А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Петралаши, или Смешная книжка для отдыха" (страница 16)

   Петралаш тридцать пятый. Вместо прав – костыли

   В одном, из петралашей я рассказывал – какое отношение было у гаишников к моему «Запорожцу» при встречах на постах ГАИ. Помните: ковыряние асфальта носком ботинка, презрительный взгляд вослед…
   Однажды, вернувшись из дальней поездки с «Большой земли», рассказал я об этом же своему соседу по гаражу. Еще будучи под свежим впечатлением, так сказать. Очень внимательно слушал меня сосед, молодой казах, тоже Алик, как и тот, у которого – помните – я в учениках ходил. И тоже – из местных. Оба, в смекалке и изобретательности, ничуть не уступающие друг другу.
   Целую неделю после того ходил мой сосед, о чем-то серьезно думая. То к «Запорожцу» подойдет, заглядывая в салон, то что-то высчитывать, начнет, вычерчивая прутиком на земле.
   – Алик, – спрашиваю у него, – что за дилемму такую сложную решаешь, который день? Вон, даже бриться перестал. Скоро на душмана будешь похож.
   Тот ничего не отвечал, только хитро улыбался.
   А через месяц, действительно, стал похож на душмана. Густая всколоченная борода старила его, минимум, лет на пятнадцать. И одеваться стал как-то по-стариковски.
   «Запорожец» у него появился. Не новый, как у меня. Подержаный. «Ушастик» еще. Но – в хорошем состоянии.
   Явно, что-то задумал Алик. Пассажирское и заднее сиденья из салона сразу выкинул. С работы – в системе ЖКХ он работал – временно (как он сам выразился), уволился. По всему было видно: к чему-то усиленно готовится! А потом пропал
   Недели три не было соседа возле гаражей. Наконец, как-то иду я с работы, смотрю: копается он в своем «Запорожце». Я, конечно же – сразу к нему.
   – Ладно, сосед, – опередил он меня, – удовлетворю твое любопытство. Кроме того, у меня – для тебя «должок». Заходи в гараж. – И достает из багажника своего «ЗАЗ-966» бутылочку дорогого коньячка.
   – Только не торопи и не перебивай меня. – Начал он свой рассказ, неторопливо готовя на стол закуску, и разливая коньяк по стаканам. – Я в Ташкент сейчас «мотаюсь». Пять рейсов, уже сделал.
   – Как, в Ташкент? – Не удержавшись, перебил я его. – У тебя же: ни водительского удостоверения, ни техпаспорта – на машину? Ты сам говорил.
   – А вот, все мои необходимые документы, – достает Алик из салона два старых облезлых костыля. – Вот, мои права, – поднимает он один костыль. – А вот, техпаспорт, – показывает – другой.
   – Ну, ты даешь, Алик! – Начиная понимать, что – к чему, восхищаюсь я. – С этого места, давай, подробнее.
   – Пожалуйста, подробнее. Когда ты мне рассказал – какая у гаишников реакция на «Запорожец», я сразу смекнул, что это можно использовать с хорошей пользой для себя. Остальное придумал и просчитал уже потом.
   – В Узбекистане, особенно в Ташкенте, скот – очень дорогой. – Продолжал неторопливо Алик. – По сравнению с нашими степными ценами – в два, а то и в три раза дороже. «Запорожец», как ты сам знаешь, машина – вместительная. Если в салоне оставить только водительское сиденье – двух телят, или одного хорошего полугодовалого бычка вполне можно запихнуть…
   И дальше сосед во всех подробностях и деталях, рассказал обо всех этих пяти рейсах: в Ташкент и обратно.
   В поисках дешевой молодой скотины, «рыскал» он по дальним глухим аулам. Находил, сторговывался, покупал, чуть ли не по бросовой цене, а в Ташкенте продавал – втридорога.
   Финансовая сторона его похождений меня мало интересовала, поэтому об этих подробностях я слушал только ради приличия.
   Оживился и от души насмеялся, когда Алик рассказал, как он мимо постов проезжал.
   …Не доезжая до поста ГАИ несколько сот метров, он открывал правое, по ходу, окно и высовывал из машины оба костыля. А когда гаишник выбегал на дорогу, Алик делал вид, что останавливается и вытягивал на себя, почти до отказа, ручку «подсоса» карбюратора. «Запорожец» при этом приближался к посту, дергаясь, захлебываясь, кашляя и чихая. В довершение, поравнявшись с гаишником, наклонившись к открытому окну, показывал ему свою бородатую «замызганную» рожу. И все это… на фоне костылей! Представляете!
   Естественно, гаишник, глядя на такую красочную картину – «Запорожец», костыли, старый дед – махал своей полосатой палкой вперед: «Давай, проезжай быстрей на своем „драндулете“. И брезгливо отворачивался. Тут уж, не до ковыряний асфальта носком ботинка, как в моем случае.
   В советские времена границы между республиками были чисто символическими. Пост – с одной стороны, пост – с другой. Все. Поэтому с переездом из Казахстана в Узбекистан проблем тоже не возникало. Кроме того, узбеки к старикам и инвалидам относились более почтительно. Костыли здесь сыграли существенную роль.
   За лето Алик сделал почти двадцать таких рейсов. Свое финансовое положение поправил значительно. Можно было бы вместо «Запорожца» и машину купить, и права, и техпаспорт сделать. Но с костылями, как-то надежнее. Ведь в советские времена подобные дела спекуляцией назывались, не бизнесом, как сейчас. Запросто, «загреметь» можно было.
   «Заглох» его бизнес внезапно. Но тоже удачно. Однажды, все-таки остановили соседа. Попросили предъявить документы. Видно «намозолил» он глаза некоторым гаишникам своими регулярными появлениями и наглой демонстрацией костылей.
   Но и здесь повезло Алику. На обратном пути это случилось. То есть, когда он «порожняком» ехал. Отдал он гаишникам: и ключи от «Запорожца», и сам «Запорожец», а приехал домой на автобусе. Для подстраховки «шкандыбал» вокруг поста на костылях до самого конца «разборок». Это, конечно, тоже сыграло определенную роль.
   А костыли… на одной, из остановок подарил он их какому-то случайно подошедшему к автобусу бродяге.

   Петралаш тридцать шестой. Алкотестирование по-воронцовски

   Когда Михаил Задорнов говорит со сцены: «наши люди», думаю – он имеет в виду не только Россиян. Но и всех остальных, которые могли бы подпасть под всеобщее, когда-то, определение – «советский народ». То есть, воспитанных советской системой, или ее отголосками.
   Важнейшим звеном Системы были в те времена, конечно же, службы ГАИ. Принципы работы ГАИ и действия гаишников на всей территории БССР (Бывшего СССР) не слишком отличались друг от друга. Естественно, похожими были и способы противодействия. На какие только ухищрения не шел наш народ, чтобы «обвести вокруг пальца» гаишников! Чего только не придумывали наши люди!
   Но то, что придумал один, из моих земляков, превзошло все, что когда где-либо я видел, или слышал.
   Из горного села Воронцовка, где я жил под Бишкеком, в город, минуя президентскую резиденцию, никак нельзя было проехать. Дорога только одна – мимо резиденции. Значит, гаишников – не миновать.
   Девяносто процентов жителей Воронцовки, у которых был хоть какой-то автомобиль, занимались тем же, что и я – «таксовали». Кто – в городе, кто – по местному маршруту: Воронцовка – Бишкек – Воронцовка. Земляк, о котором я хочу рассказать, работал на местной линии. Значит, проезжал мимо резиденции по нескольку раз в день.
   А он был страстным любителем пива.
   – Как, ты мимо гаишников ездишь? – Допытывались все у него. – От пива же разит намного сильней, чем от водки?
   – Секрет надо знать. – Ухмылялся тот, в ответ. А секрет этот не раскрывал никому.
   Но однажды, совершенно случайно его тайна была мною раскрыта.
   Как-то, прямо на работе сломался мой «Москвич», поэтому его я оставил в городе. Самому пришлось подниматься в Воронцовку на «попутке», какой в тот день оказалась машина этого таксиста.
   Едем. Самый крутой и затяжной подъем – с западной стороны резиденции, где в основном и «пасутся» гаишники. Перед самым подъемом землячок покосился на меня, руку в карман засунул, поковырялся там и что-то кругленькое в рот положил. Я еще обратил внимание на карман: через обтянутую штанину просматривались какие-то кругленькие бугорки.
   Только взобрались на подъем: вот они – легки на помине – гаишники. Земляк быстро-быстро начал разжевывать это что-то, что он загодя в рот закинул…
   Здесь, мне опять придется сделать небольшое отступление. Что такое – алкотестеры, мы все в Киргизии, знали тогда, а это – первый год нынешнего века – только понаслышке. Поэтому алкотестирование проводилось простым, известным, дедовским способом: из тетрадного листочка гаишником загодя сворачивался кулечек. Тестируемый в этот кулечек дышал, а гаишник усердно этот выдох нюхал. То есть: количество промилей «определялось», чисто по запаху.
   Так было и в этот раз. Гаишник сунул – извиняюсь – к морде таксиста свой кулечек, тот дыхнул… что было дальше – надо было видеть!
   …Тестирующий даже не успел донести кулечек до своего носа! Глаза его округлились! Он чуть ли не позеленел весь.
   – Ты, что – говно жрал, идиот! – Вскричал гаишник, отпрянув в сторону.
   – Да. – Коротко и совершенно спокойно ответил ему мой земляк.
   – Ф-фу! Ф-фу! Ну, и прет от тебя! Давай, «вали» отсюда. Да, по быстрей! – Замахал руками «один из представителей Системы», скорчив такую кислую рожу, какую среди этих «представителей» я больше никогда не видел.
   – Что, это было? – Спросил я земляка, когда он вернулся в машину.
   – А то, и было. – Ответил он, вынул из кармана и показал мне несколько сухих, круглых, бараньих… какашек! – Только смотри: об этом – ни-ко-му.
   – Могила. – Пообещал я ему тогда.
   Но это было давным, давным-давно… и сегодня про это, уже можно – всему свету. Что, я и сделал.
   … «Семь бед – один ответ». Расскажу еще об одном его ухищрении.
   Разбудил он меня как-то около полуночи:
   – Выручай, земляк. Мать нужно срочно в город отвезти, а у меня, как назло машина сломалась.
   – Не могу, – развел я руками, – перед сном сто грамм «хряпнул». А бараньи шарики, как ты жевать не собираюсь.
   – Не бойся. За руль – я сяду. Ты, рядом будешь.
   – Можно подумать, ты не пил. – Возразил я ему. – И уж конечно, не сто грамм.
   – У меня, на такой случай, другой секрет есть. Поедем. Сам увидишь. – И для убедительности добавил:
   – Если вдруг, «проколемся» – свою машину тебе отдам. Но «вдруг» – не будет.
   Убедил он меня. А больше любопытство взыграло: что он еще, такое, придумал.
   Пока мать его собиралась, усаживалась, он зарезал курицу. В свежую кровь несколько раз обмакнул свой носовой платочек, аккуратно его завернул в целлофановый пакетик и положил в карман.
   …Как и следовало ожидать, возле резиденции на самом освещенном месте стояли гаишники.
   Останавливаемся. Земляк быстро вынимает и разворачивает из целлофана платочек и, выходя из машины, начинает, как чахоточный в него кашлять…
   – Я сразу все понял. У нас в Воронцовке – туберкулезный диспансер. Вот, на чем он решил сыграть! Ох, артист! Ох, артист! Как «красиво» кашляет! Задыхаясь, со свистом… ну, точно – туберкулезник.
   – Кха, кха, кха! – Кашляя и комкая окровавленный платочек, не спеша, подходит он к гаишнику. – Тьфу, блин, уже и руки кровью выпачкал. – Показывает, действительно, запачканные свежей куриной кровью пальцы. – Кха, кха-кха! – И переведя дух, с трудом выговаривает:
   – Туберкулез, проклятый! Умирать, что ли, выписали? Кха, кха, кха!
   Гаишник – задом, задом… и от него, да – за свою машину! Сморщил лицо жалостливо, растерялся, выговорить ничего не может.
   А я для пущей убедительности свою дверь открыл и громко недовольно пробурчал:
   – Ну, чего там? Долго еще?
   – Да! Ой! – Спохватился гаишник. – Езжайте, езжайте! – Это, земляку моему.
   – Извините. Извините, пожалуйста. – Это, уже мне.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация