А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить президента" (страница 11)

   Тихий рокот автомобильных моторов и шелест шин по пыльному бетону заставили его насторожиться. Привыкшие к темноте глаза хорошо различали пол под ногами, бетонные мокрые желоба, дверь на противоположной стене. Максим встал и подошел к тому месту, которое он тщательно вымерил. Это нормальное расстояние для броска на противника, вооруженного пистолетом, если таковое будет необходимо.
   Вот и шаги по грохочущему железу лестницы. Выдвинута железная задвижка и брошена на бетонный пол, со скрипом, натужно стала открываться дверь. Максим мгновенно прищурил глаза, чтобы уменьшить нагрузку на сетчатку. Так адаптация от темноты к свету произойдет быстрее. Как он и ожидал, заявился тот самый грузин, которому он предлагал вчера купить пистолет. Хороший знак? Пока это ни о чем не говорит.
   – Выспался, джигит? – громко, с хозяйской самоуверенностью осведомился грузин.
   Вопрос был риторическим, поэтому Максим промолчал, наблюдая, как из-за спины грузина в помещение подвала выходят один за другим еще четверо. Трое вчерашних его охранников и тот самый русский тип, которого он видел с грузином на рынке. Не представительное посольство, Максим ждал, что придет еще какое-то неизвестное заинтересованное лицо.
   – Ты надумал говорить правду? – поводя брезгливо носом и осматриваясь в помещении, спросил грузин.
   – Я сказал чистую правду, – упрямо ответил Максим, но, уловив недовольный вздох собеседника, поспешил добавить: – Только не всю правду. Кое-что я приберег на сегодня, но эта правда не для такого количества ушей. Хочешь услышать?
   – Ты уверен, что она мне нужна? – внимательно посмотрел на Максима грузин.
   – Уверен, иначе зачем бы ты сюда приезжал. Ты же чувствуешь, что со мной не все так просто. Давай поговорим наедине?
   – Выйдите, – коротко приказал грузин, чуть повернув голову назад.
   – Резо… – тихо предостерег русский.
   – Выходи, выходи, – недовольно добавил грузин, чье имя Максим теперь знал. – Куда он из этого гроба денется.
   Максим мог бы добавить, что этот гроб мог бы стать и гробом Резо. Бывает, что людям нечего терять и они захватывают в могилу всех, до кого дотянутся. Пока помощнички топтались в дверях, выбираясь на лестницу, Максим пытался вглядеться в лицо грузина. Может, тот узнал за ночь что-то важное, может, уже решил его судьбу, пришел к какому-то решению.
   – Ну, говори, – велел Резо и полез в карман пиджака за сигаретами. – Курить хочешь?
   – Пистолет был только затравкой, поводом для того, чтобы познакомиться с тобой или такими, как ты. Только учти, чтобы не было лишней траты времени на дополнительные вопросы, тебя я не знаю. Но через тебя, я думаю, могу выйти на серьезного покупателя в Минске, того, кто захочет купить у меня приличную партию «железа».
   – Что за железо?
   – Оружие, Резо, оружие. И еще различное специальное снаряжение, и патроны, и взрывчатка.
   – И это все здесь, в Минске? – без особого интереса спросил грузин.
   – Я что, больной? Нет, конечно. Одна партия стоит на российской границе, вторая уже в Беларуси, там – на юге. Есть новое, есть пользованное – со складов.
   – Из Чечни?
   – Часть из Чечни, часть из Украины. Из той партии, которая предназначалась к отправке в Грузию. Есть и из России, там тоже денежки любят. Только не смотри на меня так, Резо, – я не хозяин этого бизнеса. Мое дело – найти новых покупателей и получить комиссионные. Вот я и ищу, по мере сил и возможностей.
   – Грубо работаешь, мент, – усмехнулся Резо и выпустил сигаретный дым в низкий потолок. – На детей твои ходы рассчитаны, а дети покупают оружие в магазинах. Пластмассовое. Извини, но я тебе не верю.
   – Я не мент… А если не веришь, то проверь меня, как хочешь. Согласен на любые варианты. Просто дай мне гарантии, что сделка состоится.
   – Гарантии дает только Бог, да и то верующим, – усмехнулся Резо. – Не убедил ты меня, джигит. Это все сказка про белого бычка, а я торгую фруктами. Не мой профиль.
   Грузин медленно повернулся к Максиму спиной, отшвырнул окурок, который по плавной дуге отлетел в угол, зашипел и испустил тонкую струйку дыма. Вот и все, полный провал, подумал Максим. Теперь моя очередь испустить тонкую струйку дыма. Только не дождетесь.
   Резо со своими подручными совещался за дверью недолго. Слов Максим не расслышал, но ясно был слышен стук шагов по металлической лестнице. И, судя по звукам, шагов троих человек. Значит, за дверью сейчас остались двое. Может, напасть на этих, а потом… не стоит, остановил себя Максим. Пока все до конца не ясно – не стоит. Пусть они первыми начнут, тогда моя совесть будет чиста.
   Максим не испытывал жалости к этим людям, было что-то брезгливо-равнодушное, но не жалость. Скорее всего, он убьет их всех. Он вспомнил все схватки за границей, где его противниками были люди из других разведок и других спецслужб. Там ему тоже приходилось убивать, и там тоже не было жалости. Там это вообще была работа: и у него, и у них. Просто такая работа, такая профессия, связанная с риском быть убитым. А вот эти люди, что сейчас стоят за дверью, для них это не работа, это бизнес, это их личное дело. А когда за кровью стоит личное – это всегда мерзко.
   Наверху заработал мотор одного автомобиля, зашуршали шины на развороте, и машина выехала на улицу. По железным ступеням загрохотали торопливые шаги: один пролет, второй. Потом кто-то произнес что-то невнятное, похожее на «кончаем». И дверь со скрипом стала открываться, впуская свет. Точнее, хорошо освещая фигуры тех, кто входил. «Дурачки, – усмехнулся Максим, вы же со света входите, у вас глаза к полумраку не привыкли. Дилетанты, играющие в крутых парней!»
   Первым вошел тот кавказец, который в машине завязывал Максиму глаза. На лице парня играла нехорошая самодовольная усмешка, а из-за ремня он тянул пистолет, отобранный вчера у Максима.
   – Зря ты все это затеял, – начал кавказец. – Извини, ничего личн…
   Договорить он не успел, потому что в таких делах много разговаривать не рекомендуется, в таких делах или сразу стреляют, или не стреляют совсем. Даже те, кто смотрит дешевые западные боевики, понимают, что если отрицательный герой, который, целясь в положительного героя, начинает слишком много болтать, то обязательно произойдет что-то такое, что помешает ему убить свою жертву. Закон жанра, и жаль того, кто этого не понимает.
   Мгновенный бросок вперед, и кавказец не успел вытащить пистолет… Идиот, такие вещи делают заранее, а не рисуются перед неизвестным тебе человеком с неизвестными тебе навыками. Захват кисти кавказца с зажатым в ней пистолетом и удар ногой в колено Максим провел одновременно. И если удар ногой кавказец сумел с грехом пополам блокировать, видимо, он когда-то чем-то таким занимался, то с пистолетом у него произошел полный конфуз. Опытные люди знают, что если оружие в твоих руках не может выстрелить, то его надо бросать или применять не по назначению. Например, для нанесения удара в лицо.
   Опыта и реакции у кавказца не хватило. Зажав кисть, Максим мгновенно направил ствол ему же в лицо. Пара попыток вырваться и нанести удары ногами у кавказца не получилась, потому что Максим в процессе борьбы не стоял на месте, а крутил своего противника из стороны в сторону, выводя его постоянно из равновесия и имитируя постоянные попытки вырвать оружие. Вся эта «пляска» заняла секунды, после чего Максим все же сумел ткнуть стволом пистолета кавказца прямо в губы. Болезненный, хотя и не сильный удар позволил Максиму освободить на миг правую руку и передернуть-таки затвор пистолета.
   Теперь в глазах кавказца появилась откровенная паника. Он не мог ничего поделать с этим странным парнем, а тот крутил им как хотел. И тут в дверях торопливо появился второй, по виду русский. И в его руках тоже был пистолет. Максим рванул руку кавказца на себя, а потом по дуге в сторону и вниз. Потом рывком он развернул противника так, что тот оказался между Максимом и дверью. Теперь пистолет смотрел стволом вниз, что давало Максиму возможность применить мощный рычаг. Короткий рывок на излом и сразу разворот в сторону нового противника. Палец, лежавший на спусковом крючке поверх пальца кавказца, Максим нажал. Грохнул выстрел, русский парень в дверях откинулся спиной на стену и стал медленно сползать по ней. Со лба у него ручейком побежала кровь.
   Злобный крик за дверью напомнил о третьем противнике, который, кстати, готов теперь был ко всяким неожиданностям. Но готов только морально. Когда он сунулся в дверь, Максим, все еще удерживающий кавказца, впечатал ногу в дверное полотно. Тяжелая дверь врезалась в то, что оказалось между ней и старым дубовым косяком. А оказалась там рука, которая тоже держала пистолет. Максиму показалось, что он даже услышал хруст кости.
   Человек за дверью страшно вскрикнул, схватился за руку и присел от боли на корточки. Пора было заканчивать этот спектакль. Максим провел еще один маневр, заставивший кавказца в который уже раз потерять равновесие, и бросил свое и его тело снова на железную дверь. Новый, еще более страшный удар по сломанной руке вызвал дикий вопль у третьего противника, и он выронил пистолет, который все еще держал в руках.
   Теперь финал! Резкий рывок кисти в сторону предплечья заставил кавказца разжать пальцы, и старенький «макаров» со стуком упал на пол. Резкий удар по глазам, и кавказец выпустил Максима и отшатнулся назад. Второй удар, но уже ногой в грудную клетку выбил оттуда остатки воздуха и отбросил кавказца в сторону.
   Максим подхватил выпавший из сломанной руки другого парня оружие – довольно ухоженный «ИЖ-71-10». Курок был взведен. Максим, не раздумывая, навел ствол пистолета на голову скорчившегося у его ног парня и нажал на спуск. Голова парня дернулась, а на дверной косяк брызнуло кровавое месиво со сгустками. Максим обернулся в сторону кавказца. Парень, держась за грудь, как раз пытался встать на ноги и теперь замер, уставившись выпученными глазами на Максима. Раздался второй выстрел. Пробитая пулей голова стукнулась о кирпичную кладку стены.
   Максим присел на корточки и пошарил в карманах убитого. Носовой платок, к счастью, нашелся. Максим очень тщательно протер «ижевский» пистолет носовым платком и бросил оружие на пол. Платок, который теперь хранил его запах, тщательно намочил вонючей застоявшейся водой и оставил плавать в бетонном желобе. Свой старенький «макаров» он подобрал и сунул сзади за ремень. Очень хорошо, что никто из него сегодня не выстрелил.
   Поднявшись наверх, Максим, прищурившись от яркого солнечного света, с удовольствием посмотрел на небольшой черный «Мерседес» старой модели. Значит, пешком топать не придется. Он же пока представления не имел, куда его увезли и в каком направлении отсюда выбираться. Теперь эта проблема решалась с комфортом.
   О случившемся Резо узнал на следующий день. Выглядело это дико и нелепо! Как могло случиться, что трое крепких парней, двое из которых слыли каратистами, побывавшие во всяких переделках, запачканные по уши чужой кровью, и не справились с одним человеком. Правда, этот странный тип мог быть каким-нибудь бывшим спецназовцем, но и трое убитых парней не вчера родились и умели обращаться и со стволами, и с ножами. И ведь как странно, все трое убиты – выстрелом в голову. Просто и спокойно, как будто они были баранами и стояли в ожидании, когда их убьют. Так не бывает, злился и не находил себе места Резо.
   – Теперь я все понял! – начал орать Резо. – Я сразу подозревал, и теперь все подтвердилось. Он мент или «гэбист»! Это их выходки, это они так умеют. Значит, кто-то меня сдал, значит, кто-то навел на меня их! Сразу надо было его убить, а не держать и вопросы задавать. Резать надо было! Теперь что делать?
   Вопрос был серьезным, но что именно делать. Резо не знал. Он не имел представления, насколько серьезна была угроза, кто его так нагло и плотно обложил. Ответ пришел сам собой, и пришел неожиданно.
   В шашлычной, где Резо сидел за столом и терзался, выслушав рассказ своего дружка, было по-утреннему пусто. Заведение еще только открылось, но посетителей пока не было. Только у входа сидел и лениво таращился в потолок парень из окружения Резо. Неожиданно в дверях появился тот самый парень, который вчера предлагал купить пистолет. Молодой кавказец, сидевший у входа, глянул на вошедшего снизу вверх и… потерял сознание. Резо даже не заметил короткого движения, которым Максим ткнул парня в шею. Просто тот повалился грудью на стол и замер.
   Максим неторопливо пошел к столу и сел напротив Резо. Поймав его взгляд, направленный к выходу, коротко объяснил:
   – Очухается. Минут через пятнадцать.
   – Ты зачем пришел? – спросил Резо сиплым голосом.
   – Поговорить, – спокойно ответил Максим и ткнул пальцем в сторону русского дружка грузина. – А ты сиди и не дергайся. Мы просто поговорим.
   – Ты кто? – наконец, Резо справился со своим голосом, и вопрос прозвучал более внятно.
   – Я же сказал, что посредник. Ты что, выпадением памяти страдаешь? Шутку с тремя придурками я тебе прощаю. Их смерть тебе в наказание и твой грех, но я не злопамятный. В КГБ я не служу, в милиции тоже. Мои навыки и способности имеют другое происхождение, и это тебя не касается. – Максим расплылся в зловещей ухмылке. – Если только ты снова не захочешь попытаться меня убить. Тогда коснется. Сок закажи.
   – Что? – не понял Резо.
   – Сок, говорю, закажи, – повторил Максим, – пить очень хочется.
   Резо позвал официантку и велел принести натурального сока. Они молчали до тех пор, пока на столе не появилось три высоких стакана с соком. Максим взял свой стакан, сделал большой глоток и удовлетворенно хмыкнул.
   – Ну, так что? Нужно тебе железо? Только давай без всякой придури. Нужно – говори, не нужно – тоже говори. А то я по твоей милости сутки потерял, не считая морального ущерба. У меня время – деньги.
   – Ты что, хочешь, чтобы я прямо сейчас тебе ответ дал? – хмуро поинтересовался Резо.
   – Если совсем интереса нет, то прямо сейчас, – кивнул Максим.
   Он-то понимал, что такого ответа не будет. Парни с пушками, попытка его убийства в том подвале – все это говорит о том, что Резо связан, и связан серьезно, с кем-то, кому оружие может понадобиться. И прямой ответ ему сейчас был совсем не нужен. Ему нужно было, чтобы этот Резо свел его с нормальным заказчиком, чтобы была назначена встреча, а уж они с Росляковым и Демичевым к этой встрече подготовятся как следует. Запись будет, и личности установят, и все остальное.
   – Думай! – резко хлопнув ладонью по столу, подытожил Максим и как бы случайно задел стакан Резо.
   Стакан свалился, разливая по столу остатки сока, покатился к краю и упал на пол, разлетевшись на осколки.
   – Эх… – Максим ругнулся и, нагнувшись, стал собирать осколки, бросая их на стол.
   Вытащив из кармана носовой платок, он вытер руки и сунул его в боковой карман своей легкой летней куртки. Небольшая ловкость рук, и в его кармане, завернутый в платок, оказался приличного размера осколок стакана с отпечатками пальцев Резо. Есть «пальчики» – есть и личность. А то, что Резо наверняка судимый, Максим не сомневался. И наверняка в милицейской картотеке его пальчики есть.
   – Хорошо, я попробую узнать, – хмуро ответил Резо, – может, кому пара стволов для солидности и нужна. Как тебя найти?
   – А не надо меня искать, это обычно плохо кончается. Я тебя сам найду, здесь. Как время будет, наведаюсь на рынок и найду. Ты, главное, тут бывай постоянно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация