А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Самый первый раз" (страница 5)

   Она встала, ухватившись за его руку:
   – Что задумал?
   – Научить тебя танцевать кантри.
   Пейдж широко распахнула глаза:
   – Ты шутишь?
   – Ничуть.
   – Брэндон, я не смогу.
   – Вчера ты говорила, что вообще не сможешь танцевать.
   – Это другое. Кантри требует координации, которой, как ты наверняка заметил, у меня нет совсем.
   – Главное – запомнить, что нужно делать, остальное – дело практики. К тому же здесь тебя никто не увидит.
   Она все равно сомневалась.
   – Я научу тебя основным движениям, а потом мы попробуем под музыку.
   – Это займет очень много времени.
   – Ничего, – усмехнулся он. – У меня весь день свободен. Выбирай: или танцы, или будем сидеть и дышать воздухом.
   И если ему удастся склонить ее в сторону первого варианта, это станет началом.

   Глава 6

   Брэндон так улыбался, что было ясно: он от нее не отстанет.
   – Ладно, – проворчала Пейдж. – Но учти, мне это совсем не нравится.
   – У тебя все получится. – С довольным видом он потер руки. – Встань рядом и повторяй за мной.
   На словах все было так просто, а для него и на деле: он был отличный танцор. Но Пейдж никак не могла заставить ноги слушаться приказов мозга. Брэндон делал шаг влево, она – вправо, врезаясь в него; он шагал назад, она – вперед. Через двадцать минут бесплодного топтания, когда она умудрилась снова наступить ему на ногу, он подозрительно посмотрел на нее и спросил:
   – Ты надо мной издеваешься или у тебя правда такие проблемы с координацией?
   – Я же говорила, я безнадежна.
   Он потер подбородок:
   – Я думаю, твоя проблема в том, что ты слишком стараешься. Расслабься.
   – Тебе легко говорить, ты-то отлично танцуешь.
   – Ну, знаешь, я ведь не родился с этим умением.
   Ей однозначно понадобится в разы больше практики, чем ему. К тому же она постоянно отвлекалась, глядя, как он двигается – так легко и изящно, что Пейдж не могла отделаться от видения Брэндона, сидящего на лошади.
   Или голого.
   – Смотри на мои ноги, – сказал он. – И постарайся расслабиться. Танцы вроде как для развлечения придумали.
   Из-за того, что он постоянно прикасался к ней, она думала совсем о других видах развлечений, которым она с удовольствием предалась бы вместе с ним. Его рука придерживала ее за плечи или лежала на пояснице; их бедра сталкивались, когда она делала шаг не туда. И еще она постоянно вспоминала утренний поцелуй и сгорала от желания повторить его. Брэндон же, похоже, принял ее требование остаться друзьями, и это одновременно успокаивало и раздражало ее. Она хотела знать, что страдает не одна, что все эти прикосновения для него так же мучительны, как для нее.
   Где-то через час он вытер лоб рукавом, присвистнул, стащил рубашку и бросил ее в кузов.
   О господи.
   Он был совершенен. Загорелый, мускулистый… великолепный. Дорожка светлых волос убегала за пояс джинсов, и Пейдж едва сдержалась, чтобы не провести по ней рукой. И он предлагал ей расслабиться? Да она едва дышала! У нее только что слюна по подбородку не бежала! На всякий случай она провела по нему рукой.
   – Давай попробуем еще раз. Встань за мной и следи за ногами.
   То есть он предлагал ей безнаказанно есть его глазами. Она тихонько вздохнула. Брэндон оглянулся на нее:
   – Ты следишь?
   Она подняла мутный взгляд на его лицо:
   – Что?
   – За ногами следишь? За моими ногами?
   А он что-то делал ногами? Она была слишком занята, чтобы заметить: смотрела на его зад.
   – Извини, я думала, ты просто показываешь.
   – Положи руки мне на плечи.
   Он хочет, чтобы она еще и прикоснулась к нему?!
   – Зачем?
   – Чтобы ты могла двигаться вместе со мной.
   Он был такой высокий, что она дотянулась до его плеч, только прижавшись к нему. Его кожа была теплой, чуть влажной, под ней ходили мускулы. Если ее прикосновение как-то подействовало на него, он никак этого не показал, а вот на ней оно сказывалось определенно.
   Он начал шагать, и ей пришлось повторять за ним. Пока все получалось… Но вот он сделал шаг назад, она – вперед, и они снова врезались друг в друга, так что она вжалась лицом в его спину и чуть не упала. Он быстро развернулся и поймал ее за руки.
   – Ты в порядке?
   – Да. – На самом деле она словно врезалась в дерево. – Давай больше не будем пробовать.
   – Но у тебя только начало получаться.
   – Если я еще раз так врежусь в тебя, у меня будет сотрясение мозга.
   Он сложил на груди свои большие руки:
   – Наверное, стоит сделать паузу.
   – О да, пожалуйста!
   – Давай завтракать.
   Пейдж втайне надеялась, что он наденет рубашку, но ей снова не повезло. Его тело настолько загипнотизировало ее, что один раз она промахнулась мимо рта и чуть не проткнула губу пластиковой вилкой. Она могла весь день сидеть и просто смотреть на него, но Брэндон был человеком ответственным, и, как только они поели, начался второй урок.
   Надо признать, через час или около того она почти привыкла к виду его обнаженного торса и пьянящему запаху. Она стала реже врезаться в него и вообще перестала чувствовать себя такой безнадежно неуклюжей, как раньше. Когда она повторила всю последовательность без особенных ошибок, Брэндон заявил, что пора включать музыку. Он опустил стекло пикапа и настроил радио на кантри-волну. Проблема танцев под аккомпанемент была в том, что двигаться приходилось быстрее, и буквально через пару минут Пейдж снова столкнулась с Брэндоном и наступила ему на ногу.
   – Пожалуй, без музыки было лучше, – заметил он.
   Она расстроенно вздохнула:
   – Без танцев было лучше. Я ужасна.
   – Ничего подобного. У тебя уже получается.
   – Давай ненадолго прервемся.
   – Пять минут.
   Пейдж упала на одеяло и закрыла глаза, чувствуя, как он садится рядом. Она открыла глаза, собираясь поблагодарить его за терпение, но увидела, как прямо на нее пикирует огромный, страшный жук. Она попыталась откатиться с его пути, но он упал на нее, как пилот-камикадзе, и запутался в ее волосах.
   – Убери его! – закричала Пейдж.
   Брэндон схватил ее за плечи:
   – Не двигайся, я вытащу его.
   Она с трудом высидела неподвижно те секунды, что он вытаскивал монстра из ее волос.
   – Всего лишь стрекоза, – сказал он, показывая ей насекомое. – Говорят, они приносят удачу.
   Пейдж вспыхнула. Какой дурой она выставила себя перед ним!
   – Извини. Старая привычка.
   Он отпустил стрекозу.
   – Часто находишь насекомых в волосах?
   – Теперь уже нет.
   Он нахмурился.
   – Наш фургончик кишел тараканами. Что бы мы ни делали, вывести их не удавалось, и я постоянно просыпалась оттого, что они ползали по мне.
   Он промолчал, просто обнял ее и прижал к себе. Это случилось так неожиданно, что на глаза ей навернулись слезы, и она еле удержалась, чтобы не разрыдаться. Что же это такое? Она никогда не плакала, она была настоящим бойцом. Но возможно, она просто устала бороться? Сейчас, когда Брэндон так нежно обнимал ее, она хотела побыть уязвимой.
   Пейдж положила голову ему на плечо, вдохнула его запах – солнце, воздух, мужчина… Она посмотрела ему в глаза: в их голубой бездонности можно было утонуть. Ей захотелось поцеловать его, почувствовать теплую кожу и мускулы под пальцами, и на секунду не осталось ничего, кроме этого желания. Как она могла чувствовать что-то настолько сильное к человеку, которого едва знала, который совершенно ей не подходил?
   Она потянулась к нему, он склонился над ней, и, когда его губы коснулись ее, это оказалось так восхитительно, что она чуть не расплакалась. Однажды начав, она уже не хотела останавливаться.
   Почему они так долго тянули? Зачем бороться, если поражение так сладко? Пейдж откинулась назад и потянула его за собой. Ей хотелось целовать его, целовать, целовать, хотелось провести руками по его телу, но он крепко прижимал их к своей груди, говоря, что дальше поцелуев зайти не должно, не сейчас, не здесь, и она безмолвно согласилась. Она не помнила, когда в последний раз предвкушение перехода на новый уровень отношений доставляло ей больше удовольствия, чем сам переход.
   Пейдж не знала, как долго они лежали на одеяле и целовались, когда вдруг кто-то неподалеку от них откашлялся. Они подняли голову и увидели стоящего над ними смотрителя, с суровым видом сложившего руки на груди. Хорошо, что дальше поцелуев не зашло; возможно, Брэндон предвидел вторжение и поэтому придержал лошадок.
   – Может, вы не заметили знаки, но эта зона не для прогулок, – произнес он раздраженно, как будто ожидал найти здесь подростков, но никак не взрослых людей.
   – Простите, – ответил Брэндон. – Мы сейчас же уедем.
   Смотритель кивнул и пошел к своему джипу. Пейдж даже не услышала, как он подъехал.
   – Ни разу не попадался, значит, – сказала она, вставая.
   Он пожал плечами:
   – Все когда-нибудь бывает в первый раз.
   Наверное, ей должно было быть стыдно, что она нарушила правила: она всегда была законопослушной, правильной девочкой. Однако это оказалось… весело. Было приятно вылезти из чулана на свет.
   Брэндон сложил одеяло, закинул его в салон и помог ей залезть в машину. Пейдж кольнуло разочарование, когда он надел рубашку. На обратном пути они проехали мимо смотрителя, который, очевидно, хотел удостовериться, что они покинули его владения. До шоссе они доехали в молчании.
   – Ты всех своих друзей так целуешь? – спросил Брэндон; он выглядел очень довольным, хотя она не могла понять почему.
   – Что, если да?
   Его улыбка стала шире.
   – Тогда мне очень нравится, что мы друзья.
   Ей тоже это очень нравилось.
   – Полагаю, голый торс стал последней каплей?
   Она удивленно посмотрела на него.
   – Тебя нужно было только чуть-чуть подтолкнуть.
   – Ты что, привез меня сюда, чтобы соблазнить?
   Он только усмехнулся. Она не знала, поблагодарить его или стукнуть, но, в конце концов, она хотела, чтобы он ее соблазнил.
   – Похоже, сохранить наши отношения платоническими не получится.
   – Трудно бороться с собой.
   – Это не значит, впрочем, что мне нужны постоянные отношения. Давай не будем все усложнять.
   – Конечно, – согласился он.
   Она и не ждала, что он воспротивится. Какой мужчина откажется от секса без обязательств? Такие женщины, как она, – редкость.
   – Ну, куда теперь? – Его вид отчетливо говорил, куда он хотел поехать и чем заняться.
   Раз уж это рано или поздно случится, пусть уж лучше рано.
   – Поехали ко мне.
   – Уверена?
   Она никогда в жизни ни в чем не была так уверена. Если он был вполовину так хорош в постели, как целовался, им будет очень весело вместе.
   – Абсолютно.
   – Но ты понимаешь, что все закончится постелью?
   – Я на это и надеюсь.
   – Тогда к тебе.
   Она не могла не заметить, что на этот раз он ехал быстрее. Может, думал, что если путь домой затянется, то она передумает? Этого не будет. Чем ближе они подбирались к дому, тем сильнее становилось желание, и в конце концов она начала ерзать на сиденье. Они были почти на месте, когда он остановился у магазина. Господи, неужели это не могло подождать, что бы там ему ни понадобилось?
   Ее нетерпение, очевидно, прорвалось наружу; Брэндон сказал:
   – У меня есть два презерватива, но я гарантирую, что этого не хватит.
   О боже.
   – Я сейчас. – Он выскользнул из машины, даже не заглушив двигатель.
   Через тридцать секунд он вернулся, запрыгнул в пикап и бросил ей пакет. Она не удержалась и заглянула внутрь: упаковка на тридцать шесть штук. Самого большого размера.
   Когда они наконец остановились у ее дома, она вспомнила, что ее машина все еще у офиса. Ничего, это подождет до утра.
   – Припаркуйся за домом, – посоветовала она. – Ночью здесь не должно быть машин.
   Он понял ее намек и ухмыльнулся. Она сунула пакет в сумочку, и они пошли к дому, взявшись за руки. Пейдж всю трясло. Как это будет? Медленно и нежно? Быстро и грубо? Ее устраивали оба варианта. Когда она закрывала за ними дверь, ее руки дрожали от возбуждения. Она задумалась, не стоит ли предложить ему выпить, но он притянул ее к себе и снова крепко поцеловал. Она знала мужчин, которые целовали ее слишком грубо, слишком нерешительно, слишком слюняво, но Брэндон целовался идеально.
   – Не знаю, где ты научился так целоваться, – прошептала она, когда они расцепились, чтобы вздохнуть, – но это просто потрясающе.
   – Марси Хадсон, восьмой класс.
   – Напомни мне послать ей благодарственное письмо.
   Он усмехнулся и поцеловал ее в шею, щекоча усами.
   – Есть еще что-нибудь, что ты делаешь со своими друзьями, кроме поцелуев? – поддел он, расстегивая ее блузку и приникая губами к ее плечу.
   Она стянула с него рубашку.
   – Да, но только с особенными друзьями.
   Он зарычал, сняв с нее рубашку и увидев ее в одном лифчике. Похоже, он не имел ничего против не слишком выдающихся форм. Он сжал ее грудь, потер соски большими пальцами сквозь черное кружево, и она содрогнулась.
   – А я особенный?
   – В спальне узнаешь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация