А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Геракл – праотец славян, или Невероятная история русского народа" (страница 18)

   Литература

   Буслаев Ф. И. Значение собственных имен: лютичи, вильцы и волчки в истории языка. // Временник Императорского Московского общества истории и древностей Российских. Книга 10. М., 1851.
   Венелин Ю. Древние и нынешние словене. М., 2004.
   Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. IV/М., 1998.
   Дворецкий И. X. Латинско-руссий словарь. М., 1976.
   Мыльников A.C. Картина славянского мира. СПб., 1999.
   Назаренко A.B. Древняя Русь на международных путях. М., 2001.
   НидерлеЛ. Славянские древности. М., 2000.
   Попов А. И. Название народов СССР. М., 1973.
   Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. I. М.,1991.
   Седов В.В. Этногенез ранних славян. // Вестник Российской Академии Наук. Т. 73. М., 2003.
   Трубачев О. Н. Этногенез и культура древнейших славян. М., 2003.
   Фаем ер М. Этимологический словарь русского языка. Т. III. СПб., 1996.
   Филин Ф. 77. Заметка о термине «анты» и о так называемом «антском периоде» в древней истории восточных славян. В кн.: Проблемы сравнительной филологии: Сб. статей к 70-летию чл. – корр. АН СССР В. М. Жирмундского. М.-Л., 1964.

   Рерик, Рюген и «новгородские руки»

   I. Призванные князья говорили по-русски

   Призвание Рюрика из славяноговорящего «заморья» не может быть неопровержимо доказано, но может быть убедительно подтверждено анализом археологических, письменных и фольклорных источников. Как известно, сообщение летописей об этом событии отличается неполнотой высказывания: «И ркоша поищем сами в собе князя, сказано в Ипатьевской летописи, иже бы володел нами и рядил по ряду по праву… идоша за море к Варягом, к Руси» (ПСРЛ. Т. 2. 1962. Стлб. 14). Но кто были вряги-русь и где было их место нахождения, не сказано.
   Вариант, основанный на сообщении Патриаршей или Никоновской летописи, отличается такой же неполнотой высказывания: «И по сем собрашеся реша к себе: «поищем меж себе, кто бы в нас князь был и владел нами, поищем и уставим такового или от нас, или от Казар, или от Полян, или от Дунайчев, или от Варяг»… таже совещавшася послаша к Варяги» (ПСРЛ. Т. 9, 10. 1965. С. 3, 9). Варяги здесь названы в ряду славянских племен, за исключением хазар. Но исторические судьбы сталкивали славян и хазар в драматических событиях, славяне какое-то время были данниками хазар. Здесь нет четкой границы между хазарами и полянами, как и между дунайцами и варягами. В этом ряду племен подразумевается, скорее всего, кроме других признаков, отсутствие языкового барьера между ними. О языке хазар мы знаем из авторитетного источника, из проложного Жития Мефодия по рукописи Успенского собора 1405 г. В двадцатилетием возрасте Мефодий, по воле византийского царя, стал князем «в Словенех», входивших в состав Византийской империи. Княжил он в течение десяти лет и изучил славянский язык. Затем сложил с себя княжеский сан и стал монахом. А когда царь послал брата его Киралла к хазарам-иудеям, «да преприть жиды, и иженеть я (их) от земля их», то Кирилл умолил Мефодия идти вместе с ним, «яко умеяше языкь словенеськь» (Лавров., 1930. С. 102–103). Как видим, языком общения в Хазарии был славянский язык. Не могли быть исключением и варяги. Поэтому в сообщении Патриаршей или Никоновской летописи содержится, на наш взгляд, доказательство правоты тех, кто (как, например, Герберштейн) утверждали, что призванные князья из варягов говорили по-русски. Убежден был в этом и Лейбниц, который в письме хранителю королевской библиотеки в Берлине М.В. Лакрозу от 10 апреля 1710 г., «касаясь версии о варяжском (с точки зрения Лейбница – датском) происхождении Рюрика, полагал, что тот прибыл в Новгород не из Скандинавии, а из Вагрии – области, где „расположен Любек, который считался в старину за принадлежащий славянам… Вагры, Оботриты, т. е. обитатели окрестностей Любека в Мекленбургии, а также в Люнебурге, были все славяне“ (Мыльников, 1999. С. 153).
   «Белые хазары», европеиды, военная аристократия, которые, по свидетельству арабских источников, были очень красивы, имели тесные сношения со своими северными соседями, славянами-данниками, брали в жены славянок, расселяли у себя славянских мастеров-ремеслен-ников. Были у них и военные отряды из славян. Поэтому вполне допустимо, что русский язык употреблялся в хазарской среде.
   О полянах «Повесть временных лет» высказывается как о лучших славянах. Они воинственны, с высоким чувством племенного достоинства. Вместо установленной дани, они выковали однажды мечи и отослали хазарам. Устрашенные хазары навсегда отстали от полян. При этом у нас нет желания заниматься переоценкой этого летописного события: на самом деле поляне не отдали, устрашая хазар, мечи вместо дани, а хазары разоружили полян, оставив их беспомощными данниками на долгое время, до средины X в., включая княжение Игоря, – так было в соответствии с вольной реконструкцией истории, проведенной Л.H. Гумилевым. Но мы помним, что в договорах с греками и в описании Константина Багрянородного (X в.) Киевская Русь представлена как независимая империя русов, большая федерация племен.
   Дунайцы – это славянское племя на Среднем Дунае. Оно известно «Повести временных лет», знали о нем и западные источники (Трубачев, 2003. С. 106, 107). Поэтому «варяги» не могли быть в ряду перечисленных племен исключением, говорившим на непонятном для ильменских словен языке.
   Однако кто были варяги, из какого рода происходил Рюрик, эти вопросы, как представляется, остались актуальными, несмотря на то, что «эпизоды в цепи «дань варягам – изгнание варягов – призвание варягов на княжение», пишет K.Л. Егоров, можно считать доказанными. В «Житиии святого Ансгария», составленном Римбертом, Гамбург-Бременским архиепископом (865–888) и учеником Ансгария, записано, что в 852 году какие-то датчане переплыли Балтийское море и захватили богатый город в земле славян (in finibus Slavorum). Переплыв Балтийское море в 852 году и попав в земли славян, можно было встретить два города – Ладогу и Изборск. Именно Ладога имеет археологический горизонт Е2, датируемый примерно 860 годом, со следами большого пожара. Эти следы пожара вполне можно связать с изгнанием датчан» (Егоров. http://www.bibliotekar.ru/rusKiev/24.htm). И сюжет о призвании имеет своих объективных истолкователей, не согласных с мнением тех, кто считает его позднейшей вставкой летописца. Е.А. Мельникова и В.Я. Петрухин лучше всего дали это истолкование при помощи метода текстологического анализа. Его результат приводит Егоров. Анализ показал, что «легенда» или так называемое «сказание» о призвании варягов, изложена языком юридического документа. Термины «наряд», «правда», «володеть» вне контекста системы централизованного государственного управления, кодифицированного свода законов и договоров – в летописях не встречается (Мельникова, Петрухин, 1995). Версия договора с князем получила археологическое подтверждение. Так, новгородской археологической экспедицией в период 80-х – 90-х годов под руководством B.Л. Янина обнаружена серия находок, так называемых деревянных цилиндров с надписями и княжескими знаками. A.A. Медынцева пишет: «Янин доказал, что цилиндры маркировали мешки с долей доходов с верви, делившихся между князем, церковью (жречеством) и княжеским доверенным лицом– вирником или мечником… Главное историческое значение находок цилиндров-замков Янин видит в том, что кодификации права, приходящейся на киевское княжение Владимира Святославича, предшествует более или менее длительный период внедрения новых правовых норм» (Медынцева, 1984. С. 50, 51, 53, рис. 1). Но как только мы подходим к отождествлению летописного Рюрика с Рориком Ютландским или Рориком Вендским франкских хроник, в частности Ксентинских анналов, то оказывается, что эти разыскания последнего времени не имеют практического значения. Возникают препятствия разной степни значения, пренебречь которыми без существенных компромисов невозможно. Спасает положение, укрепляя фактическую сторону «призвания», известный отрывок о Рос-Дромитах из сочинения Псевдосимеона, относящегося к X в., в распоряжении которого имелся географический источник второй половины IX в. – в нем содержится как бы очевидный ответ на поставленный вопрос: кто были варяги?
   В отрывке речь идет об этимологии слова «Рос». Вот какими словами описывает автор это событие: «Рос, называемые также и Дромиты. Имя это, которое они носят, распространилось от какого-то сильного отклика «Рос» (буквально «от страшного отклика «Рос» как воздаяния» богу; его «присутствию», «приходу», греч. парусил – Л. Г.), изданного теми, которые приняли прорицание согласно некоему совету или по божественному воодушевлению и которые стали распорядителями этого народа. Название Дромиты было им дано потому, что они бегают быстро. А происходят они из рода франков» (Карпозилос, 1988. С. 117, 118).
   Фактическая сторона событий, связанная с «призванием» князей из племени, обитавшего у Балтийского моря, закреплена независимо от Псевдосимеона в двух наших поздних летописях, в Соловецком и Ипатьевском летописцах. «В лето 6370. Князь Рюрик с братьею приде из Немец в Русь» (Соловецкий летописец, 1981. С. 209). «Избрашася от немець три браты с роды своими и вземше с собою дружину многу» (Краткий Ипатьевский летоисец, 1984. С. 170). Имеется больше возможностей соотнести этих «немцев» с датчанами и балтийскими славянами «из рода франков», то есть с территории империи франков. Карл Великий присоединил к своей империи северо-восточные германские племена, в том числе соседей ободритов саксонцев. Наконец, как сообщает Эйнхард, биограф Карла, «он, сражаясь с ними (славянами) в войне, так усмирил» славянские племена «между реками Рейном, Вислой, а также океаном (Балтийским морем. – Л. Г.) и Дунаем, что сделал их данниками. Среди последних самые замечательные: велитабы (велеты-вильцы), сорабы, ободриты, богемцы» (Эйнхард, 2005. С. 83, 85). И Константин Багрянородный (X в.) считал, что франки «господствовали над всеми Франгиями и Славиниями» (Славинии – объединения прибалтийских славян. – Л. Г.), и что это – Великая Франгия (Константин, 1991. С. 97, 107–109).
   Дания оставалась независимой. По словам Эйнхарда, «норманны, называемые данами, вначале занимались пиратством, затем, при помощи большого флота, разорили берега Галлии и Германии» (Эйнхард, 2005. С. 83). Но как мы знаем из «Жития святого Ансгария», в 852 г. датчане переплыли Балтийское море и захватили богатый славянский город Ладогу.
   Отрывок из сочинения Псевдосимеона о Рос-Дромитах дополняет Патриаршая или Никоновская летопись подлинной картиной «из жизни»: «Они же (варяги-русь. – Л. Г.) ояхуся звериного их обычая и нрава, и едва избрашася три брата» (ПСРЛ. Т. 9, 10, 1965. С. 3, 9). Содержание этого предложения для современного читателя предполагает два смысла:
   1) Послы пришли к тем же «варягам», которых за три года до этого, в 859 г., словене жестоко изгнали как неумолимых сборщиков дани и они боялись возвращаться к ним;
   2) Послы пришли к тем «варягам», с которыми имели постоянные сношения.
   Естественно, в контексте сведений, полученных в последнее время, предпочтительнее оказывается первый смысл. Но в любом случае, варяги-русь знали эти племена, представителями которых пришли к ним послы, и земля вокруг озера Ильмень не была для них неведомой страной, поэтому никто из них не проявил готовности тот час отправиться туда и «владеть» этими племенами. Надо думать, что на той стороне послам по средневековому этикету задали с сочувствием вопрос: «Что с вами?», а не «Кто виноват?» или «Что делать?». Можно представить, как преобразились послы, отвечая: «Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нету; да пойдете княжить и владеть нами». – И конечно, другая сторона также «совещавшася», кого послать в страну, где не оказалось князя, перед тем как «едва избрашася три брата». Но последнее решение было за прорицанием божества. Самый знаменитый оракул в то время находился в Арконском храме
   Святовита на Рюгене. После прорицания «избравшиеся» издали сильный или страшный отклик «Рос». По отношению к Святовиту он мог обозначать «О, светлый!» или «О, царь!», потому что «свет» и «свят» имеет одинаковый «царский» или «русский» смысл. Тождество «бог» и «царь» известно в религиях других народов. Пастухи в не-сохранившейся пьесе Софокла восклицают «по-фригийски»: «Io, Ballen» (Баал) «О, царь!» (Секст. Т. 2., 1976. С. 120). В пьесе Эсхила «Персы» аналогичное восклицание: «Баал, о древний Баал… царь незлобивый, Дарий-отец, явись!» (Эсхил. Персы, 658–662). Баал – «господин». Русин так же «господин» по смыслу отдельных статей Русской правды. Поэтому князья со своими дружинниками издали, должно быть, отклик «Рус», а не «Рос». Так, например, А. Карпозилос (Янина) в указанной работе «Рос-Дромиты и проблема похода Олега против Константинополя» отмечает: «В науке широко признано, что греческое название „Рос“ происходит от славянского „Рус“ (Карпозилос, 1988. С. 117, 118). В то же время О.Н. Трубачев выделил в договоре Олега с греками 911 года случай осмысления слова «русский», его перевод: «ко князем нашим светлым рускым…» – Следовательно, ставился знак равенства: рускыи = светлый (Трубачев, 1993. С. 120).
   Русы во главе с Рюриком, придя к словенам, распределили княжения между тремя братьями, Рюриком, Синеусом и Трувором – в Новгороде, на Белоозере и в Изборск, – «и начаша воевати всюду». Земля ожила, новгородское племя вновь возобладало над другими. В результате выросло огромное государственное образование – Русское государство. Вместе с тем рационалистичная идея норманнистов, что варяги дали новгродцам государственное устройство, получила в нашей историографии наиболее сильный отпор. В какой мере норманнисты были покорены убедительностью доводов антинорманнистов, это другое дело, тем не менее, устойчивая позиция была и остается у тех, кто развивал мысли Гегеля о государственном устройстве, не называя при этом источник. «Государство должно в своем строе пропитывать все отношения. Наполеон, например, хотел дать испанцам государственное устройство а priori, но это ему довольно плохо удалось. Ибо государственный строй не есть нечто лишь сфабрикованное; он представляет собой работу многих веков, идею и сознание разумного в той мере, в какой оно развито в данном народе. Никакое государственное устройство поэтому не создается лишь отдельными лицами… Народ должен в отношении своего государственного устройства чувствовать, что это его собственное право и его состояние… оно ему в пору и подходит ему» (Гегель, 1934. § 274. С. 299).
   Но есть другой разряд современных авторов исследований о происхождении Русского государства, которые на основании известных фактов, объединенных в систему, все более уверенно, вслед за Д. Иловайским, по остроумному замечанию историка С.М. Соловьева, стремятся «оторвать начало летописи и заменить его догадкою Стрыйковского о роксаланах» (Иловайский, 2004. С. 523). При этом не принимают во внимание летопись, которая отождествляет «русь» с частью варягов в «заморье». И не только на летопись, но мало обращают внимания и на арабские источники, в которых содержатся сведения о «трех разделах» или «разрядах» «русов»: «Среди них, – сообщает Масуди, источник X в., – некий разряд, называемый ал-Луд’аана, они наиболее многочисленны и ходят по торговым делам в страну Андалус, в Рум, в Константинию». И. Маркварт и В.Ф. Минорский читают ал-Луд’аана как ал-Урдман, что близко упомянутым в ПВЛ «Оурмане», то есть норманнам (Орлов, 1988. С. 116).
   Поэтому о неполноте сообщений летописей о «призвании», кстати, можно упомянуть выражение о неполноте математика XX в. Геделя: «Если высказывание неполно, оно верно, если высказывание полно, оно неверно».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация