланы была до идиотизма простая. И по причине именно своей простоты такие выходки у нее всегда «прокатывали». Узнать в лицо прораба нужной фирмы, попасться ему на глаза, спровоцировать на знакомство с его инициативой, а потом развить идею. В данном случае она представилась, как и ее школьная подруга, архитектором-дизайнером. А вымышленный муж ее вымышленной подруги собирался строить автономный коттеджный поселок с определенной инфраструктурой: магазинами, спортивными городками, детским садом. И Лана наплела, что одним из первых объектов, по ее мнению, должен быть крытый каток. Пока строятся остальные коттеджи, каток начнет потихоньку окупать проект за счет приезжающих из города.
   Коля Вишняк, который руководил работами в резиденции «Дрозды» в качестве прораба, в эту откровенную белиберду не вникал, больше таращился на высокую грудь Ланы… Осмотрев строительство, Лана стала просить нового приятеля, чтобы он показал ей всю усадьбу. А поскольку место подключения к инженерным сетям находилось в другом конце участка, он ее и повел в обход зданий, предупредив, чтобы вела себя скромно, а то охрана заподозрит в ней «постороннюю».
   У Ланы не было четкого плана, что она должна сделать, попав на территорию президентской резиденции. Она предположила, что идеи возникнут на месте, а осмотреться не мешает. Может, удастся попасть в дом, а там, глядишь, и встретиться с горничной – подругой Вики. А уж обработать девушку и привлечь ее на свою сторону Лана считала делом пустяковым.
   И тут ей не повезло! Идя по выложенной плиткой аллее среди прямых сосен, Лана и Вишняк нос к носу столкнулись с подполковником Никитиным. Это была трагедия, это было полное крушение всех ее планов. Валера ей такой выходки не простит.
   – Вот это сюрприз! – жизнерадостно воскликнул Никитин и толкнул локтем своего спутника – крепкого мужчину в строгом костюме. – Проинструктируй пока прораба, а я с дамой поговорю.
   Никитин взял Лану под руку и потащил назад по аллее. Было слышно, как мужчина в костюме тоном, не терпящим возражений, говорил Вишняку:
   – Сегодня твои орлы работают последний день, завтра вывозишь все инструменты, от перфораторов до генераторов. Ничего, кроме стремянок, оставлять нельзя…
   – Валера, – начала капризничать Лана, – ну ты чего? Я же ничего плохого не сделала.
   – Ты зачем сюда залезла, авантюристка? – снисходительно поинтересовался Никитин, когда они отошли на значительное расстояние. – Я же предупреждал тебя, русским языком предупреждал. Может, тебя надо было белорусским языком убеждать?
   – Валер, я просто хотела посмотреть, как тут все устроено. Мне статьи писать, описывать резиденцию. Знаешь, как это обычно пишется! «Президенты шли по узкой аллее среди…»
   – Кто тебя сюда протащил? Прораб?
   – Валера, не ругайся на него, он не виноват. Это я его уговорила. Я ему наплела такого…
   – Это я знаю! Это ты можешь – кому угодно мозги запудришь. Ты понимаешь, что человека под неприятности подставила? Он больше никогда не получит доступа на правительственные объекты из-за твоей выходки. А может, его начальство вообще уволит.
   – А ты сообщишь ему на работу, да? Ой, Валера! А может, не надо сообщать, ну зачем тебе это? Ты же не злой, ты же нормальный мужик, ты же все понимаешь.
   – Это недисциплинированный человек, он нарушил правила, с которыми его ознакомили перед началом работы на режимном объекте, а он провел тайком постороннего человека. Ты понимаешь, что он с таким же успехом мог провести не тебя, а другого человека? Террориста, например.
   – Да ну! – Лана сделала большие глаза и даже остановилась. – Валер, ты совсем на своей работе чокнулся. Ну, какие в наше время террористы? Я в том смысле, что вы же охраняете президента, вы никого и близко не подпустите.
   – А кто нам охранять мешает? Ты вот человека и спровоцировала! Пошли, подруга, я тебя сам отсюда вывезу на машине. Вот ведь – проблема ходячая!
* * *
   Самолет шел уже над территорией Беларуси. Максим потянулся в кресле и решительно поднялся. Пассажиры дремали, кто-то лениво рассматривал с соседом по креслу какие-то сувениры, кто-то читал. Бортпроводницы в своем отсеке занимались своими, только им понятными делами. Пройдя по салону к отсеку проводниц, Максим сделал приятное лицо.
   – Девчата, позвонить можно? В Москву?
   Одна из проводниц посмотрела на часы на стене, наверное, определяла, вошли ли они в какую-нибудь зону, и вежливо разрешила.
   Максим отстегнул пластмассовый зажим на трубке, снял ее и набрал номер. Проводницы о чем-то оживленно разговаривали, совсем не прислушивались к тому, что он говорил в трубку. А говорить пришлось иносказательно, но так, чтобы его поняли, и с цифровым паролем.
   – Але, – сказал он, когда ответил постный мужской голос, – это квартира, я правильно набрал цифры 26-14-83?
   – Я слушаю, – в голосе абонента появился интерес.
   – Вы там «Монтера» не потеряли? Он должен был приехать, но у него появились проблемы на работе. У предыдущего клиента неприятности, но договор на выполнение работ я забрал.
   – Вы где? – после небольшой паузы спросил голос.
   – Думаю, что часа через два уже сядем в Минске.
   Опять пауза. Человек на том конце телефонной связи, наверное, справлялся с имеющимися инструкциями. По-хорошему, Максима должны были взять под крылышко свои же коллеги здесь, в Беларуси, и обеспечить ему безопасный «коридор» домой. Наверное, сейчас предложат заявиться в посольство в Минске. Но предложение поступило совсем иное.
   – Мы в курсе случившегося, – сказал наконец голос. – Вас вели все это время. В Минске позвоните по телефону и назовете оперативный псевдоним. Запомните номер.
   И голос продиктовал номер телефона. «Так, значит, все-таки «вели» меня!» Максим хмыкнул. Как бы еще вовремя знать об этом, сколько бы нервов сэкономил. А раз страховали, это хорошо, приятно. Только можно было бы цирк на пляже не устраивать. А интересно, они же меня потерять должны были. И как нашли? Черт, мобильник! Он хоть и выключен, а если знаешь параметры аппарата, то через спутник можно определить место положения, даже когда он выключен. Главное, чтобы батарея была подключена.
   Максим неторопливо повесил трубку, и тут до него дошло то, что он краем уха слышал из разговора стюардесс. Они горячо обсуждали события, связанные с туристами, как те попали в переплет из-за туроператора, как их не выпускали из отеля. И особенно, как двое все же перехитрили администрацию и с помощью друзей умудрились улететь.
   – Вон, бедолага, из туалета идет, – кивнула одна из стюардесс.
   Максим машинально посмотрел на мужчину. Широкоплечий, скуластый, с однодневной светлой щетиной, славянской внешности. И сел он рядом с каким-то типом азиатской внешности, и они обменялись короткой фразой. Максиму подумалось, что они знакомы. Недавно познакомившиеся смотрят и бросают фразы немного иначе, более предупредительно, что ли. А эти сделали все по-свойски.
   Все это промелькнуло в голове Максима вполне машинально. Перед глазами была картинка, мозг сам автоматически сделал выводы, и не более. И снова голова Максима оказалась занята своими проблемами. Он получил новую информацию, и мозг стал ее анализировать. Предыдущая операция, скорее всего, завершена, хотя неожиданности могут быть. Иногда бывают. Теперь нужно настроиться и уже сейчас начать припоминать все факты и формулировать свои выводы. Он чудом избежал опасности, операция фактически была провалена, но не по его вине. И он смог спасти «посылку» итальянского связного.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация