А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Самый первый раз" (страница 6)

   Глава 7

   Глаза Пейдж стали темно-фиолетовыми от возбуждения. Оттенок был такой необычный, как будто она надела линзы. Пейдж действительно была особенной – и явно горела желанием раздеть Брэндона.
   Они едва добрались до спальни, а она уже потянулась к ремню его джинсов. Он же не собирался спешить. Бросив презервативы на кровать, он заметил, что она была не заправлена, и это удивило его: Пейдж производила впечатление женщины, любящей порядок во всем. Брэндон сжал ее руки у нее за спиной и прижал ее к себе, покрывая поцелуями ее лицо и шею; похоже, ей нравилось, когда он задевал кожу зубами. Он безумно хотел ее, но они и так ждали долго, могли потерпеть и еще немного.
   Пейдж напрягла руки, жадно глядя на него блестящими глазами.
   – Хочу прикоснуться к тебе.
   – Всему свое время.
   Он прижался губами к ее груди над краем лифчика, и она выгнулась ему навстречу. Свободной рукой он освободил одну ее грудь и провел по ней языком, заставляя Пейдж застонать.
   Она была идеальна. В ней не было ничего, что он захотел бы изменить. Он сел на кровать, чтобы ее грудь была на уровне его лица, и притянул ее ближе, отпуская ее руки, чтобы расстегнуть и снять с нее лифчик. Она снова застонала, когда он прижался губами к другой ее груди, и запустила пальцы ему в волосы.
   Он медленно расстегнул ее джинсы и увидел, что ее трусики тоже черные. Больше всего ему нравилось, когда женщины носили комплекты белья, больше всего ему нравилось смотреть на красивое женское тело в красивом белье, любого цвета, и особенно в кружевном.
   Он стянул с нее джинсы, и она отбросила их в сторону. Ее кожа напоминала самый тонкий фарфор, фигура была идеальна. Брэндон провел рукой по кружеву между ее ног и посмотрел на нее, проверяя реакцию. Она закрыла глаза и впилась ногтями ему в плечи, и он прекрасно понимал ее: он был возбужден почти до боли, словно все пять месяцев воздержания вдруг напомнили о себе. Он скользнул рукой ей в трусики, и по ее телу пробежала дрожь; он двинул рукой еще раз, но она крепко ухватилась за нее.
   – Если сделаешь так еще раз, все кончится, а я хочу почувствовать тебя внутри.
   Пришлось подчиниться: он хотел того же, хотел, чтобы все прошло идеально для них обоих. Он отпустил ее, и она встала на колени перед ним и стащила с него джинсы вместе с бельем. Он вздрогнул, когда его голая кожа коснулась прохладной простыни, а Пейдж тронула его рукой и изумленно выдохнула.
   – Что, великоват?
   – Надеюсь, что нет.
   С этими словами она взяла его в рот. Он едва удержался на грани, так неожиданно это было. Он напрягся, тая от наслаждения, и вскрикнул, когда ее язык нашел его самое чувствительное место. Это было уже слишком, и он легонько оттолкнул ее.
   – Я тоже еще не готов.
   Она хитро улыбнулась и вытащила из коробки презерватив, разорвала упаковку зубами, и он поспешно сказал:
   – Думаю, я сам справлюсь. – Потому что он точно не справится с собой, если это сделает она. – Почему бы тебе не лечь?
   Она улеглась на кровать, и через пару секунд он присоединился к ней. Он снял с нее трусики, и, несмотря на невыносимое желание прижаться губами к ее промежности, он вытянулся поверх нее. Она поцеловала его нежно и глубоко, давая возможность немного остыть, но тихие звуки, которые она издавала, и то, как она терлась о него, делали только хуже. Она словно хотела, чтобы он опозорился, но этого с ним не случалось со школы и точно не случится сегодня.
   – Давай-ка притормозим, милая.
   Она покачала головой:
   – Не могу. Хочу тебя.
   И обхватила его ногами. Черт возьми, это была совсем не та женщина, которую ему пришлось уламывать выпить с ним, а потом силой тащить на танцпол. Это было какое-то дикое животное, которое он сам выпустил из клетки, и ему самому хотелось отпустить себя.
   Брэндон устроился между ее разведенных ног. Она была такой маленькой, такой нежной, что он испугался, не слишком ли велик для нее. Он хотел войти осторожно, медленно, но она сама выгнулась и насадилась на него, застонав и распахнув глаза так, что он испугался еще сильнее.
   – Больно?
   – Не останавливайся, – задыхаясь, произнесла она.
   Брэндон вжал руки Пейдж в матрас и ворвался в нее так глубоко, что она задохнулась, чувствуя, как воспламеняется ее кровь. Ей хотелось теснее прижаться к нему. Она никогда не занималась извращенным сексом, но было что-то потрясающее в том, что она не могла двигаться.
   Он сильнее двинул бедрами, и она вскрикнула и выгнулась. Он, наверное, подумал, что сделал ей больно, потому что застыл и спросил:
   – Слишком?
   Она покачала головой, но он все равно ослабил хватку, и она поспешно сказала:
   – Мне нравится.
   Ему, похоже, тоже нравилось, потому что после этого все закрутилось в сумасшедшем вихре. Пейдж пыталась оттянуть конец, удержать себя, и с другими мужчинами это было нетрудно, но сейчас ее тело не слушалось ее. Она дрожала все сильнее.
   – Пейдж, посмотри на меня, – прошептал Брэндон. – Я хочу видеть твои глаза.
   Она посмотрела в его бездонные глаза, и это стало последней каплей. Она вздрогнула всем телом и впервые в жизни поняла, что такое настоящая близость. Наслаждение вспыхнуло ослепительным взрывом, но не опало через несколько мгновений, а опалило ее еще раз, еще жарче, и некоторое время Пейдж ничего не видела, ничего не слышала, могла только чувствовать.
   Когда она смогла поднять веки, Брэндон смотрел на нее, усмехаясь.
   – Множественный оргазм?
   Она кивнула, чувствуя себя так, словно из нее вытащили все кости.
   – Часто такое бывает?
   Она покачала головой:
   – Первый раз.
   Его улыбка стала шире.
   – Ты так говоришь, чтобы потешить мое эго?
   Она слабо улыбнулась:
   – Не думаю, что ему это нужно.
   Он поцеловал ее, перекатился к краю кровати и сел, потом тихо выругался, тряхнул головой и снова выругался.
   – Что случилось? – спросила она.
   – У нас проблема.
   – Какая?
   – Презерватив. Порвался.
   Ее сердце подпрыгнуло и перевернулось.
   – Что?!
   Он пожал плечами:
   – Такое случается. Для тебя это подходящее время?
   – Что? – С каких пор время играет какую-то роль?
   – Твой цикл.
   Ах. Хороший вопрос. Она давно об этом не думала, потому что давно ни с кем не спала.
   – Я… не знаю.
   – Когда у тебя были месячные?
   Наверное, у нее было удивленное лицо, потому что он сказал:
   – Мы только что переспали. Думаю, что можно обойтись без ханжества.
   Пожалуй. Пейдж посчитала дни.
   – Где-то неделю назад.
   – Тогда все должно быть нормально.
   Его спокойствие было удивительным и немного… тревожащим. Большинство мужчин в такой ситуации сходили бы с ума от ужаса.
   – Думаю, что да. Откуда ты так много знаешь о репродуктивных делах?
   – Я фермер. Развожу животных. Между ними и людьми не такая большая разница.
   Об этом она не подумала.
   – Ты такой… спокойный.
   – А какой смысл изводить себя, пока неизвестно, есть ли о чем волноваться?
   Это звучало логично. Возможно, Брэндон сам не осознавал это, но он был совершенно особенный человек. На секунду Пейдж задумалась, как это могло бы быть – иметь от него ребенка, каким бы он был, будут ли у него русые волосы и ямочки на щеках, каким отцом стал бы Брэндон… Осознав, о чем думает, Пейдж потрясла головой. Интрижка – это одно, но даже мысль о серьезных отношениях – совсем другое. Они с Брэндоном слишком сильно отличались друг от друга, к тому же она не могла брать на себя такую ответственность, как семья, когда ее бизнес нуждался в ее полном внимании.
   Вся эта затея оказалась не самой лучшей – она не может держать себя в руках. Может, стоит остановиться, пока не слишком поздно. В теории это звучало хорошо, но потом Брэндон начал снова целовать ее, прикасаться к ней, и она растаяла. Она решила, что они займутся любовью еще раз, а потом она попросит его уйти, но после того, как они занялись этим еще дважды, у нее не осталось сил ни на что. К тому же в объятиях Брэндона было так уютно, а ее так давно никто не обнимал…

   Пейдж проснулась и увидела склонившегося над ней Брэндона, улыбающегося и взъерошенного.
   – Пора вставать. Мне сегодня надо быть у моего куратора в одиннадцать.
   Она пригладила волосы, надеясь, что выглядит не слишком дико.
   – А сейчас сколько?
   – Десять минут десятого.
   Она прищурилась, глядя на часы, думая, что он ошибся. Она никогда не просыпалась позже шести, никогда – до вчерашнего дня. Впрочем, у нее и таких бурных ночей обычно не бывало. Но теперь все было кончено, и она скоро скажет ему об этом.
   – Мне надо в офис.
   – Как насчет душа?
   – Можешь идти первым.
   Он снова хитро улыбнулся:
   – Я подумал, что мы могли сэкономить воду, если бы пошли вместе.
   Его улыбка была заразительна. Пожалуй, разговор можно отложить на пару часов.
   – Я за экономию.
   – Если тебе повезет, – сказал он, беря еще один квадратный пакетик с тумбочки, – я даже потру тебе спинку.

   Брэндон подвез Пейдж до работы, поскольку они так и не озаботились забрать ее машину. Они немного увлеклись в душе и к офису подъехали, когда было уже больше десяти. До этого момента Пейдж пыталась поговорить с Брэндоном и каждый раз думала, что ничего плохого в небольшой интрижке не будет. Всего недельку-другую, максимум месяц.
   – Может быть, зайдешь, и мы обсудим, как нам дальше готовить тебя к церемонии? – спросила она.
   – Конечно.
   Они вышли из машины и вошли в здание. Пейдж отперла дверь и пошла к своему кабинету, зажигая по пути свет. У нее было ощущение нереальности от мысли, что всего два дня назад в этой самой комнате она впервые увидела Брэндона. Всего за два дня ее жизнь изменилась так, как будто она стала совсем другим человеком… Возможно, она преувеличивала его значение. Когда их роман закончится, все вернется на круги своя, словно Брэндона и не существовало, и Пейдж постепенно забудет, что же такого хорошего было в нем, и он станет просто еще одним парнем, с которым она встречалась.
   Впрочем, она сомневалась, что в жизнь воплотится второй вариант. Пейдж села за стол и включила компьютер. Брэндон примостился на краешке стола рядом с ней. Она ввела пароль и открыла ежедневник.
   – Когда ты будешь в городе?
   – Я подумал, что поболтаюсь тут еще пару дней, домой не поеду.
   Пейдж невольно задалась вопросом, было ли это как-то связано с ней. Ей не хотелось, чтобы у него возникли проблемы из-за нее.
   – А твой начальник не будет возражать?
   – Не будет, не волнуйся.
   – Тогда как насчет среды? В пять в теннисном клубе. Мне все равно надо будет поехать туда, посмотреть скатерти.
   Он нахмурился:
   – В теннисном клубе?
   – Да, церемония состоится там. Тебя это не устраивает?
   Он покачал головой, но неуверенность не ушла с его лица.
   – Нет, никаких проблем.
   Ее это удивило. Скорее всего, он просто волновался, что будет чувствовать себя не в своей тарелке в элитарном заведении? Это действительно могло быть унизительно. Однако он не производил впечатления человека, беспокоящегося о том, что о нем подумают… Так или иначе, Пейдж внесла их встречу в свой график.
   – Ты знаешь, как туда доехать?
   – Найду.
   – Отлично. Тогда до встречи. – Она закрыла ноутбук и встала.
   – Тогда я пошел.
   Она проводила его до двери, и он посмотрел на нее.
   – Ночью было здорово.
   – О да. – Хотя «здорово» было не совсем подходящим определением. Скорее «сногсшибательно», «непревзойденно», «восхитительно».
   – Надо будет как-нибудь повторить, – сказал он.
   Прежде чем она успела подумать об этом, Пейдж выпалила:
   – Что ты делаешь в пятницу вечером?
   Вопрос, кажется, немного удивил его.
   – Ничего особенного. А что?
   – Мы могли бы поужинать.
   – Я знаю, что сейчас ты очень занята. Уверена, что у тебя есть время на меня?
   Даже если бы не было, она придумала бы что-нибудь. Единственное, в чем она была уверена, – она хотела увидеть его снова, провести с ним ночь и проснуться в его объятиях.
   – Уверена, – ответила она.
   Он улыбнулся:
   – Тогда я с радостью.
   – В семь нормально?
   – Отлично. – Он провел рукой по ее щеке, и у нее чуть не подломились колени.
   Он явно не хотел уходить, но мужественно сказал:
   – Не хочу тебя отвлекать.
   Пейдж приподнялась на носках и поцеловала его на прощание. Это должен был быть почти целомудренный поцелуй, но губы Брэндона казались такими мягкими, он так хорошо пах, и каким-то образом поцелуй стал глубже, потом его руки обвились вокруг ее талии, и она почувствовала, что он так же возбужден, как она. Пейдж положила руку на его ширинку, и он застонал. Она закусила губу и спросила:
   – Во сколько тебе надо быть у куратора?
   – В одиннадцать.
   Было еще только десять пятнадцать. Они вполне могли немного повеселиться.
   – Не знаю, как ты, – начала Пейдж, сжимая его сквозь джинсы, – а я никогда не занималась этим на столе.
   Он посмотрел на нее блестящими от возбуждения глазами:
   – Ты делаешь все, чтобы совратить меня с пути истинного.
   – Ну, – промурлыкала она, вытягивая его рубашку из-под пояса джинсов, – мне ужасно нравится быть плохой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация