А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Самый первый раз" (страница 9)

   Глава 10

   Пейдж не думала, что такое возможно, но секс с Брэндоном становился все лучше и лучше. Она едва успела закрыть дверь, когда они ворвались в ее гостиную, и он начал срывать с нее одежду. Казалось, он инстинктивно знал, что нужно сделать, чтобы свести ее с ума. Он знал все самые чувствительные зоны ее тела, даже те, о которых она сама не подозревала, и понимал, как на них воздействовать. Он не думал о себе, пока не удовлетворял ее – как правило, дважды. Впрочем, ее так возбуждало все, что он делал, что не требовалось много времени и усилий, чтобы она начала извиваться и стонать.
   После того как они занялись любовью в первый раз, они порепетировали церемонию, причем Брэндон так и не соизволил одеться, что привело ко второму раунду. После этого Пейдж следовало вернуться на работу и закончить приготовления к свадьбе, назначенной на выходные. Вместо этого они свернулись в бездыханный, мокрый клубок на кровати и просто лежали, обнявшись.
   – Так куда пойдем в пятницу? – спросила Пейдж, лежа головой у него на груди и слушая биение его сердца. – Я за итальянскую или мексиканскую кухню.
   – Кстати, хотел поговорить с тобой об этом, – ответил Брэндон. – Придется отменить ужин.
   Ужасное разочарование, охватившее ее, удивило ее саму, но она постаралась не показать его. Это ведь несерьезно, сорванное свидание не должно так много значить для нее.
   – О. Ну ладно.
   – Не то чтобы я не хотел поужинать с тобой, просто мне надо быть на ранчо в субботу утром: намечается крупная сделка.
   – А твой начальник не справится без тебя?
   – Обычно он этим и занимается, но он должен уехать в город и попросил меня заменить его.
   – Это хорошо, да? Значит, он доверяет тебе.
   – Да, но мне так не хочется отменять наше свидание. Я подумал, может быть, перенести его на субботний вечер, если только…
   Пейдж приподнялась на локте и увидела, что его лицо задумчиво.
   – Если только – что?
   – Если ты не захочешь поехать со мной.
   – На ранчо?
   – Мы могли выехать в пятницу после того, как ты закончишь работу, и вернуться утром в воскресенье. У тебя пропадет всего один день.
   Что ж, один день – это не так страшно. Ее встреча с мистером Кэмероном прошла так удачно, что она даже опережала график.
   – А где я буду спать?
   Он усмехнулся:
   – Не в бараке с рабочими, если ты об этом.
   Она игриво улыбнулась:
   – Я думала об отеле…
   – Мой босс не будет возражать, если мы на время займем одну из спален в главном доме. Там много чем можно заняться: сходить к реке, покататься на лошади; я мог бы свозить тебя в город. Ты сама из небольшого городка, Уайлд-Ридж должен тебе понравиться.
   Предложение было заманчивое, хотя она согласилась бы пойти за ним пешком в пустыню, если бы он пригласил ее.
   – Ты уверен, что твой начальник не будет возражать?
   – Абсолютно.
   Она понимала, насколько это важно для него. Ей было очень любопытно посмотреть, где он живет, увидеть его в привычной обстановке. Обычно на предложение прогулять работу она не задумываясь отвечала отказом, но сейчас она действительно хотела поехать с ним. Всего на один день, к тому же один из семнадцати, что им осталось провести вместе. Пейдж хотела провести с Брэндоном как можно больше времени, прежде чем они расстанутся.
   – Я с радостью поеду. Мне очень хочется посмотреть твое ранчо.
   Улыбка осветила лицо Брэндона. Он был явно рад, и это делало Пейдж счастливой.
   – Когда ты будешь готова выехать? – спросил он.
   – Заезжай за мной в шесть. Что взять с собой?
   – Не слишком наряжайся. Дни там теплые, но ночи прохладные.
   – Значит, взять фланелевую пижаму?
   – Не думаю, что она тебе пригодится, – осклабился он и, притянув ее к себе, крепко поцеловал.
   Потом они занялись любовью, и, хотя ей действительно нужно было хорошенько выспаться, она снова не смогла отказать ему. На этот раз все было так нежно и сладко, что, когда он разорвал объятие, встал и начал одеваться, она поймала его за руку и сказала:
   – Уже поздно, оставайся.
   – Уверена?
   Она видела, что ему хочется остаться, но он уйдет, если она попросит, и от этого ей еще сильнее хотелось удержать его. У них ведь осталось всего семнадцать дней.
   – Уверена. – Она потянула Брэндона за руку, и он скользнул под одеяло.
   Лежа рядом с ним, чувствуя тепло его тела и слушая ровное дыхание, Пейдж испытала неведомое доселе чувство внутреннего умиротворения, счастья, которое не давал ей ни один мужчина. И еще ни один мужчина не был так нужен ей. Возможно, так чувствуют себя влюбленные? Возможно ли влюбиться в кого-то меньше чем за неделю? Что ж, если это действительно любовь, Пейдж придется найти способ избавиться от нее за эти оставшиеся дни. Брэндон не нуждался в любви, и после того, как с ним поступила невеста, разве можно было винить его? И потом, даже если он когда-нибудь снова захочет жениться, Пейдж сомневалась, что он выберет кого-то вроде нее. Они были слишком разными.
   Впрочем, это не помешает им наслаждаться обществом друг друга, даже если при разлуке будет немного больно.

   Ну вот, свершилось: Брэндон окончательно свихнулся. Он не мог понять, о чем думал, приглашая Пейдж на ранчо; скорее всего, он вообще не думал, потому ее присутствие там не сулит ничего, кроме кошмарной путаницы.
   – Ты что, с ума сошел? – спросила Элли, его экономка, когда в четверг он позвонил ей и сказал, что у них будут гости.
   Элли была одной из двоих людей, знавших, что Брэндон на самом деле делал в Виста-дель-Мар, и понимавших риск, которому он подвергался, привозя Пейдж на ранчо.
   – Не исключено, – проворчал он.
   Предложение просто выскочило как черт из табакерки, а потом было уже поздно пытаться отменить его: лицо Пейдж просто сияло. К тому же Брэндону действительно хотелось привезти ее с собой. Все это время они общались на ее территории, и ему хотелось поделиться с ней своей жизнью. Проблема была в том, как сделать это, не раскрывая себя.
   – Пожалуйста, проветри спальню рядом с моей и постели свежее белье, – попросил он Элли. – Мы будем жить там.
   – Ты не будешь спать в своей комнате?
   – Ты правда думаешь, что она поверит, что мой босс не только позволил ей остановиться в своем доме, но и отдал нам свою спальню?
   – Ты прав.
   На заднем плане звенели кастрюли, и Брэндон отчетливо представлял себе, как Элли в своем вечном фартуке готовит обед для рабочих. Она была неотъемлемой частью ранчо, сколько Брэндон себя помнил.
   – Я попрошу тебя еще пройтись по дому и убрать все упоминания о Брэндоне Уорте.
   – Не думаю, что это займет много времени. Ты сжег все фотографии, что у тебя были.
   Эшли очень любила запечатлевать их жизнь на пленке, поэтому костер получился здоровенный. Элли горячо поддержала это решение, сама принесла жидкость для розжига и спички. Эшли ей никогда не нравилась, она считала ее испорченной эгоисткой, за что та вечно требовала уволить Элли, говоря, что она плохо с ней обращается. С той минуты, как Брэндон застукал Эшли в конюшне, Элли называла ее исключительно «эта». Она была ему как мать с тех пор, как он вернулся на ранчо, и, хотя иногда она обращалась с ним скорее как с ребенком, чем как с работодателем, он любил ее до смерти.
   – Как быть с рабочими? – спросила Элли.
   – Клинт с ними разговаривает.
   Клинт был вторым человеком, знавшим о планах Брэндона.
   – Кто-нибудь обязательно забудется и назовет тебя «босс».
   – Пейдж думает, что меня повысят до помощника, как только я вернусь с учебы. Можно будет обратить все в шутку: рабочие называют помощника боссом.
   – Но они никогда бы так не сделали.
   – Да, но она никогда об этом не узнает. Она ничего не знает о жизни на ранчо. Пока никто не обратится ко мне по фамилии, все будет нормально.
   – Я все-таки думаю, что ты играешь с огнем, и это значит, что тебе ужасно нравится эта женщина. Сколько вы знакомы, неделю?
   – Неполную.
   – Прошло три месяца, прежде чем ты привез сюда эту.
   Он сам себе удивлялся.
   – Она не похожа ни на одну женщину, с кем я когда-либо встречался. Она думает, что я неотесанный фермер, и это, похоже, ее совсем не волнует, к тому же у нас было одинаково тяжелое детство. Я просто… Она мне нравится, мне хорошо с ней. А секс…
   – Все, все, я поняла! – закричала она.
   Брэндон усмехнулся. То-то же, нечего быть такой любопытной.
   – Думаю, она страшно удивится, когда узнает правду о тебе.
   – Думаю, что так.
   Чему она удивится еще сильнее, так это тому, что он поставил под угрозу ее карьеру, чтобы уничтожить Рейфа. Другого выхода у него не было, но, несмотря на то что он по-прежнему мечтал ему отомстить, в последнее время ему не хотелось находить компромат на «Надежду Ханны». Столько людей пострадает, если он осуществит свой план: Ана, генеральный директор, даже его сестра, Эмма, которая входила в правление, не говоря уже о добровольцах, которые делали свое дело только из желания помочь людям. Но с другой стороны, если фонд окажется подделкой, рано или поздно правда всплывет, и они все равно пострадают. Лучше пресечь обман раньше, чем позже.
   – Вполне возможно, что она разозлится на тебя.
   – Да, возможно.
   Не просто возможно – так и будет. Вопрос в том, как сильно она разозлится.
   – Если она правда нравится тебе, может, не стоит так поступать с ней?
   – У меня нет выбора, Элли. Я должен сделать это ради жителей Виста-дель-Мар.
   – Ты уверен, что делаешь это для них? Я знаю, ты считаешь, что подвел отца. Ты точно не стараешься просто избавиться от чувства вины?
   Месяц назад он знал бы точный ответ. Теперь он не был так уж уверен в этом.

   Глава 11

   Пейдж вообще ничего не знала о фермерском деле, но она поняла, что это совсем не простое дело, когда они выехали на дорогу к Коппер-Ран. Она не ожидала, что ранчо, затерявшееся в горах Сан-Бернардино, окажется огромным деревянным домом с россыпью хозяйственных построек вокруг него. Ей стало стыдно оттого, что она думала увидеть здесь нечто куда менее огромное и ветхое. На деле же здания были внушительных размеров, современными и содержались в отменном порядке. Пастбища и луга, огороженные белыми заборчиками и окруженные крутыми каменистыми склонами, протянулись во все стороны, сколько хватало глаз. Бесчисленные лошади, великолепные животные всех размеров и мастей, бродили по ним. Освещенный закатным солнцем ландшафт производил неизгладимое впечатление.
   Неудивительно, что Брэндон не хотел уезжать отсюда. Пейдж пробыла здесь не больше минуты и уже жалела, что ее визит будет таким коротким. Брэндон подъехал к дому и остановился у подножия портика, опоясывавшего дом. Вокруг дома были разбиты клумбы с тюльпанами, ирисами и нарциссами, цветочные горшки свисали с козырька портика. Все это делало облик дома очень приветливым и уютным.
   Выйдя из машины, Пейдж вдохнула свежий горный воздух и почувствовала, как тает груз ответственности и отступают тяжелые мысли о работе.
   – Ну, как тебе? – спросил Брэндон.
   – Здесь просто потрясающе!
   У конюшни стояли одетые, как ковбои, люди и смотрели на Пейдж и Брэндона; они явно говорили о них, но конюшня была слишком далеко, чтобы Пейдж могла расслышать подробности.
   – Насколько ранчо большое?
   – Больше тысячи акров.
   – Вот это да!
   – Так точно, мэм.
   Пейдж уставилась на него, и он ухмыльнулся.
   – И ты будешь за все это в ответе?
   – Ага.
   Похоже, она недооценивала важность его будущей должности и ответственность, которая ляжет на его плечи.
   Брэндон вытащил вещи из машины.
   – Давай устроимся, а потом я покажу тебе окрестности.
   Когда они поднимались по ступенькам, ведущим к входной двери, им навстречу вышла крошечная пожилая женщина. У нее были белоснежные короткие волосы, завитые и уложенные в прическу, которую мать Пейдж называла «пудель». Она была в розовых теннисных туфлях, розовых брюках и пестрой гавайской рубашке.
   – Мистер Дилсон! – воскликнула она, тепло улыбаясь. – Как хорошо, что вы вернулись.
   – Я тоже рад. – Брэндон крепко обнял ее и поцеловал в щеку, потом повернулся к Пейдж: – Элли, это Пейдж Адамс. Пейдж, это Элли Уильямс. Она была экономкой здесь еще до моего рождения.
   – Так приятно с вами познакомиться, мисс Адамс, – сказала Элли, пожимая руку Пейдж так крепко, что стало ясно: то, что она маленькая, еще не значит, что она слабая. – Могу я предложить вам двоим остатки рагу?
   – Мы поужинали перед отъездом.
   И Брэндон снова отказался разделить счет пополам. Он вообще всегда платил за нее; она списывала это на проявления мужской гордости и потому не противилась. В конце концов, какое право она имела диктовать ему, как тратить деньги? К тому же было приятно, что кто-то заботится о ней.
   – Принести вам что-нибудь выпить, пока вы устраиваетесь? – спросила Элли.
   – Было бы здорово выпить пива, – согласился Брэндон. – А тебе, Пейдж? Думаю, Элли могла бы принести тебе бокал шардоне из винного погреба.
   Его начальник и так был слишком добр, разрешив им остановиться в своем доме, и Пейдж не хотела злоупотреблять его щедростью, распивая его вино.
   – Спасибо, я бы выпила воды.
   – Как угодно. – Элли открыла дверь. – Вас поселили в комнату рядом с хозяйской спальней.
   Они вошли в огромный холл. Стены были обшиты деревянными панелями насыщенного цвета; труба выложенного из камней камина уходила под потолок, поддерживаемый мощными балками. Удобная мебель утопала ножками в толстых плетеных циновках. Все было очень стильно, уютно и гостеприимно. Брэндон провел ее к лестнице на второй этаж; по пути она нигде не заметила ни пятнышка пыли. В противоположной стене была массивная двустворчатая дверь, которая вела, как предположила Пейдж, в кухню: именно туда направилась Элли.
   – Дом просто восхитительный, – заметила Пейдж, когда они поднялись по лестнице и остановились на площадке, с которой открывался вид на холл внизу. – Твой начальник, наверное, очень богат.
   – Ну, дела идут неплохо. – Он повел ее по коридору, показал ванную и открыл перед ней дверь в одну из спален. – Нам сюда.
   Комната была большой для гостевой спальни и обставлена так же, как холл на первом этаже, только здесь мебель производила впечатление старинной. Кровать была не слишком большой, но, так как они спали крепко обнявшись, это не было проблемой. На прикроватной тумбочке стояла ваза с цветами, по всей видимости с клумб у дома.
   – Здесь нет отдельной ванной, – сказал Брэндон, складывая вещи на кровать, – так что нам придется пользоваться той, что в коридоре.
   – Ничего страшного.
   – Знаешь, – начал он, беря ее за руку и притягивая к себе, – мы так торопились уехать, что ни разу толком не остались наедине.
   Пейдж усмехнулась:
   – Это ты точно подметил.
   Он обнял ее и поцеловал в шею; она вздохнула и закрыла глаза.
   – Может, стоит отложить экскурсию на завтра и лечь пораньше? – предложил Брэндон.
   Она провела ладонями по его груди и обхватила его за шею:
   – Я ужасно хочу спать.
   – Не хочется тебя расстраивать, но, боюсь, поспать тебе сегодня не придется.
   Она ждала этого, надеялась на это, готовилась к этому. Зная, что Брэндон любит красивое белье, во время ланча она прошлась по магазинам и купила ярко-голубой кружевной комплект.
   Губы Брэндона скользнули по ее шее, щеке, но, едва они коснулись ее губ, в дверь тихонько постучали. Пейдж открыла глаза: на пороге стоял мужчина, телосложением похожий на Брэндона, одетый в пыльные джинсы, ковбойскую шляпу и рубашку с длинным рукавом.
   – Эй, бо… Брэндон.
   Брэндон отпустил ее и сказал:
   – Пейдж, это Клинт Андерсен, один из работников. Клинт, это Пейдж Адамс.
   – Мэм. – Клинт приветственно прикоснулся к шляпе. Он излучал своеобразное обаяние, и его явно смутило, что он застукал их. – Прости, что отвлекаю, но я подготовил бумаги для завтрашней сделки и подумал, что тебе хорошо бы взглянуть на них, пока я не распечатал. Ты же знаешь, как я дружу с компьютерами. И кобылы тоже готовы, если захочешь на них посмотреть.
   – Я сейчас подойду.
   Клинт кивнул.
   – Очень приятно познакомиться, мэм, – сказал он и исчез.
   – Экскурсию все-таки придется отложить, – вздохнул Брэндон.
   – Все нормально. Делу – время.
   Он, должно быть, гордился собой, что может теперь сам прочитать деловые бумаги. Пейдж тоже гордилась им.
   – Это не займет много времени.
   – Не торопись. Я как раз распакую вещи.
   Он нежно поцеловал ее, вышел и закрыл за собой дверь. Через минуту она услышала, как он сбегает по лестнице. Пейдж подошла к кровати и расстегнула чемодан. В комнате не было ни гардероба, ни комода, но в углу стоял большой сосновый шкаф. Она открыла заскрипевшую дверцу и заглянула внутрь: несколько вешалок и одеял. Она вытащила свою одежду и развесила ее на вешалках, хотела было разобрать и сумку Брэндона, но испугалась, что он подумает, что она роется в его вещах. Наверняка у него были вещи, которые он предпочитал скрывать от чужих глаз; это еще сильнее разжигало ее любопытство, но из-за того, что парни ее матери постоянно рылись в ее вещах (не говоря уже о том, что крали ее деньги и драгоценности), больше всего Пейдж уважала право на частную собственность. Она даже в стол Черил за ручкой не лазила без разрешения.
   В дверь снова постучали, на этот раз громче, и Элли крикнула:
   – Можно?
   – Входите!
   Дверь открылась, и в комнату вошла Элли с бутылочкой воды в одной руке и бокалом вина в другой.
   – Я решила захватить и вино на тот случай, если вы передумали.
   Ох, не стоило этого делать.
   – Вы уверены, что ваш начальник не будет возражать?
   Элли подняла брови:
   – Вы что, несовершеннолетняя?
   Пейдж рассмеялась:
   – Нет, конечно нет! Просто он и так очень любезен, что позволил мне пожить здесь, я не хочу злоупотреблять его гостеприимством.
   – Уверяю вас, он не станет возражать, он любит гостей.
   – Брэндон приводил сюда Эшли? – спросила Пейдж и тут же поняла по нахмуренным бровям Элли, что это совершенно не ее дело – знать, кого Брэндон приводил сюда. Вопрос просто сам собой вырвался. Пейдж вспыхнула. – Простите мне мое любопытство, я не знаю, как так получилось, забудьте, что я спросила.
   – Все нормально, меня просто удивило, что он вообще рассказал вам о ней. Он не очень любит говорить об этом.
   – Он рассказал мне о ней и его помощнике.
   – Та женщина разбила ему сердце, и некоторое время я даже боялась, что он так никогда и не оправится. Я давно не видела его таким счастливым, как сегодня, и думаю, что это во многом ваша заслуга.
   – Он очень дорог мне, – призналась Пейдж.
   – Это заметно. И все-таки считаю своим долгом предупредить: Брэндон никогда этого не покажет и не признается, но его все еще очень легко ранить, а я этого не хочу.
   Было очевидно, что Элли тоже очень дорожила Брэндоном, но она не понимала, что ни ему, ни Пейдж не нужны серьезные отношения. Никто никого не ранит, по крайней мере, Пейдж надеялась на это. В последние дни, когда она думала о разлуке, о том, что больше не увидит милую улыбку Брэндона, не почувствует его крепкое объятие, у нее в груди разрасталась пустота, не дающая дышать, но Пейдж переборет ее. У нее просто не было выбора.
   – У меня никогда не было сына, но я привыкла думать так о Брэндоне, – сказала Элли.
   – Ему повезло с вами. – Когда ее собственный отец умер, ни один из приятелей ее матери не смог заменить его; впрочем, они и не пытались. – И я хочу, чтобы вы знали: меньше всего на свете мне хочется делать Брэндону больно.
   – Иногда мы делаем людям больно, сами того не желая.
   Пейдж испытала это на собственной шкуре. Вряд ли ее мать стремилась навредить ей и все-таки навредила. Элли явно очень хотелось защитить Брэндона всеми доступными способами, но она, похоже, увидела что-то в глазах Пейдж или услышала в ее голосе, что помогло ей поверить в искренность слов Пейдж. Она улыбнулась и предложила:
   – Хотите, покажу вам дом, пока Брэндон занят?
   – Буду очень вам благодарна. И большое спасибо за цветы. Они из сада перед домом?
   – Да, оттуда, – с гордостью ответила Элли. – Это мое любимое хобби. Правда, я не молодею, и мне все тяжелее ухаживать за цветами. Колени иногда болят ужасно.
   – Они такие красивые. Некоторых оттенков я никогда в жизни не видела.
   Элли взяла ее под руку:
   – Я специально заказываю их. Ну, пойдемте.
   Пейдж не знала почему, но ей было очень важно, чтобы Элли приняла ее. Это было немного глупо, учитывая, что, скорее всего, они больше не встретятся.

   Брэндон и Клинт просидели в кабинете, расположенном над главной конюшней, до самого вечера.
   – Прости, что помешал вашему свиданию, – сказал Клинт, когда Брэндон выключил компьютер.
   Брэндон сложил свежие распечатки в папку с исходящими и встал.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация