А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русские сказки" (страница 10)

   Козёл

   В некотором царстве, в некотором государстве жил-был купец, и было у него три дочери. Построил он себе новый дом и посылает на новоселье ночевать старшую дочь, чтоб после рассказала ему, что и как ей во сне привидится.
   И привиделось ей во сне, что она выйдет замуж за купеческого сына.
   На другую ночь посылает купец на новоселье среднюю дочь: что ей привидится?
   И приснилось ей, что она выйдет замуж за дворянина.
   На третью ночь дошла очередь до меньшой дочери, послал и ту; и приснилось ей, бедняжке, что выйдет она замуж за козла.
   Перепугался отец, не велел своей любимой дочери даже на крыльцо выходить. Так нет вот, не послушалась, вышла! А козёл в это время подхватил её на высокие рога и унёс за крутые берега.
   Принёс к себе и уложил на полати спать. Поутру проснулась наша красавица, глядь – ан двор огорожен частоколом, и на каждой тычинке по девичьей головке; только одна тычинка простая стоит. Обрадовалась бедняжка, что смерти избежала.
   А слуги давно её будят:
   – Не пора, сударыня, спать, пора вставать, в горницах мести, сор на улицу нести!
   Выходит она на крылечко; летят гуси.
   – Ах вы, гуси мои серые! Не с родной ли вы со сторонушки, не от родного ли батюшки несёте мне весточку?
   А гуси ей в ответ:
   – С твоей-то мы со сторонушки, принесли-то мы тебе весточку: у вас дома сговор, старшую сестрицу твою замуж выдают за купеческого сына.
   Козёл с полатей всё слышит и говорит слугам:
   – Эй вы, слуги мои верные! Несите платья самоцветные, закладывайте вороных коней, чтоб три раза скакнули и были на месте.
   Принарядилась бедняжка и поехала; кони мигом привезли её к отцу. На крыльце встречают гости, в доме пир горой!
   А козёл в то время обернулся добрым молодцем и ходит по двору с гуслями. Ну как на пир гусляра не зазвать? Он пришёл в хоромы и начал выигрывать:
   – Козлова жена! Козлова жена!
   А бедняжка по одной щеке его хлоп, по другой хлоп, а сама на коней – и была такова!
   Приехала домой, а козёл уж на полатях лежит.
   Поутру будят её слуги:
   – Не пора, сударыня, спать, пора вставать, в горницах мести, сор на улицу нести!
   Встала она, прибрала всё в горницах и вышла на крылечко; летят гуси.
   – Ах вы, гуси мои серые! Не с родной ли вы со сторонушки, не от родного ли батюшки несёте мне весточку?
   А гуси в ответ:
   – С твоей-то мы со сторонушки, принесли-то мы тебе весточку: у вас дома сговор, среднюю сестрицу твою замуж выдают за дворянина богатого.
   Опять поехала бедняжка к отцу: на крыльце её гости встречают, в доме пир горой!
   А козёл обернулся добрым молодцем и ходит по двору с гуслями; зазвали его, он и стал выигрывать:
   – Козлова жена! Козлова жена!
   Бедняжка по одной щеке его хлоп, по другой хлоп, а сама на коней – и была такова!
   Воротилась домой; козёл лежит на полатях.
   Прошла ещё ночь; поутру встала бедняжка, вышла на крылечко – опять летят гуси.
   – Ах вы, гуси мои серые! Не с родной ли вы со сторонушки, не от родного ли батюшки несёте мне весточку?
   А гуси в ответ:
   – С твоей-то мы со сторонушки, принесли-то мы тебе весточку: у отца твоего большой стол.
   Поехала она к отцу: гости на крыльце встречают, в доме пир горой! На дворе гусляр похаживает, на гуслях выигрывает. Позвали его в хоромы; гусляр опять по-старому:
   – Козлова жена! Козлова жена!
   Бедняжка в одну щеку его хлоп, в другую хлоп, а сама мигом домой. Смотрит на полати, а там одна козлиная шкурка лежит: гусляр не успел ещё оборотиться в козла.
   Полетела шкурка в печь, очутилась меньшая купеческая дочь замужем не за козлом, а за добрым молодцем; стали они себе жить да поживать да добра наживать.

   Кот и лиса

   Жил-был мужик; у него был кот, только такой шкодливый, что беда! Надоел он мужику. Вот мужик думал-думал, взял кота, посадил в мешок, завязал и понёс в лес. Принёс и бросил его в лесу: пускай пропадает! Кот ходил-ходил и набрёл на избушку, в которой лесник жил; залез на чердак и полёживает себе, а захочет есть – пойдет по лесу птичек да мышей ловить, наестся досыта и опять на чердак, и горя ему мало!
   Вот однажды пошёл кот гулять, а навстречу ему лиса, увидала кота и дивится: «Сколько лет живу в лесу, а такого зверя не видывала». Поклонилась коту и спрашивает:
   – Скажи, добрый молодец, кто ты таков, каким случаем сюда зашёл и как тебя по имени величать?
   А кот вскинул шерсть свою и говорит:
   – Я из сибирских лесов прислан к вам бурмистром, а зовут меня Котофей Иванович.
   – Ах, Котофей Иванович, – говорит лиса, – не знала про тебя, не ведала; ну, пойдём же ко мне в гости.
   Кот пошёл к лисице; она привела его в свою нору и стала потчевать разной дичинкою, а сама выспрашивает:
   – Что, Котофей Иванович, женат ты али холост?
   – Холост, – говорит кот.
   – И я, лисица, – девица, возьми меня замуж.
   Кот согласился, и начался у них пир да веселье.
   На другой день отправилась лиса добывать припасов, чтоб было чем с молодым мужем жить; а кот остался дома. Бежит лиса, а навстречу ей попадается волк и начал с нею заигрывать:
   – Где ты, кума, пропадала? Мы все норы обыскали, а тебя не видали.
   – Пусти, дурак! Что заигрываешь? Я прежде была лисица-девица, а теперь замужняя жена.
   – За кого же ты вышла, Лизавета Ивановна?
   – Разве ты не слыхал, что к нам из сибирских лесов прислан бурмистр Котофей Иванович? Я теперь бурмистрова жена.
   – Нет, не слыхал, Лизавета Ивановна. Как бы на него посмотреть?
   – У! Котофей Иванович у меня такой сердитый: коли кто не по нём, сейчас съест! Ты смотри, приготовь барана да принеси ему на поклон; барана-то положи, а сам схоронись, чтоб он тебя не увидел, а то, брат, туго придётся!
   Волк побежал за бараном.
   Идёт лиса, а навстречу ей медведь и стал с нею заигрывать.
   – Что ты, дурак, косолапый Мишка, трогаешь меня? Я прежде была лисица-девица, а теперь замужняя жена.
   – За кого же ты, Лизавета Ивановна, вышла?
   – А который прислан к нам из сибирских лесов бурмистром, зовут Котофей Иванович, – за него и вышла.
   – Нельзя ли посмотреть его, Лизавета Ивановна?
   – У! Котофей Иванович у меня такой сердитый: коли кто не по нём, сейчас съест! Ты ступай, приготовь быка да принеси ему на поклон; волк барана хочет принести. Да смотри, быка-то положи, а сам схоронись, чтоб Котофей Иванович тебя не увидел, а то, брат, туго придётся!
   Медведь потащился за быком.
   Принёс волк барана, ободрал шкуру и стоит в раздумье: смотрит – и медведь лезет с быком.
   – Здравствуй, брат Михайло Иваныч!
   – Здравствуй, брат Левон! Что, не видал лисицы с мужем?
   – Нет, брат, давно дожидаю.
   – Ступай, зови.
   – Нет, не пойду, Михайло Иваныч! Сам иди, ты посмелей меня.
   – Нет, брат Левон, и я не пойду.
   Вдруг откуда не взялся – бежит заяц. Медведь как крикнет на него:
   – Поди-ка сюда, косой черт!
   Заяц испугался, прибежал.
   – Ну что, косой пострел, знаешь, где живёт лисица?
   – Знаю, Михайло Иванович!
   – Ступай же скорее да скажи ей, что Михайло Иванович с братом Левоном Иванычем давно уж готовы, ждут тебя-де с мужем, хотят поклониться бараном да быком.
   Заяц пустился к лисе во всю свою прыть. А медведь и волк стали думать, где бы спрятаться. Медведь говорит:
   – Я полезу на сосну.
   – А мне что же делать? Я куда денусь? – спрашивает волк. – Ведь я на дерево ни за что не взберусь! Михайло Иванович! Схорони, пожалуйста, куда-нибудь, помоги горю.
   Медведь положил его в кусты и завалил сухим листьем, а сам влез на сосну, на самую-таки макушку, и поглядывает: не идёт ли Котофей с лисою?
   Заяц меж тем прибежал к Лисицыной норе, постучался и говорит лисе:
   – Михайло Иванович с братом Левоном Иванычем прислали сказать, что они давно готовы, ждут тебя с мужем, хотят поклониться вам быком да бараном.
   – Ступай, косой! Сейчас будем.
   Вот идёт кот с лисою. Медведь увидал их и говорит волку:
   – Ну, брат Левон Иваныч, идёт лиса с мужем; какой же он маленький!
   Пришёл кот и сейчас же бросился на быка, шерсть на нём взъерошилась, и начал он рвать мясо и зубами и лапами, а сам мурчит, будто сердится: «Мало, мало!» А медведь говорит:
   – Невелик, да прожорист! Нам четверым не съесть, а ему одному мало; пожалуй, и до нас доберётся!
   Захотелось волку посмотреть на Котофея Ивановича, да сквозь листья не видать! И начал он прокапывать над глазами листья, а кот услыхал, что лист шевелится, подумал, что это мышь, да как кинется и прямо волку в морду вцепился когтями.
   Волк вскочил, да давай бог ноги, и был таков. А кот сам испугался и бросился прямо на дерево, где медведь сидел.
   «Ну, – думает медведь, – увидал меня!» Слезать-то некогда, вот он положился на божью волю да как шмякнется с дерева оземь, все печенки отбил; вскочил – да бежать! А лисица вслед кричит:
   – Вот он вам задаст! Погодите!
   С той поры все звери стали кота бояться; а кот с лисой запаслись на целую зиму мясом и стали себе жить да поживать, и теперь живут, хлеб жуют.

   Крошечка-Хаврошечка

   Вы знаете, что есть на свете люди и хорошие, к есть и похуже, есть и такие, которые Бога не боятся, своего брата не стыдятся: к таким-то и попала Крошечка-Хаврошечка. Осталась она сиротой маленькой; взяли её эти люди, выкормили и на свет божий не пустили, над работою каждый день занудили, заморили; она и подаёт, и прибирает, и за всех и за всё отвечает.
   А были у хозяйки три дочери большие. Старшая звалась Одноглазка, средняя – Двуглазка, а меньшая – Триглазка; но они только и знали у ворот сидеть, на улицу глядеть, а Крошечка-Хаврошечка на них работала, их обшивала, для них и пряла и ткала, а слова доброго никогда не слыхала. Вот то-то и больно – ткнуть да толкнуть есть кому, а приветить да приголубить нет никого!
   Выйдет, бывало, Крошечка-Хаврошечка в поле, обнимет свою рябую корову, ляжет к ней на шейку и рассказывает, как ей тяжко жить-поживать:
   – Коровушка-матушка! Меня бьют, журят, хлеба не дают, плакать не велят. К завтрему дали пять пудов напрясть, наткать, побелить, в трубы покатать.
   А коровушка ей в ответ:
   – Красная девица! Влезь ко мне в одно ушко, а в другое вылезь – всё будет сработано.
   Так и сбывалось. Вылезет красная девица из ушка – всё готово: и наткано, и побелено, и покатано.
   Отнесёт к мачехе; та поглядит, покряхтит, спрячет в сундук, а ей ещё больше работы задаст. Хаврошечка опять придёт к коровушке, в одно ушко влезет, в другое вылезет и готовенькое возьмёт принесёт.
   Дивится старуха, зовет Одноглазку:
   – Дочь моя хорошая, дочь моя пригожая! Доглядись, кто сироте помогает: и ткёт, и прядёт, и в трубы катает?
   Пошла с сиротой Одноглазка в лес, пошла с нею в поле; забыла матушкино приказанье, распеклась на солнышке, разлеглась на травушке; а Хаврошечка приговаривает:
   – Спи, глазок, спи, глазок!
   Глазок заснул; пока Одноглазка спала, коровушка и наткала и побелила. Ничего мачеха не дозналась, послала Двуглазку. Эта тоже на солнышке распеклась и на травушке разлеглась, матернино приказанье забыла и глазки смежила; а Хаврошечка баюкает:
   – Спи, глазок, спи, другой!
   Коровушка наткала, побелила, в трубы покатала, а Двуглазка всё ещё спала.
   Старуха рассердилась, на третий день послала Триглазку, а сироте ещё больше работы дала.
   И Триглазка, как её старшие сёстры, попрыгала-попрыгала и на травушку пала. Хаврошечка поёт:
   – Спи, глазок, спи, другой! – а об третьем забыла. Два глаза заснули, а Третий глядит и всё видит, всё – как красная девица в одно ушко влезла, в другое вылезла и готовые холсты подобрала. Всё, что видела, Триглазка матери рассказала; старуха обрадовалась, на другой же день пришла к мужу:
   – Режь рябую корову!
   Старик так, сяк:
   – Что ты, жена, в уме ли? Корова молодая, хорошая!
   – Режь, да и только!
   Наточил ножик…
   Побежала Хаврошечка к коровушке:
   – Коровушка-матушка! Тебя хотят резать.
   – А ты, красная девица, не ешь моего мяса; косточки мои собери, в платочек завяжи, в саду их рассади и никогда меня не забывай, каждое утро водою их поливай.
   Хаврошечка всё сделала, что коровушка завещала: голодом голодала, мяса её в рот не брала, косточки каждый день в саду поливала, и выросла из них яблонька, да какая – боже мой! Яблочки на ней висят наливные, листочки шумят золотые, веточки гнутся серебряные; кто ни едет мимо – останавливается, кто проходит близко – тот заглядывается.
   Случилось раз – девушки гуляли по саду; на ту пору ехал по полю барин – богатый, кудреватый, молоденький. Увидел яблочки, обратился к девушкам:
   – Девицы-красавицы! – говорит он. – Которая из вас мне яблочко поднесёт, та за меня замуж пойдёт.
   И бросились три сестры одна перед другой к яблоньке. А яблочки-то висели низко, под руками были, а то вдруг поднялись высоко-высоко, далеко над головами стали. Сёстры хотели их сбить – листья глаза засыпают, хотели сорвать – сучья косы расплетают; как ни бились, ни метались – ручки изодрали, а достать не могли.
   Подошла Хаврошечка, и веточки приклонились, и яблочки опустились. Барин на ней женился, и стала она в добре поживать, лиха не знавать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация