А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить президента" (страница 10)

   В отличие от Андрея Демичева, полковник Росляков прекрасно знал или, точнее, догадывался, какой опыт имел Максим Алексеев. Давая задание капитану «порыться» в среде местных кавказцев, он умышленно не потребовал от него плана внедрения, не просил посвятить его в свои идеи по выполнению полученного задания. На начальном этапе Росляков хотел посмотреть, как Максим будет действовать, насколько он самостоятелен в выборе методов и средств. Идея со способом проникновения в санаторий «Белорусочка» давала основания полагать, что опыта и фантазии у Максима хватит. А вмешаться со своими советами никогда не поздно.
   Получив задание, Максим только кивнул. Росляков не ошибся в том, что молодой оперативник привык обходиться только тем, что у него есть, не требуя от руководства полного обеспечения, создания условий. Руководству виднее, и если оно не сочло само всем обеспечить выполнение задания, то это надо понимать, что он сам должен обо всем позаботиться. Так Максим и понял свое задание.
   Подход он решил применить самый что ни на есть элементарный. Ему нужен был пистолет, которым в случае чего не жалко пожертвовать. Свой керамический он использовать не стал, оставив его на конспиративной квартире. В тот же день Максим спустился на улицу, дошел до ближайшего книжного магазина и купил рулон кальки, гуашь, а вернувшись, занялся творчеством. Нарезав стопку бумаги по размеру долларовых купюр, он старательно и долго подбирал цвет, смешивая краски, а потом так же тщательно и аккуратно выкрасил листочки на обрезах. Теперь, при определенной ловкости, он мог достаточно убедительно продемонстрировать то, что в его бумажнике имеется пачка стодолларовых купюр.
   Не обращая внимания на любопытные взгляды Андрея Демичева, Максим собрался и ушел, когда на часах было начало двенадцатого ночи. Теперь ему нужен был пистолет.
   Пришлось пройти три ночных заведения, прежде чем в одном из ночных уличных кафе он увидел троих молодых людей, которые показались ему «ночными охотниками». Этот типаж грабителей появился в странах, составлявших некогда территорию СССР, с активным впитыванием как раз американской культуры. Все эти боевики, в которых однотипно вырисовывались личности положительных и отрицательных героев, с шаблонными сюжетами, оказывали неизгладимое влияние на молодежь, не отягощенную интеллектом и имеющую криминальные склонности.
   То, что эти трое мотаются по ночным тусовкам и высматривают жертву, он перестал сомневаться, понаблюдав за ними минут пятнадцать. Вели они себя так же, как аналогичные типы ведут себя во всех странах. Они внимательно присматриваются к посетителям, выбирая менее трезвых и не имеющих компании. То один, то другой отделялись и проходили мимо потенциальной жертвы в тот момент, когда она доставала бумажник. Наличие дорогих часов на руке, кольца, перстни в дополнение к набитому «лопатнику» были определяющими. Дальше схема простая. Жертва выходит из заведения, и троица злоумышленников делится. Один на «шухере», двое «работают». В случае неудачи или иной опасности первый по мере возможности помогает соучастникам скрыться, отвлекая преследования, давая ложные показания милиции или полиции, в зависимости от страны, в которой происходит действие.
   Изображать пьяного Максим умел очень квалифицированно. Проблема была в том, что пить ему во время этой операции не следовало совсем, потому что нужны были все рефлексы и навыки в незамутненном виде. Чтобы свести риск к минимуму. Выход имелся простой. Завалиться шумно и заметно в заведение. Подойти к барной стойке, задев как можно больше людей. А потом, усевшись на высокий стул, можно и не с первой попытки, потребовать крепкого кофе. Эдакий вид перебравшего через край человека, который пытается побыстрее привести себя в чувство, прежде чем отправиться домой к сварливой жене или еще куда. Пусть те, кому нужно, сами домысливают остальное.
   Максим все проделал с блеском, получив даже несколько тычков от раздраженных посетителей. За барной стойкой он стал громко и пространно объяснять, почему ему нужно до зарезу выпить кофе. Выпив чашку и покурив (с отвращением), он посидел, оглядывая посетителей, а потом стал долго и неуклюже доставать свой распухший от «денег» бумажник. Нужный тип не замедлил подойти к стойке, чтобы убедиться, что «лопатник» этого клиента набит туго. Максим долго ковырялся в бумажнике, извлек с извинениями зеленую «двадцатку», махнул рукой на сдачу и поплелся к выходу. В зеркало он хорошо видел, как троица злоумышленников поднялась из-за столика и двинулась следом.
   Так хорошо начинавшаяся ночь принесла первую неудачу. У парней не оказалось пистолета. Бить его они собирались резиновым шлангом, наполненным песком. Увернувшись от удара, Максим не очень сильно врезал первому нападавшему в солнечное сплетение, а второму в ухо. К его большому разочарованию, никакого оружия никто из них, распаленных его сопротивлением, не выхватил. Нож с выкидным лезвием был, но не более.
   Короткий захват с выкручиванием руки и удар в основание черепа обрушил первого в беспамятство. Второй попался на замок и оказался прижатым к кирпичной стене дома. Рука Максима быстро пробежала по одежде грабителя, так ничего интересного и не обнаружив. Дав ему хорошего пинка, Максим обследовал и его дружка, который валялся, скорчившись на земле. Тоже ничего.
   И только после третьего спровоцированного нападения, около трех ночи, Максим наконец «нарвался» на настоящий пистолет. Это был затертый до белого металла «макаров» со сточенным заводским номером и полной обоймой. Прежде чем покинуть место очередного побоища, Максим понюхал ствол, убедившись, что из оружия недавно не стреляли, потом вытащил обойму из рукоятки, передернул затвор и нажал на спусковой крючок. Курок щелкнул звонко, подсказывая опытному уху оперативника, что он не сточен и не поврежден.
   Выбирать нужный рынок ему пришлось два дня. «Комаровский» и еще два самых крупных в городе рынка отпали сами собой. Здесь все было организовано и оформлено по высшему разряду. Следовало понимать, что эти рынки, а точнее – торговые комплексы – гордость города и его администрации. Максиму нужно было что-нибудь проще и тривиальнее. Еще два рынка отпали, потом отпали подходящие для его целей знаменитые «Торговые ряды», которые закрывались на реконструкцию.
   Еще два дня Максим прочесывал наиболее подходящие рынки. Несколько попыток предложить купить у него пистолет не увенчались успехом. На него глядели с усмешками, от него шарахались, с ним осторожно разговаривали и советовали нечто неопределенное. Странно, но ни разу никто не навел на него милицию.
   А потом он попал на рынок «Северный».
   Обширная территория рынка имела свое довольно старое двухэтажное здание, основу всего комплекса. Было несколько павильонов и палаток, но основную часть территории занимали открытые торговые ряды. И чего тут только не было. Развалы овощей и фруктов, пахнущие за десятки метров рыбой и мясом ряды. И, конечно же, вещевой рынок с его неизменным полиэтиленом, натянутым над проходами от дождя, тетками с сумками на колесиках, которые развозили пирожки и термосы с кофе и чаем.
   Обычная картина. Но если приглядеться, особенно когда знаешь, к чему приглядываться, то сразу начинают попадаться на глаза ребятишки с быстрыми глазами. А если проследить за их перемещением, то вполне возможно определить и эпицентр. Один из почти пустых прилавков, на котором проходящих мимо олухов обыгрывают в какие-то непонятные лотереи. Тут же крутятся и другие специалисты «по разведению» граждан на деньги. Аура торгашества, нечистого делячества и откровенного криминала в виде карманников ощущалась почти физически.
   Максим минут тридцать побродил по территории рынка, приглядываясь к личностям с кавказской внешностью. Армяне ему были не нужны, азербайджанцы тоже. Вот один – по виду дагестанец или чеченец – ходит с видом хозяина. Может быть, и в самом деле хозяин, если у него тут овощные лотки или лотки с фруктами, а за прилавками стоят наемные люди из местных. «Запомним его», – подумал Максим. Вот из шашлычной вышли трое, кажется грузины. Так же втроем они неторопливо и пошли между рядами с одеждой и обувью. Вот им попался какой-то неопрятный парень, по виду грузчик или местная «шестерка». Его потрепали снисходительно по плечу и куда-то послали. Тот с радостью исчез. Пожалуй, это те, кто ему и нужен. Будут ли с ним разговаривать – дело второе, но то, что это ребята те самые, Максим не сомневался.
   Он нагнал троицу, когда те свернули в соседние ряды и оказались на относительно свободном пятачке.
   – Э-э, джигиты! – позвал Максим тихим, но серьезным голосом. – Дело есть!
   Трое сразу обернулись и первым делом смерили незнакомца взглядами с ног до головы. Наверное, у них при общении с незнакомцами, особенно такими навязчивыми, существует свой дресс-код. Видимо, внешность Максима их устроила.
   – Чего надо, джигит? – с насмешкой ответил тот, что был с приличным брюшком и густой проседью в жестких волосах.
   – Ствол купите, – с ходу предложил Максим, вглядываясь в лица. Один при ближайшем рассмотрении оказался русским. – Не дорого, за сотню.
   – Что так дешево торгуешь, брат? – осклабился грузин. – Нашел, что ли?
   – Ага, – согласился Максим, – место знаю, где валяется. Сто долларов.
   – А ты не мент, случайно? – поинтересовался русский. – Че ты тут ловишь?
   – Мент бы у вас его искал, а не вам предлагал, – огрызнулся Максим, но без злости.
   – Покажи, что за товар, – вяло предложил грузин и переглянулся со вторым грузином, – за что сто баксов просишь.
   Максим спокойно расстегнул молнию на своей легкой летней куртке и распахнул полы. За ремнем джинсов торчал «макаров».
   – Эй, эй, эй! – задрал брови грузин. – Ты чего? Ненормальный?
   – Сам попросил, – спокойно ответил Максим и запахнул куртку. – Есть интерес?
   – А он не паленый? – снова стал спрашивать грузин. – Может, ты из него десять человек убил, а теперь нам его продать хочешь?
   Он весело подмигнул Максиму, а потом так же весело посмотрел на своих спутников, как бы предлагая всем вместе повеселиться его шутке. Раз сразу не прогнали, значит, надежда есть. И ведут они себя очень вольно, по-хозяйски. Яснее ясного, что это их территория, что они тут никого не боятся. Ни патрульных милиционеров, ни участкового, ни оперов и районной милиции. Всех кормят.
   – Чего не знаю, того не знаю, – покачал Максим головой. – Зря говорить не буду.
   – А ты откуда будешь, братан, – спросил грузин. – Местный или как?
   – Я везде местный и везде «или как». Так что – будет разговор?
   – Ну, давай поговорим, – вдруг согласился грузин. – Хочешь поговорить, давай поговорим. Пошли с нами!
   Максим застегнул куртку с выражением полной готовности на лице. Грузин кивком куда-то отправил своего русского приятеля и двинулся вдоль рядов. Максим пошел следом. Шли они не спеша, минут десять, пока не вышли на другую сторону огороженной территории рынка. Потом прошли через ворота и оказались на тротуаре, где стояла длинная вереница припаркованных машин.
   Тут снова появился русский и вопросительно посмотрел на старшего.
   – Садись вон в ту машину, – кивнул грузин на зеленый обшарпанный «уазик».
   Максим без колебания подошел к машине, сожалея, что не видел ее номера. Его подтолкнули к задней дверке, где сидел крепкий парень-кавказец. Максим залез, и тут же за ним втиснулся второй. Никто из троицы его собеседников в машину не сел. На переднее сиденье залез еще один, по виду русский. С усмешкой Максиму предложили завязать глаза. Он молча согласился, вызвав какие-то одобрительные возгласы. Потом машина тронулась, и они затряслись на неровностях дороги.
   Пока ехали, Максим пытался воспроизвести в памяти все особенности машины, которые он успел заметить. Форму ржавого пятна на переднем крыле, форму небольшого скола внутри на краске рукояти перед пассажирским сиденьем. Попытался составить словесные портреты на всю троицу, кому он предлагал пистолет, а заодно и своих теперешних спутников.
   Минут через двадцать машина замедлила движение, круто повернула и, как показалось Максиму, куда-то въехала. Звук автомобильного двигателя вдруг стал гулко отдаваться, как будто они въехали в какой-то ангар или цех. Потом двигатель заглушили, и чья-то рука сняла с головы Максима повязку.
   – Ну, пошли, – предложил кавказец, который сидел рядом.
   Максим вылез из машины вслед за вторым своим охранником и увидел еще двоих кавказцев, которые ждали их снаружи около серебристой «Ауди». Теперь можно и осмотреться.
   Это был не ангар, а какое-то старое высокое строение вроде заводского цеха или овощехранилища. Стены из бетонных блоков уходили вверх на высоту метров семи, сверху их перекрывала крыша из бетонных плит. Под самой крышей по всему периметру тянутся оконные проемы.
   – Пойдем твою «машинку» проверим, – подтолкнул Максима в спину кавказец, – а то вдруг она не стреляет.
   То, что этот человек врал, Максим нисколько не сомневался. И привезли его сюда не за этим. И не для этого тут собралось пятеро крепких парней. Явно с ним собирались разобраться. Максим не имел ничего против. Чем серьезнее их намерения, тем больше уверенность в том, что он обратился по адресу.
   Его повели в дальний конец этого цеха. Там оказался квадратный проем в полу и ступени ржавой металлической лестницы, ведущей вниз. Двое спереди, трое сзади – в таком порядке его спускали в непонятное подвальное помещение. Они преодолели два пролета и оказались перед открытой железной дверью, за которой была полная темнота. Те парни, которые шли первыми, откуда-то вытащили два мощных фонаря, и подвал осветился.
   Когда-то тут располагалось, как понял Максим, какое-то насосное оборудование, которое давно срезали, демонтировали и сдали на металлолом. Из стен торчали концы толстых, не очень толстых и совсем тонких труб. В полу виднелись заполненные тухлой водой бетонные желоба, стены, выложенные когда-то красным кирпичом, раскрошились.
   Максима отвели в дальний угол, где под ногами было меньше мерзкой влаги.
   – Ну, теперь сам говори, – довольно мирно предложил кавказец, – что тебе нужно.
   – Дурацкий вопрос, – пошел на конфронтацию Максим. – Я же сказал, что хотел продать пистолет. Что-то вы туповаты, ребята.
   – Не наглей, мент, – включился в разговор второй парень, по виду русский. – Мы твою породу за версту нюхом чуем.
   Максим хмыкнул. Надо отдать должное – нюх ребятишек не подвел. Не совсем мент, но довольно близко.
   – К врачу со своим носом обратись, – посоветовал Максим. – У тебя насморк. В жизни я в мусарне не работал и не собираюсь.
   Его слова проигнорировали. Просто все пятеро разом подошли к нему, взяли за руки, чтобы не вздумал сопротивляться. Чьи-то ловкие руки расстегнули ему куртку, вытащили из-за ремня пистолет и передали кавказцу, который был тут старшим. Потом один из парней коротко и профессионально ударил Максима в солнечное сплетение.
   Он ждал этого удара, поэтому за долю секунды до него напряг пресс и успел чуть выгнуться назад корпусом, смягчая удар. Еще один удар ему нанесли по шее, и пришлось упасть на четвереньки. Хуже, если сейчас начнут молотить ногами, потому что в этом случае придется «метелить» их всех на полном серьезе. Не давать же себя калечить! Однако Максим был почти уверен, что калечить его и прямо сейчас убивать никто не будет. Им же надо удостовериться, что он не из милиции. А какой спрос с трупа.
   – Зачем тебя к нам подослали? – спокойно продолжал спрашивать кавказец. – Скажешь правду – отпустим. Будешь юлить и врать – тут и останешься, пока крысы тебя не обглодают.
   Максима подхватили под руки и рывком поставили на ноги. Две пары рук начали обшаривать его одежду. Идиоты, подумал Максим, обыскивать надо в первую очередь. Сейчас вы найдете то, что будет вам большим сюрпризом. Парни ничего у Максима не нашли, кроме плотно набитого бумажника. Один из них подошел к кавказцу, на ходу раскрывая находку. Глаза обоих расширились, когда они увидели приличных размеров пачку долларов. Максим не удержался от улыбки, когда увидел, что глаза парней расширяются еще больше. Пачка оказалась «куклой», то есть большую ее часть составляла бумага, а не купюры.
   – А ты еще тот жук, – помахал в воздухе пачкой кавказец. – Это для кого?
   – Не для тебя, – ответил Максим, – не переживай.
   Удар в солнечное сплетение должен был навести пленника на мысль, что грубить здесь не стоит.
   – А мне переживать нечего, – ухмыльнулся кавказец. – Переживать должен ты. Кто тебя прислал? Что тебе надо?
   – Что же вы недоверчивые какие? – вздохнул Максим. – Сказал же, что я пришел найти покупателя на оружие. Эта «куколка» всего лишь насадка для грабителей. Пистолет я отобрал у двоих уродов, которые купились на приманку и решили меня обчистить. Это было сегодня ночью возле кафе «Агат» на Гвардейской, возле парка. Если у тебя есть связи в тех кругах, то можешь поспрашивать.
   – Что-то ты несешь околесицу, брат, – заявил кавказец. – «Кукла», грабители, пистолет. Это твой бизнес? Еще раз спрашиваю, что значит этот цирк?
   – Какой же ты тупо-ой, – покачал Максим головой. – Нет ли у вас кого-нибудь поумнее, с кем бы я мог поговорить, а?
   Выстрел грохнул в маленьком помещении так громко, что у Максима заложило уши. Пуля ударилась в отсыревший бетон под его ногами, выбив мелкое крошево, и с визгом отрикошетила от задней стены. «Здорово, – подумал Максим, – пистолет-то нормальным оказался. Стреляет».
   Кавказец разозлился и от слов Максима, и от того, что выстрел под ноги не испугал его, не заставил подпрыгнуть. Он кивнул своим дружкам, и Максима стали бить. Пришлось крутиться, напрягать мышцы корпуса, чтобы не сломали ребра, а руками старательно прикрывать лицо, чтобы завтра он не выглядел как кусок сырого мяса. Главное, не особенно сопротивляться, иначе забьют насмерть. И их бить нельзя. Его цель-то заключается в том, чтобы ему поверили, а для этого надо терпеть и не дать себя покалечить.
   В конце концов пришлось позволить себе упасть и вытерпеть несколько пинков по ребрам. Как Максим и ожидал, кавказец вмешался вовремя и остановил избиение. Надо подыграть немного, и Максим остался лежать, постанывая и ворочаясь.
   – Будешь лежать тут, пока не поумнеешь, – резко бросил кавказец. – Или пока не подохнешь. Не жди, чтобы у меня возникло желание самому тебе кишки выпустить, шакал.
   Ноги глухо протопали по бетонному полу, заскрипела ржавая дверь, и в помещении стало темно. Еще несколько звуков снаружи навели на мысль, что в проушины от навесного замка просунули какую-то железяку. Потом затопали по железной лестнице наверх, заурчали автомобильные моторы и затихли.
   «Неплохо», – похвалил себя Максим. По крайней мере, я их заинтересовал, как мог. Теперь они будут думать, ломать голову, а потом будет серьезный разговор с тем, кто тут поглавнее этих недоумков. Интересно, как далеко меня отвезли от города. Кричать, разумеется, бесполезно, не оставили бы меня в таком месте, где я мог бы докричаться до людей. Да и не в моих интересах кричать. В моих интересах сидеть и ждать. Максим нашарил руками две доски, которые, как он помнил, валялись у стены, сложил и уселся на них. Это лучше, чем на бетоне, простатит зарабатывать еще рановато.
   Ночь тянулась вязкой темнотой, облепляя все тело затхлыми запахами, шорохами. Максим то засыпал, то просыпался и прислушивался. Тело затекло от долгого сидения, положив голову на скрещенные на коленях руки. Максим ворочался, разминая спину и конечности, и снова забывался дремотой. Невыносимо хотелось откинуться спиной на стену, вытянуть ноги. Но делать этого было нельзя, потому что в такой зябкой сырости недолго заполучить и пневмонию.
   Потом сквозь какую-то щель в перекрытии потолка пробился утренний лучик солнца. И сразу в этой свежей струйке блестящего прозрачного света заплясали пылинки. Стало теплее и веселее. Удивительно, думал Максим, столько тысячелетий нас отделяют от каменного века, а до сих пор тепло и солнце вызывают столько положительных эмоций, почти животного происхождения.
   Максим поднялся и занялся разминкой. Мышцы постепенно стали восстанавливать эластичность, суставы избавились от томной ломоты, а голова посвежела. Тонус ему сейчас был очень нужен, потому что очень скоро все решится в одну или другую сторону. Или ему повезет и он договорится с теми, кто ему нужен, или его будут убивать. Обидно! Убить себя он, конечно, не даст, но придется все начинать сначала. Да еще и менять тактику, придумывать новый ход.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация