А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить президента" (страница 20)

   Глава 10

   Стена ограждения заднего двора была очень простая. Бетонные плиты высотой в два с половиной метра. В верхней части оставлены штыри стальной арматуры с расстоянием между ними сантиметров в двадцать. И был один темный угол со стороны улицы, где попытка влезть на стену не так бросится в глаза.
   – Выше третьего этажа по главной лестнице я не поднялся, – тихим голосом пояснил Демичев. Слышался какой-то приглушенный гул, наверное, он находился сейчас рядом с каким-то оборудованием вентиляции и кондиционирования. – С третьего проход блокирован рольставнями. Датчики движения я там поставил.
   – Двое зашли в здание, – напомнил Росляков в микрофон.
   – Да, они прошли к служебной лестнице. Лифт не включался.
   – Хорошо, держи нас в курсе. Мы пошли.
   Росляков кивнул Максиму на стену. Предстояло гимнастическое упражнение по преодолению почти трехметровой высоты без специального снаряжения. Росляков поставил руки, Максим наступил на них одной ногой, а второй сильно оттолкнулся от земли. Росляков рывком подбросил его тело, и руки Максима ухватились за верхнюю кромку стены. Теперь он висел на руках и должен был помочь взобраться своему командиру.
   Росляков ухватился за ступню Максима и, когда тот подтянул его ногой вверх, ухватился левой рукой за перекинутый через плечо Максима брючной ремень. Еще усилие, и рука Рослякова ухватилась за край стены. Взмах ногой, и он уже сидел сверху стены… Максим подтянулся и тоже перекинул ногу через стену.
   Короткий оценивающий взгляд на двор и два мягких кошачьих прыжка. И все, они на территории. Максим стал быстро расстегивать брючной ремень и продевать его в джинсы. Это было единственное подручное средство, которое они могли себе позволить, потому что таскать с собой и оставлять на стене веревки и блоки было опасно. Не дай бог, милиция будет проезжать и увидит следы явного проникновения.
   «КамАЗ» они осмотрели только снаружи. Открывать его пока не стоило во избежание шума. Максим первым подошел к двери и остановился в ожидании команды. Росляков тихо постучал по микрофону около своих губ.
   – Где они?
   – Думаю, что поднимаются по технической лестнице на восьмой этаж, – ответил Андрей. – Датчик третьего этажа они миновали, он сработал.
   – Тебе есть где укрыться?
   – Тут места для взвода спецназа, – хмыкнул Демичев. – На главной лестнице движения нет.
   – Хорошо, мы идем дальше.
   Кивок Максиму, и тот тихо приоткрыл дверь, вставив в образовавшуюся щель ствол своего пистолета. На счастье, здесь было включено дежурное освещение. Видна была дверь, ведущая куда-то на первый этаж, грубая железная дверь с навесным замком – или склад инвентаря, или вход в какой-нибудь подвал. Еще одна лестница начиналась сразу за поворотом. Наверное, это и была та самая техническая лестница.
   Максим двинулся дальше. Входная дверь тихо скрипнула, когда закрывалась за Росляковым. Оперативники замерли. И тут раздались тихие шаги за углом. Шаги могли принадлежать одному человеку, судя по звуку. Но мог находиться и второй…
   Мысли Максима замелькали в голове с удвоенной скоростью. Зашли в здание двое, но кто-то сейчас был за углом. Значит, вверх пошел один, значит, взрывчатку никуда не понесли. Не один же все таскает на себе на восьмой этаж. Или есть еще кто-то? Андрей наверху уже часа четыре, мог и не знать, что в здании есть еще люди. Поднимать шум уже на этом этапе очень не хотелось. А от стрельбы ночью в пустом здании шум будет, даже если оружие специальное.
   Максим решил, что в этой ситуации должен действовать, не дожидаясь решения командира, который не знает всех его возможностей. И он сунул свой пистолет за спину под ремень. Теперь главное – попасть в нужный момент, рассчитать свой бросок до долей секунды. Ни один человек не обладает абсолютной реакцией, тем более если существует фактор неожиданности. На последней, самой нижней ступеньке, которую Максим видел, слабо шевельнулась тень. Уже хорошо, значит, за спиной этого человека источник света, а по тени можно ориентироваться.
   Максим приготовился, ожидая нужного ему мгновения, когда носок обуви человека покажется на нижней ступеньке. Спускаться бандит будет обязательно боком и прижимаясь спиной к стене. Если нет, то коррективы придется вносить уже во время прыжка. Еще шаг, еще один, и тень на ступеньке стала гуще, появился контур ноги. Росляков стоял сзади так тихо, что пространство за спиной ощущалось пустым.
   Носок черного ботинка появился из-за угла и стал опускаться на нижнюю ступеньку. Максим оттолкнулся и бросился вперед. Человек славянской внешности держал пистолет перед собой, одного мимолетного взгляда было достаточно, чтобы убедиться в том, что больше за его спиной никого нет. Только еще одна железная дверь, запертая на навесной замок, снова поворот, за которым уже идут лестничные пролеты.
   Только очень тренированный и хорошо подготовленный человек смог бы выдержать удар девяностодвухкилограммового тела. Максиму пришлось одновременно делать очень много движений. Когда его плечо врезалось в область солнечного сплетения бандита, правая рука уже отводила кисть с оружием в сторону от себя. Захват кисти, и вторая рука ударом уже сгибает ее в сторону предплечья. Отчетливый хруст, и пальцы бандита рефлекторно разжимаются.
   Максим успел подставить носок ноги под падающий пистолет, чтобы смягчить звук металла о бетонные ступени, а локоть его левой руки уже с разворота врезался в левый бок противника. Если этот человек еще не набрал воздуха после удара плечом в солнечное сплетение и мышцы его корпуса расслаблены, то перелом ребер ему был обеспечен.
   Хриплый выдох, короткий удар в небритый подбородок, подбросивший его вверх, а затем захват и рывок головы противника вниз. Горло бандита встретилось с коленом Максима. Еще один слабый болезненный вскрик. И тело сползло по стене на ступени – труп…
   Несколько секунд тишины показали, что внимания эта короткая схватка не привлекла. Росляков подошел и приложил пальцы к шее бандита.
   – Тебе никогда не говорили, что ты какой-то не добрый? – тихо прошептал он Максиму.
   И тут наверху что-то громко стукнуло. Максим перебежал ближе к лестнице и чуть высунул голову. Скорее всего, это был звук закрывшейся металлической двери. Других звуков на лестнице не было. Максим вопросительно посмотрел на командира, и они поняли друг друга без слов. Росляков кивнул головой.
   Максим нагнулся, развязал шнурки и сбросил кроссовки. Еще секунда, и тихие шаги бегущего в носках человека затихли вверху. Росляков вернулся к входной двери, приоткрыл ее и прислушался к звукам на улице. Потом он запер дверь изнутри на задвижку и неторопливо двинулся наверх, по пути проверяя, заперты ли двери на каждом этаже.
   Максим добежал до восьмого этажа. Пластиковая дверь была заперта, а вела она наверняка в торговый зал. Последний пролет лестницы вел выше, где виднелась широкая, окрашенная красным суриком железная дверь. Значит, там технический этаж, там все оборудование. Вызывать Андрея опасно, потому что можно выдать его место. Максим ограничился условным знаком – два удара по микрофону, еще два и еще два. По их предварительной договоренности означало, что он на исходной позиции за дверью. Пока все шло по плану.
   Вариантов вообще-то было два. Либо взрывное устройство будут закладывать в подвале, либо на крыше. Росляков почему-то был уверен, что взрыв запланирован не на эту ночь, а значит, бомба должна быть заложена в таком месте, где не заметят работники комплекса.
   И тут случилось непредвиденное. За дверью Максим услышал голоса. Спрятаться ему было некуда, бежать назад поздно. Если сейчас кто-то выйдет на лестницу, то они столкнутся нос к носу. А это даже лучше, решил Максим и встал прямо перед дверью. Дверь открыли через секунду. Прямо перед Максимом возник светловолосый высокий человек. Он не успел даже изумиться, увидев перед собой незнакомца, потому что нога Максима врезалась ему в промежность, а затем коленом, когда человек согнулся от боли, но уже в лицо. А в центре помещения были еще двое. Один сидел на корточках над грудой упаковок со взрывчаткой, второй стоял над ним с пучком проводов. И они оба смотрели в сторону двери.
   Выхваченный пистолет уже был направлен на Максима. Выстрел и бросок в сторону с осознанием, что укрыться от пули тут абсолютно негде. Все оборудование было в другой стороне машинного зала. Человек с проводами, открыв рот, валился на спину, а тот, что сидел на корточках, бросился в сторону. Максим хорошо видел, как его рука сунулась под куртку, где наверняка было оружие. Теперь все решит одна секунда.
   Но все решил Демичев, который свалился сверху с магистральных изолированных трубопроводов. Он припечатал своим телом последнего бандита, а потом коротким ударом заставил его замереть на полу. Теперь было время осмотреться.
   – Вон, смотри, – показал рукой Андрей в сторону. – Если туда заложить, где трубопроводы уходят в здание, то рванет и газ. Задвижка перекрыта, но до нее труба-то под давлением. Фейерверк был бы!
   Стукнула дверь, и в машинный зал вошел Росляков. Перешагнув через оглушенного светловолосого, он осмотрел помещение, потом подошел к взрывчатке.
   – Чушь какая-то, – бросил Росляков. – Чушь и глупость.
   – В смысле? – не понял Демичев.
   – Какой тебе еще смысл нужен? – раздраженно ответил Росляков. – Мало мы с тобой в этой теме работаем! Вспомни, как проводятся теракты, а здесь что?
   Он потоптался на месте, потом подошел к убитому.
   – Вот и еще двое. Узнаете? Все из той же троицы. Вот этот убитый – Хусеин Ахмадов, а этот, – Росляков толкнул ногой тело второго оглушенного кавказца, – Гиви Абесадзе. Он в свое время прошел хорошую подготовку по взрывному делу и взрывным устройствам. Все трое на месте. Одного вы убили в связи с попыткой похищения жены таможенного чиновника, двое здесь. И все трое связаны вот с этой кучей дерьма для пустого взрыва на крыше Торгового комплекса. Они могли бы по своему профессиональному опыту совершить что-нибудь более значимое. Например, совершить покушение на президента.
   – Они нас ждали? – вдруг спросил Максим.
   – И дождались, – кивнул Росляков. – Правда, они не учли, что ты такой прыткий окажешься, но мы на этот отвлекающий маневр купились.
   – Президент уже из Москвы вылетел? – уныло спросил Демичев.
   – А кто же нам скажет. Мы можем узнать только о его приземлении здесь в аэропорту.
   – И что теперь делать? – спросил Максим.
   – Ждать приземления, – зло усмехнулся Росляков. – Группа поддержки сообщит, а потом будем действовать по обстоятельствам и быстро. А пока давайте, приберитесь здесь!
   Двух оставшихся в живых террористов подвесили за связанные руки на трубопроводах на высоте, которая позволяла им еле-еле касаться ногами пола. Глаза обоим завязали. Обследование элементов взрывного устройства говорило о том, что взорвать могли в любой момент звонком по мобильному телефону.
   – А вот это уже интересно, – Максим протянул Рослякову небольшую карточку, внешне напоминающую банковскую, которую он вытащил из кармана убитого террориста.
   – Что это? – Михаил Васильевич покрутил карточку в руках. – Да, это очень интересно.
   – Что там? – поднял голову Демичев от своих технических игрушек.
   Росляков прижал палец к губам и кивнул на двух пленников, которые начали приходить в себя. Уже на лестнице он показал карточку Демичеву.
   – Пропуск в гостиницу! Горнолыжный комплекс «Силичи».
   – Может, у них там база? – сразу предположил Андрей.
   – Извините, – вмешался Максим, – но я все-таки не понял. Мы попались на ложном следе, нас привели туда, куда хотели привести террористы. А что дальше? Ложные следы для того и существуют, чтобы избавиться от преследователей, сбить их со следа. И где нападение? В жизни не поверю, чтобы кто-то так легко пожертвовал такими именитыми и опытными боевиками, чтобы просто сбить нас с пути. Может, мы слишком рано объявились, может, мы их опередили?
   – Вот ты и ответил на свой вопрос, – сказал Росляков. – Только я не думаю, что подготовка взрыва в Торговом центре нужна для нашей дезориентации, чтобы отвести нас от следа, который ведет к настоящему теракту, к покушению на президента. Что-то еще в этом есть.
   – Например, взорвать Торговый центр, когда президент будет уже в Минске? – предположил Демичев. – Для чего? Показать, что тут опасно? Чтобы план визита изменился?
   – Чтобы президенты поехали не в заранее запланированную резиденцию, а совсем в другое место, – догадался Максим. – И они об этом месте знают, раз у них есть «крот» в КГБ. И покушение запланировано там.
   – В любом случае у нас есть время, – подвел итог Росляков. – Давайте мотать отсюда. И пора наведаться в «Силичи», узнать, кто там еще живет из наших друзей.
   Быстрый спуск по лестнице привел группу к первому трупу, обыск которого ничего интересного не дал. Осмотр «КамАЗа» тоже не навел ни на какие интересные мысли. Забор преодолевать пришлось опять тем же путем, каким они и забирались во двор. Квартал по ночным безлюдным улицам они прошли без приключений. В свете одинокого слабого фонаря у входа в магазин стоял «Ленд Крузер».
   До машины было метров двести, когда Максим увидел парней…
   – Эй-эй, клоуны! Убью же гадов, – показал он вперед.
   Трое парней уже вскрыли машину и залезали внутрь. Кричать, бежать было поздно, потому что они все равно бы не успели остановить похитителей. А скорее всего, это были просто ночные хулиганы, которые захотели покататься на крутой иностранной тачке. Но Максим с Демичевым все равно бросились к машине сломя голову.
   И тут произошло то, что заставило всех остановиться и замереть на месте. Заработал мотор, хлопнула последняя дверца, и «Ленд Крузер» тронулся с места. И тут ударило пламенем и грохотом. Мгновенная вспышка, отлетевшие в сторону капот и одна из дверей. Машина подпрыгнула от взрыва и мгновенно превратилась в столб слепящего полыхающего огня. Зазвенела сигнализация магазина, запиликали сигнализации припаркованных неподалеку автомобилей. А из разбитых окон и дверного проема машины с ревом били вверх мощные струи пламени.
   – Твою ж мать, – наконец изрек Андрей и засунул руки в карманы.
   – И все-таки нас вычислили, – добавил Максим. – А машину, на которой мы ездим, кто видел? Таможенник! От остальных мы ее прятали. И еще его жена. И кто-то его спросил, а он рассказал.
   – Пожалуй, – согласился Росляков. – Но теперь мы умерли, и все беспокойства позади.
   Михаил Васильевич вытащил из кармана телефон и набрал номер дежурного по ГУВД Минска.
   – Примите срочное сообщение: в Торговом центре «Полесье» заложено мощное взрывное устройство…
   – Кто говорит?
   – Повторяю, в Торговом центре «Полесье» заложено мощное взрывное устройство!
   Росляков нажал отбой, потом вскрыл аппарат, извлек из него сим-карту и бросил в ближайшую урну. Через час на конспиративной квартире, когда они собрали все необходимое, Росляков получил сообщение, что машина ждет их внизу.
   – Сколько туда ехать? – спросил Максим.
   – До «Силичей»? – Андрей выключил и закрыл ноутбук. – Тридцать пять километров. Считай, что полчаса по городу, а потом минут сорок-пятьдесят по трассе М3 на северо-восток.
   – Всем два часа отдохнуть, – велел Росляков. – Утро у нас будет веселым.

   Горнолыжный курорт «Силичи» выглядел очень живописно среди возвышенностей, поросших соснами… Зимой, когда все покрыто искрящимся снегом, наверное, здесь еще красивее. Бревенчатые коттеджи в старинном славянском стиле, модерновое здание гостиницы и ресторана с одноименным названием, разбросанные другие строения, уходящие вдаль опоры канатной дороги с подвесными сиденьями. И много хрустального воздуха.
   – Ну, и как поступим? – потер руки Андрей, взирая на все это великолепие. – Может, поживем тут с недельку? В бары можно ходить, на танцы. Люблю такую работу.
   Мощный «БМВ», на котором они сюда приехали, имел среди оборудования «климат-контроль», поэтому Демичев умудрился сладко вздремнуть на заднем сиденье еще часок. Теперь настроение у него было великолепное и хотелось покуражиться.
   – Теоретически, – продолжил он уже серьезно, – можно попытаться взломать систему и проникнуть к ним в компьютеры. Они же регистрируют проживающих в гостинице гостей. Только не факт, что наши друзья жили здесь под своими именами.
   – Заметьте, что и документов при них не было, – напомнил Максим.
   – Тогда я попробую через Сеть, – пожал плечами Демичев и уселся в машине с ноутбуком.
   Пока Росляков и Максим размышляли, он совершал какие-то манипуляции, чертыхался, потом подал голос:
   – Ребята, доступа в Сеть нет.
   – Как нет? – удивился Росляков.
   – Никак нет, – раздраженно ответил Демичев. – Более чем странно…
   – Или глушат, – вдруг сказал Максим и показал рукой назад.
   Его коллеги обернулись в сторону въезда на территорию. Колонна из четырех машин с затемненными стеклами могла означать, что на территорию въехала очень представительная делегация. Потом Росляков обратил внимание, что у входа в ресторан «Силичи» нет людей. У второго ресторана есть, у кафе есть, а у «Силичей» нет. А потом они, к своему большому удивлению, увидели самого Лукашенко в окружении крепких мужчин характерной внешности и характерного поведения. Охрана.
   В кармане Рослякова завибрировал телефон. Он достал аппарат и посмотрел текст сообщения.
   – Самолет президента приземлился.
   – Как приземлился? – почти хором спросили его помощники и уставились на белорусского президента и его сопровождение.
   – Ну-ка, ну-ка, – проворчал Демичев и полез включать приемник в салоне машины.
   Скоро он нашел станцию, где передавали новости. Речь шла о визите президента России в Беларусь. В частности, отмечалось, что впервые президент Беларуси не встретил в аэропорту такого высокого гостя. Отмечалось и то, что свита российского президента очень представительная: и премьер, и министр финансов, и спикер парламента…
   – Он знает о покушении, – выдал Демичев, вылезая из машины. – Знает, поэтому и не поехал встречать.
   – Ты еще скажи, что он испугался, – усмехнулся Максим.
   – Вы что, не понимаете? – недовольным голосом спросил Росляков. – Пораскиньте мозгами! Оба! Их президент знает о возможности покушения, наш – знает. Посмотрите на этот кортеж, который приехал. Выводы?
   – Встреча будет проходить здесь? – неуверенно предположил Демичев. – Но это же нелепо. Предполагается очень обширная программа встречи, будут решаться важнейшие вопросы взаимоотношений двух государств, а они вдали от… Этого не может быть.
   – А может, это временно? – вставил Максим. – Может, там сейчас принимаются все меры безопасности, а потом они поедут в какую-нибудь резиденцию. Когда служба охраны убедится, что опасности уже нет.
   – Ты сам-то в это веришь? – хмыкнул Росляков. – Ты прекрасно понимаешь, что при определенном профессионализме избежать покушения невозможно. Снайпер всегда найдет место и время, когда выстрелить. Вспомните лучше то, что мы знаем! В местном КГБ «крот», нас вычислили по машине. Благо кто-то теперь думает, что с нами покончено. «Крот» может знать, что встреча пройдет здесь. Или то, что временно она будет проходить здесь.
   – Здесь бомба! – обреченно сказал Максим, первым произнеся то, о чем все уже подумали.
   – Так, спокойно! – хлопнул Росляков ладонью по крыше машины. – Думаем! В гостиничном номере проводить встречу комфортно, но там полно проживающих. Блокировать часть гостиничного корпуса, не нарушив режима обслуживания, невозможно. Где еще возможно провести встречу?
   – В административном корпусе, – сказал Максим, – но это тоже нарушит режим управления всем комплексом. Остается ресторан. К тому же Лукашенко уже в нем, и, видимо, ресторан для этого и закрыли. Видите, людей-то там, кроме охраны, не видно. Можно использовать один из коттеджей, но может оказаться, что они все заняты. И блокировать подходы к ним сложно.
   – Я вот что думаю, – сказал Андрей. – Исходя из чисто технических рассуждений. Ресторан является составной частью гостиничного комплекса. Там просто обязан быть проход, но его уже, думаю, перекрыли. А вот здание…
   – Что здание?
   – Здание построено на склоне. Я смотрю по линии нулевой отметки. Там должен быть глубокий фундамент.
   – И что? – нетерпеливо потребовал Росляков. – Не тяни кота за хвост!
   – Видите ли, по правилам строительства, опирание фундамента под зданием должно быть равномерным, на одной отметке. Если одна часть фундамента уходит в склон, то это не значит, что он не глубоко залегает. Судя по перепаду высот, под всем зданием существует приличный пустой объем. Если в ближней к нам части высота метра два, то противоположная часть, которая уходит под склон, на метр больше. Значит подвалы там глубиной метра в три. Не меньше. А там коммуникации, там какой-нибудь винный погреб, может, дизельная резервная подстанция.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация